УПП

Цитата момента



Вы не можете считать, что правы, пока не посмотрите на ситуацию глазами другой стороны.
Поверните голову!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Случается, что в одной и той же семье вырастают различные дети. Одни радуют отца и мать, а другие приносят им только разочарование и горе. И родители порой недоумевают: «Как же так? Воспитывали их одинаково…» Вот в том-то и беда, что «одинаково». А дети-то были разные. Каждый из них имел свои вкусы, склонности, особенности характера, и нельзя было всех «стричь под одну гребёнку».

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

Таким образом, приобрели обязанности наравне с мужчинами и, хочешь не хочешь, теперь женщины вынуждены:

  • Получать образование и профессию.
  • Вставать в шесть утра и спешно выбегать из дому, невзирая на погоду и самочувствие.
  • Заставлять себя обдумывать вопросы, чуждые вашей натуре, а то и просто отвратительные.
  • Контактировать с людьми, которых терпеть не можешь.
  • Держать язык за зубами.
  • Поджимать хвост.
  • Заниматься хищениями, злоупотреблениями и созданием недостачи.
  • Принимать молниеносные решения, что для каждой особи женского рода высшего порядка является сущей пыткой. (Для особей низшего порядка — это не проблема, например, для атакующей пантеры.)
  • Портить с таким трудом раздобытую одежду в общественном транспорте.
  • Считать.

(Здесь следует обратить внимание на явление таинственное и необъяснимое. Из ста женщин считать умеет максимум одна, как редчайшее исключение на некоторые сотни приходится две, из ста мужчин считать умеют девяносто восемь. Исключения только подтверждают правило. И ведь во всех расчетных отделах, кассах, банках, бухгалтериях и прочих счетных заведениях сидят женщины. Вкалывают эти несчастные в поте лица и совершенно справедливо полагают, что их труд тяжелее, чем у шахтеров в забое. А значит и должен лучше оплачиваться. И правильно, шахтер делает свое дело, то, что умеет, они же — совсем наоборот. Во всем этом нет ни малейшего смысла. И кто подобный идиотизм выдумал? Не иначе, как какой-нибудь ярый антифеминист!..)

  • Короче говоря, зарабатывать деньги.

Да еще при всем при этом женщины докатились до такой стадии кретинизма, что если какая-нибудь может работать на производстве и зарабатывать деньги, но не делает этого, считают ее законченной дурой.

Вообще-то зарабатывание денег само по себе дело весьма приятное. Свои собственные заработанные можно потратить на что твоей душе угодно и даже ко всеобщему осуждению растранжирить. Однако тут возникает один недостаток: проявляется некая отвратительная и крайне обременительная черта — чувство ответственности.

И тут в душе страшный конфликт, который все разрастается и превращается в настоящий ураган. Шляпка или счет за телефон?.. Летний костюмчик или арматура для раковины, что вчера окончательно накрылась?.. Скромненькая накидка из норки или ремонт в ванной?.. Перчатки или мясо на обед?..

Надо сказать, в последнем случае любая женщина, даже сверхответственная, предпочтет перчатки, ведь от еды только толстеешь. И совершенно правильно сделает.

Чувство ответственности, как таковое, заложено в женщинах самой природой, но ограничивается только элементами, биологически ей присущими. А именно — детьми. Чрезвычайно редко случается, чтобы женщина, вьнося из горящего дома тефлоновую сковородку и новые туфли, забыла о детях, сладко спящих в колыбели. Столь же редки случаи, когда она забывает забрать своих чад из детсада, забывает об их ветрянке, обеде и вообще существовании. Дети закодированы в ее подсознании. Ребенок, оставленный дома, гложет ее не меньше, чем пираньи в реках Южной Америки, и может совершенно отравить удовольствие от бала в Венской опере. Ребенок, самостоятельно разогревающий обед после школы, заставляет ее кидаться к телефону во время:

  • конференции на высшем уровне;
  • операции желчного пузыря и сердечного клапана;
  • ревизии в ювелирном магазине;
  • продажи билетов в железнодорожной кассе пассажирам, чей поезд отправляется через сорок секунд;
  • забега на сто метров для женщин на Олимпийских играх;
  • а также любых других занятий.

Вот, пожалуй, клинический случай:

Во время различных конных состязаний на ипподроме раз двадцать в сезон из громкоговорителя раздается отчаянный призыв к некоему папаше, чей маленький Павлик ожидает в секретариате. Старики не упомнят, чтобы подобный призыв хоть раз был обращен к матери, которая в вихре азарта позабыла о своем Павлике напрочь. И не думайте, пожалуйста, что мамаши бывают на ипподроме реже. Кому как не мне, завсегдатаю, это знать.

