УПП

Цитата момента



Борцы за мир не знают пощады.
Начал заботиться о людях: купил автомат.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Она сходила к хорошему мастеру, подстриглась и выкрасила волосы в рыжий цвет. Когда она, вся такая красивая, пришла домой, муж устроил ей истерику. Понял, что если она станет чуть менее незаметной и чуть более независимой, то сразу же уйдет от него. Она его такая серая и невзрачная куда больше устраивала.

Наталья Маркович. «Flutter. Круто, блин! Хроники одного тренинга»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

- Она не достанет до неба, - сказал демиург Мазукта.

- Не достанет, - согласился демиург Шамбамбукли.

Внизу под ними люди деловито таскали камни и складывали из них башню.

- Будешь вмешиваться? - спросил Мазукта.

- Пока нет, - ответил Шамбамбукли. - Я думаю.

- Ну думай, думай.

Мазукта подкинул на ладони увесистый метеорит, но бросать вниз не стал, а отложил в сторонку.

- Вызов - это, конечно, хорошо, - произнес он после недолгого молчания. - Вызов - это благородно. Но, с другой стороны, кто есть ты, и кто они? Несерьезно даже. Совершенно разные весовые категории.

- Но это всё-таки вызов, - сказал Шамбамбукли.

- Да, - согласился Мазукта. - Будешь отвечать?

- Не знаю, - пробормотал Шамбамбукли. - Надо бы, конечно…

- А можно и проигнорировать, - предложил Мазукта. - Всё равно ведь до неба не достанут. Сколько бы там ни пыжились, слабо им.

- Это верно…

- Представляешь, достроют они свою башню до конца, а тут такой облом. И до неба не достали, и ты их всерьез не воспринял. По- моему, это был бы наилучший ответ. Чтобы знали своё место, и впредь не выпендривались.

- Угу… - Шамбамбукли задумчиво почесал подбородок. - Да, если люди получат такой плевок в лицо, это их сильно остудит. Станут смирными, послушными…

- Дисциплинированными, - подхватил Мазукта.

- И получится как с термитами, - закончил Шамбамбукли. - Нет, не пойдет.

Мазукта подобрал метеорит и услужливо протянул другу:

- Значит, воспользуешься?

- Может быть. Потом.

- Ну как знаешь, - пожал плечами Мазукта. - Только ты давай, решай поскорее, им всего два этажа осталось.

- А до неба еще далеко, - пробормотал Шамбамбукли. - Не достанут.

- Нипочем, - подтвердил Мазукта.

Шамбамбукли вздохнул и опустил небо пониже.

Демиург Шамбамбукли окинул почтительным взглядом ворох писем на столе демиурга Мазукты.

- Это что? Деловая переписка?

- Не совсем. Да ты глянь, если хочешь.

«Славься Мазукта, Добрый И Милосердный, По Слову Которого Прекратилось Моровое Поветрие!» - прочитал Шамбамбукли на верхней бумажке и бросил на Мазукту вопросительный взгляд.

- Ну и что это?

- Славословия, - охотно объяснил Мазукта. - Люди возносят мне заслуженную хвалу за мои благодеяния. Хочешь почитать? - с надеждой спросил он.

Шамбамбукли взял несколько писем из стопки.

- Ого! - его брови уважительно поползли вверх. - Какой ты у нас, однако! Даешь дождь после трех лет засухи, отвращаешь нашествие саранчи, останавливаешь наводнения и ураганы… Хм- м… - Шамбамбукли задумчиво потер подбородок.

- Да, останавливаю! - с вызовом произнес Мазукта. - Останавливаю! И дождь даю! И нечего на меня смотреть с таким скепсисом, письма настоящие, всё так и было. Или, может, думаешь, я их сам себе написал?

- Да нет, что ты…

- Думаешь, Мазукта не способен на бескорыстное доброе дело? Так ты думаешь, да?

- Нет, конечно, - миролюбиво улыбнулся демиург Шамбамбукли. - Ты на всё способен, кто же спорит. Мне просто вдруг стало интересно, откуда взялись все эти ураганы, засухи и моровые поветрия?

Как извращалась плоть.

Светило солнышко, шумел океан. Демиурги Мазукта и Шамбамбукли валялись на пляже в одних плавках и наслаждались покоем.

