УПП

Цитата момента



Хочешь быть умным, научись разумно спрашивать, внимательно слушать, спокойно отвечать и переставать говорить, когда нечего больше сказать.
Лев Толстой

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

С.К. Нартова-Бочавер, Г.К. Кислица, А.В. Потапова.
Семейный психолог отвечает

Серия «Психология для жизни». Издательство «Генезис», 2004.

К читателям

Популярное издание, посвященное наиболее актуальным проблемам детской и семейной психологии, построено в форме вопросов и ответов. Рассматриваются психологические трудности, вызванные естественным развитием ребенка и семьи в целом, нормативными кризисами, экстремальными ситуациями и индивидуальными особенностями людей. Книга адресована широкому кругу читателей — родителям, практическим психологам, студентам, получающим психологическое образование.

Дорогие друзья! Давайте познакомимся.

Авторы много лет работают в области семейной психологии, причем в различных жанрах: в просвещении, образовании, консультативной практике во всех ее формах — индивидуальной, групповой, семейной, а также с использованием телефонного, радио- и интернет-консультирования. Поэтому на разных языках мы готовы говорить о тех радостях и печалях, которые приносит человеку его собственное психологическое взросление.

О чем наша книга? Развивая несколько заезженное (да простится невольный каламбур) сравнение жизненного пути и дороги, себя мы, наверное, можем сравнить с маршрутным такси, которое останавливается «по требованию». Наша первая книга вышла два года назад и называлась «140 вопросов семейному психологу». Мы честно дали свои 140 ответов, но пришли новые пассажиры и поставили нас перед необходимостью слегка подкорректировать маршрут. То есть понятно, что начальный и конечный пункты остались прежними, но вот оказалось, что останавливаться нужно уже в других пунктах. Поэтому в новой книге нам пришлось создавать совсем иные разделы. Это было приятно, поскольку хочется верить, что наши корреспонденты воспользовались прежними советами, потому и вопросы у них совсем другие. А может быть, изменилась сама жизнь, но так или иначе, было интересно обсуждать совершенно новые проблемы.

Эти проблемы привязаны к жизни близких, их выборам, достижениям, болезням — ведь ни один человек не свободен от того, что происходит рядом. Жизнь совершается в контексте. Поэтому мы и открываем разговор обсуждением предыстории человека: что думали и чувствовали его родители, когда его ждали, какие привходящие обстоятельства наложили свой отпечаток на факт его рождения? Это знать очень важно, потому что хочет того человек или нет, но в своих поступках он бессознательно выполняет предписания старших родственников или отвечает на их пожелания. Затем мы немного поговорим о том, что включает в себя воспитание: какие задачи оно должно решать и какими средствами осуществляться?

С появлением младенца в семейной системе меняются отношения между всеми родственниками, о том, как к этому относиться, мы рассказываем дальше. А также о разных других проблемах нормального детства — как ребенок растет, взрослеет, какие опасности подстерегают его в учении, дружбе и любви. Все это может приобретать совсем другое содержание, если речь заходит о нестандартных детях, и по этому поводу мы тоже кое-что скажем.

Детство остается в душе человека навсегда, но и у взрослых есть свои проблемы. Супружество, эмиграция, разводы и повторные браки, а также неизбежные кризисы зрелости, которые настигают даже в благополучных условиях, тоже представляют собой серьезный повод для раздумий. И если раньше мы отсчитывали мир от ребенка, то теперь фигура и фон поменялись местами: взрослые люди конфликтуют со своими тоже взрослыми родителями, а их маленькие дети переживают многое из того, что когда-то огорчало их родителей.

Живя и совершая ошибки, иногда успевая их исправить, иногда — нет, люди завершают свой жизненный цикл. Смерть и умирание как неизбежные спутники жизни — об этом нас тоже попросили написать.

И наконец — что можно предпринять для того, чтобы трудности легче преодолевались, проблемы стимулировали развитие, а несчастья не разрушали, а укрепляли дух? В заключительном разделе мы кратко расскажем о содержании и основных формах работы практического психолога.

Итак, наша новая книга — это промежуточный итог. Читатели и писатели сочиняли ее вместе, поэтому личный опыт каждого может ее дополнить или подвергнуть критике; наверное, этот жанр можно назвать психологическим мифотворчеством. И пусть возникает много новых интересных вопросов. Всего вам доброго!

