УПП

Цитата момента



Остаться самим собой — еще не значит стать человеком.
Вперед!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Устройство этой прекрасной страны было необычайно демократичным, ни о каком принуждении граждан не могло быть и речи, все были богаты и свободны от забот, и даже самый последний землепашец имел не менее трех рабов…

Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

Читать далее…


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

КАТРУСИНА БЕЛОЧКА

Папа ездил в колхоз и пробыл там целых две недели. В колхозе надо было что-то построить, а Катрусин папа инженер-строитель, вот его и посылали туда помочь колхозникам.

Пробыв там две недели, папа вернулся домой. Но вернулся он поздно вечером, а может, даже и ночью, когда дети давно уже спали.

Они спали и совсем не знали, что тем временем у них на балконе кто-то поселился.

Утром Катруся проснулась и увидела папу. А он говорит:

- Скорей одевайся, пойдём на балкон!

Они вышли на балкон, а там на столике стоит клетка, а в клетке белочка! Такая рыжая-рыжая, почти золотая, только животик беленький. Хвостик длинный, пушистый, и на ушках пушистые кисточки, а глазки совсем как чёрные круглые пуговки.

- Ой какая белочка! — обрадовалась Катруся. — Откуда она, папочка?

- Это я привёз, — ответил папа.— Один мальчуган месяца два назад нашёл её в лесу. Она тогда была совсем малюсенькая, видно, из гнезда выпала. А теперь тот мальчик уезжает учиться. Вот он мне и отдал белочку. Теперь она твоя будет.

- Белочка, белочка, ты теперь моя! — запела Катруся и начала прыгать возле клетки.

А белочка посмотрела на неё своими глазками-пуговками и тоже запрыгала — с пола на жёрдочку, с жёрдочки на перекладинку, и снова на пол, и снова на жёрдочку, да так быстро-быстро!

У неё в клетке для того и была жёрдочка, чтобы она могла прыгать. Ведь белки всегда прыгают с ветки на ветку, когда они живут в лесу, на воле, — так объяснил папа.

- Ей кажется, что она в лесу? — спросила Катруся.

- Да она, может, и не помнит леса, — ответил папа, — она ведь была ещё бельчонком-несмышлёнышем, когда попала в клетку. Поэтому она и людей не боится. Только нужно за ней хорошенько ухаживать, заботиться о ней, кормить её!

И Катруся принялась заботливо ухаживать за своей белочкой. Она её назвала Попрыгуньей. Да и как же иначе назовёшь зверюшку, которая всё время прыгает да прыгает?

Каждый день, собираясь в школу, Катруся смотрела: есть ли у белочки корм?

А ела белка орехи, жёлуди, подсолнушки. И уж очень занятно она ела: возьмёт жёлудь передними лапками, как ручками, сидит и обгрызает скорлупу. Обгрызёт, очистит, а потом ест — ну совсем как человек!

Орехи и подсолнушки мама покупала на рынке. А жёлуди Катруся сама собирала в соседнем сквере, их там было сколько хочешь под дубами.

Ещё надо было постоянно менять в мисочке воду. В этой воде белка любила купаться — такая она была чистюля.

Уже все Катрусины подружки знали про белочку, и каждой хотелось посмотреть её. И не только Наташа и Рита, которые жили в этом же доме, просили показать им белочку, но и все девочки из второго класса. Мальчикам, конечно, тоже было интересно посмотреть Попрыгунью. Но они делали вид, что это их совсем не касается — они не очень-то водились с девочками. Тем хуже для них, если они так задирают носы!

В тот же день после занятий пришли из школы вместе с Катрусей десять учениц!

Они подняли такой писк и шум, что разбудили маленького Павлуся, который всегда спал после обеда.

Мама рассердилась, но ничего не сказала. Только когда девочки ушли домой, она предупредила Катрусю:

- В другой раз такую ораву не пущу! Пускай по одной, по две приходят, а не целым классом!

- У нас в классе сорок два ученика, они же не все при шли! — сказала Катруся.

Но всё-таки с тех пор девочки приходили не все сразу, а по очереди. Постепенно они все насмотрелись на белку, привыкли к ней и уже не так интересовались ею, как сначала.