- Класс! - сказал демиург Шамбамбукли и перевернулся на живот. - Спасибо, что вытащил.

- Не за что, - ухмыльнулся Мазукта. - Тебе давно пора было на природу, а то сидишь как пень в четырех стенах. А так хоть искупался, позагорал… Пива хочешь?

- А есть?

- Есть..? - Мазукта подтянул к себе объемистую сумку и заглянул внутрь. - Есть тоже найдется. Яйца, бутерброды?

- Я спрашивал, пиво еще есть?

- А, ну конечно! Я брал с запасом.

Мазукта достал две бутылки, одну протянул Шамбамбукли, другую откупорил и присосался сам.

- Про выходные дни - это ты неплохо придумал, - сказал он после продолжительного бульканья. - Надо будет позаимствовать идею. Целый день - никакой работы, лежи себе, отдыхай…

- Вообще-то, я планировал посвятить выходные дни самосовершенствованию, - заметил Шамбамбукли.

- Вот и совершенствуйся, - Мазукта с хрустом потянулся и почесал живот. - Загорай.

Некоторое время демиурги пролежали молча, греясь на солнышке.

- Который час? - спросил Шамбамбукли, не открывая глаз.

- Полпятого, - уверенно ответил Мазукта, тоже не открывая глаз.

- Скоро пора домой.

- Да куда ты спешишь?

- У меня канарейка не кормлена. То есть не заведена.

- Ничего с ней не сделается.

- Ну, всё-таки…

Мазукта вздохнул и разомкнул веки.

- Ладно, еще разок окунемся, и пойдем.

- Ага… - кивнул Шамбамбукли. - Окунемся. Сейчас, минуточку, я еще полежу чуть-чуть.

- Ну, лежи.

Мазукта снова полез в сумку, достал сверток с продуктами и зашуршал бумагой. Шамбамбукли не глядя протянул руку, и Мазукта вложил в неё бутерброд с ветчиной.

- Ты еще про яйца что-то говорил, - напомнил Шамбамбукли.

- Не наглей, - сказал Мазукта. - Сядь и ешь.

- Может, мне еще и руки помыть?

- Если хочешь.

Шамбамбукли с тяжким стоном принял сидячее положение.

- Мазукта! Ты действительно злобное деспотичное божество.

- Ага, - охотно согласился Мазукта. - У меня масса недостатков. На, держи, - он протянул пакетик с вареными яйцами. - Почисть себе сам.

Минут пять демиурги жевали в молчании.

- Вкусно, - сообщил Шамбамбукли, активно работая челюстями. - А чего яйца такие крупные? Гусиные?

- М-не-а, - Мазукта отрицательно помотал головой.

- Индюшиные?

- Не-е. Археоптерикс.

- Хм? - вопросительно приподнял бровь Шамбамбукли, не переставая жевать.

- Ну, знаешь, такая зубастая тварь, помесь вороны с крокодилом.

Шамбамбукли замер с набитым ртом и уставился на надкушенное яйцо в своей руке. С натугой проглотив кусок, он осторожно спросил:

- А ветчина была из кого?

- Из брахиозавра. Тоже интересный гибрид, жирафа с игуаной. И от бегемота тоже что-то есть, но не много. Сам по себе он ничего особенного, животное дурное и даже не симпатичное, но на вкус… ммм!

Шамбамбукли решительно положил недоеденный завтрак на песок.

- Да, - сухо произнес он. - Было вкусно. Сам делал?

- Кого, брахиозавра? Ну что ты! Я такими вещами не занимаюсь. Все эти эксперименты по селекции, гибридизации… Возиться с пробирками, образцами тканей, препаратами… мерзость какая! Я здесь разместил только базовые модели: ворон, игуан, крокодилов - а дальше они уже сами.

- Да кто «они»?

- Люди, кто же еще! Я, вообще-то, заранее поставил коды на исходники, чтобы ничего такого не случилось, но ты же знаешь людей! Всё равно взломали.

- Взломали? Генетический код?!

- Да они любой взломают, дай только время. А ведь знают, между прочим, что это подСудное дело! Хотя, надо заметить, некоторые результаты у них получились очень интересные… да, надо будет взять на вооружение. Вот, например, утконос…

- Мазукта, - перебил Шамбамбукли. - У меня канарейка не кормлена. Давай собираться и пойдем.

