УПП

Цитата момента



Писать стихи о любви конечно нужно, но только без упоминания мужчин и женщин, без разговоров о страстях и желательно, чтобы это делали объективные люди, например, кастраты, которые не заангажированы в этом вопросе…
Аминь.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ребенок становится избалованным не тогда, когда хочет больше, но тогда, когда родители ущемляют собственные интересы ради исполнения его желаний.

Джон Грэй. «Дети с небес»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

На пути к Мастеру

– Личностью, как известно, не рождаются…
– А кто это дал тебе право определять: я личность или нет?

Голос из зала. Голос —
Шарикова

Я животных люблю и к некоторым отношусь даже с нежностью, но в Клубе мне хочется работать не с ними, а с Человеками. А чтобы меня не обвиняли: «Как вы смеете определять, сие дышащее кислород творение — Человек или вовсе нет?!», я предложил членам Клуба определиться в этом самостоятельно.

И учредил Орден Человеков.

  • Далее — по тексту. По тексту, который в Клубе скромно висит в администраторской. Но желающие увидеть — видят его всегда.

Итак,

Орден Человеков

В Орден Человеков принимают себя те, кто берет на себя добровольные обязательства и соответственно работу быть Человеком. Ты можешь взять на себя некоторые обязательства, касающиеся Любви, Денег, своего Здоровья, отношения к людям и миру, — обязательства, которые обычно держат в душе те люди, которым кажется возможным жить не только для себя и хочется жизнь вокруг себя делать красивой и доброй. Принятие обязательств — шаг ответственный, и делать его стоит только тому, кто так жить уже умеет и ему это нравится.

  • Хотя бы искренне тянется к тому, чтобы жить — так.

Орден говорит не о совершенстве человека, а о том, что человек действительно стремится сделать себя лучше в данном направлении, то есть — работает и полагает, что что-то у него уже получается.

Знак Ордена — стандартный бэйджик с цветными метками (кружочками) соответственно цветам радуги и обязательствам.

Итак, обязательства.

Цвет красный: «Любовь»

1. Я учусь личностной привлекательности, чтобы моей любви искали многие.

2. Любимый не моя собственность, и моя любовь проявляется к нему не в том, что я много его хочу, а в том, что я много хочу ему подарить. И еще раз: подарить не с тем, чтобы мне это обязательно вернулось. Если вернется — я буду счастлив, а если любимый передаст это не мне обратно, а кому-то другому — я буду счастлив также.

Это обязательство, которое ты можешь взять на себя, если в любви хочешь оставаться человеком. Обратите внимание на пункт один, который говорит о личностном богатстве: если ты этим не отличаешься, то следующий пункт и разговоры о твоей душевной щедрости уже не актуальны. Почему? Предположим, твоя любовь настолько кривая, что от нее бегут, а вовсе ее не ищут. Какова тогда цена твоей любви, твоей щедрости? Или другой вариант: ты пока, как личность, сирый и убогий, никто тебя не любит и никому ты такой не нужен. Но если это так, каков пафос, какой вес твоего обязательства: «Любимый не есть моя собственность!»? У тебя же ничего нет!

  • Чтобы собственностью распоряжаться, для начала необходимо ее просто иметь.

Цвет оранжевый: «Позитив-Конструктив»

Что бы ни случилось (хоть облом, хоть потери или смерть), я всегда ищу в жизни светлую, плюсовую сторону, чему я могу радоваться, а после этого думаю: «А что теперь можно сделать дальше, чтобы жизнь была еще полнее и светлее?»

Основное препятствие здесь — не техническое, а идейно-нравственное. Нас приучили жить «Нельзя радоваться, когда!…» (далее длинный список). Ну, если вам нельзя, то и не надо. А кто-то делает другие выборы — чтобы сделать жизнь богаче.

  • И не только свою.

Далее развивать тему не буду, об этом много и подробно в двух моих первых книгах.

Цвет желтый: «Культура общения и порядочность во взаимоотношениях»

Хотя бы Устав Синтоновского общения (не забыли? смотри о Клубе) я принимаю не как внешние ограничения, между которыми я выживаю, а как самостоятельную и радостную внутреннюю работу: это то, чему учу себя сам я, то, в чем я лично заинтересован: делать общение человечным и эффективным.

Во взаимоотношениях — порядочность: обязательность, ответственность, деликатность.

Как хвалится Боря Голуенко: «Я могу нарушить любые клубные правила так, что меня никто не сможет в этом уличить!» Верно — он это может, и он это делает, убегая из-под любого контроля. Но в Клубе есть и другие люди: те, которые просят следить за ними строже, при том что самый строгий контролер — они себе сами.

