УПП

Цитата момента



Друг - это прежде всего тот, кто не берется судить.
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Твое тело подтверждает или отрицает твои слова. Каждое движение, каждое положение тела раскрывает твои мысли. Твое лицо принимает семь тысяч различных выражений, и каждое из них разоблачает тебя, показывая всем и каждому, кто ты и о чем думаешь, в каждое мгновение!»

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

110

На уровне - ветер. Скрипит, раскачиваясь, железная кабинка "Американских горок", полусползшая с рельсов и нависшая над самой головой Неудачника.

Прекрасно, еще один способ смерти нашелся.

 - Эй! - кричу я, подходя. - Это я!

Неудачник поднимает голову. Может быть, это добрый знак.

- Скучаешь?

Я сажусь рядом с ним, и Неудачник сам стягивает респиратор. Смотрит на меня, устало и безнадежно.

- Ты программа или человек? - в лоб спрашиваю я. Неудачник качает головой. Относи отрицание к чему хочешь…

- Ты в курсе, что тебя прозвали Неудачником? - говорю я. - Но, знаешь, даже Иову везло больше чем тебе! Твоя невезуха - это что-то уникальное!

Он, наконец, отвечает:

- Это не только моя… невезуха.

- Хочешь сказать, тебя плохо спасали?

Я говорлив и оживлен, как после выпивки. Мне надо немножко растормошить Неудачника. И, как ни глупо это звучит, убедиться, что он - не программа.

- Меня хорошо спасали. Просто никто не вышел за барьер.

- Какой барьер?

- Сознания.

Неудачник терпелив в своих объяснениях, но что с того? Ясности они не прибавляют.

- Давай мы отойдем из-под этой дряни, - глазами указываю на качающуюся кабинку. - Времени у нас мало.

- Ты все равно не сможешь… - шепчет Неудачник, но послушно встает и пересаживается в сторону.

- Посмотрим, посмотрим…

Я жду, сам не зная чего. Обещанной Урманом акции, закрытия уровня?

 - Неудачник… можно тебя так звать? Ты любишь стихи?

Молчание.

Программа может имитировать беседу, черпая ответы из моих же слов.

Но творить программы не умеют.

- Мой дядя, самых честных правил, - декламирую я. - Продолжай! А? Неудачник?

Он смотрит на меня с такой иронией, что делается не по себе:

- Когда не в шутку занемог… Стрелок, все русские дайверы знают наизусть лишь Пушкина?

- Анатоль?

- Да. Он вспомнил "чудное мгновенье".

Можно засмеяться над своей глупостью. Над теми клише, что вколочены в сознание. Но вместо этого я спрашиваю, и что-то во мне ломается, может быть пресловутый барьер, может быть - здравый смысл:

- А что читал Дик? Шекспира?

- Кэрролла, - отвечают мне со спины.

Дик стоит рядом. Анатоль метрах в пяти, с "BFG" наизготовку.

- Я точно так же сел рядом, - говорит Дик. - Сел…

Он садится перед безучастным Неудачником и произносит:

Twas brillig, and the slithy toves,
Did gyre and gimble in the wabe:

Я зачарованно жду. И Неудачник продолжает:

All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.

Из далеко далека "Виндоус-Хоум" издает тревожный писк и шепчет:

- Непереводимо! Нет в основном словаре. Непереводимо!

Дик поднимает на меня взгляд и спрашивает:

- Так, значит, по твоему мнению Неудачник - русский?

А ведь Урман задавал тот же вопрос.

- Кто ты? - спрашиваю я Неудачника. Тот улыбается, встает. - Кто ты?! - кричу я.

Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром…

 - говорит Неудачник. Анатоль хохочет и подхватывает:

Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!

Сумасшедший дом. И я в нем - самый тупой пациент.

 - Уходи, дайвер, - приказывает Дик. - Игры в спасение кончились. Все куда серьезнее, чем ты думаешь.

Словно в подтверждение его слов над уровнем разносится густой, механический рев сирены, такой сильный, что закладывает уши. Потом наступает тишина - только ухают, визжат, свиристят потревоженные монстры. Перекрывая их с неба вещает женский голос:

- Attention! Внимание! Всем, находящимся на тридцать третьем уровне "Лабиринта Смерти"! Немедленно покинуть игровую зону! Это официальное предупреждение. Тридцать секунд на выход из игровой зоны! Вы можете воспользоваться своим оружием для совершения самоубийства и вернуться в колонный зал "Лабиринта". Все необходимые объяснения будут даны, компенсации выплачены. Внимание! Всем…

- Тебе помочь? - спрашивает Анатоль, наводя на меня "BFG". - Или сам?