- Ну ладно, ладно, - Мазукта поднялся с песка, подобрал сумку и засунул в неё полотенце. - Пошли.

- А убрать за собой? - нахмурился Шамбамбукли.

- Убрать?

- Ну, все эти банки, бутылки, огрызки… Некрасиво же. Что тут после нас останется?

- После нас-то? - засмеялся Мазукта. - Да хоть Потоп!

- Они сговорились! - простонал демиург Мазукта. - Такое невозможно объяснить простым совпадением, это мировой заговор, я знаю!

- В чем дело? - спросил демиург Шамбамбукли.

- Вот, читай, - Мазукта бросил ему толстую стопку писем. - Миллион пожеланий. Случайная подборка.

Шамбамбукли стал читать, после пятого письма его брови взлетели вверх, после десятого он хмыкнул, а пролистав остальные 999990, расхохотался в голос.

- Тебе смешно, да? - возмутился Мазукта. - А мне, между прочим, всё это исполнять, согласно заведенному порядку. Каждый день по миллиону чудес, сам знаешь.

- Знаю, - прикрывая рот ладонью, кивнул Шамбамбукли.

- Да, конечно, среди миллиона желаний иногда встречаются дурацкие… они почти все дурацкие, если разобраться. Но ведь разные же! А здесь, ты же видел, каждый третий просит одного и того же! С небольшими вариациями. Это не заговор, да?

- Заговор, конечно, - широко ухмыляясь, согласился Шамбамбукли.

- И теперь я должен каждому… нет, ты только представь - каждому!…

- Представляю, - Шамбамбукли не удержался и снова фыркнул.

- Так и знал, что не встречу у тебя сочувствия, - обиделся Мазукта. - А как я, по- твоему, буду выглядеть, бегая по морозу с этим дурацким мешком? Да еще по крышам!

- Замечательно, - заверил его Шамбамбукли. - Красный цвет тебе очень идет. Только нацепи бороду, если не хочешь, чтобы тебя узнавали.

Демиург Шамбамбукли сидел в гостинной у демиурга Мазукты и любовался коллекцией оружия на стене.

- - А вон тот тупой меч я помню, - сказал он. - С него всё начиналось, верно?

- Угу, - кивнул Мазукта.

- Сейчас смешно даже… А тогда казалось, грозное оружие.

- Это нам только казалось.

- Ну да. А арбалет тоже оттуда?

- Трофейный. Мне из него ногу прострелили.

- Да, я помню. Ты тогда страшно ругался.

- Потом я ругался и пострашнее.

- Ага, когда тебя враги сажали на пику… Кстати, где она, я тут не вижу?

- Пику я оставил, - сухо сказал Мазукта. - Там.

- Ну, тебе виднее, конечно. А то было бы что вспомнить.

- Я помню, спасибо, - произнес Мазукта еще суше.

- И я помню, - Шамбамбукли мечтательно прикрыл глаз. - Приключения, подвиги, вольная жизнь на свежем воздухе. Драконы, опять же… Помнишь нашего первого дракона?

- Нет, сожалею. Пока ты с ним дрался, я лежал в сторонке и ждал, когда меня соберут в совочек и проведут обряд воскрешения.

- Ты много пропустил, - сочувственно покачал головой Шамбамбукли. - Но еще не всё потеряно. Всегда можно вернуться и пройти заново.

- Благодарю, но как-нибудь без меня, - холодно ответил Мазукта.

- Да ты что? Было же здорово! Давай повторим?

- Нет. И оставим эту тему.

- Жаль, - вздохнул Шамбамбукли. - Мне понравилось.

- Если хочешь, иди один, - пожал плечами Мазукта. - Совершай свои подвиги, а у меня другие предпочтения. Не всем же быть героями, кто-то должен и пингвинов пинать.

Демиург Мазукта подбросил на ладони яблоко, повертел, разглядывая с разных сторон, и глубокомысленно произнес:

- Люди считают, что их души подобны яблокам.

- В смысле? - заинтересовался демиург Шамбамбукли.

- Точнее, половинкам, - поправился Мазукта. - Вот так примерно.

Он аккуратно разрезал яблоко на две части и положил на стол.