Я К ПСИХОЛОГУ ПРИШЕЛ

Что такое практическая психология?
Чем психолог отличается от психиатра?
Где найти психолога?

1. Раньше говорили и писали о психологии как о науке, подобной биологии или социологии, основанной на многочисленных исследованиях. Сегодня же все чаще говорят о практической психологии. Что это такое? Многие полагают, что психологи лишь манипулируют сознанием и обращаться к ним опасно, потому что можно «подсесть» на психотерапию и утратить самостоятельность.

Практическая психология направлена не на решение проблемы в ее общем виде (например, как связаны между собой черты личности и характер человека), а на поиск индивидуальных закономерностей (почему конкретный Иванов Ваня плохо учится в 5 «А» классе школы № 35) и практическое решение проблем отдельных людей (что и кому нужно предпринять, чтобы Ваня стал учиться лучше). Выводы практической психологии не всегда могут переноситься на другие ситуации, они рассматривают человека в контексте его личной биографии. Таким образом, опираясь на теоретические исследования, практическая психология все же от них очень отличается. И если заказчиком и потребителем изысканий теоретической науки может быть исследовательский фонд, государственные службы, то практическая психология имеет дело с частными лицами, отдельными людьми (посетителями, клиентами или пациентами, как чаще говорят на Западе).

Работа практической психологии может протекать в различных формах. Однако общими остаются следующие черты.

Во-первых, это всегда работа со здоровым человеком. Если у психолога возникают сомнения в психиатрическом статусе, он направит своего посетителя к другому специалисту.

Во-вторых, эта работа всегда осуществляется с согласия клиента, потому что иначе он может оказывать бессознательное сопротивление и эмоционально защищаться от психолога. Так что совершенно невозможно заставить человека сделать то, чего он в действительности не хотел, и представление о манипулировании психикой — не более чем предрассудок людей, которые не знают иных, кроме манипулирования, человеческих отношений.

И наконец, в-третьих, цель практической психологии заключается в улучшении самочувствия клиента. Каковы признаки этого улучшения? Они обычно не столь определенны, как в медицине, но все же уловить их можно. Так, может исчезнуть симптом, который беспокоил человека раньше. Например, страх перед экзаменом, который выражался в расстройстве пищеварения, эмоциональном возбуждении и нарушении устной речи. Если после работы с психологом школьник научился сдавать экзамены без тревог, стало быть, ему помогли.

Другой показатель — это изменение самочувствия: улучшилось настроение, отношение к миру, общение с другими людьми. Еще один, тоже очень важный признак улучшения — это повышение самооценки и уверенности в себе. Так, например, если некто имел обыкновение, аргументируя свою позицию, обязательно ссылаться на мнение авторитетов и панически боялся вызова «на ковер» к начальнику, то после работы с психологом он может без запинки произнести слово «Я» и в случае необходимости не согласиться с тем, что его в жизни не устраивает.

Среди очень важных результатов работы с практическим психологом можно упомянуть также и приобретение новых навыков. Случается, например, что робкий молодой человек, не умевший назначать девушкам свидания, смог этому научиться благодаря психологу. Еще психологи помогают перестраивать отношения с другими людьми. Так, если человек одинокий начинает доверять хотя бы психологу, то затем он с большей вероятностью научится понимать и располагать к себе других.

И очень часто эффект работы с психологом состоит в том, что клиент просто получает поддержку, при этом не приобретая никаких очевидно новых навыков. Например, эмоционально нестабильный ребенок, регулярно встречаясь с психологом, проходит через школьные экзамены без срывов, которые случались у него прежде.

Эффекты воздействия психолога могут быть отсроченными во времени и проявиться не сразу. Более того, нередко бывает, что клиент в результате работы с психологом радикально меняет свою жизнь к лучшему, но при этом не сознается самому себе в том, что ему помогли извне. Однако ничто не проходит бесследно — об этом хорошо знают специалисты, которые работают со своими посетителями подолгу.

Конечно, многие полезные черты, качества и навыки могут возникнуть и без помощи психолога. В конечном счете каждый человек может стать себе учителем. Но ведь мы говорим о тех, кому пока это не удалось, — о тех, кто только ищет свой путь, свое место и предназначение среди людей.

Таким образом, психолог ускоряет естественные процессы развития, открывает человеку психологические ресурсы, о которых тот раньше не догадывался. И, подобно врачу, он появляется в жизни человека на время, в трудный период, чтобы затем вновь раствориться в бесчисленном множестве других безразличных и далеких людей. Поэтому привыкания к психологической поддержке, как правило, не возникает.

