АСПСП

Цитата момента



Ничто так не красит девушку, как Фотошоп.
Нарисуйте улыбочку!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Лишить молодых женщин любой возможности остаться наедине с мужчиной. Девушки не должны будут совершать поездки или участвовать в развлечениях без присмотра матери или тетки; обычай посещать танцевальные залы должен быть полностью искоренен. Каждая незамужняя женщина должна быть лишена возможности приобрести автомобиль; кроме того будет разумно подвергать всех незамужних женщин раз в месяц медицинскому освидетельствованию в полиции и заключать в тюрьму каждую, оказавшуюся не девственницей. Чтобы исключить риск каких-либо искажений, необходимо будет кастрировать всех полицейских и врачей.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Петроний Гай Аматуни. ЧАО – победитель волшебников

Рисунки Л. Владимирского
Издательство «СОВЕТСКАЯ РОССИЯ» Москва – 1968

ПОСВЯЩАЮ
Валентине Аматуни,
без которой не было б этой сказки.

К ЧИТАТЕЛЮ

Я очень люблю рассказывать.
Брожу по белому свету, смотрю, что делается вокруг, слушаю, что люди мне говорят, а потом пишу книги.
Так я узнал о Чао, о маленькой Елочке и юном москвиче Егоре.
Кое-что вам может показаться выдумкой, но это зря: разве станет писать небылицы человек серьезный?..

ПРЕДИСЛОВИЕ, или Рассказ об удивительном происшествии в доме профессора Чембарова

щелкните, и изображение увеличится30 декабря, утром, Артем Осипович заглянул в свой несгораемый шкаф и ахнул…

Я не спрашиваю, знаете ли вы, кто такой Артем Осипович Чембаров, — имя этого прославленного ученого и изобретателя, доктора технических наук, профессора известно всему миру. Но не все знают, что Артем Осипович живет в Москве, на Лесной улице.

Артему Осиповичу всего пятьдесят. Я пишу «всего» потому, что для взрослых пятьдесят лет — обычное дело. Это слово кажется длинным только в юности, но с годами оно как бы укорачивается и, когда оказывается у человека уже за спиной, вдруг становится коротким, как возглас удивления.

Вот отчего в газетах и журналах о профессоре Чембарове нередко пишут примерно так: «Несмотря на свою молодость, он успел сделать много».

Его недавнее изобретение, названное им Чао, по начальным буквам его фамилии, имени и отчества, привлекло внимание всех, хотя оно закончено лишь в чертежах и расчетах.

Чао — это робот, механический человек. По замыслу профессора, Чао может сам, без людей, полететь на Луну, исследовать эту загадочную планету-спутник и рассказать нам, что он там узнал. А потом уже полетят люди.

Расскажу вам о сыне профессора — Егоре, ученике пятого класса, темноволосом мальчике с синими глазами. Учился он хорошо. Конечно, не все давалось ему с первого раза, и тогда он сердился и говорил:

— Что это за наука, если ее сразу не понять?! Надо так: «вжик!» — и готово.

А когда профессор возражал и доказывал, что так не бывает, Егорка не соглашался.

— Придет время, — убеждал он,,— и все науки станут простыми.

Втайне Егорка мечтал стать космонавтом. Уж очень эта профессия казалась ему «быстрой, быстрее всех остальных…»

…Так вот, 30 декабря, утром, Артем Осипович заглянул в свой несгораемый шкаф и ахнул: папки с чертежами Чао не было на обычном месте!

— Ужас, ужас… — с отчаянием проговорил Чембаров.— Вчера сообщили по радио о моей новой работе, и вдруг сегодня пропали чертежи!..

Артем Осипович позвал Егора, они вдвоем посмотрели содержимое сейфа, но папка с чертежами Чао таинственно исчезла.

— Бедный Чао, — вздохнул профессор. — Скверно, если он попадет в руки глупца… — и произнес любимую фразу: — Ведь счастье машины — в уме ее хозяина!

Они присели и задумались. Куда она могла запропаститься? Кто похитил ее и зачем? Вопросов возникало много, а ответов — ни одного…

Полчаса спустя к профессору прибыл майор милиции. Он внимательно осмотрел то, что считал необходимым, опросил соседей, но папка не отыскалась.

Тогда майор милиции составил протокол. Но и после этого чертежи не нашлись! Майор милиции удивленно пожал плечами и закурил.

— Папа! Смотри…

Профессор и майор милиции повернулись туда, куда указал Егор, — к сейфу. На металлической дверце светились невесть откуда взявшиеся слова: «Не был никто на Луне и не будет! Мур-Вей».

Майор милиции нахмурился: необычайное происшествие явно заинтересовало его.

— Папа, — сказал Егор, — это волшебник Мур-Вей… Я слышал о нем… Вот кто похитил твои чертежи!

— Волшебник?! — усмехнулся профессор. — Их нет. Все это выдумки, сказки.

— Нет, есть, — упрямился Егор.

— А я говорю — нет!

— Успокойтесь, — прервал их майор милиции.— К чему спорить, когда есть справочное бюро! Разрешите воспользоваться вашим телефоном, профессор?

— Пожалуйста.

Майор милиции набрал номер 09 и, когда в трубке послышался женский голос, отогнал рукой дым и вежливо спросил:

— Скажите, пожалуйста, существуют ли сейчас волшебники?

— Минутку, — деловито ответила девушка из справочного бюро. — Ваш номер?..

— Д1-77-79, — подсказал Чембаров.

— Д1-77-79, — повторил майор милиции в телефон.

