АСПСП

Цитата момента



Браком по любви мы называем брак, в котором состоятельный мужчина женится на красивой и богатой девушке.
Горько?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента




Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка
Павлу Филонову, Александру Чижевскому и другим калужанам — великим и безвестным

В России плохо с мужиками,
Чтоб с головою да с руками —
И не одна война виной,
И неурядицей одной
Не оправдать. Тоска их съела.
Попробуй, посиди без дела
К беде Отечества спиной?!
Борцы, аскеты,
Сумасброды,
Земной презревшие уют,
Копают тупо огороды
И водку пьют или не пьют.
Их нет в искусстве, нет в науке,
Их запах выдрали из книг,
Чтоб внуки их и внуков внуки
Учились жизни не у них…

И сегодня главная задача сил, стремящихся во что бы то ни стало довести спаивание нашего народа, до логического конца, заключается в том, чтобы этому процессу придать наибольшее ускорение.

А вот когда окончательно спившийся народ будет уже не в состоянии не только управлять государством, что отчасти мы все наблюдаем уже сегодня, на даже не способен будет проводить самое элементарное обслуживание самого себя, вот тогда эти силы, эти новоявленные «варяги», находящиеся столь долго в тени, уже никого и ничего не боясь, выйдут на самое светлое место и заявят о себе во всеуслышание, взяв на себя функции государственных, политических, научных и общественных руководителей под видом «демократов»…

Находясь пока в тени, эти люди в течение всех 70-ти лет изыскивали все новые методы уничтожения и с успехом их применяли. Можно только удивляться их дьявольской изобретательности. В двадцатых годах был организован голод в России и Украине, когда народ миллионами погибал, а продукты гнили в погребах. В 1929 — 1930 гг. была проведена насильственная коллективизация с такими репрессиями, от которых погибли многие миллионы основных тружеников села, его костяк, цвет русского крестьянства.

Нашествие фашизма сопровождалось людскими потерями десятков миллионов как военных, так и мирного населения.

Была организована система концлагерей, которую начал создавать ещё Троцкий таким образом, что погибали десятки миллионов лучших людей России — цвет нации. И, наконец, когда дальнейшая гибель наших людей в концлагерях по ряду политических соображений стала невозможна, мафия не остановилась, а быстро нашла и развила такую алкогольную вакханалию, которая уже унесла из жизни больше, чем концлагеря, подорвала здоровье всего населения страны и грозит полным уничтожением в первую очередь коренного населения страны, то есть грозит выполнить основную свою задачу — биологического вытеснения русского народа.

И надо сказать, что до сих пор в силу целого ряда причин это им неизменно удавалось и приносило успех в их чёрной работе. Очень жаль только, что в нашем обществе, в самом народе устремлениям этих сил не придавалось и не придаётся должного значения.

Таким образом, потери нашего народа неимоверно велики, серьёзны и недооценивать этого уже нельзя.

В этой обстановке, прямо скажем — катастрофической, когда наше общество, наш народ снова покатился по наклонной плоскости, казалось, что средства массовой информации нашей страны должны были забить тревогу по поводу потерь хотя бы тех немногих, очень скромных положительных позиций в борьбе с пьянством, которых мы сумели всё же достичь к середине 1987 г. Казалось бы, что средства массовой информации должны были мобилизовать все здоровые силы нашего общества на ужесточение, совершенствование противоалкогольных мер, на широкое обсуждение путей преодоления кризиса, переживаемого нашей страной. Но — нет, наоборот.

Многие публикации, помещаемые в последнее время на страницах наших газет, стараются посеять среди наших читателей мнение, что, мол, дальнейшее ужесточение мер борьбы с пьянством нецелесообразно ввиду их низкой, мол, результативности, что мы уже и так «перегнули палку» — повышением цен на алкоголь, сокращением времени работы винных магазинов, проявляем негуманность к людям, в силу тех или иных причин пристрастившихся к хмельному, и что вообще — борись, не борись, — а пьянство всё равно, мол, не искоренишь…

Многие наши газеты, такие как «Известия», «Комсомольская правда», «Советская культура», как бы соревнуясь друг с другом, лейтмотивом своих статей, посвящённых состоянию так называемой борьбы с пьянством, стали настойчиво навязывать читателю мысль, что, мол, настала пора открытия ранее закрытых торговых точек по продаже алкоголя, увеличения времени работы этих торговых заведении, отмене ограничений на количество закупаемого покупателем зелья и т. д. То есть подводится читатель к мысли, что торговлю винно-водочными изделиями надо организовывать так, как это было до принятия известного Указа от 15 мая 1985 г.