2. Почему психологи говорят, что одной встречи с ними недостаточно даже для понимания проблемы? Ведь в медицине хотя бы диагноз обычно сообщают сразу.

Психологические факты в отличие от, например, физических явлений могут быть поняты только в контексте других связей и событий. Как правило, визит к психологу вызван наличием какой-то проблемы, трудности, с которой человек не может справиться сам. И очень часто психологу предъявляется всего лишь «фасад» проблемы. Например, говорится о том, что маленький ребенок агрессивен, бьет младшую сестру и грубит бабушке, но умалчивается о том, что отец ребенка страдает алкоголизмом и в состоянии опьянения совершенно теряет контроль над своим поведением. Поэтому приходится проводить дополнительные расспросы для того, чтобы установить, каковы истинные причины и предназначение нарушения, которое беспокоит родителей. Например, если ребенок выработал агрессивную реакцию в ответ на поведение отца, он отвлекает эмоциональное напряжение на себя и смещает тревогу матери с отца опять же на себя самого: ведь взрослым психологически проще решиться работать над поведением маленького мальчика, чем всерьез излечить алкоголизм.

Понятно, что истинным клиентом здесь является семья, а не ребенок: в такой семье «нужны» детские проблемы, потому что иначе придется взглянуть в глаза явлению куда более значительному и устрашающему.

Представим себе, что работа психолога по запросу родителей увенчалась «успехом»: что будет делать абсолютно миролюбивый ребенок в условиях внешней агрессии? Его беззащитность приведет лишь к появлению неврозов, основанных на подавленной агрессии — страхов, заикания и других.

Таким образом, разобраться в истинном содержании проблемы нелегко, и происходит это в рамках психодиагностики — науки и практики постановки психологического диагноза, который содержит заключение о том, какие функции и навыки у человека развиты хорошо, а какие недостаточны (дефицитарны).

По итогам психодиагностического обследования, которое может проводиться при помощи беседы, тестов или тестовых заданий (например, предложения собрать пирамидку, взять предмет одной рукой и тому подобных), психолог уточняет содержание проблемы. И хотя эти задания могут выглядеть иногда несколько необычно, профессионал применяет их всегда осмысленно. Например, мама жалуется на застенчивость своего пятилетнего сына, а психолог предлагает своим посетителям вместе построить домик из кубиков. Даже пятиминутное наблюдение помогает понять, как распределяются роли, насколько критична мама по отношению к сыну, советуется она с ним или ограничивается исключительно указаниями — короче говоря, определить стиль материнского воспитания.

Первая встреча с клиентом, а иногда и несколько встреч (потому что как дети, так и взрослые бывают «быстрыми» и «медленными») всегда посвящены уточнению содержания и причин трудности, беспокоящей клиента. Затем психолог дает заключение, которое содержит в себе краткий итог того, в чем он видит истинную проблему. Заключение может быть устным или письменным, должно быть понятным клиенту и обладать «психотерапевтическим оптимизмом» — то есть содержать указание о том, насколько проблема поддается решению и какие шаги для этого нужно предпринять.

3. Что такое «психологическое воздействие»? Это словосочетание отвращает от личного визита к психологу, хотя, может быть, необходимость в этом уже давно назрела. Объясните, пожалуйста, какими средствами и методами психолог влияет на психику и поведение обратившегося к нему человека?

Единого метода работы с человеком не существует — выдающиеся специалисты в области психотерапии, такие как К.Г. Юнг, И. Ялом, полагают не без оснований, что для каждого клиента должна создаваться своя психотерапия. Поэтому в зависимости от индивидуальных особенностей человека, предпочтений психолога и содержания проблемы работа по ее решению может проходить в различных формах — в группе, индивидуально, в парах, по телефону или даже посредством обычных или электронных писем. Бывает и так, что с членами одной семьи работают сразу два психолога — это очень эффективно, но требует высокой квалификации и сработанности коллектива.