— Ждите звонка…

Ожидать пришлось долго: вопрос необычный, и сразу на него не ответишь. Наконец зазвонил телефон. Тем же деловитым тоном девушка сообщила:

— Мы перелистали книги известных писателей — Маршака, Чуковского, Михалкова, Лагина, Носова, Кассиля, позвонили в Италию Джанни Родари, спрашивали Сергея Образцова из Театра кукол, побеспокоили даже самого Кио… Вот точный ответ на ваш вопрос: да, волшебники существуют, и только люди черствые, лишенные воображения, могут в этом сомневаться.

— Благодарю вас.

Голос девушки звучал в телефонной трубке громко, профессор слышал каждое слово и немного обиделся. Ведь он не был человеком черствым и не считал себя лишенным воображения.

— Ну, Егор, коли справочное бюро на твоей стороне, — развел руками Артем Осипович, — я сдаюсь…

Майор милиции тут же занес в протокол ответ справочного бюро и слова профессора.

— М-да, — задумчиво произнес он. — Позвоню-ка я теперь в адресное бюро, — и набрал нужный номер. — Говорит майор милиции. Узнайте адрес Мур-Вея. Возраст? Очень древний. Род занятий? Волшебник. Место рождения? Где-то там… Да, да.., слушаю… Ах, вон как: ни один Мур-Вей у нас не проживает?!

Дело осложнялось.

— Полагаю, — сказал перед уходом майор милиции, — что этот Мур-Вей от нас не уйдет. Нет такого волшебника, который сумел бы обмануть московскую милицию. Да-с!

Он козырнул и взялся за ручку двери. Но тут раздался свист, и майор милиции растворился в воздухе вместе со своей сумкой, где хранился так тщательно составленный им протокол…

Глава первая. Новогодняя ночь

1

Наступил канун Нового года. В доме профессора Чембарова царило уныние, и Артем Осипович отправил Егора к дедушке в село Отрадное, недалеко от Москвы.

— Можешь погостить там до конца школьных каникул,— сказал он.

Электропоезд шел полчаса. От станции Егор направился через лес. Над головой смыкали мохнатые ветви темно-зеленые сосны. Пахло смолой. Деревьев было так много, что даже снег казался чуть-чуть зеленым.

Когда лес поредел и впереди показалась опушка, Егор ускорил шаг. Вдруг прямо перед собой он увидел маленькую елочку. Деревце было ранено — ствол его поцарапан у основания и отогнут к земле.

— Ах, бедняжка, — пробормотал Егор и присел, чтобы лучше рассмотреть елочку. — Кто это тебя так…

Раскрыв перочинный нож, Егор осторожно разгреб снег, раскопал землю и извлек деревце с корнями.

2

Велика слава игрушечника дедушки Осипа Алексеевича Чембарова. Ребята устраивали целые битвы между полками его солдатиков, танками и самолетами. А девочки украшали свои уголки мебелью для кукол. Чего тут только не было! И кровати, и кресла, и шкафчики, и буфеты, даже умывальники, даже часы…

Егор нередко помогал ему. Однажды они вдвоем сделали модель вертолета и назвали ее «Снежинка». Вертолет был с кабиной, управлением, со всеми приборами, даже с радиоантенной. Все как правдашнее. Вот только что не летал он.

3

Увидев внука, дедушка Осип обрадовался.

— Входи, Егор, — пробасил он, поглаживая седую бороду. — Спасибо, что не забываешь. А это что? — недовольно спросил он, увидев елочку. — К чему выкопал-то?

— Она раненая… Это я, чтобы подлечить.

— Тогда иное дело, — смягчился дедушка. — Раздевайся, а я осмотрю ее.

В несколько минут дедушка осмотрел елочку, забинтовал, а потом посадил в глиняный горшок.

— Ну, рассказывай, как поживает отец!

— Плохо, дедушка.

— Что так?

— Чертежи у него пропали, — вздохнул Егор и рассказал о событиях, уже известных вам.

— Ай-ай-ай! — сокрушался Осип Алексеевич. — Надо же!.. До милиции волшебники добрались. Что с ним сделалось, с тем славным майором?

— Через минуту он позвонил папе из своего кабинета…

— Так скоро?!

— Да. Просто волшебник перенес его обратно на своем волшебном транспорте — и все.

— Надо же!

Посидели дед с внуком так вдвоем, погоревали, а время идет себе ровным шагом — пора и ужинать.

На середину стола они поставили елочку, украсили ее игрушками, расставили еду и включили радиоприемник.

А надобно вам сказать, что обычай украшать елку на Новый год — древний. В старину верили, что в елке живет «дух леса», оберегающий растения, зверей и птиц.

щелкните, и изображение увеличитсяВ России первая новогодняя елка появилась 1 января 1700 года, и с той поры ни один новогодний праздник не обходился без нее… А подсчитайте сами: сколько уже лет прошло?

Дедушка наполнил свой бокал шампанским, поднял очки на лоб, и тут заиграли кремлевские куранты. Когда отзвучал двенадцатый удар, чей-то звонкий голосок весело крикнул:

— С Новым годом, друзья! С Новым годом!

Дедушка и Егор привстали от удивления: в цветочном горшке вместо зеленого деревца стояла крохотная девочка в зеленом платье. Волосы зеленые, глаза серые, а нос чуть-чуть вздернутый. Ноги обуты в зеленые сапожки, одна нога забинтована ниже колена.

Девочка рассмеялась.

— Уже и не больно, — негромко сказала она сама себе и глянула вниз. Потом крикнула: — Чего же ты стоишь, Егор! Помоги мне сойти…

Изумленный Егор повиновался и посадил ее на перевернутое блюдце.

— Кто ты, как тебя зовут? — спросил дедушка Осип, поправляя очки. Густые брови его сдвинулись, но карие глаза смотрели ласково и добродушно.

