УПП

Цитата момента



Если вам надоело все, попробуйте развлечь себя чем-нибудь другим…
Не грусти!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прежде чем заговорить, проанализируйте голос и настроение вашего собеседника, чтобы выяснить его или ее настроение. Оцените его или ее состояние, чтобы понять, как себя чувствует ваш собеседник: оживлен, скучает или спешит. Если вы хотите, чтобы окружающие прислушались к вашему мнению, вы должны подстроиться под их настроение и перенять тон и ритм их голоса, хотя бы на некоторое время.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

ГЛАВА ПЯТАЯ,

в которой дети будто впервые увидели, что делается вокруг них, а читатель наконец (тоже впервые) узнает, что такое ТВТ.

Однажды после занятий в пятом классе осталось пионерское звено. Тут были наши знакомые Толя и Нина Беспаловы, Андрейка Гулис, Павлик Рогатко и Клава Макейчик, да еще Яша Канторович, Стась Ковальский, Соня Данилова, Леня Саковйч и Цыбук Боря.

Остались они потому, что Павлик стал подробно рассказывать о своих приключениях и муках, которые он перетерпел, когда опоздал в школу.

- До чего же обидно становится, -говорил он, - как вспомню, что все это случилось из-за такой мелочи, какую мы сами могли исправить.

- Да и у меня такая же история была! - крикнул Яша. - У нас испортился электрический утюг. Сначала он долго бунтовал: то греется, то нет, то греется, то нет. А потом совсем перестал нагреваться. Осмотрели мы шнур - кажется, все в порядке. Пришлось мне нести утюг к мастеру. Тот разобрал его, посмотрел и говорит: "По-моему, исправный. Может, шнур перервался. Надо было принести и его". Я побежал домой и принес шнур. Мастер осмотрел его - и тоже ничего не нашел. А потом пощупал вилку и говорит: "Смотри, вот эта ножка открутилась". Взял пальцами и подкрутил ее. И больше ничего!

- А знаете что? - сказал тогда Андрейка. - Мне также пришлось много перетерпеть из-за того, что я не догадался раза два провести напильником по ключу.

И под всеобщий смех он рассказал, как ночевал с поросенком и что из этого вышло.

Тогда Стась рассказал, как у него полетели в лужу все книги и тетради вместе с портфелем, у которого оторвалась ручка.

- А ведь если б я не ждал, пока она оторвется, ничего бы этого не было, - признался Стась.

Одним словом, подобных случаев нашлось у каждого достаточно, и когда их собрали вместе, то получилась картина, над которой дети серьезно задумались. Они будто впервые увидели, что делается вокруг них. Увидели и сами удивились.

- Выходит, что мы живем в плену у вещей, - задумчиво проговорила Клава. - Выходит, что не мы ими владеем, а они нами. Какая-нибудь сковородка, что захочет, то и делает, а ты только смотри на нее или зови на помощь людей.

- Оно и правда выходит, что мы будто зависим от разных домашних вещей, -добавил Павлик, -Они нас подводят на каждом шагу, а мы только терпим да ждем от кого-то помощи. А если бы захотели, так сами могли бы справиться с ними.

- Тогда надо объявить им войну, - со смехом проговорил Боря Цыбук.

- А что ты думаешь? - серьезно ответил ему Павлик. - Совсем неплохо было бы. Как только какая-нибудь кастрюлька станет нам поперек дороги, - сейчас же в наступление на нее и до полной победы!

- Давайте тогда создадим кружок, - предложила Клава, - и пообещаем, что все такие мелкие работы будем делать сами.

- Правильно! - поддержал ее Стась. - Это будет совсем новый и интересный кружок. Можно назвать его кружком "Домашних техников".

- Нет, нет! - послышались голоса. - Название неинтересное!

- Если уж мы собираемся воевать, - сказал Толя, - то лучше назвать кружок "Воинствующими техниками".

- И не кружок, - крикнул Яша, - а товарищество. "Товарищество воинствующих техников", или короче - "ТэВэТэ".

Это название понравилось всем.

Наконец Толя внес еще одно предложение:

- Каждое товарищество имеет правила.

- Это называется уставом, - поправил Павлик.

- Пусть будет так, - согласился Толя. - Надо и нам составить устав нашего товарищества.

Через полчаса на свет появился следующий документ:

УСТАВ ТОВАРИЩЕСТВА ВОИНСТВУЮЩИХ ТЕХНИКОВ.

Товарищество воинствующих техников объявляет войну за независимость от домашних вещей.