- У них есть такое поверие, будто для каждого человека существует идеальная пара. Вроде бы я, прежде чем посылать души в мир, рассекаю их пополам, на мужскую и женскую половинки. Как яблоко. Вот и бродят эти половинки, ищут друг друга.

- И находят?

- Ха! - фыркнул Мазукта. - Шамбамбукли, как ты это себе представляешь? Какова вероятность такой встречи? Знаешь, сколько в мире людей?

- Много.

- Вот именно. А кроме того… ну найдут они друг друга, ну и что дальше? Думаешь, составят целое яблоко и заживут в мире и согласии?

- Ну да. А разве не так? - удивился Шамбамбукли.

- Нет, не так.

Мазукта взял в руки по половинке яблока и поднял их к своему лицу.

- Вот две свеженькие, аппетитные души сходят в мир. А как мир поступает с человеческими душами?

Мазукта с хрустом откусил кусок от одной половинки.

- Мир, - продолжал он с набитым ртом, - не статичен. И жесток. Он всё перемалывает под себя. Тем или иным способом. Отрезает по кусочку, или откусывает, или вовсе перемалывает в детское пюре.

Он откусил от другой половинки и на некоторое время замолчал, пережевывая. Шамбамбукли уставился на два огрызка и нервно сглотнул.

- И вот, - торжественно провозгласил Мазукта, - они встречаются! Трам-тарарам-пам-пам! - он соединил надкушенные половинки. - И что, подходят они друг другу? Черта с два!

- Мазукта, - осторожно спросил Шамбамбукли. - А к чему ты мне это рассказываешь?

- Да ни к чему. Так, захотелось поговорить. А что?

- Нет, ничего… Я думал…

- А посмотри теперь сюда, - перебил Мазукта и взял еще несколько яблок. - Разрезаем каждое пополам, складываем наудачу две половинки от разных яблок - и что видим?

- Они не подходят, - кивнул Шамбамбукли. - Мазукта, я хотел спросить…

- Потом спросишь, - отмахнулся Мазукта. - Смотри дальше.

Сложив две разные половинки вместе, он куснул с одной и с другой стороны и продемонстрировал результат.

- Ну, что видим? Теперь они образуют пару?

- Да-а, - Шамбамбукли задумчиво кивнул. - Теперь они соответствуют друг другу идеально.

- Потому что мир их обкусывал не поодиночке, а вместе. Аналогия ясна?

- Ясна.

- Теперь спрашивай, что ты хотел.

- Да ничего, теперь уже незачем спрашивать. Я просто удивился, зачем ты начал этот разговор, а вдруг у тебя какие-нибудь проблемы в семейной жизни?

- У меня? - Мазукта засмеялся. - Нет, что ты… у меня всё замечательно. Прекрасная жена (да ты же её знаешь), чудные дети… Дочка - вылитая мать, спокойная такая, заботливая. Цветы любит. Я ей выделил садик, так она весь день там что-то сажает, пропалывает… Очень обстоятельный ребенок. Сыновья тоже подрастают. Совсем разные. Один кораблики пускает, мечтает стать моряком. За него я спокоен. А другой всё больше по подвалам шляется, и компания у него подозрительная. Вечно угрюмый, не улыбнется никогда. На стенах развешал картинки с уродскими черепами, сам весь в цепях… Ну ничего, это подростковое, это пройдет. А вот младшенький меня беспокоит…

Мазукта напряженно сдвинул брови.

- Слишком серьезный, - пояснил он. - Не по годам. И игры у него странные. Нашел где-то ржавый серп, сидит точит, и на меня как-то нехорошо поглядывает. Не нравится мне это…

- Мазукта, посмотри, какой я мир отгрохал! - сказал демиург Шамбамбукли.

- Ну-ка, ну-ка, - демиург Мазукта подошел поближе и принялся разглядывать мир.

- Что скажешь? - осторожно спросил Шамбамбукли.

Мазукта обошел вокруг мироздания, задумчиво почесал подбородок и хмыкнул.

- Ну что я могу сказать… Гламурненько.

- Что?!

- Гламурненько, - повторил Мазукта. - Даже, пожалуй, симпотненько. Хм… кавай.

- Ты серьезно?

Мазукта кивнул.

- Зачот, - подытожил он и добавил, как припечатал, - пеши истчо.