В этой связи очень беспокоит и позиция журнала «Трезвость и культура», журнала, который призван задавать тон и противоалкогольной пропаганде. Но, к глубокому сожалению, он избрал антитрезвенническую позицию.

Нет передач, посвящённых борьбе с пьянством, и по телевидению. — Хорошим примером в деле борьбы с пьянством являются, на мой взгляд, журналы «Наш современник», «Молодая гвардия», «Москва», которые на протяжении длительного времени стараются дать объективную информацию о сложившейся в стране обстановке, касающейся вновь набирающего силу пьяного разгула среди нашего народа. В связи с этим как бы пророческими выглядят слова известного русского поэта графа Алексея Константиновича Толстого из его стихотворения «Богатырь»:

…Стучат и расходятся чарки,
Рекою бушует вино,
Уносит деревни и сёла,
И Русь затопляет оно.

Дерутся и режутся братья,
И мать дочерей продаёт,
Плач, песни, и вой, и проклятья —
Питейное дело растёт!

Беру на себя смелость утверждать, что на сегодня эта картина выглядит ещё более страшной, ещё более жуткой!

Уже давно встал вопрос: что же делать? Моё личное мнение заключается в следующем…»

Далее Анатолий Григорьевич излагает свой проект комплексной государственной программы по борьбе за трезвость народа и заканчивает своё письмо так: «Мне, человеку рядовому, хотелось бы обратиться в первую очередь к нашей интеллигенции, нашим писателям: Василию Белову, Юрию Бондареву, Сергею Залыгину, Петру Проскурину, Валентину Распутину, Владимиру Солоухину, Ольге Фокиной, Чингизу Айтматову, Василю Быкову, Олесю Гончару, Сильве Капутикян, ко всем, у кого ещё не погасла любовь к Родине, в ком ещё живёт надежда на лучшее, более достойное человека будущее: поднимите свой голос в защиту ваших соотечественников, в первую очередь тех из них, которые не сегодня-завтра свалятся в яму, из которой им уже никогда не выбраться.

Не может быть, чтобы к вашему голосу не прислушался бы наш народ, не прислушалось наше Правительство!»

Как видим, приведенное письмо сделало бы честь любому государственному деятелю, настолько глубоко и правильно разобрался автор в социальной жизни нашего общества.

Это письмо перекликается со словами учёного и общественного деятеля И. А. Родионова в его докладе «Неужели гибель?», прочитанном в 1912 г. Он писал: «…Разве можно в государстве, в век расцвета либерализма и гуманитарных идей, сделать всё выносящей осью государственной финансовой политики народное пьянство — отвратительный порок, разоряющий, развращающий и в буквальном смысле слова убивающий русский народ? Но мало того, что этот ужас допущен, за него, за этот смертный исторический грех, равного которому не записано на скрижалях истории, правительство держится как за самый надежный якорь спасения. Великая страна, точно одержимая легионами дьяволов, бьётся в судорогах бешеных, и вся деревенская жизнь обратилась в сплошной, кровавый кошмар, а правительство, как припёртый к стене нечистый игрок, заявляет перед народными представителями, что у него нет достаточных данных, точно устанавливающих чрезмерное потребление народом водки, оно не находит, что народ через кабак разоряется и сбивается с пути. А между тем из года в год поступления в государственную казну по графе «правительственные регалии» всё увеличиваются.

Это значит, что народ из года в год пропивает всё больше и больше своих трудовых грошей, это значит, что он всё сильнее и сильнее отравляется и отравляет своё потомство, это значит, что он всё хуже и хуже питается, это значит, что он всё глубже и глубже развращается и становится всё преступнее и преступнее. Горе народное мною не было бы исчерпано до дна, если забыть слёзы жен, детей и матерей, всех тех обездоленных, что изо дня в день оглашают своими стонами неоглядную ширь русской земли, и разве эти слёзы, эти муки, эти стоны мало стоят? По истине, сама земля и воздух России пропитались кровью, слезами и всяческим непотребством. Какое-то сокрушительное колесо, какой-то адский круг, в котором бестолково, несчастно и безумно бьётся жизнь мировой державы, и всё от водки. Не родились ещё такие математики, ум которых мог бы охватить и с точностью до последней копейки высчитать всю неисчислимую сумму потерь от пьянства, не придумано ещё таких весов и мер, при посредстве которых можно было бы хотя бы приблизительно исчислить те огромные бедствия, страшной ценой которых наше министерство финансов достигает своего, с каждым годом повышающегося «бюджетного благополучия». Тогда ужаснулись бы бездонной глубины и необъятной шири содеянного зла и с содроганием, с отвращением к самим себе навсегда отвернулись от этого проклятого дела, руки сами собой опустились бы от делания его. Поистине, те пропойные денежки так дороги, что не хватит цифр выразить их подлинную цену. Это даже не деньги, а кровь, хлыщущая непрерывным потоком, струями из раскрытых жил народных. Неужели ждать сложа руки той поры, когда оно окажется обескровленным? Поздно или рано, но пьянство страшной роковой ценой отрыгнётся России».