Члены ТВТ обязуются:

1. Замечать всякие неполадки и своими собственными руками делать все мелкие домашние ремонты.

2. Если кто из членов чего-нибудь сам сделать не может, то обращается за помощью к своим товарищам.

3. И только тогда, когда и товарищи не смогут помочь, - член ТВТ имеет право обращаться к платным мастерам.

Толя влез на парту и зачитал устав.

- Будем голосовать. Кто…

Но тут доска под его ногами сдвинулась - завеска не держала, - Толя покачнулся и полетел на пол.

- Ax, черт! - выругался он, потирая ушибленное место, но сразу же снова продолжал: - Ну, так кто "за", прошу поднять руки.

- Я! Я! Да все, нечего голосовать! - ответили ребята, подняв руки.

Одна только Клава не подняла руки и как-то странно посматривала на всех.

- Ну, а ты что? - обратились к ней.

- Слушайте, товарищи! Что же это мы делаем? - проговорила она каким-то суровым голосом.

- Не знаешь, что ли? - засмеялись ребята. - С потолка свалилась?

- А вот вы видели, как свалился Толя? -спросила Клава.

- Конечно, видели! Но что из этого?

- А почему он свалился?

- Земля притянула, - засмеялся Яша.

- Нет, я серьезно спрашиваю, почему он свалился? - настаивала Клава.

- Ну, доска сдвинулась, - ответил Толя.

- А почему она сдвинулась? - упрямо продолжала Клава.

- Да завеска отломалась, - сказала Нина, которая стояла около этой парты.

- А мы сами могли бы ее прибить?

- Странная вещь, - проговорил Андрейка. - Сколько времени я сам на этой парте сижу и никогда в голову не приходило взять да и прибить завеску. Ведь не я же сломал…

- А я вот теперь полетел и то не догадался, в чем дело, - проговорил Толя, почесывая затылок. - Вот что значит не привыкли мы думать о таких вещах.

Павлик задумчиво посмотрел на оторванную завеску, затем медленно, будто сам себе, проговорил:

- Интересные дела творятся на свете! Если бы кто дал нам задание прибить эту завеску, мы, наверняка, охотно сделали бы это. А самим в голову не приходит, даже не замечаем. И не только здесь, но и дома мы не умеем замечать. Я только сейчас вспомнил, что у нашего чемодана тоже оторвалась одна половинка завески. Мы его открываем, закрываем и как будто ждем, пока оторвется вторая половинка. Сегодня, как только приду домой, сразу же займусь этой завеской.

А в результате всей этой истории с завеской в уставе появился новый и очень важный пункт;

4. Деятельность ТВТ распространяется также и на школу.

Ну, а завеску прикрепить им ничего не стоило. В это время проходил мимо директор и, услышав стук, зашел в класс. Он увидел, что делают ученики, и так обрадовался, будто ему построили новую школу.

- Вот где настоящие советские ребята! - сказал он. - Если бы все да всегда так делали!

Ребятам даже неловко стало: за такую мелочь и так хвалят. А директор после этого стал всюду расхваливать их. Упрекая за что-то шестой класс, он сказал:

- Вон в пятом классе ученики по своей инициативе починили парту, а вы только портить умеете.

Первый шаг Товарищества воинствующих техников получился очень удачным, и организаторы вполне могли гордиться своей выдумкой. Но рассказывать об этом в школе они не отважились. Если они сделают хорошее дело, каждый скажет, что это хорошо. А если дознаются, что для такого простого дела они выдумали какое-то товарищество, устав, параграфы, то, наверняка, станут над ними смеяться. Лучше не рассказывать. Даже интереснее.

ГЛАВА ШЕСТАЯ,

где говорится, как все родители ахнули и как Толя выдвинул предложение сделать аптечку из молотка, напильника, щипцов и других "лекарств".

Соня заметила, что всякий раз после дождя у нее промокает чулок на левой ноге под большим пальцем. Когда она дома сняла ботинок и осмотрела его, то увидела на подметке едва заметную дырочку.

Увидела это и мать и, известное дело, сразу же сказала:

- Отнеси в ремонт.

Но Соня неподвижно сидела с ботинком в руках и думала глубокую думу. Вот и пришло время, когда надо выполнить обязанности члена ТВТ! И совсем это не так интересно, как казалось тогда, когда писали устав. Возись теперь, когда можно было отнести в мастерскую и ни о чем не думать.

- Чего ждешь-то? Неси к сапожнику, - повторила мать.

- Я… не имею права, - прошептала Соня.

- Что?!

- Мы… я… должна сама починить…

- Должна?! Кто же тебя заставляет?