Ответственность за Павлика присуща матери биологически.
Я же говорила,  что биология отстает!

Все остальное — совсем наоборот. Точно так же биологически мамаша уверена, что за все остальное должен отвечать мужчина. Собственная ответственность только портит ей характер.

Сражаться с биологией не рекомендуется. Результаты могут быть самыми плачевными. Пока еще в этой борьбе никто не победил, а если и победил, то только себе навредил, впрочем, так ему и надо.

Вне всякого сомнения, не иначе как дьяволом подсказанная идея самой зарабатывать деньги родилась где-нибудь на кухне во время утомительной домашней работы. Возможно, у хозяйки как раз что-нибудь на плите убежало.

И хозяйка размечталась. Сидит она себе элегантно одетая и причесанная с изысканным макияжем в каком-нибудь учреждении, вокруг — только взрослые люди, которые не размазывают по лицу слезы грязными руками, ревя при этом во все горло, иногда —даже мужчины, которым она совсем не обязана штопать носки и гладить рубашки… (И никто ее не заставит, даже если на них все, как корова жевала!) Обязанности ее строго ограничены, тюкает себе спокойненько на машинке, перекладывает бумаги из одной стопочки в другую, бумажки легонькие, беленькие, не кипят, не пригорают, есть не просят и мыть их не надо, восемь часов сплошного удовольствия, отдыха и спокойствия. И за все это ей еще и заплатят! Ну скажите по совести, кто о таком счастье не мечтал?!..

Воображение — вещь непредсказуемая и практически безграничная — могло нарисовать и другие картины.

Вся дорогая семейка за столом: ребенок опрокинул на себя тарелку супа, муж требует соли, второй ребенок отказывается есть морковь, в кухне подгорают сырники; а почему бы все то же самое не делать за деньги? Официантка! Какая прекрасная профессия! Не хочет дурашка моркови — и не надо; суп разлили — можно подтереть с вежливой улыбочкой и таким приятным сознанием, что менять одежду сопляку и стирать ее будет кто-то другой. А что там подгорает, ее вообще не касается; и за такое удовольствие еще и деньги платят!..

Или вот еще: делает она анализы в лаборатории, всякие химические опыты, интересные и приятные, ну, разве что запах слишком сильный; а то раскраивает ткань, что-нибудь новенькое придумывает или ухаживает за ноющим и стенающим болваном не сутки напролет, а всего несколько часов и получает за это бешеные деньги. Разве не рай?! И какого черта она даром мучается, сидя дома?!..

Вот такие-то голубые мечты и привели к известным нам последствиям. Только проклятое воображение не учло одной мелочи.

Рай — раем, удовольствие — удовольствием, но собственный-то дом, муж и дети никуда не делись. Благоприобретенная профессия отнимает свои восемь часов, преодоление пространства между местом жительства и местом работы тоже требует времени, итого будет часов девять. В жалкий остаток, что эмансипированная женщина сэкономит от светового дня, ей надо затолкать:

  • уборку квартиры;
  • как минимум обед и ужин, если у нее хватило ума спихнуть на кого-нибудь завтрак;
  • покупку продуктов — и здесь возблагодарим Господа, что в родной стране кончился очередной государственный строй (от слова «очередь», если кто не понял);
  • постирушку;
  • и еще несколько мелочей.

Женщине не остается времени на себя.

Но об этом подлое воображение не сказало ни слова. Не предостерегло. Не продемонстрировало портрет запущенной кикиморы с висящими патлами или клоком соломы на голове, с обломанными ногтями, с увядшей, но зато с обильными морщинами кожей и прочими прелестями, что так щедро нас украсили. Ни звука не проронило о платье, которое, конечно, не красит человека, но женщину может вконец изуродовать. В общем, надуло нас самым подлейшим образом.

Надо признать, погорели мы основательно.
А что хуже всего, мужчины воспользовались случаем моментально и всесторонне.