Шамбамбукли вздохнул, разобрал мироздание и принялся переделывать его заново.

- Чем занимаешься? - спросил демиург Мазукта демиурга Шамбамбукли.

- Заповеди пишу, - ответил Шамбамбукли. - Помнишь, как ты мне советовал.

- Я советовал? - искренне удивился Мазукта.

- Ну да, - подтвердил Шамбамбукли. - Ты сам говорил, что людям надо давать ясные и недвусмысленные установки. Чтобы не было разночтений.

- А, да, да, припоминаю, - кивнул Мазукта. - Было такое, действительно. И что?

- Вот, - Шамбамбукли указал на стопку готовых скрижалей. - Составляю подробный алгоритм. Половину уже написал, скоро закончу.

Мазукта пересчитал каменные листы и задумчиво присвистнул.

- Многовато что-то.

- Ну, я старался, - скромно потупился Шамбамбукли.

Мазукта взял из стопки верхнюю скрижаль и начал читать вслух:

- «Человек не должен причинять вреда другому человеку или своим бездействием допустить, чтобы другому человеку был нанесен вред, за исключением тех случаев…» - он фыркнул и положил скрижаль на место. - Шамбамбукли!

- А?

- Мне жаль тебя расстраивать, но ты занимаешься ерундой.

- Почему? - огорчился Шамбамбукли.

- Ну не знаю, почему. Вероятно, по природе своей. Таким уродился. Но вот это всё, - он постучал ногтем по заповедям, - чушь собачья и напрасный перевод камней.

- Но ты же сам говорил!..

- Да, говорил, - согласился Мазукта. - Действительно, я тоже когда-то баловался составлением поведенческих алгоритмов. Потому и могу теперь с полной ответственностью заявить: это была пустая трата времени. Уж поверь моему опыту.

Шамбамбукли с грустью оглядел свою работу.

- А как же тогда надо?

- Надо? Ну, например, как я. - Мазукта сел в кресло и вальяжно закинул ногу на ногу. - Я не размениваюсь на копание в деталях. Я даю сразу общие установки. Ведь люди - они же как? Им можно хоть до посинения что-то втолковывать, всё равно не поверят, пока сами не попробуют. Сущие дети, честное слово. Ребенку, чтобы уяснить, почему нельзя трогать кастрюлю, сначала нужно обжечься. А с чужих слов никто не поймет, что такое «горячо».

- Да, пожалуй, - согласился Шамбамбукли. - А что это за «общие установки», которые ты даешь? Какой-то универсальный свод правил?

- Нет, - замотал головой Мазукта. - Никаких правил вообще. Опыт и только опыт. Что такое хорошо, и что такое плохо, люди узнают сами. И передадут знания дальше, своим детям.

- То есть, ты им всего лишь говоришь «делайте хорошо и не делайте плохо»?!

- Да нет же! - отмахнулся Мазукта с досадой. - Это тоже была бы заповедь. Люди сами должны понять, что поступать плохо - это плохо. Из собственного опыта. Ну, как хвататься за кастрюлю. Один раз ошпарятся, другой раз - глядишь, и уже сообразили.

- Тогда я не понимаю. А что же ты им в таком случае говоришь?

- Да так, всего лишь маленькую подсказку, не оставлять же людей совсем без помощи. Я даю им универсальный критерий, как можно отличить дурное от доброго.

- И как же? - заинтересовался Шамбамбукли. - Совесть, да?

- Шамбамбукли, ты меня разочаровываешь! Совесть - это же понятие субъективное! Как её можно принимать в расчет?

- Нуу… тогда не знаю.

- Очень просто. Если что-то легче получить, чем потом избавиться - значит, оно плохое. Если же приобрести что-то тяжело, а лишиться - просто, значит оно хорошее.

- И всё?

- Да.

- И это правило применимо к чему угодно?

- Абсолютно.

Шамбамбукли задумался. Мазукта сотворил себе чашку кофе, отхлебнул и насмешливо фыркнул.

- О чем думаешь?

- Пытаюсь понять…

- Хочешь пример?

- Хочу.

- Ну смотри сам. В разные времена, у разных народов… да что там, даже для разных людей - понятия добра и зла постоянно меняются. Взять даже обычный лишний вес - вот скажи мне, быть толстым - это хорошо или плохо?