- Мы дали обещание, что сами будем делать подобные вещи, - с виноватым видом проговорила Соня.

- Кто же это постановил? - допытывалась удивленная мать.

- Мы сами организовали такой кружок.

- Уж не кружок ли тебе будет чинить ботинок? Ты же сама не умеешь.

- Иди сама, или с помощью товарищей, а сделать должны сами, -смущенно ответила Соня.

- Глупость какую-то выдумали! Видимо, делать вам нечего, -пожала плечами мать. - Ну, а кто будет отвечать, если вы еще больше испортите?

- Если мы не сумеем, тогда я отнесу в мастерскую.

- Ну, делай, как хочешь, только смотри, чтобы все было в порядке, - сказала мать и отошла.

Соня с грустным видом осталась сидеть. Ну как к нему подступиться? Ясно только, что надо прибить заплатку. А как это сделать, если нет ни приспособлений, ни материалов ни умения?

Первым шагом на практическом пути было - пойти посоветоваться с Ниной, у которой уже был опыт в этом деле.

Нина с удовольствием приняла участие, но сразу же сама немного растерялась.

- Если бы загнуть гвоздь, так это проще простого. А тут другое дело. Но ничего, давай обсудим.

Начали обсуждать. Во-первых, надо было найти заплатку. Но где и как ее купить, такую маленькую?

Ход мыслей привел к старому рваному ботинку, подошву которого можно использовать. На этом и порешили.

Второй пункт - молоток - разрешился очень просто: его можно было достать и в доме Сони, и в доме Нины.

Более сложным был вопрос о деревянных гвоздях. Можно ли купить несколько десятков? А покупать ради такой мелочи целую пачку - не стоит. Наконец все-таки решено было купить пачку, ведь потребуются же и другим членам ТВТ.

Дальше стоял во весь рост вопрос о шиле. Это же важнейшее сапожное приспособление! У кого его займешь? Видно, надо и его купить.

- Я боюсь, - сказала Соня, - что при таких условиях наш ремонт обойдется слишком дорого, и родители будут против этого.

В это время пришел Толя и сразу же присоединился к совещанию. Прежде всего он заметил, что просто заплаткой тут не обойдешься - нужно поставить рубчик на весь носок. Потом перешел к организационным вопросам.

- Видно, - сказал он, - нам придется создать специальную общую "аптечку", куда бы входили важнейшие инструменты: молоток, напильник, шило и так далее. Поставим этот вопрос на нашем общем собрании.

- А вот еще колодки нужны в таком деле, - сказала Соня.

Толя задумался.

- Этак может набраться целый воз, - проговорил он наконец. - Тогда уже не "аптечка" будет, а целая "аптека". Нет, без этого надо обойтись, а в данном случае колодки и совсем не нужны: рубчик и так прибить можно.

В тот же день Соня, спрятавшись от матери, взялась за работу. Настроение ее совсем, изменилось: она чувствовала себя уверенной, веселой и взялась за дело с большой охотой.

Но через несколько минут весь этот пыл угас. И главной причиной оказались деревянные гвозди, чтоб им пусто было. Как ни стукнешь по нему, он обязательно свернется или в ту, или в эту сторону. А если попадешь удачно и ему некуда деваться, - тогда он возьмет да поломается.

Соня решила сначала попрактиковаться. Взяла полено и давай садить в него гвозди. Уничтожив их несколько десятков, она перешла уже к настоящей работе. Дело пошло немножко лучше, и наконец рубчик кое-как был приляпан.

Подошла Нина узнать, как идет дело.

- Ну что же? - сказала она, осмотрев работу с видом знатока. - Для начала ничего. Но чтобы надежней было, я бы посоветовала вогнать еще несколько железных гвоздей. А загибать их мы уже умеем.

И когда подкрепили рубчик еще железными гвоздями, то вообще получилось хоть куда. Обе девочки почувствовали такое удовлетворение, какого, пожалуй, не чувствует сапожник, даже когда закончит шить новые сапоги.

Когда Соня показала ботинок матери, та глазам своим не поверила.

- Неужто сама сделала? - повторяла она.

- Сама! - с гордостью и смущением ответила Соня.

Когда пришел отец, мать заставила Соню поднять ногу, чтобы показать рубчик.

- Сама? - удивился отец. - Хорошо, очень хорошо!

Для тетки Анны также надо было поднимать ногу…

- Сама? - переспросила тетка. - Смотри ты, какая!

Когда пришла соседка Кастусиха, Соня и перед ней должна была поднимать ногу.

