УПП

Цитата момента



ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ — дорогостоящая иллюзия необходимости все время меняться, «искать себя», опять же — «осознавать». Люди, предающиеся этому пороку всерьез, обычно невыносимы. Одно хорошо — они проводят столько времени в «группах личностного роста», а также медитируя и «осознавая», что их почти никто не видит.
Е.Михайлова

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



После тяжелого сражения и перед сражением еще более тяжелым Наполеон обходил походный лагерь. Он увидел, что один из его гренадеров, стоя на часах, уснул и у него из рук выпало ружье. Тягчайшее воинское преступление! Кара за сон на посту – вплоть до смертной казни. Однако Наполеон поднял выпавшее ружье и сам стал на пост вместо спящего гренадера. Когда разводящий привел смену, Наполеон сказал ошеломленному капралу: «Я приказал часовому отдохнуть!» Император был единственным, кто, кроме караульного начальника, имел право сменить часового на посту.

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай
Ассоциация

Участники группы приняли нормативы поведения, лидеров и деятельность как данности, но не обязательно приятные. Они могут иметь абсолютно разное к ним отношение и начинают собираться в микрогруппы, сначала случайные (выпало вместе дежурить, оказались попутчиками и т.д.), а потом — по интересам, культурным стереотипам и, наконец, отношению к нормативам большой группы. Каждая микрогруппа обсуждает происходящее лишь внутри себя, что сплачивает членов микрогрупп между собой и создаёт враждебность с другими микрогруппами, представители которых слышат отдельные обрывки фраз и начинают переживать, что где-то их обсуждают, а раз скрытно, то наверняка недобро. На стадии «группирования» (ассоциации) застревает большинство неформальных, а также и формальных групп: студенческих, школьных классов, производственных подразделений.

Неформальная практика рекомендует выносить вопросы, замкнутые в микгрогруппах, на общее обсуждение, задавая в общегрупповой норме культуру уважительного отношения к разным мнениям, но не допуская перерастания разговора в склоку. Иногда для этого используются специальные процедуры, являющиеся частью традиций группы: собрание, общий сбор, разбор дня, некоторые даже называют это «откровенный разговор». Микрогруппы пока не желают совместного обсуждения и стремятся превратить «разбор полётов» в формальный и неискренний.

Существует несколько способов преодоления этого:

  • тактика «танка», когда лидер, он же ведущий разговора, задаёт вопрос за вопросом представителю замкнувшейся в себе группировки, вынуждая его раскрыть отношение к нужной теме;
  • тактика «провокации», когда тему поднимает не ведущий, а кто-нибудь со стороны, порой в достаточно резкой форме: «тут некоторые внутри себя судачат то-то и то-то». Тактика провокации вынуждает соответствующую сторону дать «законный отпор», начинается конфликт, в рамках которого лидер с позиции авторитета и арбитра и начинает раскручивать данную тему;
  • тактика типа «кстати, между прочим», когда первоначально поднимается нейтральная для микрогрупп тема, а потом постепенно, раскручивая разговор и добившись активного обсуждения, лидер беседы переводит разговор в нужную плоскость. Разгорячённые участники легко переключаются на тему, на которую в начале разговора ни за что не начали бы говорить.

В процессе откровенного разговора выясняется, что большинство напряжённостей порождены не реальными проблемами, а недоразумениями, неизбежно возникающими в атмосфере недоговорённостей и взаимной подозрительности.

При любой тактике следует категорически избегать «ярлыков» — оценок и характеристик конкретных людей, а обсуждать только ситуации и отношение к ним: «Мы оцениваем поступок, а не человека». Очень желательно скорректировать какой-то старый, идеологически не стержневой норматив, не устраивающий новую группу, показав тем самым правомочность новичков и готовность лидеров уступать власть. В результате такой открытой политики новички получают навык выслушивать друг друга и строить общение с «инакомыслящими».

Одновременно следует наращивать событийность жизни и обязательно перемешивать членов разных микрогрупп в конкретных делах, например, в походе — ставить на дежурство, в политической деятельности — посылать вместе на акцию и т.п. После этого людям есть что вспомнить вместе, события поставили их на «одну сторону баррикад», они были соучастниками и соратниками, и общность совместного переживания сближает их. Между ними образуются новые нити неформальных отношений, разрушающие старые «вредные» микрогруппы. Требуется постоянно повышать число событий и подчёркивать общность переживаний в новых микрогруппах, например, просить их рассказать эпизоды совместной деятельности в общем присутствии. Это преодолевает лёд недоверия между старыми микрогруппами и работает на сплочение всей группы в целом.