СКОЛЬКО ЛЕТ ЖИВЁТ БЕЛКА!

Только сама Катруся не переставала любить свою Попрыгунью.

- Я её буду любить всегда! — уверяла Катруся. — И когда большая вырасту, всё так же буду любить!

- Да она до того времени не доживёт! — сказала мама.

Катруся испугалась:

- Как — не доживёт? Почему?

- А я не знаю, сколько лет обычно живут белки, — пожала плечами мама. — Может, они и совсем недолго живут.

- Ой, я так не хочу! — загоревала Катруся. — Я хочу, чтобы она жила долго-долго!

Но как же всё-таки узнать, сколько лет живут белки?

Когда вернулся с работы папа, Катруся спросила у него об этом. Но папа тоже не знал. Ведь он был инженер-строитель и знал, как строить дома и разные там заводы, а про белок не знал.

- Ничего, — сказал папа, — на то у нас есть такая книжка, где можно узнать обо всём, о чём только захочешь. Эта книжка называется «Эн-ци-кло-педия». Вот мы сейчас в ней и посмотрим.

Ну конечно, Катруся знала, что у них есть такая книжка. Только это была не одна книжка, а очень много — целая полка заставлена этими толстыми книжками в чёрных переплётах. Катруся иногда разглядывала в них картинки. Папа взял одну из этих книжек — ту, у которой на корешке была цифра «4», а внизу — «Б» — «Березко». Это означало, что в этой самой книжке надо искать слова, которые начинаются с буквы «Б». Значит, и про белок здесь есть.

И правда, папа быстро нашёл нужную страницу. На ней даже нарисована была белочка, совсем такая, как Попрыгунья. И папа прочитал о том, что белки живут в лесах Европы и Азии, Северной и Южной Америки и что питаются они желудями, орехами, грибами, ягодами, почками и побегами растений и даже едят иногда букашек и птичьи яйца.

Потом там было сказано, что белки легко лазят по деревьям и делают огромные прыжки. Но об этом Катруся и сама знала. А вот о чём она не знала, так это о том, что белки запасают на зиму корм, что они живут в дуплах или строят себе гнёзда из веточек, древесной коры и моха. И на зиму они не засыпают, как медведи или барсуки. Только во время больших морозов подолгу не вылезают из дупла или гнезда. А их детки — бельчата — родятся совсем голенькие, слепые, беспомощные. Но они быстро вырастают и за два месяца становятся совсем взрослыми и самостоятельными. Вот как быстро! Павлусю уже три года, но он ещё совсем несамостоятельный, его даже иногда приходится с ложечки кормить! А белки, оказывается, уже в два месяца могут сами прыгать по деревьям и добывать себе еду!

Ещё папа прочитал, что в голодные засушливые годы, когда в лесу очень мало орехов, грибов и ягод, белки собираются большими стаями и перебираются куда-то в дальние места.

Они даже переплывают тогда реки и большие озёра, и, конечно, немало их гибнет при этом… Гибнут белки и от своих врагов — куниц, соболей, ястребов-тетеревятников и других хищных зверей и птиц.

- Моей Попрыгунье не придётся переплывать глубокие речки и озёра, — сказала Катруся, — у неё и дома будет много еды. А от куниц, и соболей, и всяких тетеревятников я её буду защищать!

- Куницы да соболя по Киеву не гуляют, — сказал папа, — а вот от наших домашних хищников — от котов — её и правда надо беречь!

Вот как много интересного вычитали Катруся с папой в книжке.

Не прочитали только одного — того, что больше всего интересовало Катрусю: сколько же лет живут белки?

- Тут об этом ничего не написано, — сказал папа.

- Ну вот, а ты говорил, что в этой книжке есть про всё, что только захочешь! — разочарованно вздохнула Катруся. — Где же теперь узнать?

На помощь пришла мама. Она сказала, что можно спросить у какого-нибудь зоолога. Зоологи — это люди, которые изучают жизнь животных. В школах они преподают зоологию.

