УПП

Цитата момента



Каждая женщина хочет выйти замуж, но далеко не каждая хочет быть женой.
Жена, хочешь?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Друг подарил тебе любовь, а ты вменил ему любовь в обязанность. Свободный дар любви стал долговым обязательством жить в рабстве и пить цикуту. Но друг почему-то не рад цикуте. Ты разочарован, но в разочаровании твоем нет благородства. Ты разочарован рабом, который плохо служит тебе.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

- Мазукта, - сказал демиург ШАмбамбукли, - сегодня такой замечательный солнечный день! Давай сделаем для людей что-нибудь хорошее?

- Например? - спросил демиург Мазукта.

- Ну, например… - Шамбамбукли задумался. - А давай дадим им возможность летать!

- Зачем? - удивился Мазукта. - Разве у них кто-то отбирал такую возможность?

- Нет, но…

- Может, ты им запрещал? Потому что я лично не возражаю, хотят летать - пожалуйста, на здоровье, мне-то что!

Шамбамбукли растерянно почесал в затылке.

- А почему же они тогда не летают?

- А фиг их знает, - пожал плечами Мазукта. - Не хотят, наверное.

Человек деликатно постучал в дверь к демиургу Шамбамбукли.

- Простите великодушно, можно войти?

- А, это ты! Ну, заходи, располагайся. Ты по делу или просто так?

- У меня просьба.

- А- а… Ну ладно, выкладывай, что там у тебя.

Человек примостился на краешке стула и вздохнул.

- Я знаю, что при жизни Вы мне благоволили…

- Можно на «ты».

- Спасибо, но мне так привычнее, если не возражаете.

- Не возражаю. Продолжай.

- Да, так о чем я… благоволили. Всячески опекали, избавляли от разных напастей, даровали успех в разных начинаниях… ну и так далее.

- Я же не просто так, - перебил Шамбамбукли. - Ты всё это честно заработал. И вообще, гениям нужен особый уход, а ты, безусловно, гений.

- Спасибо, - серьезно кивнул человек. - Но я вот подумал… Если даже мне, при этом «особом уходе», иногда бывает и плохо, и больно, и одиноко, если даже на меня временами наваливаются проблемы, как-то: болезни, безденежье и непонимание толпы -то каково же остальным людям? Тем, кому Вы не оказываете особых благодеяний?

- Кому легче, кому тяжелее, - уклончиво ответил Шамбамбукли. - А что?

- Я подумал и осмелился попросить. Если будет на то Ваша воля, можно ли сделать так, чтобы счастья в мире стало побольше, а неприятностей - поменьше?

Шамбамбукли помолчал с минуту.

- Послушай, - наконец произнес он. - Вот ты - композитор, верно? На рояле умеешь играть. Как бы ты отнесся к предложению исполнить сложную симфонию на одних белых клавишах, не трогая черных?

- Как ты могла?! - воскликнул демиург Мазукта. - Как ты могла допустить такое, Мари? Что за беспечность, что за безответственность! Ты обо мне подумала?

- Да, - тихо ответила женщина.

- Я же предупреждал! - Мазукта принялся нервно расхаживать от стенки к стенке. - Мы же договаривались! Ты обещала, что этого не случится.

Женщина всхлипнула.

- И вообще, - сказал Мазукта, - еще неизвестно, мой это или не мой…

- Ты, всеведущий, этого не знаешь?

- Знаю, - Мазукта скривился, как от зубной боли. - В общем, так, Мари! Ты должна избавиться от ребенка.

- Нет, - помотала головой женщина.

- Что- о?

- Я сказала, нет.

- Ты что, возражаешь? Мне?!

- Я не стану убивать своего ребенка.

- Но это и мой ребенок тоже!

- Ты от него только что отказался.

Мазукта раздраженно засопел.

- Мари! Ради нашей любви…

- Нет.

- Ну хорошо. Я, твой демиург, тебе приказываю…

- Обойдешься.

- Ну не хочешь делать аборт - не надо. Назовем как-то иначе. Принеси этого ребенка мне в жертву, в месте, которое я тебе укажу, тут недалеко…

- Я сказала, нет! И хватит об этом.

Мазукта сосчитал до десяти, выдохнул и равнодушно пожал плечами.

- Нет так нет. Поступай как знаешь, я ухожу.

- Иди, - тихо ответила женщина и отвернулась.

