УПП

Цитата момента



Писать стихи о любви конечно нужно, но только без упоминания мужчин и женщин, без разговоров о страстях и желательно, чтобы это делали объективные люди, например, кастраты, которые не заангажированы в этом вопросе…
Аминь.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

Работайте только над одной проблемой

Важно, чтобы вы работали только над одной проблемой до тех пор, пока не заметите в ней значительные улучшения. Не отвлекайтесь на другие спорные моменты в поведении ваших детей, ведь часто проблемы бывают взаимосвязаны. Таким образом, разрешая одну проблему, вы оказываете благотворное влияние и на другие.

Одна мама пыталась предоставить шестилетнему сыну, требующему к себе внимания, право на выбор. «Джим, мне сейчас надо поговорить со своей подругой, что бы ты хотел — пойти на улицу или спокойно поиграть дома?» — вежливо предложила мама. «Догадайся, мама, что я хочу сказать тебе?» — отреагировал Джим на мамину просьбу. «Что?» — спросила мама. Не понимая, что делает, она позволила Джиму отвлечь себя и забыла о том выборе, который ему сама предложила. Джим продолжал: «Мы с Джерри играли в том старом доме и случайно нашли…» Тут мама перебила его: «Я же запретила тебе играть там. Разве ты не знаешь, что можешь пораниться, если будешь играть в том заброшенном доме?»

Мама полностью отключилась от своей первой проблемы — поговорить с подругой наедине. Она добровольно втянула себя в продолжительное обсуждение второй проблемы относительно игры детей в старом доме. После того как Джим не отреагировал на поставленный перед ним первый выбор, мама могла бы без промедления предложить ему еще один выбор: «Ты пойдешь на улицу сам или хочешь, чтобы я помогла тебе выйти?» А если бы он не отреагировал и на это предложение, мама могла бы ласково вывести его на улицу. Не надо одновременно избавляться от вспыльчивого нрава капризной Сьюзи и ее нежелания чистить зубы. Сначала разберитесь с одной проблемой до полного ее разрешения, а затем переходите к другой.

Говорите детям о вашей собственной проблеме, не затрагивая их проблем в конфликтной ситуации

Одним из важных условий в соблюдении правильного использования метода логических последствий является умение определить различие между тем, что составляет проблему вашего ребенка, и тем, в чем состоит ваша проблема.

Зачастую мы охотно позволяем вовлечь себя в проблемы ребенка, потому что изначально храним в себе веру в то, что должны в какой-то степени жертвовать собой ради него. Сколько раз вам приходилось отдавать ребенку свою порцию сладостей только ради того, чтобы он растянул свое удовольствие. Или сколько раз вам приходилось отказывать себе в желании занять удобное место за обеденным столом, посмотреть фильм и т. д. исключительно ради своих деток?

Стремление оградить детей от житейских невзгод и лишений вполне естественно и понятно. Но лучше все-таки направить их на то, чтобы они научились заботиться о себе сами.

В конфликтной ситуации нам нужно сформулировать нашу собственную проблему, а не проблему ребенка. Избегайте говорить ему: «Ты должен научиться убирать за собой». Лучше скажите: «Я не позволю тебе оставлять после себя в общей комнате такой беспорядок».

Как видно из таблицы самоуважения, не трудно пересмотреть свою озабоченность и преобразовать ее в форму самоуважения. Ваши первые попытки в применении перефразированных утверждений могут представлять для вас некоторую сложность, но не сдавайтесь. Предлагаемая ответная реакция на нежелательное поведение ребенка резко отличается от той, которую по традиции прививали нам с детства. В прошлом вы были запрограммированы на то, чтобы ставить желания других людей выше своих собственных, и всегда чувствовали себя виноватыми, если вам это не удавалось сделать. Поэтому, чтобы заглушить чувство собственной вины, вам потребуется определенное время на «перепрограммирование».

Пример того, как определить свою собственную проблему в конфликтной ситуации.

Однажды вечером мой муж сидел в общей комнате и читал. Я легла спать. Спустя несколько минут я крикнула ему из спальни: «Дорогой, тебе завтра утром надо рано вставать, поэтому тебе лучше не засиживаться допоздна». Он сказал: «Ладно, ладно», и по интонации его голоса я поняла, что он не собирается этого делать. По прошествии около четверти часа я спросила: «Ты еще долго собираешься читать?» Он огрызнулся на меня, сказав: «Я же сказал тебе, что не знаю, сколько буду еще читать!» В тот момент он был полон решимости читать всю ночь напролет!