- Так-таки и сама?! - удивилась Кастусиха. - Ай-яй-яй!..

Спустя некоторое время об этом заговорили в соседних квартирах.

- Способная у Даниловых девочка. Сама себе обувь чинит. Не надо носить сапожнику.

- Сама?

- Сама…

Нашлась категория граждан, которая даже пострадала от всего этого. Это были соседские дети школьного возраста.

- Ты бы вон на кого посмотрел! - попрекали в одном доме. - У людей девочка и то сама себе ботинки чинит, а ты, лодырь, только драть умеешь…

На следующий день звено ТВТ осталось в школе, чтобы поговорить о своих делах. У каждого уже были определенные достижения, и все наперебой спешили рассказать о них. Начался шум, беспорядок.

- Стой, братва! - крикнул Яша. - Ничего так не выйдет. Надо выбрать председателя и заслушать доклады по порядку.

- Ну, так будь председателем! - крикнул Андрей. - Согласны?

- Согласны! Согласны! - закричали ребята, и Яша. приступил к исполнению своих обязанностей.

Выяснилось, что за это время все успели что-нибудь сделать. Самым же интересным было то, что все эти мелкие факты произвели большое впечатление на родителей и соседей.

У Стася Ковальского давно уже оторвалась вешалка от пальто. Мать каждый день все собиралась пришить ее, да так и не собралась. И вот сегодня сам Стась взял да и пришил ее.

Увидела мать - и ахнула. Сам! Сам пришил! Мальчик, и сам пришил! Вот молодчина!

И за то, что Стась сам себе пришил вешалку, он получил еще пирожное.

Леня Сакович загнал клинышек в стол, чтобы он не скрипел. И опять-таки сколько радости было в семье! Стол этот давно уже портил всем нервы. Чуть дотронешься до него, а он - скрип, скрип… И вот Леня сам взял да и исправил его. Ну разве не молодчина? И где вы найдете еще второго такого хорошего и способного мальчугана?

Такое же дело сделала и Клава Макейчик, только другим способом. У них скрипели двери, да так пронзительно, так жалобно, что прямо за сердце щипало. Так они отравляли жизнь много месяцев, а теперь Клава взяла да и смазала их. И сразу в доме стало так тихо, приятно, будто они переселились на другую квартиру.

Яша Канторович осчастливил семью тем, что закрепил половинку дверей, которая не должна открываться. В дырочку в пороге набился песок, и шпингалет туда не входил. От этого было много неприятностей: двери не закрывались плотно, хлопали, время от времени распахивались обе половинки. Когда Яша вычистил дырку и засунул глубоко шпингалет, - все неудобства с дверями кончились. А когда узнали, что это сделал сам Яша, да еще без всяких указаний свыше, то хвалили его так, будто он сделал что-то особенное.

Очень обрадовал и удивил родителей Толя Беспалов. У ящиков комода давно уже были оторваны ручки, и чтобы выдвинуть их, нужно было проделывать сложнейшие операции. Сначала пользовались ключом, но через некоторое время замочные скважины в комоде были так разворочены, что ключу не за что было зацепиться. Часто и ключи не попадались под руку, тогда пускали в ход все, что только можно: ножи, вилки, даже кочергу.

Наконец условились оставлять нижний ящик не закинутым. Когда нужно было, например, открыть верхний ящик, применялась такая система: открыв нижний ящик, выдвигали снизу следующий, потом еще и еще, - и так до самого верхнего.

Можно представить себе радость семьи, когда вдруг на ящиках комода появились ручки, да еще какие: Толя взял да прибил обыкновенные ролики.

Родители не знали, чему больше радоваться: тому ли, что Толя вообще догадался поправить комод, или тому, что сделал это таким гениальным способом.

Здорово расхвалили и Павлика за то, что он сам догадался прибить завеску в чемодане.

Но, пожалуй, самый геройский поступок совершил Боря Цыбук.

Он за пять минут починил крышу! Не больше, не меньше!

Ту самую крышу, из-за которой отец несколько раз ходил в жакт, а там все откладывали эту работу.

А Боря взял да и отремонтировал ее за пять минут…

Дело было так. Крыша над их квартирой была железная. И вот, когда дождь или оттепель, - через потолок начинала просачиваться вода. Нельзя сказать, чтобы уж очень, но мокрое пятно на потолке было всегда. Потом начала отваливаться штукатурка, а там начало уже и капать.

Вот Боря и заинтересовался, не может ли он, как член ТВТ, что-нибудь сам сделать в этом отношении.