Мазукта оделся, положил в карман расческу и зубную щетку, огляделся в последний раз…

- Мари, еще не поздно передумать…

- Убирайся! - завизжала женщина. - Я уже сказала, нет! Нет, нет, нет! Уходишь - так уходи! И не смей называть меня Мари, у меня есть нормальное имя! Меня зовут Розмари, Роз- ма- ри, неужели так трудно запомнить?!

- Мазукта, - сказал демиург Шамбамбукли, - я тут хотел у тебя спросить…

- Валяй, спрашивай, - кивнул демиург Мазукта.

- Ведь правда, у людей есть свобода воли?

- Конечно, правда! Наличие свободы воли - основное отличие человека от животного. Это же азы!

- А как тогда быть с предопределением? Мы же оба с тобой знаем, что для людей существует предопределение. Как-то не вяжется одно с другим, а?

- Да, верно, - Мазукта задумчиво почесал нос. - Всё изначально продумано, записано и утверждено лично мной, - он махнул рукой в сторону длинных полок, уставленных книгами Бытия. - Весь мир - театр, у каждого в нём своя роль, и все реплики распределены заранее. Но эти сволочи всё время импровизируют!

- Верую, верую в тебя, всеблагий! - человек пал ниц и с размаху ударился лбом о небесную твердь.

- Ты чего? - осторожно спросил демиург Шамбамбукли, отступая на шаг.

- Верую! Полной верою!

Шамбамбукли подошел и потрогал лоб человека.

- Ты в порядке? Что-то случилось? Ну, кроме того, что ты умер?

- Чудо! Чудо великое свершилось! И я узрел и уверовал!

- Так. Давай по порядку. Что за чудо, где случилось, когда и каким образом?

Человек сел на корточки и нервно облизал губы.

- Я был жрецом Большого Бдо…

- Знаю такого, - кивнул Шамбамбукли. - Забавная религия. И что дальше?

- А дальше у меня вышел спор с одним из пророков Шамба… твоих пророков. Теологический спор. Я сказал, что ты… нет, я не решаюсь это повторить. А твой пророк обиделся.

- А что ты сказал? - заинтересовался Шамбамбукли.

- Ну- у…

- Да не стесняйся, тут же все свои.

Человек неловко засопел, потупил глаза, вздохнул и прошептал что-то на ухо демиургу. Лицо Шамбамбукли застыло, губы стянулись в тонкую линию.

- Да. Понимаю. Пророк обиделся. И что было дальше?

- А дальше было чудо, - развел руками человек. - Твой пророк помахал посохом и крикнул: «Пусть гром небесный поразит тебя за эти нечестивые слова!» Ну… оно и грохнуло.

- Тебя поразил небесный гром?

- Он самый.

- И ты уверовал?

- А как же!

Шамбамбукли почесал в затылке.

- Красивая история. А я тут при чем?

- Ну как же! Ведь чудо же!

- Это был метеорит.

- Что?

- Метеорит. Самый обыкновенный. Хотя и довольно большой.

- Ты покарал меня при помощи метеорита?

Шамбамбукли вздохнул.

- Вот почему жрецы Большого Бдо такие тупые? Посуди сам, этому метеориту шестьдесят миллионов лет! Он откололся от своей планеты, когда на Земле не то что тебя - еще и динозавров не было! И летел себе спокойно все эти шестьдесят миллионов лет по вполне определенной траектории. А когда эта траектория пересеклась с орбитой Земли - произошло столкновение. Самое естественное и ожидаемое, его можно было предсказать заранее. Где же тут чудо?

- Ну как же… Когда этот, ну, твой, призвал на мою голову гром небесный…

- Ну и что? Можно подумать, мне делать больше нечего, только вмешиваться в ваши теологические споры! И ради этого подгадывать астрономические события за шестьдесят миллионов лет! Ты сам соразмерь массштабы, а? Если тут и было какое-то чудо, так это то, что ты во кои-то веки оказался в нужное время в нужном месте.

- Мир несправедлив, - сказал человек.

- Почему ты так решил? - спросил демиург Шамбамбукли.

- Потому что тебе наплевать на нас, простых смертных! - сердито ответил человек. - Когда мне бывало плохо, или возникали какие-то трудности - где ты был? Почему не отвечал на мои молитвы?

Шамбамбукли помолчал с минуту.

- Если не возражаешь, - сказал он, - я сейчас буду говорить о себе с заглавной буквы. Ничего?

- Да, пожалуйста.

- Ты знаком с теорией, что существую только Я, и нет в мире ничего, кроме Меня?