Я изменила свой подход. Стараясь не проявлять никакого интереса к его персоне, я заговорила о своей проблеме, предоставив ему выбор. Я сказала: «Мне завтра рано вставать, а когда ты поздно ложишься, то я невольно просыпаюсь. Так что выбирай — или ты ляжешь и будешь читать в кровати, или будешь спать в комнате для гостей, когда закончишь свое чтение». Моя просьба, в которой я выразила уважение к себе, пробудила в нем совершенно другое чувство: у него пропало желание читать всю ночь мне назло, и он сказал: «Совсем необязательно читать именно сейчас. Пойду-ка я лучше спать».

Умение подойти к конфликтной ситуации так, чтобы выделить в ней вашу проблему, а не проблему другого, — это первый и весьма существенный шаг в ее решении.

Собираясь поговорить с ребенком о вашей проблеме, избегайте таких высказываний, как: «Джонни, у меня есть проблема, о которой я хочу поговорить с тобой». Даже несмотря на то, что вы ссылаетесь на «вашу проблему», само слово «проблема» побуждает ребенка занять оборонительную позицию.

Как-то раз один из моих сотрудников сказал мне: «У тебя есть свободная минутка? Я хочу поговорить с тобой о своей проблеме». С некоторой опаской я последовала за ним в его кабинет и, к своему облегчению, обнаружила, что «проблема» была действительно его, а не моя. В той ситуации я поняла, что само слово «проблема» навевает на человека тревогу и беспокойство, поэтому я советую родителям говорить своим детям примерно так: «Я хочу поговорить с тобой, как мне лучше поступить».

Ваше умение безошибочно выделить в происходящем собственную проблему, не только окажет благотворное влияние на дальнейшее поведение ребенка, но и послужит ему примером того, как можно, не вмешиваясь в «чужие дела», вызвать уважение к себе.

Убедитесь, что вы говорите о ваших трудностях, не затрагивая чьих-либо еще. Спросите себя: «В чем состоит моя проблема в этой ситуации?»

Сосредоточьтесь на том, что вы сами можете сделать, чтобы разрешить конфликт

Во время конфликтов большинство из нас сосредоточивается на том, что должны делать другие, а не на том, что можно сделать нам самим. Как только вы почувствуете, что другие не идут вам навстречу и вас это начинает злить, остановитесь и задайте себе вопрос: «Что я сам могу сделать?»

Однажды вечером я проводила семинар для большой родительской аудитории, насчитывающей примерно сто человек. В соседней комнате шумно играли дети этих родителей. Это мешало всей аудитории, и, в первую очередь, мне. В начале занятия большинство родителей сели в дальнем конце комнаты, и, чтобы как-то устранить эту шумовую проблему, мне все время приходилось говорить на повышенных тонах. И тут я обратилась к родителям с просьбой: «Пересядьте поближе, чтобы вам лучше слышать меня». Никто не сдвинулся с места, и мне пришлось повторить свою просьбу, но снова — никакой реакции!

Я уже стала злиться на группу, и в тот момент меня вдруг осенило, что подобные чувства испытывает, наверное, каждый родитель, когда не может никак поладить со своим ребенком. И я подумала, почему бы мне самой не подойти к родителям поближе? Так я и сделала, и больше они не раздражали меня своим упрямством.

Из этого случая я извлекла для себя два важных урока.

Первый: чем меньше мы сами знаем, что надо делать, тем больше мы знаем, что должны делать другие.

Второй урок заключается в том, что мы можем использовать нагие враждебное чувство в качестве индикатора собственной бездеятельности в конфликтной ситуации. Мы либо не знаем, что надо делать, либо знаем, но не делаем.

Поэтому если у нас возникает чувство неприязни по поводу нежелательного поведения другого человека, это значит, что мы невольно определяем себе пассивную роль в решении возникшей проблемы.