В редких случаях, при наличии яркого контрлидера, желающего самоутвердиться и сохранить за собой эксклюзивное пространство влияния во что бы то ни стало, конфликт с одной из микрогрупп или отдельным её членом становится непреодолимым. Приходится принимать жёсткие меры, крайней и нежелательной из которых является изгнание, исключение. Иногда это приводит к расколу группы, но если уходящая с контрлидером часть незначительна, то это оказывает куда более благотворное влияние на оставшуюся группу и её развитие, чем сохранение в её теле чужеродной единицы.

Чаще всего удаётся ограничиться временным изъятием контрлидера из группы, на неформальном сленге — «ссылкой»:

  • по коллективному решению группы, если позиции основных лидеров в ней уже доминируют;
  • по решению внешних арбитров, если группа является подразделением более крупной общности (организации, лагеря, фестиваля и т.д.);
  • по соблазну, когда контрлидера приглашает к себе некая дружественная группа, с которой произошла соответствующая договорённость.

Иногда достаточно изолировать контрлидера на день-два, за это время группа переходит в следующую фазу развития, и возвращение уже не играет особой роли.

Кооперация

Кооперация — следующая кратковременная фаза развития группы — характеризуется воистину детской эйфорией, состоянием дружественности: «один за всех — все за одного», «чтобы ни делать — лишь бы вместе». Отношения в группе становятся предельно откровенными и искренними, она ощущает себя единым целым.

Скоротечность этой фазы можно объяснить гипотезой вероятностного прогноза. Если ранее восторг от искренней дружбы был приятной неожиданностью, то позже он начинает включаться в прогноз, а новых приятных неожиданностей подобного масштаба нет, и эмоции притупляются.

Поскольку неформалы — такие же люди, как и все, то подобные фазы развития группы происходят и в других сообществах. Для некоторых фаза кооперации имеет важное производственное значение, и её стараются продлить. Так, многие тренинговые компании используют состояние кооперации, которого достигают на своих тренингах, для организации набора новых групп. В состоянии кооперации они поручают участникам курса привести и записать на новый тренинг новых участников, цена же курса порой довольно высока. Но в состоянии кооперации люди берутся за это дело, за которое, кстати, вряд ли бы взялись до этого. Их горящие глаза убеждают кандидатов в неофиты, ведь мечта о Светлой Дружбе и Чистых Отношениях живёт в душе у слишком многих. Так тренинговые компании решают порой свои финансовые вопросы.

Большинство неформалов, ориентированных на внешнюю деятельность, не разделяют подобной тактики. За щенячьим восторгом не стоит ничего толкового. Члены группы ещё не имеют серьёзных знаний, умений и навыков будущей деятельности (например, туристская группа не умеет натягивать переправы, управляться с парусами и т.п.), не отлажен навык группового взаимодействия и т.д. В этот момент группа в своём развитии оказывается перед развилкой. Один путь ведёт в корпорацию, другой в коллектив. Нецелесообразный выбор тактики уводит группу в тупик.

Корпорация

Корпорацияконсервативная фаза, которая может оказаться очень длительной. Продление приятного эмоционального фона становится главной целью существования группы. В погоне за исчезающим кайфом общения группа стремится вернуть «всё, как было тогда», — вернуться на то же географическое место, к той же деятельности, собрать тех же людей. В результате корпорации плохо воспринимают новые идеи и редко принимают в себя новых людей. Если в состоянии кооперации у группы был яркий лидер, то группа теряет способность к совместной деятельности в его отсутствие. Производительность труда группы резко падает по сравнению не только с фазой кооперации, но с последним этапом фазы группирования. Из корпорации очень трудно повернуть в сторону коллектива. Лидеру, стремящемуся создать группу с высокой эффективностью деятельности, следует опасаться такого тупика. Неформальная практика рекомендует просто разрушать корпорации, коль уж они возникли. Наиболее эффективно это происходит при растаскивании членов по различным группам.

Коллектив

Коллектив получается, если группе удаётся избежать тупика корпорации. Главное для выхода в коллектив — как можно больше активной внешней деятельности. В фазе кооперации этому помогает состояние «что бы ни делать, лишь бы вместе». В это время рекомендуется не замыкать группу на одного лидера, а практиковать систему, когда в роли лидера сможет побывать как можно большее количество участников группы.

Самый главный критерий коллектива: наибольшую ценность для его членов имеет внешняя деятельность, её важность для окружающего мира, её эффективность — производительность труда. Межличностные отношения отходят на второй план, и коллектив относительно спокойно переносит уменьшение плотности эмоционального фона после кооперации. Этого легче добиться, если члены группы заранее введены в описываемый понятийный аппарат, например, с ними можно провести семинар по теме данной главы.