— Я Елочка,— ответила девочка.

— Надо же! — крякнул дедушка.

— Предлагаю тост за дружбу,— сказала Елочка. — Но я вижу, мне не из чего выпить…

Дедушка ушел в другую комнату. Порывшись в комоде, он отыскал старый бабушкин наперсток и принес его Елочке.

— Какое чудное ведро! — вскрикнула Елочка и захлопала в ладоши.

— Это… не ведро, — смутился дедушка, — а твой бокал.

Все разместились и принялись ужинать. За окном гудел ветер. Мороз торопливо разрисовывал окна узорами: домов в селе много, и работа ему предстояла изрядная.

Поужинав, Елочка достала из-за пояса носовой платок, вытерла губы, поправила платье, волосы и повернулась к Егору:

— Спасибо тебе, Егор, за дружеское внимание. Спасибо и вам, дедушка, за хлеб и соль. Я хочу за добро отплатить добром. Слышала ваш разговор… Трудно справиться с Мур-Веем, но вы можете располагать мной.

— Чем же ты поможешь? — спросил Егор.

— Надо подумать, — ответила Елочка.

— Узнать бы, где живет волшебник Мур-Вей! — вздохнул дедушка.

Все задумались. В комнате наступила тишина, и тут под кроватью цокнула мышеловка. Дедушка достал ее. В мышеловке сидела толстая белая мышь с маленькими, как бусинки, красными глазами.

— Надо же! — обрадовался дедушка. — Отдам ее коту Ваське — новогоднее угощение…

— Дедушка, — взмолился Егор, — отпусти ее на волю. Пусть живет. Отпусти, я тебя очень прошу.

Дедушка подумал с минуту, открыл дверцу мышеловки и выпустил пленницу. Белая мышь пискнула:

— Спасибо, Егор! Меня зовут Чарус. Родом из Каира. По профессии — путешественница. И такая любопытная, что не могу долго усидеть на месте. Я притаилась под кроватью и тоже слушала ваш разговор» Потом смотрю: домик из проволоки, и решила заглянуть в него, но… познакомилась с людским коварством. Правда, коту я не досталась бы, но спасибо, Егор, на добром слове. Хочу и я помочь тебе найти Мур-Вея. Советую обратиться к царю птиц Симургу, тот все знает.

Егор хотел что-то спросить, но Чарус продолжала:

— Есть в городе Пятигорске на Кавказе Каменный Орел. Если ты скажешь ему в двенадцать часов ночи:

Чи-ри-ле, чи-ри-ле,
Ты не спи на скале,
А собратьев встречай,
Из беды выручай! —

он объяснит, как добраться до Симурга.

— Ого, — сказал дедушка, — путь далекий…

— Если я понадоблюсь, — сказала на прощание Чарус,— произнеси: «Чи-чи-чи, прискачи!» — трижды повтори мое имя, и я явлюсь.

Она ударила хвостом об пол и исчезла.

— Как же теперь быть? — спросила Елочка.

— Не знаю, — задумался Егор.

— Давайте, ребятки, поспим, — предложил дедушка. — В народе говорят: утро вечера мудренее!

4

щелкните, и изображение увеличитсяУтром первым поднялся дедушка. Бесшумно вышел во двор, наколол дров, растопил печь. Потом выбрался из-под подушки Егор.

— С добрым утром, дедушка!

— С добрым утром. Поднимайся, помощник. Пора готовить завтрак.

Егор глянул в угол комнаты: там на игрушечной кровати спала Елочка. Он включил радио — начался урок спортивной гимнастики.

Елочка сладко потянулась, открыла один глаз, потом другой, зевнула и окончательно проснулась.

— Оп-ля! — бодро воскликнула она, услышав музыку, и соскочила на пол.

Прислушиваясь к мелодии и голосу преподавателя, она старательно выполнила все упражнения.

«Переходите к водным процедурам», — сказал диктор, и Елочка кинулась к умывальнику.

Холодной водой вымыла она лицо, шею, уши. Потом почистила зубы, вытерлась мохнатым полотенцем, оделась и весело поздоровалась:

— С Новым годом!

— С Новым годом! — ответили ей Егор и дедушка Осип.

Завтракали молча. А потом дедушка и Егор убрали со стола, усадили Елочку в игрушечное кресло-качалку и открыли семейный совет.

— Я вернусь к папе, — предложил Егор, — и попрошу, чтобы он поехал в Пятигорск.

— Нет, — возразила Елочка, — хорошо бы тебе самому взяться за дело.

— Я с удовольствием, — ответил Егор. — Но как?

— Что это такое? — спросила Елочка, указывая на белоснежный игрушечный вертолет.

щелкните, и изображение увеличитсяДедушка и Егор объяснили ей.

— Вот и отлично, — обрадовалась Елочка. — Я сумею оживить вашу «Снежинку».

— Но Егор не поместится в ней, — напомнил дедушка.

— Я сделаю так, что Егор тоже станет на время маленьким — одного со мной роста, и мы вместе полетим в Пятигорск. Не забывайте, — убеждала Елочка, — что волшебник Мур-Вей, возможно, следит за отцом Егора и московской милицией… Но ему в голову не придет, что против него будет действовать Егор.

— План хорош, — похвалил дедушка.

— Пойду позвоню папе, — сказал Егор. — Пусть он договорится с Аэрофлотом, чтобы нас пустили на южную воздушную трассу.