Особы с безразлично каким уровнем интеллекта, но зато с инстинктом выше среднего не только справляются с вышеописанным катаклизмом, но даже кое-что при этом выигрывают. Прежде всего:

1. В рамках педагогической деятельности снимают со своей шеи детей. Ребенка надо подготовить к жизни, а значит, он должен уметь:

а.) мыться сам, включая уши;

б) одеваться сам, включая правильное сопоставление петель и пуговиц;

в) приготовить себе завтрак из продуктов, не угрожающих здоровью, и даже его съесть;

г) попасть из школы прямо домой, не выискивая по дороге дополнительных развлечений на свою и нашу голову;

д) понять, хотя бы приблизительно, зачем ходить в школу и почему ему все-таки лучше эту школу окончить. Задача, конечно, не из легких, но достижимая;

е) выполнить примитивные домашние обязанности, как то:

— вымыть за собой тарелку и стакан, не разбив при этом ни один из предметов, а также поместить извозюканные

— грязью;

— соком;

— яйцом всмятку;

— маслом от заглотанных в спешке шпрот;

— пастой из ручки;

— смазкой от случайно встреченного бульдозера

предметы гардероба в корзину для грязного белья, а не на подоконник среди только что принесенных из магазина продуктов, или под стопку книг и тетрадей;

ж) собственноручно и эффективно вычистить свои ботинки;

з) и прочее в таком роде.

2. Используя изощреннейшие приемы, постепенно или же одним ударом приучают и заставляют мужчину делать абсолютно то же самое, что и ребенка. Сверх программы, неумеренно восхищаясь его физической силой, склоняют к занятию тяжелой атлетикой, то есть делать покупки. Речь идет, естественно, о простых и однородных продуктах, ведь ничего другого мужчина купить не в состоянии. В конце концов, нельзя же от него требовать слишком много.

3. Беспощаднейшим образом избавляются от глубоко укоренившегося атавизма — чувства долга, а следовательно, принимают во внимание, что:

а.) принадлежащий ей мужчина — не паралитик;

б) у него имеются две функционирующие руки и в придачу две ноги;

в) над конечностями возвышается голова, а в ней расположено устройство, называемое мозгом;

г) устройство информирует его, что:

— он голоден;

— ему нужны чистые трусы и рубашка;

— все это ему должна предоставить женщина;

— а фигушки, женщины под рукой нет, так как она отправилась на работу;

— если даже и есть, то категорически отказывается от предоставления услуг;

— человек может продержаться без еды сорок дней, но при этом неважно себя чувствует;

— что же до трусов и рубах, то в грязном виде они обычно производят дурное впечатление;

— нужно что-то делать.

После безрезультатных попыток склонить женщину к выполнению обязанностей, которые перестали быть ее обязанностями, устройство предлагает несколько аварийных вариантов:

1. Удовлетворить свои потребности самому.

(Отвратительно.)

2. Учинить жуткий скандал.

(Ненадежно. Может не подействовать.)

3. Пригласить специалиста.

(Дорого.)

4. Заменить женщину.

(Интересно.)

После чего обычно мужчина перестает нас любить и отбывает в неизвестном направлении. Вот и вся польза женщинам от равноправия…

То есть нет, не так, я совсем другое хотела сказать. Они в состоянии сменять женщину на другую, всегда и везде, при любых обстоятельствах, без малейшего повода и каких-либо стараний с нашей стороны. Это своего рода стихийное бедствие, которому трудно что-нибудь противопоставить.

Если все же женщине с инстинктом выше среднего удастся только что описанную акцию провернуть без достижения радикального эффекта, то есть без потери мужчины, она приобретает огромные преимущества.

Возвратившись с работы, она совсем, не должна:

  • В дикой спешке готовить еду.
  • (Да чего уж там. Ладно. Кто-то все равно должен приготовить. Но пусть она сделает это в свободное время и оставит в холодильнике, а вечером только подогреет. На это уйдет не больше пятнадцати минут.)
  • Мыть посуду, накопившуюся за весь день.
  • Сломя голову кидаться стирать, убирать, гладить, пришивать и исправлять, чистить и препираться, искать и находить.

Зато она может:

1. Заварить себе кофейку, расположиться поудобнее и углубиться в чтение.

2.  Отдохнув, внимательно поглядеться в зеркало и подумать, чего ей не хватает.

3. Вымыть голову.

4. Сменить рабочую одежду на вечернюю и выйти:

— на встречу со знакомыми;

— в гости;

— в кафе, в кино, на прогулку, прошвырнуться по магазинам, в парк культуры и отдыха, да куда угодно;

— никуда не выходить и провести тихий вечер дома;

— встретиться с интересным  мужчиной.

Вот тут-то и начинается…

Со всем этим равноправием мужчины тоже явно поглупели.
Прежде всего демонстрируют полнейшее и поразительнейшее отсутствие логики.