Коллектив — наиболее конструктивная, долговременная и работоспособная фаза группы. Наибольшую эффективность он показывает при отсутствии одного лидера и привычке работать при сменном ситуативном лидерстве. Такой коллектив имеет высокую степень взаимозаменяемости членов группы, когда болезнь или иные обстоятельства, по которым выпадают из работы одни члены группы, не парализуют работу, и группа способна эффективно действовать и самостоятельно принимать необходимые для эффективной работы решения.

Множественность лидеров характерна не только для временной оси, когда лидеры меняются во времени, но и для пространственной, когда группа легко разделяет полномочия между членами и делегирует принятие решений в рамках одних задач — одним, в рамках других — другим. Так, у туристов есть отдельные «начальники» по питанию и снаряжению (соответствующие завхозы), ответственный за аптечку (медик), за прохождение участка маршрута (штурман). Каждая акция нацболов осуществляется несколькими параллельными группками, например, на информационном пикете — одни распространяют литературу, другие уводят в сторонку для беседы заинтересовавшихся людей, третьи организуют охрану и оповещение об опасности вокруг места пикета. Все эти должности-функции действуют параллельно с общим лидером группы — руководителем похода, гауляйтером и т.п.

Многие неформальные группы без специального обучения, на таланте и интуиции своих членов и лидеров, показывают высокую степень владения технологией ситуативного лидерства — самоуправления. Важную роль в самоуправлении играет общий сбор номинальной группы, который ставит групповые задачи, распределяет делегирование полномочий между отдельными лидерами группы, проводит рефлексию результатов деятельности.

Не все группы, прошедшие кооперацию и не провалившиеся в корпорацию, демонстрируют принципы самоуправления. Встречаются группы с очень высокой эффективностью деятельности, которые держатся исключительно на харизме лидера. Однако для большинства развитых неформальных движений самоуправляющееся коллективы — более типичное состояние, чем строгие иерархичные системы.

Проблемы устойчивости и опасность разрушения[13]

Если деятельность группы по каким-либо причинам начинает разрушаться, то сначала портятся отношения между членами группы, затем может произойти провал на более низкие стадии развития. При этом деградирует и мотивация группы: ориентация на внешнюю деятельность отступает на второй план. Чаще всего падение происходит в фазу ассоциации. Группа вновь распадается на микрогруппы, нарастает атмосфера недоговорённости, недоразумений, а после — и недоверия. Если процессы распада идут и дальше, то группа может развалиться или самораспуститься.

Но бывает, что после распада группа собирается вновь и вновь проходит все пройденные когда-то ступени, вновь добираясь до фазы коллектива. Этот повтор (при условии вновь налаженной деятельности) происходит намного быстрее. Люди уже имеют опыт нахождения в различных состояниях группы и потому сами стремятся к развитию. Иногда такое восстановление группы от адаптации до коллектива происходит буквально за часы, но и тогда строгость в последовательности прохождения фаз соблюдается, хотя яркость фаз, например, кооперации, оказывается значительно ниже.

Группа чаще всего существует как динамичная система, то проваливаясь на более низкие фазы, то поднимаясь вверх. Внимательно наблюдая (можно проводить стандартные тесты социометрии и референтометрии, измерять производительность труда, но можно и «на глаз») и усредняя результаты за какие-то периоды времени (неделя, месяц, год), можно определить, в какой фазе группа находится чаще, а в какой реже. Фазу, которая демонстрирует наибольшую устойчивость на данный промежуток времени, и считают характеристикой уровня развития группы.

Ассоциация, как правило, чаще демонстрирует признаки микрогруппирования и интрижности, но в какие-то краткие моменты может показаться и кооперацией, и коллективом. Сильный коллектив демонстрирует свои черты только статистически, иногда он может и провалиться вниз. Но статистическая достоверность позволяет сделать уверенный прогноз, что группа быстро выберется из провала.

Некоторое статистическое усреднение необходимо не только по времени, но и по персоналиям, распределению ролей в группе. Стадии группы определяет её основной массив. Всегда могут быть отдельные люди, которые либо опережают большинство, либо отстают от него по фазе развития. Как правило, ядро коллектива представляет собой массив опережающих, задаёт тон, является мейнстримом для актива. Неформальная практика рекомендует лидеру сосредотачивать внимание на ядре. Именно оно, если не угодит в тупик корпорации, втянет в коллектив остальных.