Ф. М. Достоевский писал: «Вино скотинит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от всяких светлых мыслей, тупит его перед всякой доброй пропагандой».

Все эти слова подтверждают ту мысль, что русская интеллигенция всегда защищала интересы народа, поэтому обращение А. Г. Семина к нашим выдающимся писателям поддержат все патриоты, и если писатели обратятся с призывом о трезвости к народу и правительству, можно добиться существенного перелома к алкогольной политике страны.

Надо сказать, что писем ко мне по-прежнему приходит очень много. Это и понятно — люди ищут опоры, ждут совета, помощи, одобрения.

«Прочитав Вашу книгу «В плену иллюзий», включился в активную пропаганду трезвого образа жизни, — пишет педагог из Павлодара Иван Иванович Дульбер. — Составил лекцию на тему «Культурное потребление алкоголя — источник алкоголизма». Будучи внештатным членом областного звена общества «Знание», уже более чем в 30-ти предприятиях и учреждениях выступил с этой лекцией и продолжаю выступать, призывая жителей города Павлодара к объявлению зон трезвости. Недавно выступил по местному радио. Написал несколько статей в местную газету «Звезда Прииртышья». Я до фанатизма убеждён, что главная причина алкогольной эпидемии в нашей стране — это государственная машина производства и продажи алкоголя, а также деятельность наших законов, не пресекающих самогоноварение. Что это — 300 руб. штрафа? Да это налог за самогоноварение, а тем более в настоящее время. 5 лет тюрьмы — вот закон, как при жизни В. И. Ленина. Вести пропаганду за трезвость и одновременно продавать алкоголь — пустое занятие, никому не нужная болтовня».

Выявив нарушение режима торговли алкоголем в Павлодаре, Иван Иванович стал писать об этом во все инстанции. И вот к чему это привело:

«Тов. Скворцова пыталась в грубой форме, повышая голос, потребовать от меня правительственных документов, подтверждающих, что пиво приравнивается к алкогольным напиткам. Она намекнула, что если я не прекращу жалобы, то будет ставиться вопрос о моем преподавании в техникуме, намекая на переаттестацию, и т. д. А тов. Хмельницкий указал, что моя пропаганда, призывать население к объявлению зон трезвости и безалкогольных зон, — вредительская, направленная против торговли и т. д., тоже угрожая исключить меня из общества «Знание».

В декабре 1986 г. в Павлодаре были 22 точки, торгующие алкоголем, включая пиво. В настоящее время — 49 точек, в том числе торговля бутылочным пивом в 29 гастрономах, общих отделах, вместо лимонадов. Причем самое страшное, что подростки и дети вместе сахаром, хлебом и другими продуктами покупают пиво как лимонад, и никто им в этом не чинит препятствия».

А вот письмо другого преподавателя, директора школы на Орловщине В. Лагутяева, который тоже хотел выполнить свой долг учителя и защитника юных питомцев от алкогольной беды. На партсобрании в своём коллективе он привёл некоторые данные из моей лекции и тогда «присутствующий на собрании лектор Орловского обкома КПСС тов. Ворохобкин заявил, что эта лекция вроде бы запрещённая, что факты и цифры в ней неверны, что она чуть ли не «антисоветский характер» носит, и уж ни в коем случае нельзя пользоваться этими данными в выступлениях даже на партсобраниях, не говоря уже о широких массах.»

Это письмо убедительно доказывает, что «ломехузы» в немалом количестве расплодились и в партийных органах.

Иван Еменеевич Харченко из Калуги поделился своими впечатлениями о журнале «Трезвость и культура».