5

Вечером наши путешественники готовились к отлету. Осмотрели вертолет, кое-что подправили, проверили, все ли приборы на месте. Потом Елочка подошла к вертолету, потерла о его белый борт своим волшебным перстнем и громко произнесла:

— Чон-чон-чонолет, оживись, наш вертолет! Внутри «Снежинки» застрекотал мотор, и на концах всех трех лопастей зажглись красные огни.

Затем Елочка повернулась к Егору, направила на него тонкий лучик из своего перстня, сказала:

— Чон-чон-чонолет, для «Снежинки» есть пилот!

Только вымолвила она последнее слово — Егор исчез… То есть он никуда не исчезал, а стал маленьким, как Елочка. Дедушка дважды снимал и надевал очки, прежде чем отыскал его взглядом далеко внизу.

У Егора захватило дух: его окружали огромные стены, в открытой печи бушевал огонь. Огня было не меньше, чем в вулкане. Рядом вверх уходили четыре мощные колонны. Он догадался, что это ножки стола. Посередине комнаты стоял великан с глазами круглыми и яркими, как прожекторы. Это был дедушка Осип в очках, отражавших лучи заходящего солнца.

— Ну… пойдем, —смеясь сказала Елочка и подвела Егора к вертолету.

Егор открыл дверцу пилотской кабины. На сиденье лежали кожаная летная куртка вся на «молниях» и кожаный шлем.

Маленькие авиаторы попрощались с дедушкой, тщательно привязались к сиденьям ремнями, надели шлемофоны (так называются летные шлемы с радионаушниками) и закрыли дверцы кабины.

— А как же управлять вертолетом? — спросил Егор.

— Очень просто,— объяснила Елочка,— тебе только нужно про себя произнести слова приказа — и вертолет сам выполнит твое желание, ведь он волшебный!

— Вот это машина! — восхитился Егор.

Когда все приготовления были закончены, Егор включил мотор, негромко сказал: «Взлетаем!» — и…

Лопасти завертелись быстрее и быстрее, превратились в прозрачный круг с красной светящейся каймой. Вертолет легко оторвался от пола и стал набирать высоту.

Набрав метра два, Егор накренил машину и выполнил левый вираж, потом — правый и пошел жужжать по всей комнате. То он взлетал под потолок, то камнем падал вниз, то у самого пола вновь взмывал вверх.

— Как хорошо! — вырвалось у Елочки.

Дедушка распахнул форточку и отошел в сторону. Вертолет сделал прощальный круг и исчез в ночном небе…

Глава вторая
— ГОВОРИТ «СНЕЖИНКА»!

1

щелкните, и изображение увеличитсяОни летели через всю Москву. Над ними мерцали тысячи звезд, а внизу до самого горизонта как бы раскинулось второе ночное небо — так сияла ночная столица.

Гирляндами огней обозначались широкие улицы. По ним скользили темные жучки-автомобили с белыми усиками — лучами фар. Москвичи весело праздновали Новый год.

Вот и Ленинские горы. Университет. Он напоминает сооружение из серого льда и светится сотнями окон. А вот и световая дорожка аэропорта. Сперва красные огни, потом зеленые, потом белые.

Сюда прилетают самолеты всех стран мира. Жители далекой Африки и островов Полинезии, Америки и Австралии стремятся к нам. Отсюда же во все концы света вылетают самолеты Аэрофлота.

На земле — в аэровокзале — тепло и уютно. А на воздушных трассах, да еще ночью, одиноко и сумрачно.

Только невидимые радиолучи связывают тех, кто в полете, с теми, кто руководит их движением, то есть диспетчерами.

Ни один самолет или вертолет не должен появляться в воздухе без радиосвязи. И так же, как водители машин на улицах городов соблюдают правила езды,, летчики подчиняются своим особым правилам полетов.

Егор включил радиоаппаратуру и, нажав кнопку передатчика, произнес:

— Говорит «Снежинка». Разрешите выйти на южную кавказскую трассу.

— Выход на трассу разрешаем, — ответил ему с земли диспетчер Аэрофлота. — Занимайте эшелон тысячу восемьсот метров и следуйте через Серпухов, Венев и Воронеж.

— Вас понял. Занимаю высоту тысяча восемьсот. Эшелоном в авиации называется заданная высота

полета. Дело в том, что каждому самолету и вертолету дается определенная высота, на которой он должен лететь, чтобы не столкнуться с встречными машинами.

Несмотря на сильный попутный ветер, вертолет летел спокойно, а мотор работал так ровно, что Елочка даже вздремнула на своем сиденье и не просыпалась до самого Воронежа.

По всей южной трассе Аэрофлота знали о полете «Снежинки», и все старались помочь Егору правильно рассчитать курс и о ходе полета докладывали самому министру Гражданской авиации СССР.

Задумывались ли вы, юные читатели, над тем, сколько неожиданностей дарит нам длительный перелет? Ведь погода почти никогда не бывает одинаковой на большом пространстве.

То мрачные горы облаков преграждают вам путь в воздухе, то невидимые вихри стремятся перевернуть машину, как волны на море, то крохотные капли влаги, прилипая к вертолету или самолету, мгновенно превращаются в крепкий, тяжелый лед…

Такие неожиданности появлялись и на пути Егора и Елочки.

Ростов-на-Дону они пролетали в десять часов ночи, и едва под ними показался южный берег Дона, как маленький вертолет вошел в облака и началось обледенение.

Вертолет затрясло как в лихорадке и потянуло к земле. Пришлось увеличить обороты мотора, но машина отяжелела, лететь становилось опасно. Егор пустил в лопасти ротора горячий воздух, и куски льда теперь таяли, с шумом срывались с воздушного винта.

— Мы попали в обледенение, — доложил Егор по радио.

— Немедленно займите две тысячи четыреста метров, — приказал диспетчер.