В те незабвенные времена, когда женщина жила еще исключительно частной жизнью и не взваливала себе на спину дополнительно работу по профессии и проклятье зарабатывать деньги, а значит, когда у нее было меньше обязанностей и нагрузок, с ней цацкались, как с тухлым яйцом. Кидались поднимать оброненные платочки и веерочки…

Хотя нет, платочки и веерочки тут ни при чем. Их обычно роняли, чтобы завлечь свой «предмет». Обычно при этом возникали всевозможные недоразумения и даже несчастья, если поднимать бросался другой, а тот, кто нужен, дурак набитый, столб столбом, не разобравшись в ситуации. Так что к повседневной жизни все это не имеет никакого отношения.

…только совершеннейший медведь неотесанный раньше мог сидеть, когда женщина стоит. Только совершеннейший болван невоспитанный мог не помочь ей нести что-либо тяжелое, вырвав оное из слабых дамских ручек. Только распоследний подлец, да будет он проклят во веки веков, заставил бы ее заниматься какими бы то ни было делами в присутственных местах, будь то визит к чиновнику или присмотр за ремонтом всего дома, не говоря уж о мытье экипажа или закладывании лошадей.

Нынче же, когда добившаяся идиотского равноправия женщина делает все и еще кое-что, к ней относятся так, что сказать страшно. Она может стоять себе до посинения, когда мужчина сидит развалившись и плюет в потолок. Может таскать какие угодно тяжести (я лично однажды из чисто спортивного интереса и жуткой обиды в соотношении фифти-фифти как-то взвесила все, что приволокла из магазина. Получилось шестнадцать с половиной килограммов), а мужчина и глазом не моргнет…

Ну ладно-ладно. В обществе собственной женщины или даже просто знакомой носят, поднимают и стоят. Будь на их месте родной дедушка, что там ни говори, тоже мужчина, и он бы носил, поднимал и стоял. Именно поэтому современные мужчины стараются избегать как дедушек, так и женщин, занятых своими обязанностями.

…Все на нее сваливают, начиная с сантехника и кончая налоговой инспекцией. Я собственными глазами видела, как женщина седлала коня и не по службе, а в частном порядке. А ее постоянный поклонник, стоявший тут же рядом, был занят исключительно своим внешним видом.

Если ее не заставляют мыть машину, то только потому, что боятся — или вымоет плохо, или, не дай Бог, чего поломает.

Нет, сейчас речь идет не о взрыве пламенной страсти! Не о том первом этапе чувств, когда драгоценнейшая ножка никак не может ступить в лужу, даже если обута в резиновый сапог, когда из драгоценнейшей ручки вырывают вечернюю сумочку весом сто пятьдесят граммов и вовсе не с целью грабежа, как кто-нибудь мог подумать, а только чтобы облегчить жизнь любимой, а некоторые идут так далеко, что даже подают чай для двоих. Нет, сейчас речь о последнем этапе, который может длиться и полвека.

Ну, и где тут смысл, где логика?

Эмансипированная женщина, выходя из дома, должна иметь при себе деньги. Или эту, как ее, кредитную карточку, все равно.

Так ей и надо. Было время, когда в общественных местах за нее платил мужчина и сгорел бы со стыда, если вдруг денег не хватило. В нынешнее жуткое время никогда не знаешь, может, придется за него самой заплатить. Что его вполне устроит.

Единственные, кто сохранили благоразумие, это дамы профессионально предосудительного, или, как еще говорят, легкого поведения. Только они трактуют мужчин как положено, и ни одному даже в голову не приходит не расплатиться. Есть в этом какая-то сермяжная правда, которую следует всесторонне и тщательно изучить современными научными методами.

Мужчины, потерявшие в результате эмансипации свое естественное прирожденное превосходство, поначалу возмущенные и дезориентированные, а в результате — беспомощные, однако, быстро обнаружили огромную для себя пользу. Расходов меньше. Энергию и творческие идеи из себя выколупывать во что бы то ни стало уже и не очень нужно, ведь женщины частично взяли это на свои плечи. Можно прилечь и расслабиться. Ах, каким приятным становится этот мир!

Однако со свойственной всем мужчинам тупостью они не заметили, что одновременно усохли и их мужские качества. Ну разве что остались им еще мыши.

Мыши — лучший индикатор, выявляющий разницу между полами, ничто в мире с ними не сравнится. По каким-то таинственным и науке неизвестным причинам почти все женщины панически боятся этих милых зверюшек, а из мужчин — практически никто. И с подобной биологической шуткой не поспоришь. Мужское превосходство, мужская отвага, мужское рыцарство, мужская сила, мужское всё при виде мышей проявляется наилучшим образом, пробуждая в женщинах чувства соответствующие и противоположному полу прямо-таки необходимые. Одни только мыши. Это, конечно, немного, но хоть что-то. И приходится удивляться, что мужчины не пользуются ими значительно шире. Ну вот, разве мальчишки разводят белых мышек, что, несомненно, является проявлением здорового инстинкта.