- Ты заденешь Неудачника, - говорю я. Анатоль кивает, бросает "BFG" и скидывает с плеча гранатомет.

Но в это мгновение я рву из-под защитного комбинезона кожаный пояс Стрелка. Это самый обычный пояс - пока он находится на моем теле.

В руке полоска кожи с гулом сжимается, удлиняясь, окутываясь синими искрами. "Варлок-9000" сделан Маньяком в форме плети.

Взмах - плеть вытягивается, жадно рвясь из рук. Кончик плети бьет Анатоля по бронежилету.

Синий огненный ручей струится по плети, всасываясь в тело Анатоля. Это боевое оружие, для него нет разницы между броней и голой плотью. Дайвер исчезает в вихре фиолетового пламени, проваливается в землю. Но вихрь не затихает, огненная воронка гудит, медленно расширяясь.

- Ты! - кричит Дик. - Ты пронес вирус!

Наши лица окрашены синим сиянием. Неудачник зачарованно смотрит на растущий вихрь. Киваю. К чему сейчас слова?

- Пятнадцать секунд… - произносит голос в небе.

- Ты ударил по Анатолю! Ты нарушил кодекс дайверов! - Дик не пытается взять в руки оружие, и я рад этому. Мне не хочется его убивать.

- Все слишком серьезно, - повторяю я его же слова.

Новый звук - звон лопающегося стекла, треск рушащихся стен, визг мнущегося металла.

Из багровых туч падает вниз серебристое кольцо. За ним - темнота. Словно исполинский стакан накрывает тридцать третий уровень. Я мог бы подумать, что именно так выглядит капсуляция "Лабиринта", если бы не ужас и растерянность на лице Дика.

В игру вступил "Аль-Кабар".

Но Дик склонен винить во всем меня. Он срывает винтовку - и я реагирую, не думая. Плеть бьет его по шее, обезглавливая с энтузиазмом безработного палача.

Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы стрижает меч…

 - произносит Неудачник.

 Я хватаю его за плечи, толкаю к огненной воронке. За нашей спиной новый вихрь разгорается на теле Крейзи Тоссера.

- Зачем? - успевает спросить Неудачник.

 Надо спешить. Сейчас, когда хакеры "Лабиринта" и "Аль-Кабара" сошлись в схватке за тридцать третий уровень - самое время удирать. "Варлок" - не просто убийца. Это еще и туннель, буравящий глубину.

- Чтобы вернуться! - кричу я, вталкивая Неудачника в синее пламя, и прыгая следом.

Огонь.

Мы падаем.

Спираль синего огня - стенки туннеля, фиолетовый туман - плоть его. Туманные зеркала под нашими ногами - мы разбиваем их в падении. Лица в зеркалах - как тени, пространства - как бледные акварели. Разрушенный вокзал первого уровня… госпиталь двадцать первого… собор пятидесятого! Я даже различаю оскаленную морду Принца Пришельцев, огненный всполох его наплечного гранатомета - но мы уже проносимся мимо. Улица Диптауна - лица прохожих, капот такси, рекламная вывеска "Лишь поработав на…

Книжный магазин - радуга переплетов, девочка в очках, листающая журнал - шелест страниц, как гром, парень за кассой…

Синие молнии ползут по моим рукам.

Неудачник в облаке бирюзового пламени.

Супермаркет - прямо перед глазами мелькает банка апельсинового конфитюра. Пустая.

Зоомагазин. Белый кролик в клетке…

Интересно, бывают ли галлюцинации в глубине?

"Варлок" должен угомониться. В него встроен счетчик пройденных пространств, но Маньяк не обещал, что тот сработает как надо. Возможности испытать вирус у него не было…

Равнина, какая-то невообразимо плоская, выгоревшая, четыре машины ползущие по ней…

То ли облака, то ли море белого пуха, хрустальные деревья до горизонта, седой старик в белой хламиде до пят, провожающий нас растерянным взглядом, пение арф…

Багрово-черное кружение, низкий гудящий рев, серная вонь и блеск стали во тьме…

Голубые разряды хлещут сквозь нас, каждый волосок на коже потрескивает и колется, словно врастая в тело.

