АСПСП

Цитата момента



Плохая примета - ехать ночью… в лес… в багажнике…
Милый, мы скоро приедем?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Правило мне кажется железным: главное – спокойствие жены, будущее детей потом, в будущем. Женщина бросается в будущее ребенка, когда не видит будущего для себя. Вот и задача для мужчины!

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Адреса надежды

В течение всех лет, что я занимаюсь алкогольной проблемой, меня волнует вопрос: зачем люди пьют? Может ли кто из пьяниц сказать, что вот, мол, какую пользу принесло мне вино?

За все эти годы не удалось найти ни одного человека, который бы на эти вопросы ответил положительно. Тогда было решено с этой же целью провести массовый опрос людей, которые в своё время пили, но с помощью метода Г. А. Шичко полностью отказались от алкоголя и живут нормальной трезвой жизнью.

Почти каждого, кто оканчивал курс избавления от алкогольной зависимости, мы просили написать откровенно о том, «что хорошего принёс алкоголь мне, моей семье, коллективу, где я работаю, обществу в целом».

Думаю, что будет полезно прочитать несколько исповедей.

Ильин В. Н. пишет:

«Хотелось написать, что, выпивая, я становился веселее, общительней, раскованней, но вот почти уже месяц, как я не пью и всё больше убеждаюсь — это пьяные иллюзии. Сейчас я также общителен, настроение хорошее, к тому же чувствую себя намного свободнее. У меня с плеч упал какой-то гнет. Ведь пьянь засасывала. Держаться я умел, но стоило выпить пару стопок, и весь самоконтроль пропадал, хотелось выпить еще, уже не жалко было ни денег, ни времени. У меня хорошая семья — жена, сын, дочь. Мне становилось стыдно за себя. Но очередная стопка заглушала этот стыд, появлялось наплевательское отношение ко всему. Очень хорошо это чувство описал Джек Лондон: «Хмель охотно протягивает нам руку, когда мы терпим неудачу, когда мы утомлены, и сулит чрезвычайно легкий выход из положения. Но обещания его лживы: физическая сила, которую он обещает, — призрак, душевный подъём обманчив, и под влиянием опьянения мы утрачиваем истинное представление о размерах ценностей вообще». Так что ничего хорошего алкоголь мне не дал, а моей семье тем более, ведь в пьяном состоянии я не мог видеть себя со стороны, все мне казалось в розовом свете, а моя семья видела меня иногда таким, что и представить себе не хочется. Я не буянил и старался уйти, но уже не к друзьям, а к местным пьяницам в надежде, что можно будет продолжать возлияния. Кончилось тем, что всё же укладывался спать, но утром вставал весь разбитый и думал о похмелье. Приходилось ехать на работу и мучительно ждать, когда откроется пивбар. О каком качестве работы можно было говорить! Постепенно, конечно, делал свои дела, но время уходило, и приходилось все время заниматься залатыванием дыр. Постоянно мучила мысль, что так долго продолжаться не может, когда-нибудь сорвусь. Брал себя в руки, а потом опять срыв. Конечно, такая жизнь, такая работа не могли мне дать возможность полностью использовать свои способности на благо общества. Я считаю, что мог принести намного больше пользы, так как имею два диплома, техникума и института, люблю технику, имею склонность к рационализаторской деятельности, но на все это опять-таки не хватало времени. Сейчас у меня опять планы, и, думаю, теперь ничто не помешает их претворить в жизнь».

Или вот письмо А. Г. Куликова:

«Где-то в 18 — 19 лет впервые попробовав алкоголь, начал приобщаться к спиртному. В 19 лет женился и вместе с женой выпивал и курил. С детства увлекался радиотехникой, собирал телевизоры, магнитофоны. Постепенно стал ремонтировать телевизоры у родственников, друзей, знакомых. Расчет был всегда один — накрытый стол с алкоголем. Незаметно принятие алкогольного яда переросло в потребность. На работу стал чаще приходить с похмелья, и это, естественно, стало заметно для администрации и друзей по работе.

На работе я числился на хорошем счёту, неоднократно получал грамоты, премии, награждался знаками «Победитель соцсоревнования», «Ударник 9-й пятилетки». Как-то мне сказали: «Подожди годик, не пей, на тебя собирают документы для награждения «Орденом Трудовой славы». Нет — алкоголь оказался сильнее.