Между нами говоря, далеко не все женщины так уж этих мышей боятся. В большинстве — да, но вовсе не все. А вот симулировать жуткую панику при виде мышонка, чтобы получить мужскую реакцию, по которой давно истосковались, — на это ума хватает. И надо же, мужчины в этот страх перед грызунами свято верят и всячески его рекламируют, что свидетельствует о глубоко укоренившейся в их подсознании потребности сражаться с драконом, защищая прекрасную принцессу.

Принимая во внимание, что данное произведение написано особой женского пола, не стоит ожидать от него абсолютной логичности, а также следования заявленной теме. Нет на свете такой женщины, на здоровье которой вредно бы не отразилось следование заявленной теме.

С древнейших времен их самым сокровенным желанием было вызвать восхищение и преклонение. Женщины сознательно шли навстречу данным стремлениям, но всякие недоумки мужеского полу им это дело только усложняли. Используя несчастное равноправие, они продемонстрировали:

  • Беспомощность в жизни и финансах.
  • Меньшую сопротивляемость абсолютно всему.
  • Дикую лень.              
  • Потрясающее легкомыслие.
  • Огромнейшую глупость, проявляющуюся, в частности, в глубочайшем убеждении, что женщина может одновременно существовать в трех лицах и находиться одновременно в разных местах, занимаясь разными делами.
  • Эгоизм и сибаритство прямо-таки безграничные.
  • А также всевозможные черты, заимствованные у женщин и каждой нормальной женщине ненавистные, ибо кому же охота сражаться еще и с собственным полом.

Правда, неверность, предрасположенность ко лжи и трусость в мирное время могли и не демонстрировать. Эти мужские черты женщинам хорошо известны с древнейших времен.

Ну и как прикажете испытывать перед такими восхищение и преклонение?!
А может, все дело портит одежда?..
В этом вопросе женщины совсем тронулись.

Другой разговор, что время от времени моду диктуют исключительно заядлые антифеминисты. Может, даже  извращенцы. Смертельно ненавидя женщин, они исподволь пытаются вызвать к ним отвращение и у других. Должна заметить, это им в значительной степени удалось.

На женщин же явно нашло какое-то затмение. Они пошли навстречу таким модельерам и нарядились в:

  • Мешки из-под картошки.
  • Нечто типа хорошо накачанных автопокрышек.
  • Лохмотья

(Что касается лохмотьев, они, возможно, оправданы поэтической традицией «Пушистого снега шлейф». Героиня этой песни одета была в лохмотья, из-под которых просвечивало розовое тело, что явно возбуждало барина. Как оно могло быть розовым лютой зимой на трескучем морозе — непонятно. Уместнее была бы желтоватая синюшность, а значит, к поэзии нельзя относиться серьезно.)

  • Колодки, заменяющие обувь.
  • Мужские куртки и свитера, прямо-таки нагло толстящие.
  • Брюки не по фигуре.
  • Комбинезоны, содранные с трактористов.
  • Тряпки, посудные и половые.

И тому подобное, невзирая на производимый эффект.

А кто и когда видел Мерилин Монро или Джину Лоллобриджиду, не говоря уж о мадам де Помпадур, в драных портках для работы в хлеву? А если которая из них и появилась на людях в большом свитере, то только затем, чтобы его тут же снять.

От подобного эффектного приема придется отказаться. Если бы женщинам при каждом брошенном на них мужском взгляде приходилось поспешно сдирать с себя наиболее отвратительные предметы гардероба, то, принимая во внимание количество мужчин, слоняющихся там и сям, жуткое бы на улицах царило оживление. Мало нам, что ли, без того работы?

Женщинам, как известно, присущи женские признаки: красивые бюсты, красивые лица, красивые ноги, красивые волосы. Бюсты в мешках не видны (что имеет свой смысл для особ с легким брачком), лица еще не так давно красили в зеленый и красный цвета (мода на такой макияж, к счастью, прошла, но была, и на нее клюнули те, что поглупее. Может, у них при зеркале плохое освещение?), ноги же утонули в бахилах до середины лодыжки, не говоря уж о брюках. Остались только волосы. Но в этой области мужчины составили нам серьезную конкуренцию, и этим их теперь не удивишь.