Небо в ту ночь походило на слоеный пирог: внизу воздух, смешанный с дымом заводов, потом слой облаков, опять воздух, но уже чистый, опять облака, и снова воздух, еще почище.

На новом эшелоне они вырвались из холодных объятий облаков, и обледенение прекратилось. В толпе звезд светила луна, и нашим авиаторам казалось, что они летят теперь над серебристой снежной тундрой.

Высоко над ними пролетел встречный ТУ-104. Гигант торопился в Москву и с каждым часом оставлял за собой тысячу километров звонкого морозного пространства. В лунном небе вился тонкий кудреватый след.

За Ставрополем их полетом руководил диспетчер аэропорта Минеральные Воды.

— Вижу вас на экране радиолокатора, — сказал он. — Осталось сто километров. Займите высоту тысяча двести.

— Понял вас, — ответил Егор и перевел «Снежинку» на планирование.

В районе Минеральных Вод облачность была ниже и спокойнее — ни болтанки, ни обледенения.

— Сейчас вы пролетите над нами, — подсказал диспетчер. — Снижайтесь до шестисот метров.

— Понял вас, занимаю шестьсот.

На высоте шестисот метров показалась земля, и наши авиаторы увидели уснувший город Минеральные Воды. Только на станции, как гусеницы, ползали электропоезда, одинокий паровоз дымил, словно курительная трубка.

— Видите справа от себя гору и на ней мачту телецентра, обозначенную поясами красных огней? — спросил диспетчер Минеральных Вод.

— Вижу…

— Это гора Машук, а у ее подножия — город Пятигорск. Направляйтесь к ней и снижайтесь до двухсот метров.

Егор едва успел занять двести метров, как Елочка радостно воскликнула:

— Вот Каменный Орел! — и указала влево.

Сомнений не было: на длинной Горячей горе, возвышаясь над парком и городом Пятигорском, застыло изваяние Каменного Орла — цель их большого и утомительного перелета.

— Все в порядке, — передал Егор по радио. — Захожу на посадку. Большое спасибо за помощь.

— Пожалуйста, — ответил диспетчер. — Желаем вам попутного ветра и ждем на обратном пути!..

Сделав круг на малой скорости и осветив скалистое подножие Каменного Орла лучами ярких фар, Егор выбрал ровную площадку.

— Сядем? — весело спросил он.

— Сядем, — ответила Елочка.

Вертолет повисел немного над площадкой и осторожно приземлился. Егор с Елочкой сошли на скалу. В нескольких шагах величественно возвышался Орел, погруженный в каменный сон. В лапах его застыла змея. Голова Орла опущена и склонена набок. Ровно в полночь Егор громко произнес:

Чи-ри-ле, чи-ри-ле,
Ты не спи на скале,
А собратьев встречай,
Из беды выручай.

щелкните, и изображение увеличитсяКаменный покров Орла стал медленно спадать, а на его месте появились перья. Глаза птицы заиграли живым блеском, сильный изогнутый клюв щелкнул трижды.

— Кто осмелился нарушить мой сон? — крикнул он, и в глазах его вспыхнул недобрый огонек.

— Не сердись, великий Орел! — сказал Егор. — Я хочу знать, где находится царь птиц Симург. А почему ты прикован к скале?

Шумно вздохнув, Орел повернулся в сторону двуглавой горы, сверкавшей на горизонте в лучах луны, и ответил:

— Видишь гору? Это Эльбрус, когда-то называли ее Каф-Даг. На большой вершине Каф-Дага в ледяном дворце живет царь птиц Симург. Одним глазом он смотрит в прошедшее, другим — в будущее. Когда Симург мрачен, темные тучи набегают на Каф-Даг, мороз сковывает водопады и потоки, на поля и луга ложится снег, мчатся вьюги, сметая все на пути. Горе птице, если она в такую погоду поднимется в воздух! Но однажды удаль разгорячила мою кровь. Я ударил крыльями о колючие струи ветра и взвился над облаками вместе с этой зМесй, собираясь позабавиться ею в вышине. Она хвастала мудростью, а я пожелал превзойти ее мужеством. Но едва мы поднялись над Каф-Дагом, разгневанный Симург глянул на меня — я окаменел и упал на эту скалу, осужденный на вечный сон!..

— Понимаю тебя, великий Орел, — сказал Егор. — У тебя смелое, а значит, и доброе сердце. Помоги мне…

Орел испытующе посмотрел на маленького летчика:

— Я могу убить тебя и твою подругу одним слабым ударом своего клюва.

— Есть ли смысл это делать, великий Орел? — прервал Егор. — Я прилетел к тебе не за смертью. Разве осмелился бы я беспокоить тебя из-за такой мелочи?

— Ты прав, — проворчал Орел. — Я могу служить тебе проводником к Симургу. Но хватит ли у тебя духу?

— Даю тебе в этом слово, — с жаром ответил Егор.

— Дающий слово — силен, исполняющий его — могуч — сказал Орел. — Ты хотя и маленький, но настойчивый. Будешь лететь со мной рядом.

2

Егор и Елочка снова привязались ремнями и взлетели. Орел, как кошка с мышью, играл со зМесй. Наконец он взмахнул крыльями, оторвался от земли и так быстро стал набирать высоту, что вертолет едва поспевал за ним.

В полумраке на них надвигалась громада Каф-Дага. Черные тучи зловеще клубились внизу, окутывая скалы и ледники. Повалил густой снег.

Слева от вертолета и немного впереди летел Орел. Иногда он поворачивал голову и, как бы желая подбодрить Егора, покачивал крыльями.