«Редакция журнала оказалась падкой на всё и вся без разбора…

…Как выращивать фрукты, овощи и цветы и перерабатывать их в домашних условиях; как ухаживать за автомобилем, домашними животными; как выкроить и сшить джинсы и бюстгальтер или переделать их на штаны и тюбетейки; как лучше назвать младенца — Ксенофонтом или Иваном, Голиндухой или Мариной и т. д., и т. п., для всего этого издается немало специальных журналов и газет. И превращать научно-популярный журнал «Трезвость и культура» в своеобразный «Ералаш» — это непростительно, если не хуже.

Если редакция журнала «Трезвость и культура» не сумела и не удосужилась привлечь к сотрудничеству уважаемых служителей медицинской, физиологической и юридической наук, так или иначе причастных к проблеме алкоголизма, то не лучше ли опубликовать отдельные научные работы, например, В. М. Бехтерева, В. Х. Кандинского, С. С. Корсакова, В. П. Сербского, И. М. Сеченова, В. Я. Данилевского, И. П. Павлова или других великих гуманистов — Л. Н. Толстого, А. П. Чехова и других, чем предоставлять страницы научно-популярного издания всяким ремесленникам?

Алкоголь, пьянство и алкоголизм — коварные и мощные враги нашего общества, и бороться с ними надо сильным и острым оружием, а не всякой чепухой, которая по сути дела порочит, дискредитирует Постановление ЦК КПСС «О мерах по пресечению пьянства и алкоголизма».

Как я уже писал, мы, трезвенники, возражали против кандидатуры С. Н. Шевердина на должность главного редактора этого журнала, так как знали его в течение ряда лет как пропагандиста «культуропития». С нами не посчитались. Я был введён в редколлегию, но вскоре должен был выйти из неё, потому что мои рецензии демонстративно не принимались во внимание: если я давал положительное заключение, статью отвергали, если же писал отрицательное мнение, её обязательно принимали.

Я написал заявление о выходе из редколлегии, свою мотивировку и мнение о главном редакторе изложил в письме в ЦК. Несмотря на то что обследовавшая работу журнала комиссия признала её неудовлетворительной, что полностью совпадало с моим мнением, Центральный Совет Общества и ЦК партии продолжают крепко держаться за редактора. По-видимому, он хорошо выполняет их задания.

Наша печать в последнее время совершенно перестала писать непосредственно о социальной сущности алкоголя и с каждым днём всё туманнее представляет нам эту проблему. Мы совершенно ничего не читаем о том горе, которое приносит алкоголь в миллионы наших семей, о слезах матерей и детей пьющих родителей. Мало или совсем нет газетных материалов о самой жизни пьющего, которую он превращает для себя в сплошной дурман, а для семьи — в несчастье и драму. Ничего не говорится о тех сотнях тысяч несчастных детей-уродов, родившихся от пьяных родителей. Печать молчит о том, что за рубежом не хотят покупать наши товары, как там говорят, «сделанные пьяными руками или сконструированные пьяными головами». Почему-то нам не хотят объяснить, почему перестройка уже пятый год тонет в пьяном болоте и ни на йоту не улучшает нашу жизнь. В то же время печать проявляет удивительную заботу об отбросах общества, многие часы стоящих в очереди за алкогольной бедой. Печать проявляет заботу об их лечении, ратуя за создание сотен и тысяч совершенно бесполезных и даже вредных наркологических кабинетов, диспансеров. Печется она и о том, чтобы эти алкоголики во время лечения были в комфортабельной обстановке, в то время как настоящие больные тысячами и десятками тысяч лежат в больничных коридорах на приставных койках.

Вот что по этому поводу пишет медсестра:

«Дорогой Фёдор Григорьевич, здравствуйте!

Никогда никуда не писала, поэтому очень волнуюсь. Прочла Ваши записки в «Сельской жизни», вырезала их и ношу с собой постоянно, даю читать желающим. Часто, взглянув на заглавие статьи, машут руками, дескать, всё давно знакомо, а начав читать, уже не могут оторваться. Потом дочь принесла из библиотеки книгу «Человек среди людей»! Какая дорогая, нужная книга в каждой семье, а она единственная в библиотеке, в одном экземпляре, и это в библиотеке вуза II категории! Ваши суждения так близки и понятны мне, что хочется, чтобы прочитавший книгу (а для этого их нужно больше!) задумался над прочитанным. Я работала медсестрой в психиатрической больнице 5 лет (стаж работы 30 лет) и пять лет возмущалась созданными условиями алкоголикам, которые лечатся принудительно. Здание у нас новое, просторное, палаты на 2 — 6 человек, цветной телевизор, цветы, шахматы, шашки и др. Как в санатории, да и одна половина называется «санаторной», а другая — «наблюдательной». Поступают к нам больные и алкоголики, направленные на принудительное лечение, а в истории болезни записано: 28 лет или 32 года и т. д. Нигде не работает, алкоголизм II степени. Эти подонки, ведущие антиобщественный образ жизни, творящие столько зла и горя, попадают в «рай»! Чистота, кормят отлично, светло, телевизор, газеты, игры и пр. Ему бы пахать плугом, а он спит и ест, сидит на шее персонала, сквернословит, зачастую обижает больных, всячески старается достать алкогольные напитки. Почему созданы для них такие условия? А их не менее 5 — 6 человек в каждом отделении, а отделений у нас 29, а в целом по стране? За какие заслуги такие условия? Почему так гуманны к этим подонкам? Дорогой Фёдор Григорьевич, простите меня за беспокойство, может, моё письмо и не заслуживает внимания, но я написала, и вроде на душе стало легче. Может, когда-нибудь что-то изменится.