- Знаком, конечно, - фыркнул человек.

- И как ты думаешь, мне плевать на Себя Самого?

Человек озадаченно нахмурился.

- Не понимаю…

- Ты - это тоже я. Вы все - это я, чего тут не понять? Вот скажи, тебе когда-нибудь доводилось идти долгой трудной дорогой день и ночь?

- Да, бывало пару раз.

- Тогда представь себе, ты идешь, впереди тебя ждёт горячий ужин и уютное кресло, пища для желудка и мягкий коврик под усталые ноги. А ноги не желают ждать, они уже болят и ноют, и уговаривают остановиться и дать им отдохнуть прямо тут, посреди леса, в уютной грязной луже. Ты к ним прислушаешься?

- Нет…

- Ну вот видишь, - вздохнул Шамбамбукли. - Я бреду через лес к теплому очагу уже столько тысяч лет, а вы всё ноете и ноете…

Большая игра

Над игральной доской, разделенной на черные и белые клетки, склонились демиурги Мазукта и Шамбамбукли.

- Пока что я веду, - напомнил Мазукта.

- Ага, - кивнул Шамбамбукли. - Я в курсе. Подумать-то можно?

- Да сколько угодно, - великодушно разрешил Мазукта. - Часы-то тикают.

Шамбамбукли, закусив губу, изучил ситуацию на доске. Молодой человек, от которого зависел результат игры, уже занес ногу, чтобы сделать следующий шаг. Под эту самую ногу демиург Мазукта только что аккуратно подложил дынную корку.

Богатый игровой опыт подсказывал демиургу Шамбамбукли, что человек непременно поскользнется, упадет в лужу, грязно выругается, и вообще будет очень огорчен. А значит, с большой степенью вероятности, шагнет на черную клетку.

- Ну, что будешь делать? - спросил Мазукта.

Шамбамбукли осторожно прикинул что-то на пальцах, просчитывая варианты. Удовлетворенно вздохнул и чуть- чуть подправил работу светофора, чтобы стоящая у перехода девушка задержалась еще на две секунды.

- Готово!

Шамбамбукли щелкнул кнопочкой часов, и человек сделал шаг. Конечно, поскользнулся на дынной корке и, конечно, упал… но выругаться у него как-то не получилось. Стоявшая рядом девушка обернулась и протянула ему руку. И вместо тех слов, что уже вертелись на языке у человека, он выдавил «спасибо» и вымученно улыбнулся. А следующий шаг они сделали уже вместе, благо было по пути.

- Он на белой клетке, - сказал Шамбамбукли. - Очко в мою пользу.

- Ничего- ничего, - хмыкул Мазукта. - Сейчас исправим.

Он дернул за хвост собачку начальницы, собачка, не разобравшись, тяпнула свою хозяйку за пятку, и в результате, когда молодой человек пришел на работу, озверевшая начальница завалила его работой, обругала напоследок и грубо спихнула на черную клетку.

- Твой ход, - улыбнулся Мазукта и перещелкнул часы. Шамбамбукли, недолго думая, вставил в ленту новостей статью про фермера, который купил слона. Молодой человек прочитал её краем глаза и немного развеселился. С черной клетки, правда, не сошел, но приблизился к самому её краю.

- Ничего- ничего, - проворчал Мазукта и передвинул несколько фишек на другом конце доски. В той же ленте новостей появилось сообщение о крушении самолета над городом, где жили друзья молодого человека. И беспокойство загнало его в самую середину черной клетки.

Разумеется, никто из друзей не погиб - по правилам игры, обоим демиургам было строжайше запрещено трогать не только единственную значащую фигуру, но и все, находящиеся на соседних клетках. Число жертв катастрофы действительно впечатляло - но все погибшие были обычными разменными фишками в большой игре. Человек об этом знать никак не мог - и, естественно, волновался.

- Я веду, - самодовольно сказал Мазукта.

Шамбамбукли засучил рукава. Где-то произошло небольшое землетрясение; с полки свалилась телефонная книга и раскрылась на нужной странице, преуспевающий артист прочитал фамилию и вспомнил о старом школьном товарище, позвонил по другому номеру и сказал, что нашел нужный типаж, и в результате уже вечером слегка обалдевшего молодого человека приволокли на пробные съемки. Пробу он, правда, не прошел, но познакомился с та- а- акой артисточкой… И следующие три хода уверенно прошагал по белым клеткам.