Зеленая поляна, по которой носится, одурев от восторга и энергии, маленький щенок. Тявканье вслед…

Остановись, "Варлок", остановись!

Бушующее море, звезды в разрывах туч, соленый вкус на губах, крошечная яхта, несущаяся вниз с волны, на носу, цепляясь за снасти, голый по пояс мальчишка с гарпуном в руках…

Полутьма, круглый зал, стены из экранов, кресло, похожее на трон…

Это зеркало не разбивается, всасывает нас в себя - и выкидывает на холодный мраморный пол. Ощупывать кости времени нет.

Вскакиваю, занося плеть для удара.

Но опасности, похоже, нет. На кресле-троне восседает плотный мужчина средних лет в немыслимо пышной и одновременно полувоенной одежде. Грудь усыпана орденами. Нас он словно не видит - все его внимание приковывает существо на самом большом экране. Существо напоминает огромного красного муравья.

- Мы должны объединить усилия! - вещает мужчина. - Вместе наши расы…

Помогаю Неудачнику подняться. Мы вывалились на сервер какой-то игры. Неплохо.

- Люди показали свою лживую натуру! - рявкает муравей с экрана. - Мы развеем в пыль саму память о вас!

Экран тухнет, мужчина прижимает к лицу ладони и замирает, раскачиваясь.

- Что это? - спрашивает Неудачник.

- Игра, - объясняю, озираясь в поисках выхода. Дверь есть, но непохоже, что ее возможно открыть. Помещение похоже на командный бункер ракетной базы, как ее изображают в кино. Строгость обстановки нарушает лишь рваная дыра в потолке - оттуда еще сочится сиреневый туман, падают и рассыпаются в пыль зеркальные осколки. "Варлок" еще продолжает работать, по инерции держась за несколько ближайших серверов.

- О чем игра?

- О звездных войнах.

Подхожу к мужчине. Ступеньки трона сделаны из хрусталя. Это скользко и дьявольски неудобно.

- Эй, спаситель человечества! - стучу игрока по плечу.

Мужчина выпрямляется в кресле. На глазах - скупые мужские слезы.

- Денеб! - приказывает он. Экран вспыхивает, на нем - офицер, количеством орденов соперничающий с игроком. - Полковник! Выводите эскадру на орбиту Сола!

- Но, император, наша планета беззащитна…

- Главное - сохранить родину человечества! - чеканит император.

Полковник кивает, с мукой на лице:

- Приказ будет исполнен, император!

Заслоняю "императору" лицо ладонью. Может быть мы для него незримы?

Но мужчина отталкивает мою руку и бормочет:

- Помехи… связь ненадежна…

Ой-ей-ей! Это ж надо - так мимолетно найти себе работу! Дип-психоз в разгаре. Мужчина просто не хочет нас видеть - это не укладывается в стереотипы простенькой стратегической игры, в которую он погружен.

- Как выйти? - кричу я. - Выход!

Он тянет руку, давит на какую-то кнопку. Сознанием он нас не воспринимает, но подсознательно готов сделать все, чтобы устранить "помехи". Движения его вялые и неуверенные. По меньшей мере сутки в глубине. За моей спиной с гулом открывается дверь.

- Что с ним? - Неудачник подходит ближе.

- Дип-психоз.

Оглядываюсь на дверь. Надо спешить. "Варлок" оставил следы, их рано или поздно найдут. А у бедолаги-императора наверняка включен таймер…

- Мы уходим? - спрашивает Неудачник.

Да, я и нарушил кодекс дайверов, применив оружие против Анатоля и Дика. Но все-таки я дайвер. Страж глубины.

Если не я, так кто же?

- Вика! - командую я.

- Леня? - голос "Виндоус-Хоум" глух и скучен. Машина перегружена, у программы не осталось сил на красивости.

- Стандартный набор снаряжения.

Пауза. Очень долгая. Потом карманы начинает оттягивать груз.

Скидываю с себя изодранные - неужели в падении сквозь зеркала? - остатки защитного комбинезона. Остаюсь в одежде Стрелка, аккуратно сворачиваю плеть - та вновь превращается в пояс.

 Что ты будешь делать?

 Неудачник - само любопытство.

 - Вытаскивать!

 Сейчас мне нужно перехватить канал связи, соединяющий игрока с его домашним компьютером. Взломать защиту - вряд ли она очень сложна, судя по всему, передо мной типичный "чайник". Потом либо запустить дип-программу выхода, либо обнулить таймер.