В 1980 году умерла жена от употребления алкоголя (бормотухи). Оставшись один, стал пить ещё больше. Превратился в алкоголика I стадии. Думаю — ещё немного и всё перешло бы во II стадию, да вот спасибо товарищу — надоумил меня пойти на курсы по избавлению от пьянства. Так что же хорошего дал мне алкоголь, моим родственникам, друзьям по работе? Теперь-то я понял, как эта «зараза», яд отравляли мою жизнь. Очень жалею об одном, что не прозрел раньше и всю свою молодую жизнь прожил, не расставаясь с этим страшным ядом под названием — алкоголь. В настоящее время на» жизнь смотрю трезвым взглядом, по-новому, раскрыв для себя огромные перспективы трудовой деятельности. Так много хочется сделать, наверстать упущенное, хотя молодые годы ушли безвозвратно».

Письмо В. П. Яковлева:

«Что хорошего принёс алкоголь мне, моей семье, коллективу, где я работаю, обществу в целом?»

Вопрос этот как-то поставил меня в тупик. Как вспомнишь, поразмыслишь — один туман, головные боли, мысли о похмелье, конечно, отдельные прояснения, да и то только под давлением супруги мол, какой пример я показываю сыновьям, ведь у меня два сына. Конечно, не хотелось бы, чтобы они пошли по моему пути. Ну, неделю продержания, а там опять пошло-поехало. В основном это начинается в конце рабочей смены и после работы продолжается. В основном отделываешься мыслью, что надо снять стресс, да и друзья-приятели в этом помогают. Конечно, попытки бросить пить были. Раз жена водила, два раза сам ходил в платную поликлинику к наркологу. Каждый раз примерно по году держался, да и то, когда ходишь на прием. А потом все сначала. Сам внутренне сознаешь, что надо бросать, а откладываешь на потом и так до бесконечности. Бывало, конечно, что и в вытрезвитель попадал, отделывался штрафами, потом и на работе стыдно, кажется, что каждый тебя укоряет. На некоторое время успокаиваешься, вроде совесть мучает, ну а потом все сначала. Потом как-то засела мысль бросить. Вычитал где-то, то ли у Чехова, не помню точно, что «после 50 лет не только водку, но даже пиво в рот брать нельзя». Вот эта мысль меня иногда, вроде подспудно где-то и останавливала на время. Ну что «хорошего принёс алкоголь»? Если сравнить сегодняшний день и что было, то чувствуешь, как сейчас легко и четко на душе, и жить хочется. Почему я этого раньше не чувствовал? Может, это только сейчас так кажется по сравнению с прошлым, а кил бы трезвой жизнью ежедневно и не оценил бы этого. Так что надо ещё пошевелить своими трезвыми мозгами, подумать, не созрел ещё наверно окончательно. Слишком быстро все произошло, какие-то полторы недели. Надо вживаться, жить по-новому, с трезвой головой-то привыкать смотреть с другой колокольни, что ли. Не привык я ещё к этому. Вот занятия кончаются, буду по-другому примериваться, осмысливать, но одно твердо уловил для себя: и трудиться только трезвой жизнью, и ни под каким предлогом не притрагиваться к рюмке, и других приобщать к трезвой жизни. Сейчас вел беседу с братом, тяжёло его убеждать, никак не хочет понять, что ему желаешь добра, не хочет расстаться с рюмкой и все тут, он по-другому и жизни себе не представляет. После него хочу заняться с племянником жены. Он тракторист в совхозе, пьёт по-черному, парень молодой еще, женат, имеет ребёнка. Жаль живет далековато, придется его наездами обрабатывать. Вот появилась какая-то потребность всех наставлять, агитировать против алкоголя, да и на работе исподволь начал потихоньку-помаленьку направлять на истину, как говорится, и приятно становится, когда люди-то начинают понимать тебя и твои усилия не проходят даром. Даже жена по телефону кого-то убеждала пойти на курсы. Я ей все рассказываю, после каждого занятия. Сперва были ещё сомнения, как это в праздники и не пить. В будние дни ладно, но в праздники, дни рождения и т. п. Но сейчас нет, никаких рюмок, ни в будни, ни в праздники, это твердо, только соки и минеральную. Трезвость и только трезвость».