Так, например, если возникнет впечатление, что застенчивость ребенка — ответ на давление матери, которая совершенно не предоставляет ему свободы поведения, психолог скорее всего на некоторое время «отпустит» ребенка и пригласит маму на беседу для того, чтобы установить возможные причины ее излишней строгости. Связано ли это с тем, что у мамы жестокий начальник, а она занимает невысокую должность, или она просто повторяет методы воспитания собственной матери, которые ей кажутся выражением любви и заботы, — эти интерпретации требуют различного подхода. Возможно, что в это же время другой специалист будет работать с ребенком, но можно также предположить, что трудности ребенка исчезнут сами собой в результате работы с матерью, которая изменит стиль воспитания.

После психодиагностического «среза» начинается этап воздействия, первым шагом которого является заключение договора между психологом и клиентом, который включает в себя взаимные ожидания и обязательства — как профессиональные, так и экономические. Например, психолог обещает снять страх перед ответом школьника у доски в течение десяти индивидуальных занятий, а родители ребенка обязуются оплачивать эти занятия, не пропускать их, заранее предупреждать об отмене по уважительной причине. Обе стороны могут оговорить и такие условия, как, например, возможность позвонить психологу в вечернее время, попросить о срочной встрече и тому подобное, - все это очень важно, потому что психологи, хотя и работают в ненормированном режиме, все же остаются живыми людьми и не всегда радуются внедрению в свое личное время и пространство.

Если профессиональная задача выглядит слишком сложной, обязанность психолога — выделить в ней этапы, поддающиеся реалистичному решению, чтобы в дальнейшем у клиента не возникало разочарования. Договор может быть устным или письменным, с различной степенью обязательств: например, обе стороны могут быть удовлетворены готовностью психолога «попробовать начать работу, если она получится».

4. Чем консультация психолога отличается от консультации юриста или бизнес-консультирования? Психотерапия и консультирование — это синонимы или нет?

Психологическое консультирование — это экспертная оценка и решение проблем психологического содержания. Иногда действительно психологические проблемы возникают рука об руку с экономическими и юридическими, но психолог отвечает только за свое поле деятельности. Например, отец, в результате развода лишившийся возможности воспитывать своего ребенка, у юриста выясняет свои права и обязанности, а с психологом обсуждает целесообразность налаживания контактов, их безопасность для всех членов семьи, этапы, поводы, форму и содержание общения.

Консультирование отличается от психотерапии. Оно осуществляется лишь в том случае, если проблема может решиться за несколько встреч с психологом (такие встречи называют сессиями). Консультации обычно сочетают в себе элементы диагностики и воздействия, назначаются почти всегда по конкретному поводу и заканчиваются советом или рекомендацией. Психологическое консультирование в основном обращено к сознанию и поведению клиента. Методы исследования и изменения бессознательного в рамках этой формы работы не применяются.

Например, поводом для консультации была жалоба мамы десятилетней девочки на то, что ребенок обладает трудным характером, плохо ладит с другими детьми, долго помнит прошлые обиды и в связи с этим опасается первой после зимы встречи со своими дачными подружками. Задача психолога состояла в том, чтобы обсудить содержание прошлых конфликтов, побудить ребенка увидеть их глазами других детей, проанализировать ошибки в поведении девочки, активизировать ресурс (зафиксировать то хорошее, что все-таки возникало в их общих играх и что ценно для всех детей), а затем спланировать вступление в контакт: последовательность визитов, первые слова, подготовленные подарки и тому подобное.

Такая работа очень конкретна, наделяет клиента более широким репертуаром действий, чем он имел раньше, но действия эти применяются в определенных частных обстоятельствах. То есть структура личности человека, черты его характера в рамках консультирования не изменяются.

На следующей консультации можно обсудить эффекты стратегии, которая была выработана. Иногда взаимодействие с психологом строится как цикл встреч, посвященных частным вопросам, не связанным на первый взгляд между собой. Это общение может вполне удовлетворять адаптированного клиента, который нуждается в том, чтобы время от времени советоваться с человеком, которому он доверяет, и при этом не тяготиться зависимостью от чужого, хотя и авторитетного мнения.

Поводом для консультации может быть решение о разводе супругов, о переезде и переводе ребенка в другую школу — все это вполне обычные житейские ситуации обычных здоровых людей, которые относятся к своей жизни с уважением и хотят по возможности застраховаться от ошибок.

5. Что сейчас называют психотерапией? Насколько я знаю, любая терапия — это удел медиков, а ведь сейчас психологов выпускают университеты и педагогические вузы.