Мазукта заскрипел зубами и взорвал электростанцию. В больнице погас свет и родная тетя молодого человека умерла во время операции. Поскольку игрок действовал не напрямую, а косвенно, такой ход считался вполне законным.

Шамбамбукли устроил извержение вулкана. Мазукта развязал войну. Шамбамбукли сдвинул материковые плиты. Мазукта обрушил в море метеорит. Шамбамбукли испортил канализацию и перекрыл шоссе. Мазукта подтасовал результаты лотереи.

Молодой человек, ничего не зная и не понимая, метался с черной клетки на белую и обратно, принося выигрышные очки то одному, то другому игроку.

- Стоп! - скомандовал Мазукта и постучал ногтем по часам. - У тебя упал флажок.

- Да, действительно, - Шамбамбукли, уже потянувшийся было, чтобы остановить лесной пожар, вздохнул и убрал руку. - Кто выиграл?

- Ничья, - сказал Мазукта, - дважды пересчитав результат. - Тебе повезло.

- Значит, ты пока ведешь.

- Да, со счетом 259466782 х 259466228. Сыграем еще раз?

- Опять на щелбан? - вздохнул Шамбамбукли и потер лоб. - Ну давай, еще разок.

Мазукта ткнул пальцем в маленькую фигурку посреди игрового поля.

- Эта пойдет?

- Ну, пусть будет эта.

- Ты начинаешь.

Шамбамбукли внимательно вгляделся в единственную значимую фигуру на этот кон. На мгновение задумался, подбросил на дорогу маленькую блестящую монетку и включил часы.

- Я ведь вовсе не хотел ничего такого творить! - оправдывался демиург Шамбамбукли. - Думал обойтись всего парой фраз, что-нибудь эдакое, лаконичное и многозначительное. Скажем, «да будет Свет!» - и всё, и хватит. Одно речение, максимум два. Ну ладно, пускай десять, но не больше того! А оно как пошло- поехало…

- Сейчас я буду творить, - предупредил демиург Шамбамбукли.

- А что именно? - заинтересовался демиург Мазукта.

- Не важно. Что-нибудь. У меня сегодня креативное настроение, не успокоюсь, пока чего-нибудь не натворю.

- Ну приступай, - Мазукта сел поудобнее и принялся наблюдать за работой товарища.

Шамбамбукли почесал нос. Потеребил себя за ухо. Потянул за губу. Помассировал веки.

- Рекорда скорости ты уже не поставишь, - заметил Мазукта, посмотрев на часы. - Шестнадцать пикосекунд прошло.

- Сейчас… крутится какая-то фраза, никак не могу сформулировать.

- Да будет Свет, - подсказал Мазукта.

- Ты бы еще предложил «жили- были»! - фыркнул Шамбамбукли. - Я хочу что-нибудь новое, оригинальное.

- Да будут Макароны, - не задумываясь, предложил Мазукта.

- Почему макароны?!

- Да так… Ново, свежо. До сих пор такого никто не говорил. Новое Слово в Творении.

- Какое же оно новое? Макароны - это макароны…

- Ну тогда да будет хрымбель.

- Чего?!

- Хрым-бель. Это точно новое слово, я сейчас придумал.

Шамбамбукли снова почесал нос.

- Как-то подозрительно звучит… он вообще кто такой? Или что такое?

- Не знаю, - беспечно пожал плечами Мазукта. - Сотвори, посмотрим.

- Не хочу хрымбель, - насупился Шамбамбукли. - Ты его придумал, ты и твори.

- Это у тебя настроение креативное, - напомнил Мазукта. - А у меня - созерцательное.

- Ну вот и созерцай молча. Не подсказывай.

Шамбамбукли принялся нервно расхаживать из угла в угол.

- Да будет е равно мс квадрат..? Да не будет… Будет или не будет… вот в чем вопрос… Да будет Свет и Тень..? Да не будет фотон иметь массу покоя..? Да будет Всё- И- Сразу..?

- Так не бывает, - зевнул Мазукта.

- Знаю! - огрызнулся Шамбамбукли. - Не мешай. Хрымбель, хрымбель… и откуда ты его выдумал, такой?

Мазукта сотворил свежую газету и демонстративно принялся листать.

- Да будет… да будет…

- Ты, главное, про хрымбель не думай, - посоветовал Мазукта.

- Я и не думаю!

- И про макароны тоже.

- Да замолчи ты уже!

- Да я что, я молчу. Мне-то какая разница, розовый он там, или зеленый…

- Кто?!