Достаю из левого кармана темные очки, надеваю. Тьма почти непроглядная, лишь в основании трона сверкает, вьется оранжевая нить. Вот он, канал. Оглядываю комнату. Вижу собственную "пуповину", кольцами валяющуюся на полу и уходящую в прогрызенный "Варлоком" туннель. Это плохо, значит, мы не подключились к серверу игрока, а вошли неизвестно откуда. Мой канал сейчас может кружить по континентам, прыгать на спутники, скользить по волоконной оптике на дне океана. Много их было, пространств на пути от "Лабиринта"… да и сейчас они рядом. В туннеле проблески света, временами вываливаются гаснущие обрывки нитей.

А от Неудачника и впрямь никаких сигналов не идет. Или идут, но слишком хорошо замаскированные для простенького сканера. Только неподвижный темный силуэт, взирающий на мою работу.

В правом кармане у меня металлическая коробочка. Открываю ее - на мягкой подстилке шевелится, сучит лапками сверкающий изумрудный жук. Беру его, он энергично вырывается, нацеливаясь на мой собственный канал. Э, нет, дружок! Не туда.

Сажаю жучка в основание трона, он замирает, подергивая головой. Потом ныряет в оранжевую нить.

Теперь будем ждать - и надеяться, что на компьютере "императора" лишь стандартный антивирусный набор.

- Кто?

Вначале мне кажется, что это голос Неудачника. Такой же ровный, неэмоциональный. Но когда я оглядываюсь, в зале нас уже четверо… конечно, если считать "императора" за полноценного участника событий.

Из дыры в потолке свешивается мерцающая белая нить, на ее конце - длинная скорчившаяся фигура. Ее контуры размыты, движения дерганые и несуразные. Человек крутит головой, но не похоже, что он видит происходящее. Боже мой, из какой дали он сюда выпал, как выдержал падение по туннелю? Поработал "Варлок", нечего сказать!

- Не твое дело! - как можно более агрессивно бросаю я. Если незнакомец простой пользователь сети, то помешать не сможет.

Но гостю моя реакция не нравится. Он вытягивает руки, и ко мне тянется гибкий мерцающий шнур. Точнее - не ко мне, а к моему каналу.

Весело. Нарочно такого не придумаешь - вытаскивать непонятно кого, на полдороге броситься спасать идиота с дип-психозом, и тут еще хакер с набором служебных программ.

Хорошо хоть, что его канал предельно тонкий, еле живой. Достаю и натягиваю "перчатки", ловлю жгут, и завязываю узлом. Советую:

- Отвянь! Я - дайвер.

Обычно это действует безотказно. Но гость или считает себя самым крутым в глубине, или не верит мне.

- Да хоть папа Карло! - отвечает он. Второй жгут быстрее, и пытается уворачиваться. На конце его щелкают маленькие зажимы. Ловлю жгут почти у самого канала, и с удовольствием сжимаю. "Перчатки" безотказно оглушают программу.

Хочется проделать то же самое и с гостем, но "перчатками" его не остановишь, а применять "Варлока" не хочется. Вирус действует уж слишком мощно, я такого эффекта не ожидал.

Да и Неудачник, утратив ко мне всякий интерес, ходит кругами вокруг хакера. Тот его не замечает, видимо, тоже смотрит через сканер, фиксируя лишь каналы связи.

- Слушай, чего привязался? - спрашиваю, подстраиваясь под лексику гостя. - Я работаю!

- Я тоже.

Деревянный голос собеседника раздражает, но чудо, что я вообще что-то слышу. Нить его канала истончилась до предела, фигура начинает дергаться, голову перекашивает набок, нос сползает на щеку, зато руки удлиняются. Зрелище комичное, и я перестаю злиться.

- Слушай, урод… тебя тоже когда-нибудь вытаскивать придется!

Отвяжись! Чайник загнется ведь!

До него наконец-то доходит, что дело серьезное. Хакер перестает тянуться к моему каналу, зато извлекает что-то вроде фонарика, и светит на "императора". Какая-то полуактивная сканирующая программа. Пускай наблюдает, ничего секретного в моих методах нет.

- Система клиента под контролем, - шепчет "Виндоус-Хоум".

Никогда заранее не скажешь, как будет выглядеть начинка чужого компьютера, если смотреть из глубины. Поэтому предпочитаю самый простой путь. Толкаю "чайника" - тот скатывается с трона, неуклюже садится на пол.