Часто складывается так, что после первых нескольких встреч взаимодействие клиента с психологом принимает более личностный характер, затрагивает не только сознание, но и бессознательные слои психики, продолжается долго и влечет за собой не только оптимизацию конкретной жизненной ситуации человека, но и изменение структуры его личности. Такое взаимодействие в силу традиции называют психотерапией.

Этот действительно медицинский термин появился потому, что раньше подобное общение было прерогативой исключительно психиатров, то есть людей, получивших медицинское образование. В настоящее время это воздействие не имеет ничего общего с немедикаментозным врачеванием. Медики к использованию слова «психотерапия» относятся с ревностью, да и мы, психологи, были бы готовы им поступиться, однако более подходящего термина подобрать пока не удалось.

В рамках психотерапии обычно осуществляется выход за рамки наличной ситуации, изменяется масштаб переживаний — можно обратиться к будущему и мысленно проследить последствия того, что волнует человека «здесь и сейчас»; можно попробовать поискать причины происходящего в прошлом, потому что, как известно, все мы родом из детства.

Очень часто открытия (озарения, «insigits»), которые человек совершает в процессе подобного общения, приходят из бессознательного — благодаря анализу сновидений, сочинению сказочных историй своей жизни, другим методам, обычно имеющим творческое содержание. Психотерапия в отличие от психодиагностики и консультирования вообще больше напоминает искусство, чем науку. Она ведет человека к решению причудливыми путями, иногда перескакивая с одной ситуации на другую, с одной проблемы — на, кажется, совсем на нее не похожую. Здесь могут использоваться метафоры, аллегории, опыт других людей, потому что хотя каждая ситуация индивидуальна, но все же подлинно уникальные случаются редко. Психотерапия может приводить к изменению мировоззрения человека (безусловной психотерапевтической силой обладают мировые религии).

Психотерапия может продолжаться долго (например, классический психоанализ настаивает на встречах с пациентом не реже чем четыре раза в неделю). И результаты тоже могут не всегда отвечать запросу: в ходе общения человек может их пересмотреть или вообще от них отказаться, концентрируя энергию на более важных, но ранее не открытых ему целях. Например, молодая женщина, безуспешно старающаяся забеременеть, осознает слабость своего материнского инстинкта, отсутствие любви к детям, неуверенность в браке и высокое профессиональное тщеславие. И хотя ребенок — всегда достойная цель, в данном случае оптимальным представляется решение, состоящее в том, что наша героиня пересматривает свою женскую позицию; овладевает более гибким поведением в семье, тем самым ее укрепляя; продолжает реализовываться в профессии; эмоционально принимает общение мужа с ребенком от первого брака, что не удавалось ей ранее. И наконец, принимает как факт свою материнскую несостоятельность, поскольку она, в общем, сочетается с психологической неготовностью к материнству, тем самым преодолевая свое отношение к этой проблеме как жизненной неудаче.

Если начинается долгосрочная работа с ребенком, то она обязательно будет вовлекать и его родителей: эмоциональный мир, состояние здоровья и вообще благополучие ребенка в возрасте до семи лет, а иногда и позже, напрямую связаны с тем местом в семье, которое ему отвели взрослые, и только через изменение их отношения возможно решение «детских» трудностей, которые выступают как маркер для определения проблем всей семьи.

6. Что такое психологическая коррекция? Неужели и впрямь можно (и кто-то за это берется) нашу психику корректировать?

Действительно, такой термин, как психологическая коррекция, существует, хотя он и звучит для непривычного уха несколько странно. Он появился в советское время для обозначения любых психологических воздействий в оппозицию термину психотерапия, который считался тогда буржуазным. Сейчас понятие психологической коррекции употребляют в том случае, когда ведется долговременная работа по развитию познавательных способностей человека, чаще всего ребенка — укреплению его памяти, повышению концентрации внимания, приобретению моторных навыков. В качестве синонима употребляют выражение «психоразвивающие занятия». Чаще всего коррекция рекомендуется в случае искаженного или нарушенного развития и может проводиться не только психологами, но и дефектологами.

Иногда случается, что простой запрос родителей открывает дефицит навыков, которые считаются давно сформированными: например, мало кто из взрослых догадывается, что слабая успеваемость детей в средней школе может быть связана с утратой способности читать, которая, разумеется, присутствовала в начальной школе, но угасла без упражнения. И чтобы ребенок мог усвоить и пересказать материал так называемых устных предметов, его нужно побуждать читать вслух, про себя, на время, снимая страх перед печатным текстом, который нередко вызывает падение успеваемости.