Достойное всяческого осуждения сознательное обезображивание с помощью одежды является следствием того факта, что, по сути дела, женщины одеваются не для мужчин, а для женщин.

На посиделках в бабской компании мы могли бы преспокойненько прийти в домашнем халате и бигуди, да в чем угодно, кого бы нам, казалось, там очаровывать? ан нет! Мы нарядимся в последний писк моды, прямехонько из Парижа, от того самого извращенца-антифеминиста. Приятельницы позеленеют, каждая заметит, и каждую скрючит. И разве их утешит тот факт, что эта гангрена выглядит в модном одеянии как путало огородное? Ничего подобного. Они бы тоже хотели так выглядеть.

Разумной женщине плевать на цвет приятельницы. Она, конечно, тоже следует моде, но без излишеств и так, чтобы иметь возможность продемонстрировать свои достоинства. Ведь никогда не известно, а вдруг в сугубо бабскую компанию случайно затешется какой-нибудь мужчина, а его не тряпки интересуют, а их содержимое. И оценит по достоинству. Вот тут-то приятельницы посинеют, что является гораздо более существенным колористическим эффектом, чем пошлая зелень.

Всевозможные драные лохмотья и отвислые портки надежно скрывают дамские прелести. А мужчины, известно, слепые тетери и замечают только то, что им явно и недвусмысленно показывают. И можете быть уверены, ничегошеньки они не увидят, если с первого взгляда их охватит ужас и отвращение.

Тем более удивляет тот факт, что сами они пошли тем же путем. Начали подражать женщинам, быть может, в надежде, что рано или поздно превратятся в слабый пол и ничего уже не будут должны делать, а глупые бабы все им обеспечат на блюдечке с голубой каемочкой. Так обленились, что даже бриться перестали. И теперь, куда ни глянь, всюду в лучшем случае какие-то библейские пророки да волшебники Черноморы, а в худшем — нищие с паперти, Марксы с Энгельсами или просто пещерные человеки. И опять брак логики. Хотят быть молодыми до конца жизни, а этими бородами жутко себя старят. Видать, лень победила благие порывы.

А может, и женщины со специфическими вкусами или с намерением навредить убедили их, что с бородами те выглядят просто неотразимо.

Похоже, забыли старую народную мудрость: волос долог, да ум короток.

Разве что, помимо их воли, наконец-то обнаружилось истинное положение вещей?..

А уж об одежде лучше и не говорить. Прежде шестнадцатилетний юноша со стыда бы сгорел, заставь его надеть расклешенные штанишки в цветочек или горошек до колен. Солидный человек среднего возраста скорее отравился бы, нежели надел пеструю рубашонку, даже на отдыхе, даже в глухом лесу, не говоря уж об общественном месте. И оба были бы абсолютно правы, ибо в вышеназванных предметах гардероба каждый мужчина в возрасте от полутора до ста лет выглядит, скажем откровенно, как полный идиот.

Позабыто даже классическое: «К военным людям так и льнут…» Может, конечно, и есть у мужчин какие мозги, но явно свихнутые.

Не замечают, как блестят глаза у женщин, когда те увидят их даже не во фраке или смокинге, а хотя бы в обычной элегантной мужской одежде, как например:

в доспехах или хотя бы в блестящей кирасе, ну в крайнем случае в кольчуге;

— в шлеме с перьями или изящной каске с ш ишаком;

— в черной пелерине и такого же цвета шляпе с широкими полями, из-под которой поблескивает зажатый в зубах стилет;

— со львиной шкурой через плечо.

Хотя это уж слишком, львы сейчас под охраной.

Или, в общем, в том, что не висит. То, что висит, производит на женщин дурное впечатление. Гораздо более уместным является то, что хорошо пригнано по мужской фигуре.

Ну, на худой конец, может быть вечерний костюм, элегантная спортивная одежда, только не тренировочный костюм и не бермуды, которые демонстрируют бабки, не мужчина должен свои бабки демонстрировать, как породистая лошадь, а женщина. Ну и, конечно, форма, всевозможные мундиры… Даже мент в мундире — это нечто гораздо более интересное, чем мент в гражданской одежде… Задавленная этим чертовым равноправием женщина мечтает о настоящем мужчине, который, нормальное дело, должен отличаться от нее всесторонне. Только бы такой появился, и пусть посмотрит, как она на него смотрит…

И пусть она посмотрит, Как он на нее смотрит…

Правда, сверхэкстравагантная одежда — проблема скорее молодежная, но тесно связанная с проблемой взаимных чувств или, наоборот, чувств, не встретивших взаимности; в этой области, к сожалению, НЕТ  НЕ молодых людей!