Или вот несколько строк из письма Семченко Александра Васильевича:

«Во-первых, тема звучит в целом риторически. Разве слово «хорошего» сразу взять в кавычки. Ответ может быть однозначным — ничего! Начну о себе: потребление алкоголя урвало из моей жизни массу времени, которое я мог бы использовать на учебу, я мог бы уже давно закончить вуз по своей специальности, знания и подготовка у меня для этого были в достатке. Многое интересное проходило в жизни как-то мимо моих осоловелых глаз. Многие не понимали меня, и я не понимал многих».

Откровенно и жестоко по отношению к себе пишет Крышкин А. И.:

«Ранняя привычка, а потом тяга к водке заставила бросить институт с 3 курса. Потом начал часто менять работу, хотя везде находился на хорошем счёту, да пьяных выкрутасов прощали часто, что может и породило в моем мнении, что мне море по калено, так как работал хорошо. Даже после пьянки (похмелья у меня как такового не было), то уходил всегда сам, когда чувствовал, что дальше издеваться уже нельзя. В связи с этим приобрел много разных специальностей, но в общем ни одна не пришлась по душе. Перед «ликеро-водочным» попал в загул и не приходил на работу целый месяц, тоже простили. Потом «Ликёрка». Сам я дошёл уже до ручки через 3 года, понял: либо бежать, либо в гроб. Пошёл в наркологический кабинет и сразу понял, что все это ерунда. Пока лечился — пить всё равно не прекращал. Развелся. Не пил недели три, потом снова, так как не мог уже жить без этого. В лучшем случае не пил 4 — 5 дней. За всю свою пьющую жизнь ничего из специальностей на высшую квалификацию не освоил. Развалил семью. Измучил всех родственников, жену, детей. Подорвал здоровье, потерял как минимум 15 лет плодотворной жизни, в которой мог бы добиться неплохих результатов в работе, хорошей крепкой семьи, а также финансового благополучия. Сейчас нужно как минимум год, чтобы очухаться и залатать всё, что разбил за это время.

Ну вот, пожалуй, вкратце и всё, что я сделал хорошего себе, семье, обществу, которые старались сделать для меня почти всегда только одно хорошее.

Бывший алкоголик III стадии Крышкин А. И.

Если удастся кого-нибудь отвратить от пьянства или не дать увязнуть в нем, буду очень рад хоть этим компенсировать свою прошлую никчемную жизнь».

Ещё более беспощаден к себе Г. Л. (Он просил не называть его фамилии):

«Если ответить на этот вопрос, как он поставлен, можно больше ничего не писать. Напишу, что плохого он принес. Ну, мне именно он плохого не принес. Вот деньжат унес многовато.

Моей семье… Мой отец в молодости не пил, не курил, был здоровый, спортивный мужик. До 1950 года служил в Литве, в «Смерше»… После армии обзавелся семьей. В те годы все не очень-то пировали, работал, было не до выпивок. А вот когда ему было уже лет около 40 и жизнь как будто стала налаживаться, стал закладывать регулярно… Концовка такая — в 53 года умер от инсульта.

Коллективу. Что такое продуктовый автопарк, по-моему, и школьнику понятно. Романтика, украл — выпил — в тюрьму. Еда на любой вкус, как и выпивка. Когда выясняется, что что-то нельзя, а сколько это «нельзя» стоит? Правда, кое-что сейчас изменяется, но… как в народе говорят — голь на выдумку хитра. Руководителям выгодно иметь под рукой определённое количество пьяниц, прогульщиков. Вот запил человек. Пьёт неделю, вторую неделю — запой. Потом приходит на работу. Можно, конечно, его уволить, а зачем? Парень он не болтливый, работящий, ну бывает… Оформляется отпуск или отгулы задним числом, и пашет этот работничек, бывает, по месяцу без выходных и вообще в каждой бочке затычка. И таких больше половины парка. Ведь попробуй начальник попроси кого-то, кто у него не на крюке, о чем-то — могут и послать, а эти как родные — и в глаза заглядывают, что бы для вас сделать? Получается интересная вещь. Обществу приносит убытки пьянство. Здесь и производственные потери, и дети уроды, и правонарушения. Если взять каждого человека в отдельности, каждому пьянство ничего хорошего не может принести. А без него получается — никак…»

Этот человек с издевательством говорит о себе, потому что из-за пристрастия к алкоголю он превратился в ничтожество, которым помыкают. В своём письме он бичует и тех, кто заинтересован в спаивании людей («ломехуз» беспощадно эксплуатируют свои жертвы). И тех, кто в погоне за «влажными волосками» с наркотической жидкостью с готовностью выполняют любое, даже преступное поручение. Годами он пил и не понимал или не хотел понять этого. Но стоило ему только сбросить с себя пьяные оковы, как он сразу же все увидел в истинном свете. Недаром «ломехузы» боятся протрезвления «несчастных муравьев».