Психоразвивающие занятия могут быть также направлены на приобретение простых коммуникативных навыков, которые у ребенка отсутствуют: например, известно, что больше стрессов в детском саду переживают те дети, которых родители не научили обращаться за помощью к взрослым. В результате несчастные маленькие маугли или пытаются решить все проблемы самостоятельно, или отказываются от решения и в результате ходят голодные и в мокрых штанах, или, накапливая защитную агрессию, предпочитают оттеснять других детей, а единственной формой общения со взрослыми становится «ябедничество» на себе подобных. Психологические последствия такого коммуникативного дефицита очевидны: потребности не удовлетворены, другие дети ненавидят, в детский сад не хочется, и одна за другой следуют детские болезни. А ведь такого «несадовского» ребенка нужно было просто вовремя научить вежливо произнести: «Марья Ивановна, мне нужно уединиться».

Психоразвивающие занятия со взрослыми обычно направлены на приобретение тех коммуникативных навыков, которые им необходимы для решения профессиональных задач. К ним относятся, например, «тренинги продаж», «тренинги самопрезентации» и тому подобное.

Коррекция и психоразвивающие занятия редко обращаются к бессознательным структурам личности, и в этом смысле здесь, в отличие от психотерапии, не бывает неожиданностей: достигается то, что заявлено, приобретается то, что обещано.

7. Мой ребенок учится в частной школе, и на уроках там постоянно присутствует психолог, но при этом в учебный процесс не вмешивается. Есть ли смысл в его присутствии? Школа недешевая, и поэтому хотелось бы знать, за что мы платим деньги.

Та форма работы, о которой вы пишете, действительно существует и называется психологическим сопровождением. Что это такое? Если провести аналогию с медициной, то сопровождение — это скорее профилактика возникновения проблем. Например, действительно, во многих школах на уроках присутствует психолог. Это происходит не оттого, что в классе много трудных детей, а для постоянного психологического мониторинга происходящего. И учитель делает свое славное дело сеятеля, совершенно не отвлекаясь на поддержание дисциплины в классе или решение проблемы совместимости детей. Все это входит в задачи психолога, который на первый взгляд всего лишь присутствует. В дореволюционные времена в гимназиях похожие задачи решали классные дамы, которые, тихо сидя на последней парте, обеспечивали рабочую обстановку и эмоциональный климат на уроке.

Таким образом, отдельного, бросающегося в глаза результата воздействия психолога в рамках психологического сопровождения мы не отмечаем (средний школьник не станет гением, ординарный педагог не превратится в соросовского стипендиата), но процесс будет идти по возможности без осложнений.

Психологическое сопровождение применяется не только в педагогической практике: запросы на эту форму работы могут возникнуть, например, при ведении беременности, при переживании семейного кризиса, судебных разбирательств, при подготовке к спортивным соревнованиям, к космическим полетам или в других вполне ординарных жизненных обстоятельствах.

8. Я педагог и, будучи классным руководителем, часто нуждаюсь в сотрудничестве с психологом, но у нас в школе, к сожалению, его нет. Время от времени я рекомендую родителям трудных детей обратиться к специалисту из центра медико-психологической помощи, но почти всегда натыкаюсь на сопротивление: «Наш ребенок не псих, и никуда мы не пойдем!» Как объяснить, что посещение психолога ничем не опасно, людям, которые полагают, что психолог и психиатр — это одно и то же?

Действительно, не все знают разницу между психологом и психиатром, да это и не удивительно: психология — наука молодая. Наверное, в работе с родителями вам лучше всего говорить примерно так. Есть понятие «психическое здоровье», которое определяется через отсутствие болезней. Именно болезнями занимаются психиатры. К счастью, болезней не так уж много. Есть, кроме психического здоровья, и другое понятие — «психологическое благополучие», которое описывается через самоощущение человека и означает принятие себя, любовь к другим, переживание осмысленности своей жизни, наличие жизненных планов. Существует и психологическое неблагополучие, проявляющееся в отвержении себя, отрицании смысла жизни и ее перспектив. Именно эти (здоровые!) качества здорового же человека входят в компетенцию психолога. И ни в коем случае не психиатра.