- Хрымбель. Да ты не отвлекайся, твори.

- Да будет…

- Хрымбель, - пробормотал Мазукта.

- Ты можешь помолчать?! - взвился Шамбамбукли.

- Да это я не тебе. Так просто, размышляю вслух.

Шамбамбукли сосчитал до десяти, сделал глубокий вдох и выдох, и медленно разжал кулаки.

- Я. Пытаюсь. Что-нибудь. Сотворить. Не. Мешай. Пожалуйста.

- Да я и не мешаю, - пожал плечами Мазукта. - Я наоборот, всячески стараюсь помочь.

- Не надо.

- Как скажешь.

Шамбамбукли снова принял сосредоточенное выражение лица.

- Да будет…

- Кхе- кхе, - отчетливо прокашлялся Мазукта.

- Да будет… ммм… гррр!

- Проблемы? - участливо спросил Мазукта.

- Б- бу…дет… све…ве…

- Свет? - догадался Мазукта. - Ну что ж… Тоже неплохо. Классический дебют. Это, конечно, не то, что…

Шамбамбукли заткнул пальцами уши.

- Хрымбель, - повысил голос Мазукта. - Или хотя бы те же макароны…

- Не будет никаких макарон, - медленно и внятно сказал Шамбамбукли. - И хрымбля никакого не будет. Ничего не будет. В другой раз.

- «Ни-че-го не бу-дет», - Мазукта покатал фразу на языке и довольно причмокнул. - «В дру-гой раз.» А что, по- моему, отлично звучит. Такого действительно еще не было

- Здравствуй, сын мой, - сказал демиург Мазукта.

- Здравствуй, отец небесный, - ответил человек.

- Что же ты, сынок? - укоризненно покачал головой демиург. - Подводишь папашу.

Человек дерзко вскинул подбородок.

- М- да?

- Ага, - кивнул Мазукта. - Подводишь. Я же говорил, кажется, человеческим языком: убивать нехорошо, грабить нехорошо, прелюбодействовать - только в крайнем случае. А ты что же?

- А что я? - пожал плечами человек. - Мало ли что ты там говорил. Сам, что ли, никого не убиваешь?

- Это моя работа, - нахмурился Мазукта.

- Угу. А еще ты заповедовал не предаваться беспричинному гневу, не быть злопамятными, забыть про ревность… Помнишь, да?

- Помню, да. Ты хочешь сказать, что я сам часто гневаюсь и не всегда прощаю?

- Именно так, папа. Как же ты после этого хочешь, чтобы мы, твои дети, не грешили?

- Очень хочу.

- Я вот, например, сколько раз говорил своему сынишке: «не матерись!» А он мне: «но, папа, ты же сам научил меня этим словам!»

- Я тебя понял, - сказал Мазукта. - Но, сынок, не надо брать с меня пример! Я же хочу, чтобы ты вырос большой, выучился чему-то хорошему, удачно устроился… А то так и будешь, как твой папаша, всю жизнь миры клепать.

- Вот, - сказал демиург Мазукта. - Это твоя доля в будущем мире.

Человек повертел свою долю так и сяк, покачал на ладони и поднял на демиурга недоумевающий взгляд.

- А почему так мало?

- Это я у тебя должен спросить, почему так мало, - парировал демиург. - Плохо старался, наверное.

- Я страдал! - с достоинством заявил человек.

- А с каких это пор, - удивился Мазукта, - страдания стали считаться заслугой?

- Я носил власяницу и вервие, - упрямо нахмурился человек. - Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего, кроме воды, не притрагивался к женщинам и мальчикам - хотя, сам знаешь, иногда очень хотелось. Я изнурял своё тело постом и молитвами…

- Ну и что? - перебил Мазукта. - Я понимаю, что ты страдал - но за что именно ты страдал?

- Во славу твою, - не раздумывая ответил человек.

- Хорошенькая же у меня получается слава! - возмутился Мазукта. - Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю радостей секса?

- Вообще-то, да, - тихо заметил сидящий в сторонке демиург Шамбамбукли.

- Не мешай, - отмахнулся Мазукта. - Тут другая ситуация, в этом мире я играю Доброго Дядю Небесного.

- А, понятно, - кивнул Шамбамбукли и замолчал.

- Так что с моей долей? - напомнил о себе человек.

Мазукта задумчиво почесал за ухом.