- У нас нету, — покачала головой Катруся, — а может, и есть, только в старших классах. Надо спросить у Люси.

Люся, старшая сестра Катрусиной подружки, Наташи, училась уже в шестом классе.

Недолго думая Катруся побежала к Люсе и Наташе. Они жили в этом же доме, на четвёртом этаже. '

- Нет, — сказала Люся, когда узнала, в чём дело, — мы не учим зоологию. Мы учим ботанику. Это не про животных, а про растения. А зоологию будем учить в седьмом классе, в будущем году.

Не ждать же до будущего года! Катрусе нужно сейчас, поскорей узнать, сколько лет будет жить её Попрыгунья…

- Можно спросить об этом у той учительницы, которая преподаёт зоологию, — сказала Люся, — я знаю, её зовут Екатерина Васильевна. Она и с юннатами занимается в живом уголке у нас в школе.

- Ой, Люсенька, — попросила Катруся, — спроси у неё про белку!

Люся обещала.

На другой день Катруся прибежала к Наташе и с нетерпением ждала, когда Люся придёт из школы.

Но Люся пришла и сказала, что она совсем забыла о Катрусиной просьбе.

На третий день она сказала, что сегодня в седьмом классе зоологии не было. А на четвёртый день она пришла такая хмурая и сердитая, что к ней страшно было и подступиться. Всё же Катруся набралась храбрости и спросила, видела ли она сегодня Екатерину Васильевну.

- Ой, отстань ты от меня со своей белкой! — раздражённо ответила Люся. — Мало мне своих хлопот, чтобы я ещё про ваши ребячьи пустяки помнила! Если тебе нужно, так сама и спрашивай!

«Ребячьи пустяки»! Это было так обидно, что у Катруси даже губы задрожали и захотелось плакать. Но Наташа взяла её за руку и увела в другую комнату.

- Ты на неё не обижайся, на Люську, — зашептала Наташа, — она, наверное, опять схватила двойку по русскому, вот и злится на весь свет.

Что ж, если и правда Люся схватила двойку, то ничего удивительного, что она про всё забыла… Только теперь Катруся больше никогда ни о чём просить её не станет. Лучше пойдёт и сама всё узнает!

И правда, почему бы не пойти к учительнице самой? Ведь Катруся давно уже не маленькая! Надо пойти в школу во время второй смены, когда занимаются старшие классы, а там…

В знакомом школьном коридоре всё было как-то не так, как-то иначе, чем в первую смену. Никто не носился с визгом по коридору. Ученики и ученицы, которые вышли во время перемены из классов, были все такие большие, что и коридор казался меньше и теснее, а уж Катруся выглядела и совсем маленькой! Она даже растерялась и не знала, к кому обратиться.

- Ты кого ищешь? — вдруг спросил её один большой мальчик.

- Мне нужно… седьмой класс! — несмело сказала Катруся.

- Седьмой класс! Девчата! — крикнул мальчик. — Идите сюда, тут вас какая-то малышка ищет!

Тотчас несколько девочек окружили Каурусю. Они были не очень большие, и Катруся сразу почувствовала себя смелее и объяснила девочкам, что ей нужно увидеть учительницу, которая преподаёт зоологию.

- Екатерину Васильевну? — заговорили девочки все сразу. — У нас как раз сегодня будет зоология! Пойдём в учительскую, Екатерина Васильевна там!

Одна девочка заглянула в двери учительской и позвала Екатерину Васильевну. Вышла учительница — худенькая, в очках. Она с приветливой улыбкой повернулась к Катрусе.

- Скажите, пожалуйста, сколько лет живут белки? — спросила Катруся.

- А почему это тебя заинтересовало? — удивилась учительница.

- У меня есть белочка Попрыгунья, — ответила Катруся, — я её очень люблю. Я хочу знать, долго ли она проживёт у меня.

- А ты спрашивала у своей белочки, сколько ей сейчас лет? — усмехнулась Екатерина Васильевна.

- Нет, я не спрашивала. Я и так знаю. Она летом родилась, её один парнишка нашёл ещё совсем малюсенькую. А теперь ей, наверное, три месяца, она уже совсем самостоятельная…

- Вот как! — сказала Екатерина Васильевна. — Ну что ж, если ты её будешь хорошо кормить и заботиться о ней, она проживёт лет пятнадцать, а то и больше.