Покажите детям пример самоуважения, установив границы допустимого поведения

Родители склонны считать, что если они не будут говорить своим детям об их проблемах («твоя комната в ужасном беспорядке», «ты еще не искупался» и т. д.), то не смогут контролировать их поведение. Истина — в обратном. Контролируя не их, а свои собственные действия, вы сможете оказать существенное влияние на поведение детей, не нарушая при этом ваших отношений с ними.

Главное — показать детям, что мы уважаем себя и не переходим установленные пределы своего поведения даже тогда, когда дети вынуждают нас это сделать. Мы можем предоставить другим допустимую свободу действий и при этом будем делать все, чтобы соблюсти границы уважительного отношения к себе. Если же конфликт нарастает, сосредоточьтесь на своем поведении, на том, что вы хотите или не хотите делать, не пытаясь навязывать свою волю другому.

Мама и ее четырехлетний сын шли по магазину. Вдруг мальчика что-то заинтересовало. И он обратился к маме: «Мама, купи мне вон ту игрушку!» Мама сказала; «Нет», но сын продолжал надоедать ей. Мама хотела было ответить ему: «И не проси меня больше покупать тебе игрушки. Ты же знаешь, что я не могу себе этого позволить». Но вместо этого она просто пошла дальше. Мальчик снял свое пальто, бросил его на пол и завопил: «Если ты не купишь мне эту игрушку, я оставлю свое пальто на этом самом месте!» Мама остановилась и с улыбкой сказала: «Том, я не буду покупать тебе игрушку и не хочу покупать тебе новое пальто. Я только подожду здесь, пока ты успокоишься. И мы пойдем дальше». Мальчик был потрясен до глубины души, но, постояв с минуту в раздумье, сказал: «Ладно» — и, подобрав свое пальто, спокойно вышел с мамой из магазина.

А вот еще один пример.

Однажды вечером мы с дочерью, взявшись за руки, катались на роликовых коньках'. Дочь сказала мне в довольно требовательном тоне: «Катись быстрее!»

Уже не в первый раз я стала замечать, что она предъявляла мне повышенные требования, поэтому сказала: «Я не хочу, чтобы ты говорила со мной в таком тоне. Это заставляет меня чувствовать, что у нас с тобой вдвоем ничего не получается, и, если ты не перестанешь вести себя так, я буду кататься одна, без тебя».

Я не хотела, чтобы моя дочь неуважительно разговаривала со мной, и вместо того чтобы навязывать ей свою волю по поводу ее дальнейших действий, сказала, какое действие сама предприму, если она продолжит вести себя так. Одна супружеская пара тщетно пыталась приучить двух своих мальчиков не бросать велосипеды на улице без присмотра, а оставлять их на замке. Родители жаловались: «Мы испробовали все, что только возможно, — наказывали их и поощряли, задабривали и угрожали. Но они вечно находили оправдания и теряли то замки, то цепи, то ключи. Мы истратили на эти велосипеды много денег и хотим, чтобы дети научились беречь свое имущество».

На курсах для родителей они почерпнули необходимые знания и поняли, что дети в таких случаях должны сами выбирать — беречь им свое имущество или нет и что, по всей вероятности, они обижались на родителей за то, что те вмешивались «не в свое» дело. Родителям нужно было задать себе такой вопрос: «В чем заключается наша проблема в истории с велосипедами?»

Улучив удобный момент для дружеской беседы, отец сказал мальчикам: «Ребята, давайте посоветуемся, как мне лучше поступить. Я заметил, что стал не в меру придирчив к вам из-за того, что вы часто оставляете велосипеды на улице без замков. За это, наверное, вы и злитесь на меня, так?»

Мальчики озадаченно посмотрели на отца и, поколебавшись, ответили: «Да».

Отец продолжал: «Я, кажется, догадался, что меня так беспокоит. Разумеется, эти велосипеды принадлежат вам, — ведь я их вам подарил. И не мое дело, что вы рискуете потерять свое имущество. Однако мне будет ужасно неприятно, если эти велосипеды украдут, потому что они дорогие, а покупать вам новые я не хочу! Как же мне выйти из положения? У вас есть, ребята, какие-нибудь идеи на этот счет?»

И мальчики ответили: «Папа, мы больше не будем оставлять их без замков»,

Такое обещание отец слышал уже не раз, поэтому он отреагировал так: «Ну что же, это действительно меняет дело. А что бы вы посоветовали мне сделать, если вы вдруг, случайно, забудете об этом?»