Коллектив, в отличие от корпорации, как правило, легко принимает новичков, втягивает их в свою систему открытости отношений и ситуативного лидерства. Попавший в уже сложившуюся группу новичок сам, как бы в одиночку, проходит все фазы, доходя до той, на которой группа остановилась в своём развитии. Продвижение новичка в коллективе происходит быстро, но он всё равно проходит и группирование, первоначально с кем-то наиболее симпатичным из базового коллектива, потом восторженную кооперацию и т.д.

Вот так, время от времени проваливаясь и поднимаясь, подтягивая до своего уровня отдельных новичков и актив, ядро пребывает в состоянии коллектива вплоть до кризиса, маркируемого в неформальной практике как «бунт стариков».

Структура неформального поля

Неформальное поле — совокупность наложенных друг на друга отдельных движений — имеет многоуровневую структуру. На нижнем уровне — отдельные клубы, мы называем их консорциями первого порядка. Каждый клуб состоит из слоев с совершенно различным уровнем внутренней организации: тусовка, флэш-группа, коннектив.

Часть клубов объединяются в сообщества — круги или системы – от 3-4 до 10-12 клубов в каждом — это консорции второго порядка. Движения состоят из клубов, кругов и систем, которые живут и умирают в теле движения. Иногда внутри движений выделяют отдельные субкультуры или субдвижения — различные полюса культурного притяжения, на которые разбивается движение в целом. Весь этот уровень движений и субдвижений назовем консорцией третьего порядка

Тусовка

Когда мы приводим цифры (экспертные оценки) численности неформальных движений мы всегда включаем в их число множество, которое на большинстве сленгов неформалов называется «тусовка». Слово «тасовать» есть и в русском, а может и в каком-то праязыке. Очень удачное слово, точно отражающее и внешний вид и суть явления: броуновское движение, хаотическое перемещение в пространстве отельных элементов, в данном случае людей. Человек подойдет, то к одному о чем-то перемолвится, то к другому – постоит, послушает.

Тусня — самый рыхлый уровень организации, масса иногда редко, иногда часто встречающихся людей. Тусовщики заняты общением, информационным обменом, фоновой деятельностью, например, катаются на скейтах, поют или слушают песни и т.д. Человек, попавший в тусовку, либо вообще не имеет устойчивых связей с остальными, а только начинает их заводить, либо входит в одну из микрогрупп, на которые разделено все поле тусовки. Тусовка характеризуется низким уровнем межличностных отношений, люди в ней знакомы друг с другом поверхностно: одни лишь адаптируются, другие – чувствуют общую атмосферу недоговоренности и некоторого недоверия, отвечают тем же и не особенно стремятся к более глубоким взаимоотношениям. За исключением, конечно, знакомств между парнями и девушками, но подробное рассмотрение этих процессов предполагает другую дефиницию «глубоких взаимоотношений» и вообще не является темой этой книги.

Устойчивые характеристики тусовки – конгломерат, ассоциация. Время от времени тусовка может доходить до стадии кооперации, например, в чувстве восторга от совместной ритмики на рок-фестивалях по хорошо изученным в академической социальной психологии закономерностям поведения толпы. Высокая плотность массы людей, нехватка кислорода, повышенная энергетика, легко передающаяся возбуждаемость – вот те характеристики, которые сопутствуют подобному порыву. Это состояние неустойчиво, быстро исчезает и не является для тусовки характерным. Тем не менее, раз переживший подобное состояние человек часто вновь и вновь стремится попасть в ту же тусню, и еще раз ощутить пережитое.

Продвинутые неформалы нередко называют тусню «отстойником». Это удачное название, отражающее множество смыслов, характерных для тусовки. С одной стороны, оно подчеркивает низкий уровень развития данного сообщества. «Отстой» в молодежном сленге обозначает низкий уровень, падение, дно. С другой стороны, в отстойниках отстаиваются: здесь можно найти ценных кадров, приятелей, товарищей для собственных более организованных групп, ведь это поле адаптации, куда забредают те, кто что-то ищет, те, кому чего-то не хватает по жизни. Потому иногда тусовку презирают, а иногда относятся к ней благожелательно, как к понятному и организованному месту вербовки, нахождения «своих». Осознанное использование отстойника как элемента социальной технологии типично для неформальных сообществ, преследуемых властями, например, диссидентов прошлой эпохи или нацболов текущей. И тогда, и ныне тусовка сама по себе бездеятельна и ненаказуема, но является центром притяжения для пассионариев, склонных к определенному мировоззрению. Найти в ней «своего» гораздо легче, чем просто на улице.