За Пятигорском снегопад прекратился, и Егор увидел на вершине Каф-Дага залитый огнями ледяной дворец Симурга. По углам дворца высились четыре узкие башни. На их крышах сидели ледяные птицы с поднятыми ледяными крыльями. Орел помахал крылом и скрылся в глубине ущелья. Егор и Елочка остались одни.

Осмотревшись, Егор приметил у ворот удобную гладкую полосу льда и точно спланировал на нее.

У главного входа бил фонтан широкой, разбегающейся струей. Между серебристыми нитями воды носились, как искры синего света, маленькие птички с блестящим оперением.

Крыша дворца из прозрачного ярко-голубого камня скрывалась в белом, застывшем от мороза облаке.

Двор был выложен тяжёлыми гранитными плитами. От ворот до парадного входа постлан синий ковер. Стены дворца покрыты ледяными украшениями.

В воротах Егора остановил филин с круглыми зелеными глазами. Ударами клюва о ледяной гонг он отсчитывал время.

— Куда спешишь? — спросил филин. — Тот, кто торопится, не уМест управлять собой.

— Сейчас не так поздно, чтобы опоздать, но и не так рано, чтобы не спешить, — объяснил Егор.

— Проходи, — сказал филин и ударил в гонг.

Егор глянул на свои часы — они показывали час ночи. Он уверенно миновал ворота и ровным шагом направился по толстому пушистому ковру.

Подойдя к дворцу, Егор увидел большой вход и рядом — два маленьких. Поразмыслив, он прошел внутрь под самым высоким сводом. Перед ним появился ворон. Склонив голову набок, он спросил:

— Зачем ты здесь?

— Я хочу видеть царя птиц, всезнающего Симурга, — ответил Егор.

— У тебя к нему дело?

— Да.

— Ты дерзок, — хлопнул крыльями ворон. — Но умен ли ты? Ответь на три вопроса. Вот первый: какой враг самый опасный?

— Тот, которого плохо знаешь, — сейчас же ответил Егор.

— Верно! Какой ветер самый плохой?

— Для тех, кто летает? На земле — попутный, а в полете — встречный.

— Что ж, и это правда. А что такое смелость?

— Умение в опасную минуту знать, что делать, и суметь сделать! — четко ответил Егор.

— Проходи.

щелкните, и изображение увеличитсяЕгор вошел в высокий просторный зал. В глубине его на белом мраморном троне сидел царь птиц Симург. Тело и крылья у него были орлиные, но голова с седой бородой такая же, как у человека. Лоб увенчивала золотая корона с драгоценными камнями. Тонкий длинный нос с горбинкой сильно выдавался вперед.

Вокруг него суетилось несметное количество птиц. Попугаи развлекали его своими остротами. Соловьи ласкали царственный слух нежным переливчатым пением. Скворцы нараспев читали Симургу философские трактаты.

Но Симург ни на кого не обращал внимания. У него было такое скучное лицо, словно он пришел к врачу на уколы.

Закрыв один глаз, он глянул в прошлое и произнес:

— Ты Егор. Я знаю, зачем ты пришел. — Подумав, он посмотрел другим глазом в будущее и продолжал: — Лети в Страну Жаркого Солнца, там живет Мур-Вей. Не бойся: нет беды, у которой не было бы конца.

И, устало прикрыв оба глаза, он умолк.

— Я знаю, где Страна Жаркого Солнца, — сказал Егор. — Но в каком месте мне искать там Мур-Вея?

Симург молчал.

На Егора накинулись сороки.

— Как вы сМесте тревожить покой великого Симурга?! — верещали они. — Вы не дурак, должны и сами догадаться.

Он уже был у выхода, когда Симург шевельнул крылом и добавил:

— Мур-Вей раньше жил в городе Кахард.

…Обратно они летели без приключений. Когда внизу появилась знакомая вершина Горячей горы, Орел еще был живой. Но только Егор посадил вертолет на площадку, змея изловчилась и ужалила своего мучителя. И прежде чем Егор вымолвил слово, великий Орел вновь окаменел!..

Глава третья. В стране Жаркого Солнца

1

щелкните, и изображение увеличится Тысячи километров пролетели Егор и Блочка — через Каспийское море и пустыни, через горный хребет — и достигли наконец Страны Жаркого Солнца.

Вскоре в долине показался Кахард — древний город. Когда-то он считался самым богатым на Востоке, пристанищем мудрецов и волшебников. В центре его находилась базарная площадь и пестрая мечеть с минаретами, иглами, вонзившимися в небо.

Вертолет покружил над городом, и внимание Егора привлек дом под железной крышей, чем-то напоминавшей военную фуражку. Увидев издали чердачное окошко, Егор влетел в него…

В светлом и сухом углу чердака они облюбовали подходящее место и растянули брезентовую палатку.

Каждый день Егор улетал в город, садился на площадях, на глухих улицах и слушал, что говорят люди. Но ни разу никто не упомянул имени Мур-Вея. А время шло.


2

Странный, доложу я вам, этот город Кахард, не похожий на те, в которых бывали вы, мои юные читатели.

На крутые склоны лесистой горы взобрались просторные улицы верхней части города. Дома здесь хоть и маленькие, да всякий на свой манер, ярких расцветок, с балкончиками и башенками и все в цветах.

Над ущельем и ревущими потоками висят ажурные мосты; в заводях прозрачных плавают золотые рыбки.

Только некому любоваться этой красотой. Еще недавно жили здесь волшебники всего света. Но вдруг они таинственно исчезли…

В нижней части города — в долине на речном берегу — жилища были победнее и улицы узкие. Здесь жили крестьяне, ремесленники, рыбаки.