Полез на крышу, видит: в том месте, где соединяются листы жести, - небольшая, узкая щель. Посидел над ней, посмотрел, подумал, потом слез и вернулся… с куском хлеба!

Когда пошел дождь, отец удивился:

- Что это сегодня не протекает?

- Да Боря там что-то лазил. Говорит, исправил, - сказала мать.

- Неужели? - повернулся к Боре отец.

- Конечно, исправил, - с безразличным видом ответил тот.

- Каким образом?

- Хлебом, - спокойно ответил Боря.

Отец недоуменно посматривал то на Борю, то на потолок, то на мать.

- Там была щель, - объяснил Боря, - так я взял да и залепил ее мякишем хлеба.

- Надолго ли хватит твоего мякиша? - засмеялся отец.

- А когда надо будет, я снова залеплю, - ответил Боря.

Вот какие были "доклады" на первом общем собрании Товарищества воинствующих техников. Сколько было смеху! Сколько живого интереса и жажды дальнейших "подвигов"!

- Если серьезней посмотреть на это дело, - сказал Толя, - то даже стыдно становится. Шутя мы сделали несколько малюсеньких дел, а все вокруг смотрят на нас, как на героев. А почему? Потому лишь, что до сих пор никто на это не обращал внимания.

Затем Толя предложил создать "аптечку", как он говорил. Тут долго рассуждать не приходилось, так как. каждый понимал, что она необходима дозарезу.

Наконец, Яша поставил вопрос, чтобы завести учет труда.

- Всем нам интересно будет знать, - сказал он, - сколько и что сделал каждый из нас и все мы вместе. Будет также видно, кто больше активен, кто меньше. Можно будет организовать соревнование.

Против этого никто не возражал. Запись вести поручили Клаве и Яше.

Расходились ребята с таким чувством, с каким, наверно, охотники идут на охоту.

Не успели еще выйти из класса, как Цыбук бросился в угол и крикнул:

- Есть!

В углу стояли географические карты. На одной из них была порвана бечевка, на которой вешают карту.

Цыбук связал бечевку и сказал Клаве:

- Запиши!

- Нет, это не считается! - запротестовал Леня. - Это не работа, а мелочь.

Его поддержал и Андрей. Яша выступил против - и началась горячая дискуссия.

- В уставе, - говорил Яша, - в пункте первом, говорится про все мелкие работы, лишь бы только они были полезные. Вешалку Стасю мы засчитали, никто не возражал. А тут тоже вешалка.

- А если это такая уж мелочь, так почему же ты сам не сделал? - наседал Цыбук на Леню.

- Я не заметил, - ответил тот.

- Ну вот видишь! - сказала ему Клава. - А в нашем деле самое главное - уметь замечать. Связать бечевку каждый сможет, а заметить не каждый.

Леня взглянул туда, сюда, а потом подбежал к окну и стал его открывать. Раздался страшный скрежет: это скрежетал за окном задранный кверху лист жести. Леня стал отгибать эту жесть вниз. Потом тихо закрыл окно.

- В таком случае засчитайте мне эту работу, - сказал он насмешливо.

Все это произошло так внезапно и неожиданно, что некоторое время все молчали. Потом Толя сказал:

- И надо засчитать, так как работа полезная. И рама портилась, и жесть отламывалась, и вода подтекала.

- В таком случае я вам каждый день миллион таких дел сделаю! - весело крикнул Леня. - Успевайте только записывать.

- Постараемся, - ответила Клава.

Хотя она только что поучала Леню, что "самое главное - уметь замечать", но теперь откровенно призналась, что она, пожалуй, никогда не заметила бы этой жести.

Был еще один человек, на кого сегодняшний день произвел большое впечатление. Это Боря Цыбук. Этот маленький круглый мальчик, с острым носиком и глазками, как у ежика, считался в пионеротряде пассивным гражданином. Если какая игра, то он был очень активным, а если надо было выполнить какое-нибудь задание отряда, то старался отделаться от него. В ТВТ он вошел безо всякого интереса, за компанию, и мало думал об этом деле.

А сейчас его захватило. Тут была игра совсем новая, необычайная. Смотри ты, как Леня заметил жесть! Пожалуй, таких дел вокруг есть много, да никто не видит. А если теперь записывают да ведут учет, то он, Боря, наберет столько очков, что всех перекроет. Он уже сейчас видит, что у форточки того окна, которое открывал Леня, нет пробойчика и она не закрыта на крючок; но об этом он никому не скажет, пока не сделает из гвоздя пробойчик. Интересная игра!



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 169