  • Приятно отметить, что Боря в Клубе один, а других — гораздо больше.

Цвет зеленый: «Здоровье»

Мое здоровье — это не мое личное дело, не то, что делает лично меня более счастливым или нет. Это мой потенциал, что дала мне жизнь и который я могу и должен умножить: для того, чтобы по жизни я делал много и делал больше. И если я заболел, это значит, что я лишил человека здоровья, а других людей вокруг себя — своей работы для них.

Заболеть — это проступок.

Как писал Николай Островский, это тело дается нам один раз, и надо заботиться о нем так, чтобы не было мучительно больно все бесцельно прожитые годы…

Народ же, если и следит за своим здоровьем, то не из любви к здоровью, а потому что болеть больно и умирать страшно. Людям нужно не здоровье, а чтобы было не больно и не страшно.

  • Как детям у врача.

При этом (понаблюдайте!) подавляющее большинство ваших знакомых втайне мечтают, как бы им жизнь побыстрее «сдать» и из нее побыстрее — смотаться.

  • Как с урока, к которому они, как всегда, не готовы…

Здесь же, в Ордене, предлагается другое отношение к здоровью, а именно исходящее не от страха к боли, а от любви к жизни. Жизнь — это не то, что нужно «отбыть» с минимальными хлопотами, а то, что я люблю делать, о чем мне хочется заботиться, и именно поэтому мне нужно здоровье — для жизни. Кроме того что здоровье дает радость, оно дает мне возможность работать — работать много и качественно.

  • А поскольку моя работа — работа для людей, то не ценить свое здоровье — нельзя.

Для меня моя болезнь — повод не для жалости ко мне, а для укора. Это нечто предосудительное с нравственной точки зрения. На языке уголовного кодекса, я проявил преступную халатность и причинил ущерб людям: лишил здоровья одного и устроил неприятности другим.

Конечно, это совершенно потребительское отношение, где здоровье стоит в том же ряду, что стиральная машина и автомобиль. Только здоровье — невосполнимее и дороже.

Цвет голубой: «Свобода сознания»

Я беру на себя обязательство освобождать свое сознание от догм, какие бы они ни были и откуда бы они ко мне ни пришли. Догмы религиозные, культурные, местные, семейные, сугубо личные — любые. Просто яркий показатель свободы (или нет) сознания — незаморочное отношение к сексу.

  • А именно: отношение внимательное, веселое и житейское. И не более.

Ехидные синтоновцы здесь обязательно интересуются: «Почему цвет голубой и есть ли это обязательная обязанность стать гомо- (гетеро)сексуалистом?» Отвечаю: «Нет. К гомосексуальным связям пусть будет отношение совершенно свободное, пусть будет разрешение, но заниматься этим по жизни — надо ли?»

  • Вот у меня есть разрешение зарабатывать деньги продажей лимонада — но я этим не занимаюсь.

А почему все-таки — голубой цвет? Потому что небо — голубое. И свободное. Пусть будет таким же высоким и свободным — наше сознание!

Цвет синий: «Деньги»

1. Я должен научиться быть не бедным.

2. Деньги не есть моя личная собственность, которой я распоряжаюсь по своей прихоти. Деньги мне дает в пользование Жизнь, и моя обязанность — отдать их Жизни, туда, куда Жизни надо. Я трачу деньги на себя ровно постольку, поскольку это действительно необходимо для моей жизни и работы. А если правильнее сейчас эти деньги отдать другим — я сделаю это.

Все аналогично обязательствам по Любви: пока вы бедны, отказ от собственности дается легко. Так живут почти все студенты в общежитии, пока делить им нечего.

  • К сожалению, как только у них появляется Дело, а потом Особняк, вокруг особняка появляется Забор, а в глазах: «Не дам!»

…Трудно богатому войти в Царство Небесное. Однако нищего там вообще не ждут.

  • Что с него возьмешь-то?

Я, конечно, не прав, но у меня к деньгам вообще особенное отношение.

Деньги

И некто сказал Ему: вот, матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою.
Он же сказал в ответ говорившему: кто матерь Моя, и кто братья Мои? И указав рукою Своею на учеников своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои.

Евангелие от Матфея, XII, 47-49.

Что касается денег, то я, естественно, забочусь только о своих людях и безразличен к чужим. Так делает каждый, разница между людьми только в том, кто для них — свой, а кто — чужой. А кто мне — мой? Отвечаю: мой — тот, кто ищет человеческое, кто Человек, кто еще Человек или на пути к Человеку.

Распоряжаться деньгами мне легко, потому что моих денег — у меня нет.