Екатерина Васильевна расспросила Катрусю, чем она кормит белку и где её белка живёт. Она посоветовала сделать на зиму тёплый домик, чтобы белка и зимой могла жить на балконе, а не в комнате.

- Я папу попрошу, он сделает, мой папа инженер-строитель, он умеет всякие дома строить! — сообщила Катруся радостно.

Екатерина Васильевна похвалила Катрусю за то, что она любит животных и интересуется ими. И ещё она сказала, что хорошо было бы вести дневник — наблюдать белкину жизнь и всё записывать. Вот только сумеет ли это сделать Катруся? Ведь она ещё во втором классе, а чтобы вести дневник, нужно уметь хорошо писать.

- Ой, я сумею, — с жаром заверила Катруся, — я давно уже умею писать, я ещё в пять лет научилась!

Катруся бежала домой весёлая и довольная. Вот как хорошо всё вышло. И эта учительница такая добрая: она сказала Катрусе, чтобы та ей всё рассказывала про свою белочку, а если понадобится, приходила за советами. И главное — как хорошо, что белка будет жить целых пятнадцать лет, а может, ещё и больше.

ПОПРЫГУНЬЯ ГОТОВИТСЯ К ЗИМЕ

Катруся с увлечением начала выполнять советы учительницы.

Прежде всего она взяла чистую тетрадку и написала на ней: «Дневник, — потом подумала немножко и добавила: — о Попрыгунье».

А после этого поскорей побежала на балкон наблюдать беличью жизнь.

Наблюдала минут пять. Потом вернулась в комнату, раскрыла тетрадку и на первой странице написала так, как советовала учительница:

25 сентября. Белка всё время прыгает.

Что бы такое ещё написать? Катруся опять побежала наблюдать. Теперь Попрыгунья уже перестала прыгать, села на задние лапки, взяла жёлудь, очистила его и начала есть. Катруся снова вернулась к своей тетрадке и написала ещё строчку:

Она ест жёлуди.

Ну, вот и начала записывать! Довольная Катруся отложила дневник и взялась готовить уроки на завтра.

…Шли дни за днями. Кончался сентябрь, близился октябрь. Дни стояли ещё ясные, солнечные, но понемногу становилось всё холоднее. Листья дикого винограда на балконе с каждым днём всё больше краснели, а в ящиках теперь цвели только осенние цветы — астры да бархатцы.

Вечером и рано утром уже нельзя было выбегать на балкон в одном платье, приходилось надевать пальто и накидывать на голову платок.

Чтобы Попрыгунья не зябла ночью, Катруся положила в клетку шерстяных лоскутьев и ваты из старого одеяла. Напрыгавшись и наевшись, белочка залезала вечером под вату и лоскутья и там засыпала, как в колыбельке.

Как-то Катруся с Наташей стояли около клетки и смотрели, как белочка ест. Вот она, как всегда, проворно очистила жёлудь. Но что это? Она не стала его есть, а прыгнула в уголок клетки и спрятала очищенный жёлудь под клочок ваты. Потом взяла другой жёлудь, очистила и снова спрятала.

- Погляди, Катруся! Что это она делает? — удивилась Наташа.

- Ох, я знаю! — всплеснула руками Катруся. — Это она запасает еду на зиму, как в книжке написано. Только кто же её научил так делать?

И правда: откуда белочка знала, что настанет зима? Если бы она жила в лесу, ей об этом, наверное, сказала бы мама или другие старые белки. Они, может, учат молодых белочек, как надо готовиться к зиме. Но тут ей не у кого было учиться. И, если бы она даже слышала, как папа читал в книжке о том, что белки делают запасы на зиму, Попрыгунья всё равно ничего не поняла бы — ведь она же не понимает человеческой речи! Она просто сама как-то догадалась, что ей нужно делать, когда наступит осень. Вот какая она умная!

И Катруся с гордостью написала в дневнике:

2 октября. Белка делает запасы на зиму.