- Ну, смотря где и когда.

- Правильно. Когда растолстеть легко, а сбросить вес - трудно, модно быть стройным. Зато когда возникают проблемы с питанием - сразу решающим критерием красоты становится полнота.

- Да, понимаю, - Шамбамбукли задумчиво кивнул. - Кажется, это правило почти не имеет исключений.

- Практически не имеет, - подтвердил Мазукта.

- За редким исключением, - уточнил Шамбамбукли. - Вот, например, любовь с первого взгляда…

- Нет, - решительно возразил Мазукта. - Уж что- что, а она совершенно точно не является исключением.

- Послушай, Мазукта, - сказал демиург Шамбамбукли и неловко кашлянул. - Я тут проверил - знаешь, по- моему, ты не прав!

- Я?! - изумился демиург Мазукта.

- Да, - кивнул Шамбамбукли. - У меня с самого начала вызывали сомнение некоторые твои высказывания - ну там, например, про принцип меньшего зла или большего добра - и ты знаешь, что-то не сходится.

Демиург Мазукта на секунду задумался.

- Я так понимаю, ты проводил исследования на одном из своих миров? Не моих?

- Разумеется! - подтвердил Шамбамбукли.

- А скажи, когда ты создавал этот мир, ты встраивал в его основу такой закон, как «Мазукта всегда и во всём прав»?

- Нет, - растерянно захлопал глазами Шамбамбукли.

- Тогда нечему удивляться, - пожал плечами Мазукта.

- Послушай только, что они мне сегодня прислали, - сказал Шамбамбукли. - «Спасибо тебе, могущественный Шамбамбукли, за то что прислал к нам наместника своего, чтобы жил среди нас. Но лучше призови его пожалуйста обратно или хотя бы пусть он вернет нам все наши книги и тетради.»

- Ох и любишь ты, Шамбамбукли, эти популистские трюки.

- Да не люблю я никаких трюков!

- Зачем же ты им тогда наместника прислал?

- Не посылал я им никакого наместника! – возмутился Шамбамбукли.

- А кого ты посылал?

- Да никого!

- Погоди, погоди, выходит там объявился некий самозванец, и называет себя твоим наместником?

- Выходит, что так.

- А на каком основании он называет себя твоим наместником, позволь поинтересоваться? – Мазукта скептически прищурился.

- На основании того, что он открыл закон всемирного влияния человека на человека.

- Это закон номер 15552323 о взаимодействии двух?

- Нет, это закон номер 12680059 о взаимодействии одного и толпы.

- Ты хочешь сказать, он открыл ВЕСЬ этот закон? – удивился Мазукта.

- Конечно же нет! Только подпункт 007.

- Какое ж это основание называть себя твоим наместником! – Мазукта фыркнул.

- Это не основание. Но они ему верят. Ты же знаешь подпункт 007.

- Да, знаю, - Мазукта постучал ногтем по столу. – Может откроешь людям закон исключительного отрицания?

- Мазукта, ну зачем так грубо?

- Я только предложил. А у тебя какие идеи?

- Пожалуй, для начала я предложу им не собираться группами больше чем в 2- 3 человека. Ведь пункт 007 работает только на толпу.

- А если «наместник» изучит законы составного целого и случайных подстановок? - усомнился Мазукта

- Пусть попробует. - И Шамбамбукли улыбнулся.

- Привет, - сказал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте, который ожесточенно ковырялся отверткой в мироздании. - Чем занимаешься?

- Сам не видишь? - ответил Мазукта. - Работаю.

- А- а, понимаю, - Шамбамбукли подошел поближе и с интересом стал наблюдать за работой. - А что ты тут творишь?

- Я ничего не творю, - огрызнулся Мазукта. - Я вообще уже давно ничего не творил, у меня творческий кризис.

- Как такое может быть? - удивился Шамбамбукли. - У творца не бывает кризиса!

- Вот именно у творцов и бывает творческий кризис. По определению. На то они и творцы.

- А что же ты, в таком случае, делаешь?

- Исправляю ошибки.

- Ошибки?!

- Ну да. Баги, лаги, называй как хочешь.

Шамбамбукли удивленно потряс головой.

- А я не знал, что у тебя бывают ошибки.