- Да как бы тебе объяснить, чтобы понял… Вот, например, плотник. Он строит дом, и тоже иногда попадает себе по пальцам, через это страдает. Но он всё- таки строит дом. И потом получает свою честно заработанную плату. Ты же всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцу. А где же дом? Дом где, я спрашиваю?

У демиурга Шамбамбукли был приёмный день.

- Здравствуй, демиург, - вошедший человек склонил голову.

- Привет. Заходи, располагайся.

- Да я не надолго, у меня всего один вопрос.

- Да- да, я слушаю.

- Я хотел спросить… как бы это сформулировать… Если ты такой милосердный, а мы все твои любимые дети, и ты нам искренне сочувствуешь - может, не будешь дожидаться условленного часа, объявишь Конец Света прямо сейчас? Чтобы уже наконец пришло царствие твоё, мировая гармония и счастье для всех? Это же в твоей власти!

- Да понимаешь, - Шамбамбукли потеребил себя за мочку уха, - я бы и рад, тем более что и условленный час давно пришёл, но… кхм, в моей власти… Вообще-то, да.

- Тогда в чём же дело?

- Сложный вопрос, - уклончиво ответил Шамбамбукли. - Так сразу не объяснишь. Знаешь что? Я пока приму остальных, а потом мы с тобой спокойно всё обсудим за чашечкой чая, идёт?

- Идёт.

- Вот и славно! Кстати, чтобы тебе зря не скучать - там на столике лежит маленький игрушечный мирок, можешь поразвлекаться пока.

Человек взял мирок в руки и озадаченно повертел в разные стороны.

- А что тут надо делать?

- Да что угодно! Всё, кхм, в твоей власти. Видишь эти четыре фигурки в лабиринте? Их нужно провести по коридору из этой двери в эту. Вот и всё!

- Делов-то, - хмыкнул человек.

- Ну вот и ладно. Играй.

Шамбамбукли напутственно похлопал человека по плечу и занялся другими посетителями.

Человек немного поэкспериментировал с новообретенной силой. Наглухо замуровал все боковые ответвления коридора, лишние двери заложил кирпичом, на полу и стенах нарисовал светящиеся стрелки с надписью «ТУДА!», а над выходной дверью повесил вывеску «ВЫХОД». И нажал на кнопочку.

Четыре фигурки вошли в коридор и замерли.

- Предлагаю устроить привал, - сказала Первая.

- В незнакомом месте?! - возмутилась Вторая. - Сначала надо всё осмотреть, убедиться, что здесь нет никаких опасных тварей.

- Я этим займусь, - сказала Третья и крадучись двинулась по коридору, принюхиваясь и прислушиваясь на каждом шагу. Через десять шагов она попятилась и вернулась к остальным.

- Не могу сказать ничего конкретного, но что-то здесь не так. Я обнаружил замаскированную дверь, это неспроста.

- Куда двинемся? - спросила Первая фигура.

Человек подсветил поярче надписи «ТУДА!»

- Назад, - предложила Вторая фигурка.

Человек сделал надписи еще ярче и заставил мигать.

- В боковой проход, - сказала Третья фигурка.

- А ты как? - спросила Первая у Четвертой.

- Я как все, - безразлично отозвалась та.

Человек пустил по полу бегущие указатели. Первая фигурка наконец обратила на них внимание и нахмурилась.

- Мне не нравятся эти светлячки. Пока они не проявляют агрессии, но на всякий случай постарайтесь на них не наступать. Мы идём в боковую дверь. Не зря же она заперта!

Фигурки выломали свежую кладку и ушли исследовать новый проход. Человек быстро убрал оттуда всё интересное. Но фигурки добросовестно облазили каждый закуток, прежде чем покинуть помещение.

- Здесь ничего. Значит, наверняка должны быть другие секретные места. Ищем!

Через несколько часов они изучили уже почти весь лабиринт. Их не останавливали ни жуткие завывания, ни выпрыгивающие монстры, ни обрушивающиеся полы. Человек перепробовал всё, что только мог придумать - но никакая сила не смогла заставить фигурки пройти двадцать шагов по прямому коридору к двери «ВЫХОД». Фигурки блуждали по лабиринту, игнорируя все намёки человека.

- Ну, как дела? - спросил демиург Шамбамбукли и заглянул человеку через плечо. - Есть успехи?

Человек молча отложил игру в сторону и надулся.

- Ага, - кивнул демиург Шамбамбукли. - Где-то как-то таким вот образом.

Он виновато развел руками и криво улыбнулся.

- В утешение могу сказать, что приглашение на чай остаётся в силе.



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 169