Мама и папа тоже заинтересовались новыми Попрыгуньиными затеями.

Около клетки собралась вся семья. Но белочка на это не обращала внимания и делала своё дело: немного желудей и орехов съедала, а остальное прятала в уголок, под вату.

Папа сказал, что белки ни у кого не учатся тому, что им надо делать. Они просто сами знают об этом. У них есть такое природное чутьё, которое подсказывает им, что скоро будет зима, а зимой трудно достать корм. Значит, надо запастись едой. И совсем это не разум. Инстинкт — так называется это чутьё.

- Если бы у неё был разум, — сказала мама, — она бы знала, что ей совсем не нужно самой беспокоиться о своём корме тут, в клетке, что люди позаботятся о ней.

- Глупенькая ты моя Попрыгунья, — сказала Катруся, — на что тебе запасы на зиму? Я тебя и зимой буду кормить!

Но белочка не понимала человеческой речи и всё делала по-своему.

В воскресенье папа с самого утра пилил и строгал на балконе, а Катруся и Павлик ему помогали — один гвоздик подаст, другая дощечку придержит, пока папа пилит. И скоро всё было готово.

Папа отогнул несколько прутиков клетки и вплотную приладил к ней деревянный ящик с выдвижной стенкой. С одной стороны стенку можно было выдвигать, чтобы вычистить клетку, если понадобится, или посмотреть, что там делает белка. А из ящика в клетку можно было выходить через круглую дверцу. Получился очень хороший тёплый домик. В середину домика положили много ваты и тёплых лоскутьев.

И что бы вы думали? Попрыгунья сразу поняла, как ей тут хорошо будет жить. Она целый вечер прыгала из клетки в домик, из домика в клетку и понемногу перетащила в домик все жёлуди и орехи, которые прятала в клетке под ватой.

Когда уже совсем стемнело, Попрыгунья в последний раз влезла в свой домик, а Катруся увидела, что она старательно затыкает изнутри дверцу домика ватой. Закрыла дверь, чтобы не дуло!

— Ой, надо и про это записать! — решила Катруся.

И в дневнике появилась новая запись:

5 октября. Белке понравился новый домик. Она заткнула дверцу ватой.

БЕГСТВО

Попрыгунья так привыкла к Катрусе и к папе, что совсем их не боялась. Мамы она тоже не боялась бы, но маме некогда было часто к ней подходить, и потому белочка была с ней не так близко знакома.

А вот Павлика она побаивалась. Хотя Павлик был маленький — ему было всего три года, — но страшно непоседливый и шумливый! И как только он выбегал на балкон да начинал прыгать и кричать около клетки, белка сразу пряталась в своём домике и насторожённо выглядывала оттуда.

Сначала Катруся думала, что если белку выпустить из клетки, то она сразу убежит. Но нет, она не убегала. Ей очень нравилось бегать взад-вперёд по ящикам с цветами, лазать по длинным лозам дикого винограда. Вот так побегает, полазает, погреется на осеннем солнышке, а потом сама вскочит в клетку и начнёт грызть орешки.

- Всё-таки ты не оставляй её одну на воле, — сказал однажды папа, — а то заберётся сюда какая-нибудь кошка с соседнего балкона да и схватит её.

А в их доме и правда кое у кого были коты. И самый опасный из них — старый кот Мурзик, похожий на тигра. Этот страшно несимпатичный кот жил на шестом этаже. Конечно, он мог загрызть белочку. Как настоящий хищник!

Но вот как-то раз Катруся выпустила Попрыгунью погулять, и в это время в прихожей послышался звонок. Дома никого не было, и Катруся побежала открыть дверь. Оказалось, что это пришла мама одной Катрусиной школьной подружки, которая заболела и не была сегодня в школе. Её мама пришла, чтобы узнать, что задано на понедельник.

Катруся показала, какую надо сделать задачку, какой стишок выучить и что переписать. Подружкина мама всё записала и ушла. А Катруся села готовить уроки. Она выучила стишок, решила задачку, начала переписывать — и вдруг вспомнила про белочку.