Они разные, эти письма, как и сами люди, и их судьбы. Но их объединяет одинаковое ощущение прошлого: разрушенная жизнь, горе и несчастье близких, трясущиеся руки на работе, восприятие действительности как страшного сна. Вот характерные строки:

«Прошлое мне кажется страшным, кошмарным сном. Хотя нет, знаю, что это не сон. Это было. Больше никогда не будет, но было, и ведь не все можно исправить. Но то, что можно исправить, — сделаю. Все. Больше не хочу вспоминать свою мерзость. Противно, до тошноты. Если бы эти года можно было прожить по-другому, все бы отдал. Больше вспоминать свою подлость и предательство не могу».

Уверен, что тот, кто прочтет эти письма, наполненные невыплаканным горем, сам проникнется жалостью ко всем людям, прожившим так бесцельно и страшно многие годы. Почти целую жизнь…

Получается странная вещь: человек пьёт для веселья, а веселья не получается. За многие годы человек не может вспомнить ни про один по-настоящему счастливый день или час. А «для веселья» выпил, может быть целую цистерну! Он пьёт «за здоровье», а здоровье день ото дня хуже и не только у него, но и у всех окружающих. Он пьёт «за благополучие», а у него одно несчастье за другим, и при этом несчастья не сваливаются откуда-то с неба, а являются следствием его выпивки. Он пьёт «за успехи», а у него работа идёт все хуже, его лишают премий и очередной раз увольняют. И так продолжается годами. А он независимо от этого продолжает пить и нет сил, нет желания бросить такую жизнь…

Где же выход? Как нам жить дальше? Ждать поддержки сверху было бы наивностью. У правительства нет определённой комплексной программы оздоровления народа, включающей аспекты социальные, медицинские, нравственно-культурные. Алкогольная мафия добилась свертывания кампании за трезвость, навязав стране неслыханный «пьяный» бюджет. Экономическое и нравственное состояние общества с каждым днем становится все катастрофичнее.

Мы знаем немало примеров из истории России, когда здоровый инстинкт народа заставлял нацию объединять все силы перед лицом смертельной опасности. Сейчас такая опасность на пороге, мы стоим перед бездной. Но народ в массе своей деморализован, истощён, теряет веру в какие бы то ни было идеалы. Люди озлоблены, у винных магазинов громоздятся: очереди, идёт бешеная спекуляция талонами на спиртное, раскупаются вина и коньяки по нёмыслимым «коммерческим» ценам, сводящим на нет и без того нищенский семейный бюджет. По сути дела спиртному открыты уже все шлюзы. И «ломехузы» всех мастей и рангов предлагают направить мутный сивушный поток в русло «культурного винопития», стремясь раз и навсегда покончить со всякими разговорами о запретительных мерах. Что же делать? И все-таки выход, на мой взгляд, есть. Ведь и в этой крайне неблагоприятной ситуации у каждого здравомыслящего человека остается свобода выбора — пить или не пить. Он может принять «сухой закон» для себя и своих близких. И никакие силы не способны помешать этому спасительному решению.

Понимаю, что для многих это по-настоящему трудный путь. Но я верю, что наступит момент, когда в борьбе «с самим собой» они, как и те, чьи письма-исповеди мы только что читали, одержат победу и узнают счастье жизни, свободной от всякого наркотического дурмана.

Я не раз упоминал в книге имя Геннадия Андреевича Шичко. Его уже нет среди нас. Но в настоящее время тысячи людей, пройдя соответствующую подготовку на курсах, организованных во многих городах страны, с помощью его метода избавляются от алкогольной зависимости. Сотни тысяч алкоголиков, пьяниц и просто выпивающих, как они себя называют, но уже не находящих в себе силы самим оставить эту страшную привычку.

Кто такой Геннадий Андреевич Шичко, и в чем же заключается его метод?

Он был психолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института экспериментальной медицины, в котором проработал более тридцати лет Автор ряда научных работ, в том числе монографии об условных рефлексах, о второй сигнальной системе и её физиологических механизмах.

Г. А. Шичко предложил уникальный метод отрезвления алкоголиков и пьяниц без лекарства и без отрыва от производства. Он считал, что алкоголизм не болезнь, а алкоголик — это питейно запрограммированный человек, обладающий привычкой к употреблению спиртного, потребностью в нём.