Спасибо Вам, дорогой человек, за Ваше горячее сердце, за то добро, которое Вы сделали людям.

С искренним уважением Вера Емельяновна Соловей».

А вот письмо Марии Андреевны Черновой, матери-страдалицы, сын которой пьёт. Оно написано так, что в состоянии растрогать любое каменное сердце…

«Фёдор Григорьевич!

Водка губит людей, заманивает в свои дебри, что пьющий и сам не рад, а расстаться сил не хватает. Гибнет сам пьющий, и страдают дети, семья.

У меня тоже большое горе. Володя, придя с армии, поступил работать в неведомственную охрану и заочно учился в с/х техникуме. Закончил. Механик. Но самый наболевший вопрос — и страшное горе, что Володя выпивает.

Помогите, чтобы осознал, что катится в пропасть. Детям дал жизнь, а сам своим пьяным угаром и поведением лишает радости, отнимает здоровье, счастье. Кормилец, защитник, а что получается — один ужас. Фёдор Григорьевич, повлияйте, пожалуйста, на Володю, сделайте что-нибудь ради детей, ради жизни».

Таких писем не публикуют — и газетные полосы, и экран телевизора заняты Шмелёвыми, требующими свободной продажи водки «до полного удовлетворения!». Поведение некоторых депутатов Верховного Совета СССР, демонстрирующих их отношение к алкогольной проблеме, поощряет «ломехуз» к проведению различных авантюрных «изыскательных работ», направленных не на установление истины, а на уничтожение нашего народа. Так, по сообщению газеты «Тихоокеанский комсомолец» («ТОК»), в Магадане развивает свою подрывную деятельность одна подозрительная компания.

«Научная» лаборатория под руководством профессора Израиля Исааковича Брехмана сотворила «ценнейший» для медицины препарат — элеутерококк в водке — и изучает его действие не на крысах, не на кроликах и даже не на себе, а на жителях посёлка Чайбуха Северозвенского района Магаданской области. Брехман и его сподручные выдвинули теорию, из которой следует, что если к водке добавить указанный препарат или биологически активное вещество, например каприм, получаемый из косточек и веточек винограда, то люди, пьющие такую настойку, не станут алкоголиками.

Несмотря на всю абсурдность «теории», эта «научная» работа согласована с Институтом судебно-медицинской психиатрии им. В. П. Сербского в Москве и Магаданским обкомом КПСС. О размахе деятельности лаборатории можно судить по тому, что Владивостокский медицинский институт выполняет для неё хоздоговорную тему по каприму на сто тысяч рублей ежегодно, кроме того, на такие цели планируются десятки тысяч инвалютных рублей.

Когда возмущённые трезвенники ещё в 1984 г. написали письмо в правительство, Госсанинспекция СССР дала заключение, что для таких экспериментов нет никаких оснований. Тем не менее, они продолжались. После Постановления 1985 г. о борьбе с пьянством и алкоголизмом трезвенники успокоились, будучи уверены в том, что в новой ситуации вряд ли возникнет возможность для подобных безнравственных и пагубных для людей экспериментов.

Однако уже в 1988 г. выяснилось, что деятельность лаборатории продолжается, что в посёлок Чайбуха завозят только напиток Брехмана», названный им «Золотое руно». Этот посёлок в народе называют «брехманский полигон». Раз в полугодие учёные из Владивостока и Магадана берут кровь у чайбухивцев для исследования. Причем стараются это делать так, чтобы люди не догадывались, что они являются подопытными. Долгое время эта антинаучная, античеловечная, антигуманная работа проводилась тайно, и общественность Магадана ничего об этом не знала.