Катруся мигом накинула пальто и платок, выскочила на балкон, а белки нигде не видно! Может, она сидит в домике? Катруся выдвинула стенку — нет, в домике пусто. Может, она полезла по виноградной лозе наверх, к Наташиному балкону?

- Наташа! — закричала Катруся во весь голос. — Наташа-а-а!..

Сверху послышался стук открывшихся дверей.

- Что такое? — крикнула сверху Наташа, и над перилами балкона появилась её голова. — Что случилось, Катруся?

- У тебя нет моей белки?

- Нет! А разве…

- И тут нету! Она убежала!

На дворе, под балконом, играли ребятишки. Услышав голоса девочек, они бросили игру и подняли головы кверху: в чём

там дело?

- Ребята, посмотрите, может, она упала на землю! — крикнула им Катруся.

- Кто упал?

- Белка.

Ребятишки засуетились. Они быстро оглядели весь двор — нет, белки нигде не было. Неужели её схватил Мурзик? И слёзы градом полились из Катрусиных глаз.

- Да не реви, Катруся! — крикнул один мальчик постарше. Это был Витя из второго парадного. — Мурзика я сам толь ко что видел: он спит на лестнице.

- Ага, спит!.. А может, он загрыз белочку, а теперь и спит, наевшись?

И Катруся заплакала ещё горше.

- Вон, вон она! — что есть силы вдруг закричал совсем маленький парнишка. — Я её вижу! Она на балконе, на втором этаже.

Тут и все ребята увидели белку. Она и правда прыгала по балкону второго этажа. Там стояли разные вёдра, ящики, старый стул. И белка носилась там, между всеми этими вещами, видно, совсем растерялась в незнакомом месте. Как она туда попала? Наверное, спрыгнула вниз со своего балкона, а назад вернуться никак не может. Хорошо хоть балкон не чужой — там живут Катрусины друзья, Валя и Юра. Сейчас Катруся сбегает к ним и возьмёт Попрыгунью домой.

На Катрусин нетерпеливый звонок дверь открыла Валина-Юрина соседка. Она сказала, что Вали и Юры нет дома. Да и вообще у них нет никого дома — они все поехали к тётке, которая живёт где-то за городом. И, наверное, до завтрашнего вечера не вернутся, потому что завтра воскресенье.

- Ой, что же делать? На их балконе моя белочка! — сказала Катруся.

Соседка равнодушно ответила, что ничего сделать нельзя. Комната заперта, значит, на балкон не пройдёшь. Больше она не стала разговаривать с Катрусей и закрыла дверь.

Катруся побежала во двор. Ребята всё ещё стояли под балконом и глядели наверх.

- Ты её позови, — сказал Витя, — может, она прыгнет к тебе вниз!

- Ой, это же высоко, она разобьётся! — испугалась Катруся.

- Для белки нисколько не высоко, — сказал Витя. — Они в лесу ещё с большей высоты прыгают.

- Попрыгунья! Попрыгунья! — начала звать Катруся. — Иди сюда, ко мне!

Но белочка то ли не понимала человеческой речи, то ли побаивалась такой шумной гурьбы ребят. Во всяком случае, она только опасливо поглядела вниз и спряталась в каком-то ящике.

Тем временем начало уже смеркаться. Попрыгунья не показывалась из ящика, видно, она решила там заночевать. А Катруся и все ребята стали думать, что же делать дальше. .

Рано утром, когда ещё все спят, Попрыгунья проснётся. Вот тут её сразу и увидит хищный Мурзик. Надо как-то защитить её от такой опасности.

Витя уже сбегал на шестой этаж, поймал там страшного кота, который ничего не подозревал, и запер его в чулане. Потом он собрал ребят и велел всем с самого утра быть во дворе и по очереди дежурить под балконом. Всяких бродячих кошек со двора нещадно гнать. Если невзначай в воздухе появится ворона или ещё какая хищная птица — отгонять криком.

Все ребята согласились дежурить, а некоторые даже спорили, кому первому вставать на дежурство.