Занимаю его место, скидываю "перчатки", берусь за оранжевую нить голыми руками, дергаю.

- Вика, терминал!

Передо мной разворачивается экран. Ага. "Вирт-навигатор". Неплохая операционная система, но рассчитанная на человека с инстинктом самосохранения, а не на чайника-экспериментатора. Отключить на ней таймер - раз плюнуть.

Вот этот несостоявшийся повелитель галактики и плюнул… Он в виртуальности двадцать восемь часов!

Возиться с таймером неохота. Нахожу файл экстренного выхода из глубины, и запускаю. Дип-программа повинуется не сразу, запрашивает подтверждение. А еще называется "экстренный выход"…

"Император" тихо стонет, хватается за голову. Пытается идти к двери.

Спрыгиваю с трона, взмахом руки свертывая терминал. Хватаю мужчину за шиворот, толкаю к трону. Приказываю:

- Снимай шлем! Гаси машину.

- Я… я не хотел… - бормочет "император".

- Счет за спасение я тебе пришлю, - отрезаю я. - Выходи, живо!

Руки мужчины дергаются к голове, потом неуверенно молотят по воздуху.

Его фигура тускнеет, оранжевый шнур гаснет. Снимаю очки.

Хакер под отверстием туннеля почти бесплотный. Медленно крутит головой, осматриваясь. Вот так и рождаются легенды о дайверах-чудотворцах.

- Пойдем, - говорю я Неудачнику. Тот все еще кружит вокруг хакера,

заглядывает в отверстие туннеля, откуда сыплется разный мусор. - Пойдем!

Приходится утаскивать его за руку, как ребенка. Хакер остается в опустевшем зале - он все еще полон любопытства. Дыра в потолке медленно сужается, и минут через десять его канал будет прерван. Но пусть уж он сам разбирается с этими мелкими проблемами - раз такой крутой…

Дверь выводит нас в маленький зал, там еще семь таких же дверей и лифтовый ствол. Где-то рядом, наверное, грезит на троне предводитель красных муравьев, вынашивает коварные замыслы правитель разумных медуз и прочие игроманы…

- Что ты так прилип к этому хакеру? - спрашиваю Неудачника в лифте. Но он молчит.

Бог с ним. Надоело разбираться в его причудах.

Главное, что я вытащил его из "Лабиринта"! Под носом у двух могучих фирм!

Лифт опускает нас на улицу Диптауна. Кручу головой, осматриваясь. Вон башня "Америка Он Лайн", длинные ряды гостиниц, зелень парка - это "Сады Гилтониэль". Ага. Все не так уж и плохо. Мы на границе русского, европейского и американского секторов города. Неудачник поднимает голову и произносит:

- Звезды и планеты: Хозяин Сириуса!

Прослеживаю его взгляд. Над зданием, из которого мы вышли, переливается красочная реклама: "Stars & Planets: Master of Sirius!"

Известная фирма. Стоит предложить им услуги дайвера - работа несложная, а заработок постоянный.

- Неудачник, какой язык для тебя родной? - интересуюсь я.

 - Ты его не знаешь, - отмахивается он.

Я высказываю предположение:

- Может быть, Бейсик?

Мы смеемся оба.

- Ладно, - соглашаюсь я. - Ты живой. Ты не порождение компьютерного

разума.

- Спасибо.

- Но кто ты?

Неудачник пожимает плечами. Разглядывает прохожих, с любопытством человека, впервые попавшего в виртуальность.

- Сними маску, - советую я, и сам стягиваю с него респиратор. -

Нечего народ пугать.

 - Мы еще куда-то пойдем? - спрашивает Неудачник.

Честно говоря, и сам не знаю. Я боялся быстрой и энергичной погони, от которой придется уходить с шумом и кровью. Тогда мы сразу рванули бы во "Всякие забавы".

- Погуляем, - решаю я. - Ты был в эльфийских садах?

- Нет.

- Тогда пошли. Аттракцион еще тот… - начинаю я. Но, видно, сегодня мне не суждено выступить в роли экскурсовода.

В вечернем небе, затмевая звезды, вспыхивает радуга. Слышится хрустальный перезвон. Это заставка общесетевой трансляции. На моей памяти ее включали раз пять-шесть.

И я догадываюсь, о чем будут сообщать сейчас.