Однажды, пролетая над Кахардом, заметил Егор рекламный щит с выгоревшей от солнца надписью: «Пользуйтесь воздушным транспортом!» И длинную стрелу рядом, указывающую на запад. Полетел Егор в этом направлении и вскоре увидел воздушный замок, обветшалый и запыленный, с крупными тусклыми буквами: « Аэропорт ».

Егор сделал несколько кругов над аэродромом.

В ангарах лежали без дела рассохшиеся летающие сундуки и потрепанные ковры-самолеты, дырявые ступы, старые метлы. На перроне — безлюдно. Круглые часы на аэровокзале остановились, и даже некому их завести.

Залетев в пустой зал ожидания, Егор покружил над диванами и креслами и повис перед «Расписанием рейсов». Из него он узнал, что ковры-самолеты использовались на местных линиях, а летающие сундуки — на дальних, что с жалобами следовало обращаться к начальнику аэропорта Кащею Бессмертному или к начальнику отдела перевозок Соловью-разбойнику.

«В случае задержки рейса, — прочел Егор, — пассажиру выдается скатерть-самобранка, и он может питаться за счет аэропорта».

Волшебники, дети и сочинители сказок пользовались воздушным транспортом Кахарда бесплатно, а все прочие приобретали билеты.

щелкните, и изображение увеличится В конце зала Егор заметил справочное бюро, заглянул в овальное окошко и отшатнулся. В тесной каморке скрючившись сидела Баба-Яга и вязала чулок из паутины, которой было вокруг более чем достаточно.

Почуяв человека, она принюхалась длинным крючковатым носом, подняла голову и удивленно произнесла таким глухим голосом, будто говорила в горлышко стеклянной банки:

— Это еще кто? По духу — человек, а по виду — вроде бы наш, волшебник… Откуда будешь?

— Здравствуйте, бабушка! Из России я.

— А-а… Здравствуй. Земляк, значит. Жила я в тех краях, и долгохонько, да вот переселилась. Почти вся нечистая сила тоже здесь обосновалась. Век такой — теряют люди к нам доверие…

— А почему такое запустение здесь?

— Твоя правда, — вздохнула Баба-Яга. — Хворость какая-то напала на волшебников наших, вроде эпидемии, значит… И пошли дела на убыль. А потом тут один бойкий такой, видать басурманин, санаторий открыл — и они все к нему уехали.

— А вы что же, бабушка?

— Оно, конечно, не мешало бы: давно колотье в груди испытываю и ломоту, в суставах. Но место у меня не ахти ответственное… Начальник аэропорта прямо сказал : на твоей должности черед на путевку не скоро дойдет. Вяжи, говорит, да за оборудованием присматривай.

Порядки тут свои, не мной установленные. Отошли денечки: была я домовладелицей, всеми почитаемой, а нонче и избушки своей лишилась. Трудно в эмиграции… Кабы знала, что примут обратно, запросилась бы.

— А далеко ли будет санаторий ваш, бабушка?

— Тебе-то что?! — насторожилась Баба-Яга. — Это волшебная тайна, не всякому говорить ее положено. Ты, я вижу, при деле, а докучливый…

— Это я так просто, — смутился Егор. — Вижу, что в справочном бюро сидите, и спросил.

— Я только о том справки даю, что и без того всем известно… Не то отбою от клиентов не будет! Я уж эту профессию изучила… А ты где остановился, касатик?

— В доме Бен-Али-Баба.

— У-у-у! — завыла Баба-Яга и застучала об пол костяной ногой. — Прочь, разбойник! Небось из его шайки?.. Пусть он не надеется, обманщик, что ему это все даром пройдет. Пользуется тем, что волшебников сейчас нет, и продает их дома глупым людям, выдавая за свои… Я вот тебя!

Но тут, повинуясь приказу Егора, вертолет вылетел из аэровокзала и, набирая скорость, помчался к городу.

Не много дал Егору этот, столь неожиданно окончившийся разговор, но все же было отчего задуматься.

Одно ясно: не все благополучно в Кахарде и впредь Егору следует вести себя еще более осмотрительно.

Вспомнил он своего «хозяина»… Звали его Бен-Али-Баб. Это был высокий мужчина с курчавой бородой. Темные глаза его глядели на всех властно и зло.

Если бы Бен-Али-Баб узнал, что Егор и Елочка нашли приют на чердаке его дома, — наверное, плохо пришлось бы им…

3

щелкните, и изображение увеличится На Востоке день отдыха не воскресенье, а пятница. В ближайшую пятницу Егор слетал на базарную площадь.

Приземлившись во дворе мечети в час, когда она пустовала, Егор спрятал вертолет под кустом и незаметно выбрался на площадь.

Вокруг стоял невообразимый шум. Сотни великанов, сидя на корточках возле своих товаров, выкрикивали что-то и отчаянно жестикулировали. Огромные животные грозно отфыркивались, поднимая душные вихри.

Конечно, вы поняли, что все это были обычные ослы и лошади и обычные торговцы. Просто Егор был слишком мал.

— Кому воды? Холодной воды! — призывали мальчишки, снуя по базару с узкими глиняными кувшинами.

— Продается ишак, правоверные! Совсем дешево! Договаривайтесь о цене прямо с ним. Сколько раз он прокричит, столько и золотых монет ему цена…

Но ишак кричал без перерыва, и его рев отпугивал покупателей.

— Убирайся со своим гордецом!—гнали голодранца, водившего за собой ишака. — Он возомнил о себе и назначил такую цену, что у самого Магомета не хватит денег, чтобы заплатить за одну его голову.

щелкните, и изображение увеличится — Не скупитесь, люди: мой ишак волшебный, он предсказывает будущее…

— Теперь волшебство не в почете, — ворчали зеваки.