Геннадий Андреевич считал, что он занимается не лечением, что работа по существу педагогическая. Поэтому он своих подшефных называл не пациентами, а слушателями.

Избавление пьющих и курящих от своих вредных привычек он начинал с того, что просил ответить на вопросы анкетного характера (далее я их приведу), и делал это для того, чтобы выработать тактику индивидуального подхода к человеку. Сам же пьющий, вспоминая и размышляя, всегда лучше осознает своё положение, Г. А. Шичко рассказывал один случай, когда женщина, заполнив анкету, подала ему тетрадь со словами. «Написала и пропало желание пить!»

Большое значение Геннадий Андреевич придавал дневнику, который слушатель заполняет каждый вечер, перед сном. В нем он отражает свои мысли и поступки в отношении алкоголя и даже сновидения, с ним связанные.

Учитывая физиологическую особенность мозга, его способность к сосредоточению, Г. А. Шичко старался вырабатывать отвращение пьющего к алкоголю, добивался, чтобы пьющий человек, отказываясь от вина, не испытывал абстинентных страданий, не мучился бы от этого.

Однако снять потребность в алкоголе по методу Шичко — это лишь первая и самая легкая задача. Гораздо труднее изменить отношение к вину. Потребности в спиртном может уже и не быть, а алкоголизм остается. Отрицательную роль играет «питейное убеждение», уверенность, что употребление спиртного безвредно, оправдано, нормально и даже неизбежно в нашей жизни. А убеждение трудно одолеть приказами, наказаниями, требованиями.

По мнению Г. А. Шичко, универсальная причина употребления спиртных напитков — искажение сознания ложными представлениями. Он назвал это искажение психологической «питейной запрограммированностью». Пьют оттого, что не представляют, что можно обойтись без спиртного, и даже, пытаясь избавиться от алкоголизма, жизни себе без вина не мыслят. Надеясь при этом пить умеренно — «как все».

Человек, по утверждению Г. А. Шичко, «запрограммирован» с детства, видя, что вино постоянный спутник человека во всей его жизни. На него воздействует в этом духе пример большинства и прежде всего его родителей и близких людей; поговорки типа «кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким умрёт»; книги, фильмы, спектакли, где показано потребление алкоголя без каких-либо вредных последствий. Давно известно, что произведение искусства не только воздействует на ум и сердце, но и создает модель поведения.

У тех, кто потребляет вино «умеренно» (что они считают возможным), алкоголь постепенно включается в обменные процессы организма, что ведет к появлению потребности в спиртном. Количество выпитого и частота приёма алкоголя не имеют существенного значения, так как он держится в тканях нервных клеток 18 — 20 дней. Поэтому выпивать, скажем, 2 раза в месяц — это в сущности пить постоянно, так как мозг все время в состоянии алкогольного опьянения. Призывая пить умеренно, мы только расширяем масштабы пьянства.

Человека не пьющего, но питейно запрограммированного, нельзя считать трезвенником, так как он воспринимает своё воздержание как ущербность.

Как уже было сказано, одного отвращения к алкоголю недостаточно, чтобы надежно избавиться от алкоголизма, надо погасить привычку к употреблению спиртного. Она вырабатывается регулярным потреблением вина: одни пьют при получении зарплаты, другие — в праздники, третьи — при встрече с друзьями и т. д.

Если у алкоголика имеется потребность, то у пьяниц — привычка. У случайно пьющих привычки нет, они пьют от случая к случаю, однако «питейная запрограммированность» есть, и они легко переходят из одной категории в другую. Начнешь пить по праздникам — сформируется привычка, продолжишь пить — появится потребность.

Поэтому в процессе борьбы за трезвость необходимо преодолеть в людях привычку к потреблению спиртного и «питейную запрограммированность». Это и есть, по мнению Г. А. Шичко, основная задача работы с алкоголиком. В основе всего цикла занятий — изложение правды «о том, что такое алкоголь и как он действует на человека и общество.

В течение всего цикла читаются лекции, в которых приводятся правдивые, строго научные данные с обстоятельной их интерпретацией. Это оказывается очень убедительным аргументом. Статистикой и научными данными, опубликованными в печати учёными-классиками, доказывается, что самым большим обманом, которому поддались сотни миллионов людей, надо считать убеждение, что спиртное — непременный спутник нашей жизни. Человек рождается трезвенником, и если бы он не встречался с пьющими, у него до конца жизни не возникло бы потребности в алкоголе. Знания позволяют человеку осмыслить своё положение и обдуманно избрать трезвость.