Разделение психологии и психиатрии возникло более ста лет назад. Оно естественно, как и разветвление любых других наук (и в медицине есть и терапевты, и хирурги, и анатомы, и физиологи). Но поскольку психиатрия в нашей стране скомпрометировала себя в свое время политической лояльностью, то к психиатрам доверие, конечно, отсутствует. Что же касается психолога, то к нему обращаются вполне успешные люди, которые могут позволить себе самопознание при помощи профессионала.

Существует множество психологически неблагополучных, «потерянных» людей, которые не могут найти себе в жизни подходящей ниши. Но большинство их жизненных трудностей вызвано вовсе не болезнями. На границе психиатрии и характерологии располагаются типы личности, о которых психиатры говорят: «Трудный характер иногда хуже, чем болезнь: последнюю все же можно вылечить, а тяжелый характер — не всегда». Медицинские средства таким людям не помогают. А вот понимание — помогает. Таким образом, психологи и медики работают на очень близких (но все же разных) «территориях» и делают это по-разному.

Сейчас психологов становится все больше, и спрос на их работу как специалистов по психике здорового человека повышается. Это вызвано множеством вполне объективных причин.

Например — культурными условиями, которые делают современных людей более психологически уязвимыми, чем раньше. По выражению биолога Конрада Лоренца, лауреата Нобелевской премии, «смертными грехами современного цивилизованного человечества» являются необычайная скученность населения в городах, построенных вопреки логике психологического комфорта, сверхбыстрый темп жизни, разрушение связей между поколениями и многое другое. Мир меняется быстрее, чем психика, и поэтому какие-то способности остаются невостребованными, а иных начинает не хватать.

В психике современного человека существует своего рода ранняя специализация по функциям, что делает его односторонним. Например, среди четырех функций сознания (выделенных знаменитым швейцарским психоаналитиком, медиком по образованию К.Г. Юнгом) наибольшим спросом пользуются интеллект и восприятие, а наименьшим — чувства и интуиция. Этот перекос особенно значителен и вредоносен у городских жителей, которым, конечно, «очень трудно без любви прожить».

Кроме того, утрачивают свою действенную силу психотерапевтические аспекты многих сфер человеческого бытия: работы, секса, искусства, религии, семьи. Они веками справлялись с задачами психотерапии и оказывали человеку помощь, отнюдь не выходя за рамки здорового образа жизни. Но может ли семья поддержать человека, выбравшего «гостевой брак»? Религия — атеиста? Где найдет время для общения с искусством человек, работающий 40—50 часов в неделю? Как сможет ребенок воспользоваться опытом родителей, которые развелись?

Однако потребность здорового человека быть счастливым никуда не исчезает, как бы ни менялись условия его жизни. И именно в такой ситуации человеку помогает психолог. Он занимается проблемами людей здоровых, но неблагополучных: обучает родителей играть с детьми, супругов — выяснять отношения, девушек — кокетничать, юношей — ухаживать. И если психотерапию кризисных состояний мы можем уподобить лечению человеческой души (чем действительно иногда лучше заниматься психиатрам), то практическую психологию повседневности — профилактике душевного неблагополучия. Это как раз и является работой психолога.

9. Какую помощь может оказать детский психолог, где и как можно найти хорошего специалиста?

Детское консультирование может осуществляться в любом месте, где психолог-практик взаимодействует с детьми и их родителями, но при этом возможна различная специализация:

  • психологические службы детских психиатрических, психоневрологических клиник, психиатрических районных диспансеров, наркологических диспансеров, психологические консультации при некоторых научных медицинских учреждениях;
  • психолого-педагогические комиссии РОНО и ГУНО;
  • школьные психологические службы, проводящие психологическое консультирование родителей и их детей, учителей и воспитателей школ и других учебных и воспитательных учреждений;
  • семейные психологические консультации при самых разных ведомствах и частные, в основном осуществляющие консультирование нарушенных родительско-детских отношений;
  • психологические консультации для родителей, работающие на общественных началах при академических и учебных заведениях;
  • профориентационные консультативные центры и так далее.

Психологические проблемы, с которыми обращаются к детскому психологу, различны. Это вопросы соответствия норме («Ему уже два года, а он не говорит. Это нормально?»), взаимоотношений с родителями, другими членами семьи, сверстниками, учителями и воспитателями, вопросы, связанные с нарушениями поведения — воровством, враньем, агрессивностью. Родителей школьников волнуют обычно вопросы успеваемости и интеллектуального развития детей. Частым запросом в детскую психологическую консультацию является запрос о помощи в преодолении кризисных ситуаций в семье, например, развода или неудачной влюбленности. Подростков волнуют проблемы самоопределения, профессиональной ориентации, отношений с родителями и сверстниками. Психологи могут также выступать в роли экспертов, давая заключения о состоянии ребенка и о причинах отклонений в его развитии или поведении.