— Продаю халат! Шелковый халат отдаю за два червонца.

— С ума сошел! В твоем халате три дыры!

— Чудной человек. Возьми кинжал и сделай в нем столько дыр, сколько захочешь. Но сперва заплати червонец, так и быть…

— Плов, рисовый плов! Кто заплатит двойную цену, одну порцию получит бесплатно.

— Воды! Кому холодной воды?

Тут и там пестрели расшитые золотом ткани. Расписная звонкая посуда из обожженной глины, горы сочных фруктов лежали прямо на земле.

Слепой, сидя на старом коврике, ударял костлявыми пальцами в тугой бубен с медными кольцами и, тряся ветхой бородкой, пел заунывную песню.

Егор обвел взглядом базарную площадь, но подойти к шумной толпе, где его могли затоптать насмерть, не решался.

У мечети, в тени абрикосового дерева, собралась группа оборванцев. Нет преступления, на которое они не согласились бы ради куска хлеба. Но как и что сделать, никто из них не знал.

Они курили трубки из букового корня с длинными тростниковыми мундштуками и слушали подсевшего к ним человека. Его голос показался Егору знакомым. Он подобрался ближе, прячась за камнями, и узнал Бен-Али-Баба. Тот медленно говорил:

— Воля аллаха, дети мои, нерушима. И да несчетно продлятся дни того, кто суМест постоять за бога, себя и свой дом.

— А если у меня нет своего дома и я забыл, что такое хлеб, чем продлить свои печальные дни? — спросил юноша-нищий.

— Юноша задал дельный вопрос, — поддержал его другой собеседник. — Ответь ему.

— У кинжала два лезвия, — понизив голос, продолжал Бен-Али-Баб. — Одно для того, чтобы добыть себе богатство, а другое — чтобы его охранять…

— Это старый закон… — вставил кто-то из присутствующих.

— Это вечный закон! — вновь повысил голос Бен-Али-Баб.— У языка тоже две стороны: одна — чтобы славить аллаха, другая — чтобы скрывать правду.

— Мы умеем молчать, — ответил за всех высокий оборванец, прислонившийся к дереву. — Выкладывай: что ты хочешь от нас?

— Кто желает иметь деньги, пусть возьмет оружие, завтра утром пойдет в горы и сделает то, что я прикажу.

— А если нет оружия?

— Я дам его.

— Я согласен! — крикнул юноша-нищий.

— И я! И я!.. — раздалось несколько голосов. Бен-Али-Баб внимательно оглядел всех и заговорил так тихо, что Егору пришлось перебежать за другой камень, поближе.

— Солнце освещает только деяния аллаха, поэтому мы должны сделать свое дело в темноте. Есть в горах Чинар-бек. Вы знаете это старое дерево. Завтра перед восходом солнца мимо него по Столетней дороге пройдет караван… Какие-то ученые — ценители сказок — едут к нам, чтобы узнать историю этого города… Но это вас не касается. Ограбите караван, а я вам за это плачу деньги.

Услышав о готовящемся нападении, Егор решил предупредить тех, кого Бен-Али-Баб наметил себе в жертву.

4

В небе повисла серебристая тучка. Бледная луна спрятала в нее, как в муфту, свои лучи. Еле видная в полумраке серая лента дороги изгибалась между скалами, то сбегая в трещину, то взбираясь на крутой склон.

Скрытый тенью гор, по дороге двигался караван верблюдов. Предрассветный прохладный ветерок посвистывал в кустарнике и уносил в ущелье дорожную пыль. Впереди каравана шел проводник и в длинной песне воспевал все, что видел вокруг.

За поворотом дороги показался Чинар-бек. Под его ветвями могли укрыться сто человек.

Продолжая напевать, проводник вытащил из-за пояса пистолет и оглянулся. Его товарищи сделали то же. Потом проводник набил табаком трубку и зажег спичку. Ярко вспыхнул огонек, осветил его напряженное лицо: видно было, он ожидал чего-то недоброго и зорко осматривался.

Едва он поднес огонь к трубке, как из-за скалы выбежал широкоплечий человек. В руке нападавшего блеснул нож…

Караван остановился. Из засады выскочили бандиты и с воем и криками кинулись к нагруженным верблюдам. Они не знали, что караван сопровождала сильная охрана. Поднялась беспорядочная перестрелка. С первой же минуты стало ясно, что перевес на стороне охраны. Бандиты обратились в бегство.

А рядом летал Егор на своем вертолете. Это он предупредил караван, и ученые успели вызвать охрану.

Егор наблюдал за схваткой и радовался поражению бандитов. Но где Бен-Али-Баб? Неужели ему удалось бежать?

В лучах восходящего солнца Егор увидел роскошно одетого бородача, взбирающегося на холм, где рос Чинар-бек. Вот уже ему удалось взобраться на вершину холма, и он во весь дух побежал к дереву. Конечно же, это Бен-Али-Баб!

Сделав круг и убедившись, что нападение отбито, Егор полетел к Чинар-беку. К его удивлению, Бен-Али-Баба там не оказалось!

Может быть, негодяй спрятался в густых ветвях?

Егор со всех сторон осмотрел дерево: бандита там не было.

Не провалился же он сквозь землю?

Егор пошел на посадку и приземлился у самого ствола. Он хотел во что бы то ни стало выследить бандита.

Отстегнув ремни, Егор вылез из вертолета. Почему-то солнце заметно померкло. Удивленный Егор поднял голову: крепкие ветви чинара сами собой быстро клонились к земле, и вскоре стало темно.

Егор понял, что попал в западню.

 



Страница сформирована за 1.11 сек
SQL запросов: 184