В тусовке попадаются яркие личности, которых слушают, разинув рот, но в ней практически отсутствуют лидеры, потому тусовка трудноуправляема. На единое действие она способна лишь на короткий срок в трудно предсказуемый момент. Тем не менее, среди этой расплывчатой массы образуются плюс-минус постоянные сгустки – относительно устойчивые микрогруппы – основа стадии ассоциации. Иногда они кратковременны: люди объединились вокруг некого события – распили по бутылке пива, покатались вместе с горки и разбежались. А иногда демонстрируют некую стабильность. В этом случае взаимодействие в такой группе очень напоминает взаимоотношения приматов в стае. Одним из первых это заметил основатель этологии (науки о поведении животных) Конрад Лоренц. Замечали это и отечественные исследователи неформальных групп, например, В. Дольник «Непослушное дитя биосферы» (18) и Роман Морозовский «Лидер и законы неформальных групп»:

 «Структура стада обезьян либо автократична (кто сильнее — прим. авт.) либо геронтократична (кто старше и опытней — прим. авт.), но иерархия строится по одному и тому же принципу. Есть вожаки (либо группа вожаков, совместно достигших вершины и поделивших сферы власти), а возле них крутятся «шестерки»: во-первых, нужна информация, а «шестерки» наушничают, во-вторых, эти не свергнут вожаков (статус не позволит), в-третьих, лидеры первого ранга получаются чуть в отдалении. В походе вожаки идут в центре, лидеры первого ранга впереди, чтобы вожаки их видели, а лидеры второго ранга — сзади, поскольку для того, чтобы свергнуть вожаков, они должны сначала справиться с лидерами первого ранга, да и силы победить вожаков у лидеров второго ранга не хватит, даже если сзади напасть. Молодняк группами по 2-3 слева и справа рыскают в отдалении. Тот, кто читал «Боевой устав пехоты», понимает: это подразделение на марше. И кто у кого схему стащил, тоже понятно.

Среди стада обезьян время от времени возникают разборки. Обычно они касаются лидеров первого ранга, у них что-нибудь отбирается, чаще всего несущественное, но сопровождающееся травлей «шестерками» и лидерами низших рангов. Это инспирированное вожаками превентивное воздействие, после чего лидер первого ранга долго приходит в себя и не помышляет о захвате власти. Кстати, лидеры первого ранга такие же штуки проделывают с нижестоящими и так далее до самого конца иерархии, когда самые бесправные вымещают злобу на неживой природе, кидаясь, чем попало и плюясь. Если вспомнить загаженные подъезды, разбитые телефоны и изрезанные сиденья в транспорте, то можно понять, куда уходит злоба наиболее бесправных членов нашего общества.

Один из способов защиты у животных — это оскал зубов. Он означает: «Я готов дать отпор». Постепенно у людей оскал превратился в улыбку, хотя и осталось некоторое ощущение, что тот, кто улыбается, как-то более самостоятелен. Поэтому в тоталитарных обществах так ненавидели улыбку, в армии и во время любых совещаний в нашей стране любят говорить: «У нас серьезный вопрос, а вы тут улыбаетесь» (19).

То же и в дворовых компаниях: «Чего ты здесь лыбишься?» — нередко слышится в рамках такой дворовой стайки.

Не надо думать, что подобные отношения распространяются на всю тусовку. В общем, это достаточно аморфная масса людей, слабо связанная друг с другом. Но среди редких сгустков в общем поле тусовки встречаются и такие похожие на приматов стайки. В поле тусовки вожаки первых рангов, а иногда и рядовые участники стайки нередко перемещаются от одной стайки к другой. Обычно лидеры стай этому не сильно препятствуют, лишь поулюлюкав и позлорадничав вслед.

Тусовка — не совсем безобидное явление для более организованных групп. Она легко растворяет группы более высоких стадий развития, испытавших на себе провал взаимоотношений. Поскольку деятельность любой группы не может всегда идти гладко, то такие провалы неизбежны. Тут-то и можно увязнуть в тусне, не имея никакой возможности преодолеть центробежные силы, отталкивающие микрогруппы друг от друга. Тусовка часто достаточно массивна, и те, кто уже готов что-либо делать, не могут преодолеть естественный конформизм и инерцию оставшегося пассива – уж больно он большой. Поэтому развитые коллективы предпочитают пространственно отделять себя от тусовки, допуская к себе лишь небольшую ее часть, всегда отслеживая численную пропорциональность свою и впущенной к себе тусни. Не доглядишь, и уже не поднимешься, и тогда тусню придется либо разгонять, либо менять собственное место дислокации. С тусней хорошо находиться рядом, но не в ней. Допускают в себя тусовочный поток только клубы, ощущающие особенную стойкость. Тогда рождается явление, названное нами «точкой потоков».



Страница сформирована за 0.1 сек
SQL запросов: 170