Тело увяло, но душа молода. А сердце еще моложе. Явление весьма распространенное.

Многие молодые особи женского пола, которые в мужской одежде и двухсторонних патлах — здесь хвост, а здесь борода — видят массу неотразимых достоинств, сами выглядят подобным образом, возбуждая тем самым взаимные восторги. Правда, это вовсе обеим сторонам не мешает при виде фигуры, несколько напоминающей человека, тут же кардинально изменить свои вкусы.

Чтобы избежать недоразумений, хотелось бы пояснить вещь совершенно очевидную, хотя, кто знает, может и не для всех? Если человек появляется в жаркий день на пляже во фраке и лакированных туфлях без рациональных причин, скорее это вызовет не восторг, а серьезные опасения, так как сумасшедших боятся во всем мире. Есть, правда, племена, которые им поклоняются, но у меня сильные подозрения, что делают это из того же самого примитивного страха.

De gustibus non est disputandum — о вкусах не спорят. И все же конь должен выглядеть как конь, а слон как слон. Жутко кудлатая корова вызывала бы как минимум удивление, овца — другое дело, а лев без гривы был бы не львом, а львицей. Женщина должна быть похожа на женщину, а мужчина — на мужчину, а иначе происходит именно то, что происходит.

Поглупев, мужчины забыли свою главную обязанность.

Некогда, в давние и не такие уж давние времена, каждый мужчина стремился быть жеребцом, если не публично, то уж хотя бы в глубине души. Женщину терзала мысль, что никто ее больше не хочет, а мужчину угнетал страх, что он уже ничего не может. Отсюда всякие комплексы и прочие напасти.

Каждый должен делать то, для чего он создан.
Мужчины были созданы для женщин.

Святой их обязанностью является удовлетворение:

пожелании;

— требований;

потребностей:

а) духовных;

б) материальных;

в) невысказанных;

— фанаберии;

— капризов;

— мечтаний;

— амбиций;

— а также всевозможных чувств противоположного им пола.

Принимая во внимание их умственную недостаточность, догадываешься, что из перечисленного выше они понимают немного. Ничего тут не поделаешь. Божья кара. Ведь им приходится:

1. Завоевывать женщин.

Стремление завоевать что бы то ни было свойственно мужской природе. Врожденная лень является элементом тормозящим, значение которого в том, что он конкретизирует ситуацию. Мужчина решается завоевать только тогда, когда это ему действительно нужно позарез, а значит, завоеванная женщина может быть абсолютно уверена, что ее совершенно честно желают и добиваются, а это всегда приятно сознавать.

2. Заботиться о женщинах, особенно о завоеванных.

Главной ошибкой мужчин является пренебрежение завоеванной добычей. Добыча перестает чувствовать себя ценной и желанной и начинает сильно обижаться, после чего очень скоро перестает быть добычей. Как вариант, оставаясь добычей, так отравляет жизнь добытчику, что тот на чем свет стоит проклинает день, когда у него зародилась сама мысль добиваться.

3. На каждом шагу проявлять энергию, инициативу и предприимчивость.

Вне всякого сомнения, мужчина обязан пригласить женщину, особенно свою, на:

завтрак у Тиффани;

— бал в Савойе;

— дансинг в забегаловке;

— поход на байдарках;

— уикэнд на Гавайях;

— отпуск в родной деревне;

—вечер в кино, опере, театре, цирке, лунапарке и вообще где придется;

зимний (может быть, летний) чай на двоих;

короче говоря, на все.

А для этого требуется извлечь из себя максимум энергии и инициативы, ибо не все так просто организовать (особенно этот завтрак у Тиффани). Сверх того, нужно немало денег, ведь последние здорово облегчают не только жизнь, но и трудные предприятия. И здесь нелишней окажется предприимчивость, поскольку раздобыть деньги можно разными способами, но все они требуют сил как умственных, так и физических. (Взять, к примеру, такую примитивную вещь, как тормознуть на большой дороге междугородный автобус и ограбить пассажиров. История свидетельствует, что такую штуку весьма успешно проделывали в прошлом с дилижансами. С последними нынче напряженно, поэтому не будем привередничать, сойдут и автобусы.)

4.   Ограничивать собственные дурацкие претензии, как, например,

а) ежедневное питание (тут им не ресторан);

б) чистые предметы гардероба, готовые к употреблению и лежащие в шкафу (тут им не прачечная);

в) тишина и спокойствие, так необходимые для чтения газет (тут им не изба-читальня);

г)  желание принимать горизонтальное положение в самое неподходящее время дня, а главное — в одиночку (тут им не санаторий);

а также все прочее (тут им не дворец, а они — не короли).