«Мы не знаем», — отозвались мальчики. «Ну, а что вы на это скажете? В те дни, когда я все-таки увижу ваши велосипеды, стоящие у дома без замков, то сам поставлю на них замки».

«Ладно», — ответили мальчики. В завершение отец сказал: «Теперь посмотрим в течение нескольких недель, что же у нас получится. Если у вас, ребята, возникнут идеи получше, дайте мне знать, и мы обсудим их вместе».

Уже на следующий вечер папа заметил, что велосипеды опять оставлены без замков. После ужина он поехал в хозяйственный магазин, купил цепь и прицепил оба велосипеда на замки к веранде.

На следующее утро один из мальчиков вбежал в комнату с криком: «Кто-то прицепил мой велосипед к веранде!»

Мама устояла перед соблазном объяснить, почему так случилось, а просто улыбнулась, похлопала его по плечу и вышла из комнаты. Через пять минут он снова вернулся: «Я уже поставил свой велосипед на замок. Мама, отцепи, пожалуйста, его от веранды». В дружелюбном тоне мама ответила: «Ключи у папы, а он сам — на работе». Тогда сын попросил: «А ты не довезешь нас до школы?» Мама ласково сказала: «Извини, но я опаздываю на работу». В это утро мальчишкам пришлось идти в школу пешком.

Когда отец пришел домой и увидел, что оба велосипеда стоят на замках, он тут же снял цепь. Спустя примерно две недели, ему снова пришлось «сажать на цепь» велосипеды. И с той поры мальчики уже никогда не забывали каждый вечер вешать замки.

Не оставайтесь безучастными к проблеме ребенка

Когда мы задаем себе вопрос: «В чем заключается моя проблема в этой ситуации?», то можем обнаружить, что та проблема, которая нас беспокоила, на самом деле вообще не имеет к нам никакого отношения. Например: ваш сын не следит за порядком в своей комнате, или ваша дочь гуляет допоздна на улице. Логически — это проблема сына и проблема дочери. Но, с человеческой точки зрения, мы не хотим оставаться в стороне от проблем наших детей и ищем пути их решения, чтобы в какой-то степени «облегчить и свою душу». Вы имеете полное право сказать: «Я понимаю, что состояние твоей комнаты — это твое личное дело, но я не могу оставаться безразличным к этому. Мне это неприятно, потому что для меня важно, чтобы во всем доме был порядок, и я хочу, чтобы твоя комната не была исключением».

Если, допустим, ваша дочь не приходит домой в назначенный час, и вы говорите ей: «По воскресеньям ты должна быть дома не позднее 11 часов вечера, чтобы хорошо выспаться перед школой», то эта фраза вряд ли вызовет улучшение в ее поведении. Лучше скажите ей так: «Я знаю, что ты вполне самостоятельная и умеешь хорошо разбираться в любой ситуации, но мне не все равно, когда ты приходишь домой. Если после одиннадцати часов тебя все еще нет, я начинаю волноваться. А вдруг что-нибудь случилось с тобой? И я нахожусь в растерянности и неуверенности — звонить в полицию или ждать тебя "на нервах". Может быть, ты посоветуешь мне, как избавиться от этой моей проблемы?» Если у нее и после этого не появится никаких разумных решений, вам следует использовать метод логических последствий, информацию о котором вы найдете в этой же главе, прочитав ее до конца.

Учите детей так, чтобы они при этом не страдали

Имейте в виду, что к методу логических последствий нужно подходить с особой осторожностью. Логическое последствие может так подействовать на вашего ребенка, что станет для него суровым наказанием, а, следовательно, не принесет желаемого эффекта. А ведь мы часто так и поступаем — не следим за выбором слов в общении с ребенком, за тем, в каком тоне они произносятся, а также за тем, какое у нас при этом выражение лица. Довольно сложно избежать этого, потому что наши действия предопределены слепой верой в то, что, пока ребенок не пострадает (не будет наказан), он ничему не научится. Может быть, этот любопытный тест на образ вашего мышления прояснит вам суть сказанного.

Отец и сын попали в автомобильную аварию. Отец скончался на месте происшествия. Мальчика, который получил серьезные травмы, в спешном порядке доставили в больницу и подготовили к операции. В операционную заходит врач и говорит: «Я не могу оперировать этого мальчика. Он — мой сын».