Налоговая инспекция полагает, что у меня есть мои доходы и моя — частная — собственность, но она, конечно, не права. У меня нет частной собственности. Есть личная — которая обслуживает мои непосредственные нужды, и я не считаю правильным этого лишаться. Я обязан заботиться о своей жизни и своем здоровье и без крайней нужды лично необходимые мне вещи никому отдавать не собираюсь.

Но от частной собственности я отказываюсь. Я отдам любую «свою» вещь тому, кто распорядится ею лучше, чем я, кто с ее помощью сделает больше добрых дел. И я считаю себя вправе присвоить себе любую «чужую» вещь, если в моем пользовании она принесет людям больше пользы.

  • Однако мне свойственно ошибаться, и в мало-мальски спорных случаях я остаюсь в рамках действующего законодательства.

В отношении денег я вообще жмот и на этом настаиваю. Если вы у меня попросите денег, я, скорее всего, вам откажу, потому что ни свободных, ни вообще своих денег у меня нет. Жизнь дает мне деньги только в пользование, и я не могу их празднично выкинуть на себя или сделать кому-то щедрый подарок — жизнь не давала мне такого права.

  • Жизнь — та, которая вокруг меня! — бедна, и устраивать кутежи ей не по карману.

Если вы попросите у меня деньги, я не буду интересоваться, в какой вы мне степени родства и отдадите ли вы мне их. Мне будет важно, что вы собираетесь с ними сделать и нет ли у меня других планов, в которых эти деньги дадут большую отдачу.

Я обязательно спрошу деньги за свою работу, если убежден, что за такую работу деньги платить правильно. А за другую свою работу я не возьму с вас денег, даже если вы мне будете предлагать. Если я спрошу себя: «Я бы за такое заплатил?» и отвечу: «Нет, это было — пустое», значит, и вам за это мне платить не надо. А вот это — не пустое, это ваш настоящий труд и мне это нужно, поэтому я за это платить буду. А если вы свой труд цените мало, я укорю вас за это и заплачу вам больше, чтобы вы свой труд и себя — уважали.

Я мало интересуюсь, из какого источника деньги ко мне приходят, и, если мне деньги дают, я беру их всегда без всякого стеснения. Это было бы странно — ведь я беру их не себе.

Я плачу своим людям деньги, но для них у меня нет понятия зарплаты — есть материальная поддержка и есть перспективное вложение. Мой человек хорошо и спокойно работал — я дам ему деньги, чтобы он мог так же спокойно работать дальше. Я вижу, что этот человек может сделать многое, много доброго, — я дам ему деньги, чтобы он это сделал. Ему не надо эти деньги возвращать мне — ему надо только сделать людям то, что он сделать для них может. Если у меня есть деньги и я увижу, что вы эти деньги употребите лучшим образом, я все эти деньги с радостью отдам вам.

Я бизнесмен, и все, что у меня в руках, должно приносить максимальную прибыль. Должно приносить максимальную прибыль мое время, мои руки, мои деньги — потому что это не мое время, не мои руки, не мои деньги. Их хозяйка — Жизнь, она дала мне их в пользование, и она ждет от меня, что я распоряжусь ими наилучшим образом. А я люблю свою хозяйку — Жизнь и буду делать так, как хочет она.

Я люблю тебя, Жизнь!

Цвет фиолетовый: «Служение»

1. Я должен быть личностно богат, чтобы быть нужным людям.

2. Я живу для людей. У меня нет моего личного времени и моей (моей!) личной жизни. Моя жизнь, все время моей жизни есть работа для людей, и любое развлечение, хоть телевизор, хоть любовный роман, есть то, что я отнимаю от работы, то есть от людей.

Я отказываюсь от своей личной жизни и всю свою жизнь посвящаю Делу.

  • Если еще короче — становлюсь Монахом.

Вообще-то это и без всяких обязательств давно стало образом моей жизни. Вот, например, я никогда не понимал — Потрепаться.

  • Вот так, сесть — и Трепаться.

Ну, может быть — Прогулка. Еще лучше — Пробежка. Совсем хорошо — если По Делу.

  • И вот тогда, по дороге, можно и — Потрепаться.

По-моему, это нормальный, то есть рабочий образ жизни.

Хотя, конечно, с другой стороны это совершенно ненормально. Нормальный человек знает, что у него есть его личное время, когда он может — имеет право! — заниматься, чем он хочет: хоть творчеством, хоть любой ерундой, время своей жизни сжигая и разбрасывая.

  • Например, включить телевизор и просмотреть все на свете сериалы. Или часами бегать по квартире за очумевшей кошкой, уговаривая ее: «Муська, скушай сметанки!»