Между тем Брехман, не довольствуясь спаиванием взрослых, также тайно стал испытывать спиртовой раствор элеутерококка на детях, не только на предприятиях, но и в детских садах, родильных домах и т. д.

_ января 1988 г. в газете «Тихоокеанский комсомолец» появилась статья В.Панова, в которой автор, изложив суть дела, задался вопросом: правомерно ли давать людям, тем более детям (без согласия родителей), спиртовую настойку? Не противоречит ли деятельность Брехмана и его коллег развернувшейся в стране борьбе с алкогольным дурманом?

В ходе возникшей дискуссии заведующая крайздравотделом Л. Зверева, ректор Владивостокского мединститута Ю. Каминский, биолог В. Двужильнов, врачи А. и Т. Апанаскевич, обвинив В. Панова в некомпетентности, поддержали Брехмана! Однако большинство читателей встало на сторону автора статьи, ссылаясь на приказ Минздрава СССР № 1074 от 28.12.72 г., где среди экстрактов и спиртовых настоек, растворов, смесей, отпускаемых только по рецепту врача, значится и элеутерококк.

Поскольку профессор Брехман, не имея врачебного образования, в своих лекциях ссылался на Ф. Углова, Н. Загоруйко и другие авторитеты в области медицины и антиалкогольной проблематики, редакции обратилась ко многим из нас с просьбой прокомментировать дискуссию.

Ознакомившись с материалами об опытах Брехмана, я высказал своё мнение. Что бы ни говорили его защитники, эксперименты эти научно не обоснованы и по сути являются акцией, способствующей алкоголизации населения, что особенно легко достигается в детском возрасте. Ведь водка, на чём бы она ни была настоена, остается алкоголем, губительно действующим прежде всего на мозг и на печень. Поэтому все, кто употребляет «Золотое руно», — успеют или не успеют стать алкоголиками — разрушают своё здоровье и сократят жизнь на 18 — 20 лет.

Сам факт проведения опытов на людях является грубым нарушением существующего закона, запрещающего подобные эксперименты без согласия человека. А в случае с детьми — без согласия родителей.

А вот что написал лектор Центрального Совета борьбы за трезвость, кандидат физико-математических наук В. Г. Жданов: «С большой тревогой в Новосибирском институте в академгородке прочитал номер «ТОК», где сообщалось об очередном «эксперименте» профессора И. И. Брехмана. Ранее общественность Академгородка уже высказалась по поводу создания так называемой «безвредной водки» с добавками биологически активных веществ, но наше изумление перешло в протест и возмущение, когда мы узнали, что испытывает «безвредную водку» Брехман не на себе, а на полигоне (терминология-то военная) в Магаданской области! Нам сообщили, что этот античеловеческий эксперимент прекращён. Ан, нет, теперь «полигоном» стали дети и матери Приморья…»

Редакция газеты получила ответ из Министерства здравоохранения СССР, подписанный заместителем начальника Главного Управления лечебно-профилактической помощи В. Ф. Егоровым. В нем, в частности, говорится: «Главное управление полностью разделяет ваше возмущение, беспокойство и тревогу по поводу бесконтрольного применения спиртосодержащих лекарственных средств в детских садах, родильных домах и предприятиях Брехманом И. И. Главным управлением в настоящее время начат разбор проводимого Брехманом эксперимента с назначением спиртовой выдержки элеутерококка по показаниям, не утверждённым Минздравом СССР. О результатах разбора данного случая будет сообщено дополнительно».

В этом же номере газеты была опубликована статья профессора Б. И. Искакова «Неоправданный риск», в которой он даёт научный анализ проводимых Брехманом «экспериментов». Он приходит к выводу, что доза спирта, даваемого детям, при этом в 10 раз превышает предельно допустимую.

Из этого эпизода можно сделать вывод: люди, будьте бдительны! «Ломехузы» идут на всё, чтобы споить вас, готовы использовать в преступных целях любую человеческую слабость. Через все каналы, через любых потерявших нравственность представителей в правительстве, партийных органах и средствах массовой информации они нам кричат на всех перекрёстках: «Пейте! Пейте умеренно, культурно, как угодно, но только пейте! Не демократично препятствовать людям выполнять свои желания, если человек хочет пить — пускай пьёт! Что угодно и сколько угодно! А если нет ничего более подходящего, то пейте томатный самогон! Ничего, если после этого попадете в больницу, отлежитесь и снова — пейте!»



Страница сформирована за 0.78 сек
SQL запросов: 172