Может ли такое быть? Как вы объясните это? Если вы подумали о том, что врачом был отчим мальчика или, возможно, его настоящим отцом был священник, то ваше умозаключение помешает вам найти верное решение этой задачи. Разгадка теста довольно проста — врачом была мама мальчика. В данном случае включается в работу наше подсознательное убеждение, заставляющее думать, что врачом был мужчина. Если бы я спросила вас: «Вы уверены в том, что все врачи — мужчины?», вы, без сомнения, ответили бы: «Конечно нет!». Но в тот момент, когда вам был предложен этот тест, ваше подсознание возобладало над здравым смыслом, которого порой нам так не хватает в критических ситуациях.

Подобное происходит и в те моменты, когда мы хотим урезонить своих детей, вот тут-то наше предубеждение и выходит на первое место — «ребенок должен страдать, чтобы чему-нибудь научиться».

Одна мама, записавшая своего сына в летний лагерь, обратилась ко мне с просьбой проследить за тем, моет ли он руки перед едой. Я наметила применить метод логического последствия. Выбрав удобный момент для разговора, я сказала: «Том, это твое личное дело — моешь ты руки или нет, но, когда ты приходишь к столу с грязными руками, ты становишься разносчиком микробов. Я не хочу заболеть. Поэтому с этого момента я буду обслуживать только тех, у кого чистые руки».

В этот же день Том пришел на обед с грязными руками. Я спокойно убрала его тарелку со стола. Знаете, что сделал этот ребенок? Он сел прямо напротив меня и все время, пока мы ели, улыбался. Внутри у меня все кипело! Кончилось тем, что я в резком тоне сказала ему: «Вот что, до вечера ты у меня будешь голодным!»

Боже, как я сумела все перевернуть с ног на голову! Задуманное мною последствие стало наказанием. Я сама втянула себя в тот же конфликт, что был у него с родителями. Самым обидным было то, что я подсознательно поверила, что, если Том не пострадает, он ничему не научится.

К счастью, я вспомнила, что говорил в таких случаях Дрейкурс: «Беда не в том, что вы совершили ошибку. Важнее то, что вы сделаете потом, чтобы исправить ее». И я решила действовать по-другому.

В тот вечер, как я и ожидала. Том сел за стол с грязными по самые локти руками. И опять я спокойно убрала со стола его тарелку, а потом сказала: «Эй, Том, спасибо тебе, что помог девочкам установить палатку. А мне за это время удалось побродить по лесу в поисках дров для костра». Постепенно у нас завязалась дружеская беседа, и мы перешли к воспоминаниям о том, как весело и увлекательно все провели вчерашний день, переправляясь через реку на плотах.

Через некоторое время Том сказал: «Я хочу есть». «Думаю, у нас еще осталось масло, — ответила я, — если хочешь, сделай себе бутерброд». Он сделал бутерброд и с аппетитом съел его. Я разрешила ему это: ведь он не сидел за общим столом, и все его микробы оставались при нем! То есть моя проблема не была затронута. Он был доволен, я тоже. И никто не пострадал! Самая приятная часть этой истории в том, что уже на следующее утро Том явился к столу с чистыми руками и потом всегда мыл их перед едой. Положительный результат был достигнут без наказания.

Этот пример еще раз доказывает, какого эффекта можно добиться, указывая детям на то, в чем они уже преуспели. Иногда это дается <; трудом, так как наша вера в необходимость наказания еще слишком крепка.

Проявляйте чуткость друг к другу

В конфликтных ситуациях важно уметь уходить от выяснения того, кто прав, а кто не прав. Ведь главное — что ощущаете вы и ваш «условный противник». Слишком часто мы больше хотим быть правыми, чем чуткими к своим близким. Когда вы с пониманием относитесь к чувствам другого, то он охотнее идет вам навстречу. В результате весь накопленный заряд отрицательных эмоций иссякает или теряет свою разрушительную силу. Тогда, и только тогда, вы вместе сможете прийти к решению, которое принесет вам обоим удовлетворение и радость. Поэтому, когда вы почувствуете, что начинаете втягиваться в конфликт, спросите себя: «Что для меня важнее — быть правым или быть чутким?»



Страница сформирована за 0.67 сек
SQL запросов: 170