«А что? Другим не мешаю — значит, право имею. Правильно?» Правильно, расслабься. Собственно, нормальный человек и работает для того, чтобы после работы — оттянуться и покайфовать.

  • Надеюсь, вы умеете это делать. Кстати, какие радости у вас запланированы на сегодняшний вечер?

Все классно, но давайте думать дальше: если это мое время свободно и действительно мое, то ведь я могу его и не сжигать, и не разбрасывать, а бережно и творчески подарить тем, кого люблю. Например, людям родным и близким. Или сейчас слабым — тем, кто во мне действительно нуждается. Или скоро сильным — тем, кто мир сможет улучшить и украсить.

  • В том числе и собою.

А если могу не сжигать, а подарить и людям это нужно, то, на мой взгляд, я — должен. И чем более могу, тем более должен.

Реплика

С этой точки зрения быть талантливым, конечно, безнравственно. Потому что если ты бесталанный и бездельничаешь — ну и пусть, горя нету. А вот ежели тебе дано, но ты от этого только млеешь и ничего не делаешь — к тебе претензии. И чем больше тебе дано, тем больше претензии.

«А почему это — ничего не делаешь?» Да вот я тоже не знаю, почему ты ничего не делаешь…

  • Да, Татьян? Верно, Саша? Трепу много, дела — мало?

Я вместе с Любищевым (надеюсь, Даниила Гранина «Эта странная жизнь…» читали) убежден, что ученых и деятелей интеллектуальной культуры надо фотографировать с заду, потому что именно это место более всего вносит вклад в создание непреходящих культурных ценностей.

Так вот,

Обязательство служения — ни в коем случае не отказ ни от радости, ни от отдыха: более того, тот, кто хочет действительно эффективно работать для людей, имеет обязанность внимательно заботиться о себе, о своем душевном и физическом благополучии.

  • Хотя бы потому, что, если за машиной не следить, она ломается. Плюс, заботясь о людях, стоит помнить, что ты к этой категории относишься тоже. По крайней мере, пока.

Именно отношением к своей жизни и здоровью отличаются взрослые и здоровые люди от романтиков и невротиков. Романтики мечтают во имя человечества погибнуть. Невротики-трудоголики сжимают свою жизнь так, чтобы быстрее на работе сгореть. Человек же, любящий жизнь и людей, делает свою жизнь богатой и плодотворной.

  • Вы не забыли еще такого слова?

Уточнение

Пожалуйста, не путайте: служение — это одно, а тупое вкалывание — немного другое. Тот, кто напрягался всю жизнь в семье или на заводе, вполне мог быть и бездельником. Он всю жизнь напрягал руки, а душу — никогда.

  • Точнее, не больше, чем прямую кишку: как она переполнится — он ее опорожнит. Иногда для этого приходилось и тужиться.

Некоторое значение имеет и направление служения, или, если хотите, его содержание. Если женщина (например) ничего видеть не хочет, кроме своей семьи, то есть своего ребенка, мужа и хозяйства, непрерывно перестирывает нескончаемое белье и ходит с несчастными глазами, вздыхая о забытой личной жизни, то она принадлежит не к Ордену Человеков, а к категории зачуханных домохозяек. Она может быть прекрасной женой и матерью, но для нее все, выходящие за рамки ее семьи, — чужие.

  • То есть не совсем люди.

Мнения, сомнения и ответы

Саша Обидин долго стоял перед стеной, изучая текст «Ордена Человеков». После чего изрек: «Если бы организовывал серьезную террористическую организацию, я бы взял это как готовый устав. А что, посмотри, какие хорошие требования! Чтобы эффективно выполнять задания, стань привлекательным и дари любовь, кому надо, никогда не падай духом, не груби начальству, укрепляй здоровье… Если думаешь не как я — это догма, выброси ее. Все деньги, естественно, неси в организацию и — работай без выходных. Классно!»

  • Саша всегда был реалистом.

Были, естественно, и другие мнения. Многие толковые люди аккуратно спрашивали: «А зачем, собственно, о таком образе жизни — объявлять? Метки какие-то… Я так (ну, немного по-своему) и без объявлений живу, по-крайней мере — учусь жить. А хвастаться — зачем?»

Впрочем, скоро они увидели, что хвастуны Орденом Человеков как-то не заинтересовались. Действительно, привилегий за это никаких, а нагрузка — ощутимо прибавляется.

Но все-таки, зачем о своем вступлении в Орден Человеков — объявлять? Не сразу, но я смог сформулировать. Это нужно затем, что тогда:

Я знаю, что такой ненормальный — не я один.