Нередко в психологическую консультацию родители с детьми приходят по направлению школы или детского сада. Родителям надо иметь в виду, что непосредственно направлять учеников и их родителей на психологическую консультацию или терапевтическое лечение школы в лице своих руководителей или учителей не имеют права. Здесь в силу вступает абсолютный принцип добровольности, который для психологов всего мира является главным должностным принципом. Поэтому сначала учитель, воспитатель или администратор школы рассказывает родителям о целях, возможностях, местонахождении психологической службы и советует, а не требует, посетить ее. Психолог ни в коем случае не должен заниматься обследованием ребенка без разрешения и согласия родителей, если речь идет о дошкольнике или младшем школьнике, или собственного на то согласия, если речь идет о подростке.

Психологи могут выполнять экспертные функции в составе различных комиссий, участвуя в анализе каждого конкретного случая, адекватно квалифицируя поступки и правонарушения, а главное, защищая интересы личности несовершеннолетних.

В ситуации, когда проблема выходит за рамки компетенции психолога в связи с недостатком знания, опыта или возможностей, а также при необходимости получения консультации другого специалиста, психолог может осуществлять также социально-диспетчерскую деятельность: определить проблему, найти компетентного специалиста, содействовать в установлении контакта специалиста с ребенком и его родителями, подготовить необходимые документы, поддержать ребенка, отследить взаимодействие ребенка и специалиста.

Необходимо помнить о том, что ребенок не способен самостоятельно заявить о своих проблемах (инициатором визита к психологу чаще является учитель, воспитатель, родитель, много реже — сам ребенок-подросток). Это означает, что психолог имеет дело не прямо с ребенком, а с системой ребенок—родитель (ребенок—учитель). При выявлении психологической проблемы ребенка может возникнуть ситуация несовпадения жалоб родителей (учителей) и трудностей ребенка. Иногда родитель рассматривает свои собственные проблемы как трудности ребенка, тогда психолог должен работать с родителем, а не с ребенком. Ребенок не может ставить перед собой цель избавиться от своих проблем, поэтому необходима его заинтересованность, которая возникает в процессе работы психолога с ребенком, и в этом психологу могут помочь родители.

В случаях обращения родителя к психологу по поводу нарушения родительско-детских отношений возможны три направления работы: повышение социально-психологической компетенции родителей (обучение родителей); работа с семьей как с единым целым, как с точки зрения диагностики внутрисемейных отношений, так и с точки зрения коррекции и терапии; работа преимущественно с ребенком.

10. Мы пытались бороться с энурезом 5-летнего сына, кажется, всеми доступными средствами: сначала педиатр, потом детский невропатолог, потом — визит к детскому психологу. Однако и этого, оказывается, недостаточно: психолог почему-то захотел увидеть всех остальных членов семьи: отца, бабушку и старшую дочь. Действительно ли это необходимо или просто мы попали на прием к начинающему специалисту?

Скорее всего психолог прав, настаивая на визите всей семьи. Семья — это относительно замкнутая система взаимозависимых людей, и очень часто симптомы ребенка говорят о том, что нездорова вся семья. Однако выражается эта болезнь, затрагивая наиболее слабое звено, и ребенок, таким образом, вынужден «отвечать» за нерешенные проблемы взрослых. В практической психологии существует понятие «идентифицированный пациент» — это наименее психологически защищенный человек, который своим поведением или телесным неблагополучием заявляет о существовании напряжения, хотя источником этого напряжения чаще всего оказывается другой, психологически более сильный человек (так называемый проблемный член семьи). Таким образом, внутри семьи один создает трудности, а другой предъявляет их миру и расплачивается за них. Второго видно сразу, а первый может оставаться скрытым даже для самого себя (потому что психологические проблемы обычно возникают не намеренно, а бессознательно). Визит всей семьи на прием к психологу позволит увидеть по-иному расстановку сил и сделать ваши усилия более точными. Системная семейная психотерапия — это сегодня одно из наиболее авторитетных и эффективных направлений работы.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 170