- Такси! - ору я, вытягивая руку. Через мгновение рядом останавливается машина, я впихиваю в нее Неудачника, забираюсь сам. Водитель - молоденькая кудрявая негритянка - с улыбкой поворачивается к нам.

Револьвера при мне нет. Поэтому достаю перчатки и оглушаю девушку ударом кулака. Неудачник не протестует, людей и программы он различает безошибочно.

- К публичному дому "Всякие забавы"! - приказываю я. Девушка

повинуется.

Машина срывается с места.

- Граждане Диптауна!

Голос идет отовсюду. От него не укрыться в уютном нутре машины или за стенами домов.

- К вам обращается Джордан Рейд, комиссар службы безопасности города…

Знаю я Рейда. Хороший мужик, хоть и американец. Один из тех, кто готов контактировать с дайверами и терпеть мелкие преступления - ради жизни самой сети.

- Передается важное сообщение… прошу обратить внимание… - бормочет негритянка.

Но я и так само внимание.

- Около получаса назад на территории "Лабиринта Смерти" было совершено преступление, угрожающее существованию Диптауна, - говорит Рейд.

Матерь божья! Это что же такое?

- Два человека, один из которых - дайвер, обвиняются в применении вирусного оружия запрещенного Московской Конвенцией типа. Это полиморфный вирус, содержащий метку "Варлок-9000", с неограниченной способностью к распространению…

Что за бред? Маньяк никогда бы не выпустил такого вируса!

- Одна из особенностей его действия - перехват управления коммуникационным оборудованием. В числе пострадавших - корпорация "Аль-Кабар" и "Лабиринт Смерти".

Вот теперь мне все становится ясным. Когда сцепившиеся противники поняли, что дичь ускользнула, они объединились. И обвинили меня во всем, включая разгром тридцать третьего уровня.

Да уж. Попробуй, докажи, что "Варлок" просверлил для нас лазейку и мирно умер, как и положено приличному вирусу из числа разрешенных к применению. Даже если предъявить полиции исходники вируса, все равно никто не рискнет меня оправдать. Мало ли как мог "Варлок" взаимодействовать с виртуальным миром "Лабиринта"?

- Дьявол, - шепчу я.

- Плохо? - спрашивает Неудачник.

- Не то слово.

Я тянусь через плечо негритянки, снимаю с приборной панели телефонную трубку, набираю на клавиатуре адрес Гильермо.

- Сейчас вы видите внешность, использованную подозреваемыми в "Лабиринте" - сообщает Джордан. - Мы предлагаем данным лицам добровольно явиться в управление безопасности Диптауна. Всех, кто знает этих людей, также прошу связаться со мной.

В небе вспыхивают наши портреты. Потом меня и Неудачника начинают демонстрировать в полный рост и в движении.

Впечатляюще, особенно когда я плетью отрубаю голову Дику.

- Козлы… - бормочу я, отлипая от стекла.

Связь устанавливается секунд через десять.

- Hello!

- Привет, Вилли, - быстро говорю я. - Как это понимать?

Заминка.

- А! Стрелок? Где вы?

- В машине.

Я ничем не рискую, оглушенная транспортная программа не отчитывается о своем местонахождении.

- Произошло недоразумение, - быстро говорит Гильермо. - Приезжайте, мы все уладим.

- Вначале снимите обвинение.

Вилли вздыхает:

- Стрелок, это не в моей… э… власти.

- Очень жаль. Я еще свяжусь с вами, - обещаю, кладя трубку на рычаг.

Мы подъезжаем к борделю, и передо мной встает новая проблема: что делать с машиной? Уничтожить программу подчистую - задача не из легких. Отпустить - рано или поздно "Дип-проводник" восстановит с ней связь и выяснит маршрут.

Придется прибегнуть к помощи самого "Дип-проводника"…

Достаю из кармана коробочку с изумрудным жуком, очки. Командую:

- Неудачник, выходи.

Выбираюсь из машины вслед за ним, швыряю тупое насекомое в салон и захлопываю дверцу. Результат следует незамедлительно.

"Дип-проводник" не очень-то охраняет свои такси, предпочитая мириться с шалостями вроде моих бесплатных и не фиксируемых поездок. Но попытки проникнуть на свои сервера пресекает безжалостно. Такими примитивными программками, как "жук", его защиту не преодолеть.