Немного успокоившись, Катруся пошла домой. Там её уже ждала мама — она ходила гулять с Павлусем и только что вернулась. Целый вечер только и разговоров было, что о бегстве Попрыгуньи. И даже во сне Катруся видела свою белочку и страшного кота Мурзика.

Утром оказалось, что под балконом охраняют белку не меньше чем три-четыре дежурных сразу. Мурзик всё ещё сидит в чулане. Ему принесли еду, но он принял её равнодушно: в чулане, наверное, было вдоволь мышей, а Мурзик издавна прославился как завзятый мышелов.

Когда Катруся вышла во двор и поглядела снизу на белочку, она сразу заметила, что Попрыгунья чем-то обеспокоена. Она бегала вдоль балкона, прыгала на перила, металась туда и сюда. Это не были её обычные весёлые прыжки. Белка явно чувствовала себя нехорошо.

- Да она же голодная! — ужаснулась Катруся. — Там, на балконе, ей нечего есть! Что теперь делать? Она умрёт с голоду!

- Давайте кидать ей жёлуди! — предложил Витя. Ребята тут же притащили откуда-то целую гору желудей.

Но как они ни старались, закинуть жёлуди на балкон второго этажа не сумел никто, даже Витя. Это всё-таки было высоко.

- Я знаю: надо стрелять из рогатки, — сказал прославленный на весь дом сорвиголова Тарас.

- Из рогатки? А она у тебя есть?

В этом дворе давно уже установился неписаный закон: никаких рогаток держать не дозволяется. Кто заведёт себе эту опасную игрушку, будет иметь дело с самим управдомом. Поэтому Тарас немножко замялся.

- У меня есть, — наконец признался он, — только я никогда не стреляю из неё. Просто лежит себе дома на всякий случай…

- Вот это и есть тот самый случай. Неси её сюда скорее! В одну минуту рогатка была уже здесь, и Витя сам начал обстреливать балкон желудями. Сначала он несколько раз промазал, но потом пристрелялся, и жёлуди начали с лёгким стуком падать на балкон.

Белка, конечно, всполошилась от этой стрельбы и спряталась в ящике. Но ребята решили не обращать на неё внимания, набросать на балкон побольше желудей, а потом прекратить обстрел и притихнуть. Попрыгунья успокоится, вылезет из ящика и увидит жёлуди.

Может, всё так и случилось бы. Но в самый разгар обстрела вдруг загремел сердитый голос:

- Что это тут делается? Рогатка? А ну, подождите вы у меня, озорники!

Это старый дворник, дядя Панас, увидел с другого конца двора, что ребятишки ведут запрещённую игру, и поспешил сюда. Но, к его великому удивлению, ребята не кинулись врассыпную, а окружили его со всех сторон и начали наперебой рассказывать про белочку, которая может умереть с голоду на чужом балконе.

- Эх вы, глупцы! — сказал дядя Панас. — Животному не только есть нужно, но и пить. Что ж, вы ей воду тоже из рогатки доставите? А может, вам поливальную кишку дать?

Правда, о воде никто и не подумал. Как же быть с водой?

- Глупости всё это, — сказал дворник,— сейчас мы её от туда достанем. А ну, кто посильней, идём со мной за лестницей.

Старому дворнику не пришлось самому тащить лестницу, что лежала за сараем,— с десяток ребят, больших и маленьких, ухватили её и живо притащили к балкону. Витя проворно влез наверх и без особого труда поймал белочку. Она сама прыгнула к нему в руки.

Потом ребята заботливо проводили Катрусю с белочкой домой. И мама, которая тоже была встревожена судьбой Попрыгуньи, на этот раз позволила всем сразу пройти на балкон и посмотреть, как белочка снова поселится в своём домике.

А Валя и Юра, когда вернулись и обо всём узнали, очень жалели, что их не было дома.

- Белочка к нам в гости приходила, — говорили они, — если бы мы были дома, мы бы её накормили и напоили, а потом отнесли Катрусе!

И стала белочка опять жить в своём домике, где ей было тепло и сытно даже тогда, когда настала настоящая зима. Катруся заботилась о ней и никогда не забывала давать ей вдоволь корма и воды.



Страница сформирована за 0.76 сек
SQL запросов: 177