Ведение дневника помогает закреплять полученные сведения, вместе с этим крепнет убеждение в необходимости трезвого образа жизни. Когда человек пишет дневник, он не один раз все обдумает и взвесит и скорее убедится, насколько бессмысленна и губительна привычка потреблять спиртное. Осознание смысла записи в дневнике подкрепляется и чисто физиологическими приёмами: движением руки, чтением текста и т. д. Поэтому, чем аккуратнее, полнее и правдивее описывает человек в дневнике свои ощущения, связанные с алкоголем, тем прочнее его знания и уверенность, тем менее вероятен его срыв. Опыт показывает, что срыв чаще имеет место среди тех, кто не писал или неаккуратно вел дневник.

Надо сказать, что результаты этого метода оказались поразительными. Самые закоренелые алкоголики, не поддававшиеся никаким методам лечения, через десять дней занятий навсегда бросали пить и курить. Мало этого, они сами становились активными борцами освобождение других от алкогольной зависимости.

Очень характерен пример с А. Ю. Морозовым из г. Нижнекамска. Это талантливый рабочий, имеющий немало рацпредложений и изобретений. Последнее время был начальником цеха. Однако вместе с ростом его авторитета увеличивалось и его пристрастие к спиртному. Часто у него случались запои, продолжающиеся по нескольку недель. Его уговаривали, наказывали, лечили. Одиннадцать раз лежал в наркодиспансере — ничего не помогало. Ю. А. Морозова сняли с поста начальника цеха, ему грозило увольнение за пьянство.

К счастью, он услышал о методе Шичко. Приехал а Ленинград, прослушал курс у ученика Г. А. Шичко — Юрия Александровича Соколова и полностью избавился от привычки пить и курить. Вернувшись в свой город, он сам организовал такие курсы и начал проводить занятия. Через четыре месяца он уже освободил от алкогольной зависимости 340 человек. Созвал конференцию, на которую собралось около 300 человек — руководителей подобных клубов. Пригласили и меня. Я убедился в огромной эффективности работы по отрезвлению пьющих, которую проводит Ю. А. Морозов и его соратники.

Через полтора года Ю. А. Морозов и 18 его учеников, ставших такими же руководителями клубов, освободили от алкогольной и табачной зависимости свыше двух тысяч человек.

Однажды ко мне пришел один из учеников и последователей Ю. А. Морозова и рассказал, как он стал руководителем клуба трезвости. «Я пришел на курсы, чтобы освободиться от привычки курить, которая мне страшно надоела, но сам я никак не мог с ней расстаться. Освобождаться от алкоголя не собирался. Я пил «умеренно», по бутылке в день, и эта выпивка мне не мешала. Но лектор на курсе говорил как о табаке, так и об алкоголе. Прослушав курсы, я сразу же и очень легко бросил курить, а об алкоголе как-то не думал.

В это время меня пригласила в гости сестра, жившая в другом городе. С её мужем мы дружили, на встречах всегда пили. И на этот раз зять наливает мне стакан водки. Я взял стакан и только хотел его поднести ко рту, как у меня возникло сильное ощущение тошноты. Отставив стакан, я немного посидел и снова попытался поднести его ко рту. И опять у меня появилось такое рвотное чувство, что я едва сдержался.

После этого я прекратил всякие попытки пробовать пить и, мало этого, сам стал руководить кружком — освобождал других от табака и спирта.

Провел две группы, освободив от алкогольной зависимости 80 человек».

Такова эффективность и сила этого метода. Но самое главное в том, что происходит с человеком. Это радостное чувство внутреннего освобождения от такой страшной силы, годами угнетавшей человека. Он с радостью ходит на занятия и проникается огромным уважением и даже любовью к тому, кто освобождает его от этого зла, к товарищам по занятию, ко всем людям. Он проникается жалостью ко всем тем, кто, как и он когда-то, употребляет алкогольный яд, превращая жизнь в ад. Он уже мечтает помогать им, стремится спасать их от этой страшной чумы.

Эти чувства многие выражают стихами, которые они раньше никогда не писали. Привожу одно из таких стихотворений.



Страница сформирована за 0.85 сек
SQL запросов: 172