Такси мутнеет и растворяется в воздухе - канал связи был обрублен при первой же попытке "жука" влезть на чужой компьютер.

- Пошли, - тормошу я Неудачника и хватаю его за руку. Если сейчас в холле сидят посетители, то мы влипли окончательно.

Но нам везет - никого нет. Даже охранника.

- Это публичный дом, - на всякий случай сообщаю Неудачнику. - Можешь альбомы полистать.

Он качает головой.

- И почему я не удивлен? Идем…

По коридору мы почти бежим. Я ожидаю, что сотрудницы вновь начнут выглядывать из дверей, но царит полная тишина. Вообще никого! Словно бордель вымер.

Толкаю дверь в Викину комнату, уже готовый к тому, что и ее на месте не будет. Неудачник топчется за спиной.

- Тебя можно поздравить, Леонид? - ледяным голосом спрашивает Вика.

В хижине чистенько, словно и не было никакого землетрясения. Не знаю, как другие, а я такой порядок навожу лишь в расстроенных до предела чувствах. На столе появилась маленькая магнитола. Вика переоделась, теперь она в серых джинсах и такого же цвета свитерке.

И еще, судя по тону, она ждет объяснений.

- Ты слышала комиссара?

- А кто его не слышал? - Вика встает, и я торопливо отступаю. Когда женщина в гневе, мужчине лучше не сопротивляться. - Значит, спас… друга.

Он тебя спас, парень?

Неудачник пожимает плечами, улыбается, и Вика слегка сбавляет обороты.

- Как тебя звать?

- Неудачник.

- Ага. Так вот, дружок, не гневи судьбу, постой у окна тихонечко!

Неудачник повинуется, а Вика наступает на меня. Ох, не ту личность она выбрала - это манера Мадам.

- Значит, спас. Значит, поимел "Аль-Кабар" и "Лабиринт"?

- Вика, они лгут! - торопливо говорю я. - "Варлок-9000" - это локальный вирус, он отвечает требованиям конвенции!

- А про дайвера - тоже лгут? - кричит Вика. И я наконец-то понимаю, что вывело ее из себя. - Лгут? Или кто-то другой врет… другой!

Опыт получения пощечин у меня небольшой. Держусь за горящую щеку, и стою столбом. Неудачник послушно смотрит в окно, но не услышать звука удара он не мог.

- Дайвер? - продолжает кипеть Вика. - Дайвер? Я, дура, дура чертова, еще помощь тебе предлагала! Ты мог мне сказать, что сам - дайвер?

- Нет… - шепчу я.

- Почему? Не веришь мне?

Никогда не поверю, что бог создал женщину из ребра Адама. Нет, как и мужчину - из глины, только совсем другого сорта.

Уж очень разные причины мы находим для гнева.

- Я боялся потерять тебя.

- Вот и… - начинает Вика, и замолкает.

- Нельзя любить человека, который видит глубину без иллюзий. Я знаю, Вика, я пробовал открываться. Это всегда… всегда происходит. Ты стала бы меня ненавидеть. Незаметно. Даже сама не поняла бы, в чем дело…

Я говорю, уже понимая, что все кончено. Мы можем остаться друзьями, не более того. Ни одна женщина в мире не полюбит человека, который видит ее лицо мозаикой цветных квадратиков.

- Да, я должен был сказать, - шепчу я. - Сразу. Прости, я не смог. А тебе хватило бы духу признаться, что ты - дайвер?

Вика молчит. В ее глазах слезы, которых на самом деле нет. Между нами стена - отныне и навсегда.

- Нет, - говорит она тихо. - Я тоже не смогла. Я… боялась тебя потерять.

Кажется, я сошел с ума.

Только что с того, если я обнимаю Вику, и между нами нет стены…

- Моя работа… из-за нее. Противно, когда все по настоящему. Я не знаю, почему так получилось… было слишком мерзко… я испугалась, и выпала из глубины…

- Мы говорим - вынырнуть…

- Вынырнула…

Неудачник смотрит на горы. Он молодец, он готов простоять так целый день.

- Я всегда выныриваю. Потому и беру себе самых уродов, что мне все равно…

У меня на губах вопрос, который я никогда не задам. Но Вика отвечает сама:

- Там, у реки, я не выходила. Первый раз в жизни. Правда.

Я верю ей, как верят все мужчины от начала времен.

 В этом мире лишь наша вера становится правдой.



Страница сформирована за 0.76 сек
SQL запросов: 171