  • Может быть, это маленькая слабость, но видеть собратьев по ценностям — согревает и поддерживает.

Объявил — будь любезен, все-таки соответствуй.

  • Я и до объявления Ордена жил так, но когда с его помощью свои отношения с Жизнью оформил, вполне реально почувствовал, что жить стало — труднее. Ответственнее.

Если я решил объявить о своих добровольных обязательствах, то, скорее всего, на меня в этом отношении можно положиться.

  • И если ты увидел на имени симпатичной девушки красный кружок, если так она заявляет о своем отказе на собственность в любви, то будь готов по крайней мере к неожиданностям. А возможно, и к высокой порядочности.

И уж, как минимум, объявлением о своих обязательствах я задаю соответствующий уровень общения. Я говорю, что я не ребенок и по этим темам со мной можно обращаться, как со взрослым.

  • А это все — важные вещи.

Да, и еще: есть такая реальность, которая называется Клуб. И когда приходят новички, они обратят внимание на то, что у многих — у лучших — людей в Клубе на бэйджике есть симпатичные кружочки. Что бы это значило?? Заинтересуются. Хорошо это? Хорошо, и это вовсе не противоречит другому правилу:

Орден Человеков запрещается пропагандировать.

Пропагандировать, то есть назидательно зачитывать и требовательно спрашивать: «А ты вступил в Орден Человеков? Как — нет??»

  • Юмора тут, к сожалению, немного. Вот Лазарева Татьяна пишет из г. Новотроицка Оренбургской области: «Н.И., имейте в виду — у нас в одной школе уже заставляют учить наизусть цитаты из «Философских сказок…», а кто не выучил — получает «два».

Секрета из Ордена Человеков тем не менее мы делать не собираемся, и даже напротив: нам дороги эти ориентиры и мы будем рады, если они начнут светить и другим. Если ты работаешь над собой, ориентиры — нужны.

А рассказывая об Ордене Человеков другим… Пусть это будет всегда только ответом на личный запрос, но никогда — предложение незаинтересованному. Решение становиться Человеком должно у каждого прийти изнутри, как показатель, что человек созрел — сам.

Такая осторожность необходима хотя бы потому, что жить по обязательствам Ордена — это нагрузка, и серьезная. И если кто-то к ней не готов, в результате будет или профанация, или нервный срыв.

  • Со вторым — я уже сталкивался.

И еще. Я видел, как у многих — замечательных! — людей загорались глаза, когда они читали Орден Человеков, и видел тут же, как они быстро тухли: «Нравится, но — не потяну. Не по силам». И люди отходили в сторону. Можно было расстроиться, но оранжевый кружок меня обязывал к другому, и через пару месяцев родился —

Психологический практикум

Курс «Подмастерья»

Наверное, это самый большой Психологический практикум, потому что по своему объему он поднимается к Образу Жизни. В чем его замысел? Кто такой — Подмастерье?

Подмастерье — это просто: это ученик, который учится на Мастера. А Мастер — это тот, кто может быть Человеком.

  • Вы слышите — это мягче: он не взял обязательства, он только может. Они реально ему по силам. А будет ли он их брать и какие — это его свободное решение.

В любом случае, если тебя привлекает Орден Человеков, Мастером ты стать должен. Ибо тот, кто может, но не делает, — Мастером остается, но тот, кто взял обязательства, но оказался несостоятельным, — не достойный уважения Человек, а профурсетка пустая.

щелкните, и изображение увеличится В Институте Подмастерьев пять курсов, каждый курс включает семь упражнений: по одному из семи направлений, соответствующих цветам Ордена Человеков. Каждый курс рассчитан ориентировочно на один месяц, и лучше не торопиться: нет задачи «пройти» курс, есть задача освоить предложенное, то есть сделать своим, впитать в свою жизнь и душу. Оптимальный вариант — брать два задания на одну неделю и каждое из них делать каждый день, естественно. Как часто и как долго делать упражнение? До тех пор, пока не почувствуешь в душе «сухой остаток» от работы: в твоей душе отложилось нечто твердое, что уже не уйдет.
Для эффективности упражнения предлагается в течение дня делать короткие заметки, а вечером обобщать их (что достиг, что мешало, внутренние ощущения, внешнее их проявление, твои размышления о событиях дня). По итогам недели пишется мини-отчет.
Ты проходишь первый курс, когда таким образом выполнишь все семь упражнений. Только после этого — можешь заняться упражнениями следующего курса.
Успехов в работе!



Страница сформирована за 0.68 сек
SQL запросов: 171