Со всеми этими обязанностями у мужчин — сплошные проколы. Можно было бы еще простить недостатки с выполнением пунктов 2, 3 и 4, если хотя бы справлялись с пунктом первым. Но эмансипация так задурила им голову, что они окончательно растерялись.

Другое дело, что женщины сами, по собственной инициативе и на свою погибель усложняют им задачу как только могут.

Кто читал исторические произведения, писанные в не слишком средневековые времена, знает, сколько горечи и неведомых миру слез накопилось в женских сердцах на базе обычаев, господствовавших целые столетия.

Она, несчастная, ничто, а он — все. Она завлекает и соблазняет, а он, этот подлец, выбирает. И чаще всего — неудачно. А если он еще, не дай Бог, по природе человек робкий, так прямо хоть вешайся. Если наглый и агрессивный — и того хуже. Если дурак, то намеков не понимает, а если умный, не заловишь. Конец света!

Одна добрая душа, хорошо понимая женские страдания, придумала белые вальсы и танго (дамы приглашают кавалеров), и, пользуясь редчайшим случаем, эти самые дамы с горящими глазами набрасывались на присмотренных кавалеров, иногда даже кое-чего и добиваясь.

Слушайте, а вдруг главной и тщательно скрываемой целью всего этого равноправия было именно изменение этих идиотских обычаев?..

И вот выпущенные на свободу женщины зашли слишком, далеко и перегнули палку.

Все видят, что творится. Женщины атакуют мужчин, затаскивают их в постель и как разъяренные гарпии раздирают их зубами и когтями…

Пардон, я не то хотела сказать. Обычно ничего им не раздирают.

И все же женщины стали агрессивными. Атакуют. Прут нахально, как танки. Бросаются на них, словно голодные тигрицы, и неудивительно, что мужчины начали бояться.

В этом-то и есть самое жуткое безобразие. Явление категорически недопустимое, ибо противоречит природе. А борьба с природой, как в данном трактате уже было сказано, еще никому на пользу не пошла.

Не сука за кобелем, а кобель за сукой. Не голубица летает за голубцом (погодите, голубец — это, кажется, что-то кулинарное)… за голубем, а голубь за голубицей (или голубкой).

Не кошка за котом, а кот за кошкой.

(Идет себе кошка по двору, не смотрит ни направо, ни налево, а строго перед собой, в голубую даль, изящно изгибается, а хвост задран гордо и соблазнительно и направлен прямиком в небо, идет медленно, чтобы ее хорошенько успели рассмотреть. А котяра сидит на крыше и, естественно, глазеет. Кошка же притворяется, что вовсе его не замечает, знать о нем не знает, и заворачивает за угол. Вот тут-то он и стартует!..)

…Не курица за петухом, а петух за курицей, не овца за бараном, а баран за овцой, не кобыла за жеребцом, а жеребец за кобылой и так далее. Что до поведения каракатиц или каких-нибудь там, к примеру, амеб, четкого представления я не имею, но покажите мне человека, желающего уподобиться каракатице или амебе.

Общий принцип ясен — мужской пол бегает за женским. А вовсе не наоборот. А также всячески его завлекает и соблазняет.

Ярчайшим примером верного подхода к делу и в природе является павлин. Он распускает свой хвост не только будучи в ярости, но и с целью очаровать павлиниху (а лучше сказать — паву). А сколько бедняга мучается, чтобы привлечь внимание дамы, ни в сказке сказать, ни пером описать! Попробовали бы вы без помощи рук и ног одним только кобчиком растопырить два метра перьев, это вам не баран чихал. А посмотрите, как парень старается! Вот пример, достойный всяческого поощрения и подражания!

Только человек пытается изменить естественный ход вещей, и уже сейчас видно, что к добру это не приводит.

Женщины бросаются на мужчин. Некогда бросались на них и амазонки. И что, какой им от этого был прок, где они сейчас? А и раньше, когда они функционировали, кто амазонок любил, кто с ними цацкался?

В наш испорченный век атаки на мужчин, правда, не встречают отпора в виде удара саблей или острой стрелы в грудь (в прямом смысле без всяких там Амуров), может потому, что мало кто из мужчин сейчас носит при себе саблю или лук со стрелами, однако они, эти атаки, наносят ущерб другого рода.



Страница сформирована за 0.68 сек
SQL запросов: 170