- Я тоже не знал, - проворчал Мазукта.

Он ковырнул отверткой последний раз, отложил её в сторонку и приладил крышку мироздания на место.

- Ну вот, вроде готово, - произнес он немного неуверенно. - Думаю, что исправил всё, что было.

- А что было? - поинтересовался Шамбамбукли.

- Ерунда всякая, - вздохнул Мазукта. - Понимаешь, есть у людей такое неприятное свойство: они вечно ищут, как бы обойти законы природы или, на худой конец, использовать их не по назначению. Да и не только законы! Решительно всё, только дай людям волю, они непременно придумают для чего угодно новое применение! Вот, например… - он задумался, вспоминая, - дал я людям такой полезный злак, как ячмень. И даже лично научил варить из него барбат. И что же? Почти сразу нашелся какой-то экспериментатор, напутал что-то в рецепте, и вышло у него вместо чудесного барбата гнусное пойло, только цвет и похож. И вот прошло всего каких-то двести лет, никто уже и названия такого - «барбат»- не помнит, зато пиво продолжают производить, пить, и оно даже распространилось по другим мирам!

- Зря ты так. Пиво - штука хорошая…

- Лучше, чем мой барбат?!

- Ну- у… - замялся Шамбамбукли.

- Или вот, - продолжил Мазукта. - Скажи- ка мне, отчего бывает дождь?

- Ну, это просто! - фыркнул Шамбамбукли. - Когда насыщенные массы воздуха поднимаются в верхние холодные слои атмосферы, в них конденсируются…

- Достаточно! - прервал Мазукта. - Вижу, что знаешь. Теплые воздушные течения, холодные потоки, циклоны, антициклоны, перепады давления - ну, механика стандартная, проверена временем. Всё работает, не без перебоев, конечно, но это уже мелочи. Идеальных систем не бывает. Работает и производит дождь. Так?

- Так…

- Ну и кто бы мог подумать, что танцы с бубном вокруг костра приводят к такому же результату?!

- А они приводят? - удивился Шамбамбукли.

- Уже нет. Я это только что исправил. Хочешь поглядеть?

- Хочу.

Мазукта пододвинул к Шамбамбукли мироздание и показал пальцем: «смотри сюда».

На утоптанной площадке уже второй час танцевал шаман, под неодобрительными взглядами соплеменников. Дождь и не думал начинаться.

- Ха, - довольно фыркнул Мазукта, - что, съел? Ничего не получится, и не старайся, эту дырку я уже заделал.

Шаман, конечно, не мог слышать голоса демиурга, но начал подозревать недоброе. Он остановился, отложил бубен и уставился на безоблачное небо. Соплеменники хмурились и нетерпеливо переступали с ноги на ногу.

- Сейчас они его убьют, - сообщил Мазукта. - Как не справляющегося с обязанностями.

Тем временем несколько вооруженных мужчин подошли к шаману, столпились вокруг и стали что-то оживленно обсуждать, темпераментно размахивая руками. Кто-то подозвал стоявших поодаль женщин и отдал краткие распоряжения, после чего женщины быстро умчались в поселок.

Шаман сел на корточки и начал что-то чертить на песке, воины разбрелись по площадке, меряя её шагами и поминутно перекликаясь. Вождь достал откуда-то восковую табличку и теперь записывал данные.

Скоро вернулись женщины с полными корзинами затребованных вещей: барабанами, погремушками, примитивным барометром, складным метром и прочей полезной дребеденью. Шаман на пробу взял наполненную горохом тыкву и потряс её. Вождь сверился с барометром и отрицательно покачал головой. Шаман отложил тыкву и взял тростниковую дудочку, потом пищалку, потом губную гармошку, и так далее, пока наконец вождь не ухмыльнулся торжествующе и не показал большой палец.

Лишние инструменты убрали, в костер подбросили новых дров, шаман перехватил барабан поудобнее и начал свой танец, отбивая ритм одной рукой, всё быстрее и быстрее.

- Барабан? - моргнул Мазукта. - Ну да, конечно… А что, это может сработать… И как же я сразу… Вот же чертовы хакеры!

А над головой шамана уже начали потихоньку собираться грозовые тучи…



Страница сформирована за 0.76 сек
SQL запросов: 169