УПП

Цитата момента



Воля любого — сказать что-то в наш адрес, наша же воля — принять это или не принять.
Хм. Принять это — или не принять?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Советую провести небольшой эксперимент. Попробуйте прожить один день — прямо с самого утра — так, будто на вас нацелены десятки телекамер и сотни тысяч глаз. Будто каждый ваш шаг, каждое движение и слово, ваш поход за пивом наблюдаются и оцениваются, имеют смысл и интересны другим. Попробуйте влюбить в себя смотрящий на вас мир. Гарантирую необычные ощущения.

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

КАК КУБА БУРГОМИСТРОМ СТАЛ

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяГлупец он и есть глупец. Что ни скажет, что ни сделает — любой только руками разведёт да головой покачает: кто умом обделён, с того и взять нечего!

Но бывает и так — прослывёт парень среди людей дураком, в дураках и ходит. А на деле-то умней всякого умника. Только не будем вперёд забегать. Лучше послушайте историю про Кубу, историю, что случилась когда-то в нашем городе.

Если с самого начала начинать, звался он ещё не Куба, а Кубичек. Был он сыном бедной вдовы, что жила ни в городе, ни в деревне — в старом домике неподалёку от городской стены. Лет с семи Кубичек пас двух коз и корову, больше у них ничего не было. А мать сбивала масло и носила в город продавать. Пахтанье — упаси бог! — не выливали. Кусок хлеба да кружка пахтанья — вот тебе и завтрак. Того же хлеба в пахтанье накрошишь — вот тебе и обед. Еда незатейливая. Да нашему пареньку она впрок шла. Рос он, подрастал. Был Кубичек — стал Куба. Говорит однажды мать:

— Ты вырос, а я постарела, хворая сделалась. Тяжело мне масло на продажу носить.

— Ну что ж, мама, давайте я понесу.

— Ох, сынок, никогда ты в городе не бывал, ничего там не знаешь. Обманут тебя!

— Посмотрим, кто кого обманет! — сказал Куба.

Наутро стали Кубу в город снаряжать. Мать нарвала в огородишке листьев хрена, завернула в них масло, чтоб не таяло, и положила в холщовую торбу. Куба вырядился в праздничный отцовский кафтан, вырезал себе еловую палку, повесил на неё торбу и отправился.

Подошёл к городским воротам, смотрит — дома высокие, в три этажа, народу много, и едут, и идут… У самых ворот нищий сидит, руку протянул. Плетётся мимо старушка, приостановилась, бросила монетку нищему.

Куба думает:

«Говорила мать на базар идти. Да где он, не знаю и знать не хочу. Если тут даром денежки дают, так уж за масло-то я ох сколько получу!»

Сел недалеко от нищего, расстелил на земле торбу, на торбу положил листья хрена, на них масло.

Проходят горожане, смеются.

— Это что за чучело в длинном кафтане? — один говорит.

— Верно, в огороде надоело торчать, — другой отвечает.

Куба будто не слышит.

Прошли горожане, нищий за насмешки принялся, зубы скалит.

— Смазал бы ты своим маслом городские ворота, чтобы не скрипели. Все равно покупателей не дождёшься.

Куба всё отмалчивается.

Вдруг, откуда ни возьмись, прибежал тощий пёс. Стал против Кубы и хвостом вертит. А хвост длинный да кривой, что твоя сабля.

Смешно Кубе стало. Целый день почти прождал и вот кого дождался. Он и говорит псу:

— Уж не хотите ли вы, господин, масло купить? Я дорого не прошу и дёшево не отдам.

Пёс как прыгнет! Схватил масло в зубы и был таков.

Куба только в затылке почесал.

Вернулся домой уже совсем к вечеру. Мать спрашивает:

— Ну, сынок, продал масло?

— А как же, мама, продал. Такому хорошему господину — кафтан чёрный, штаны серые, да такая привычка у него чудная — всё саблей вертит.

— Вот и ладно. Давай деньги.

— А деньги, мама, он мне в другой раз отдаст.

Заплакала мать.

— Так и знала, что обманут тебя, Кубичек мой, бедняжка.

Поплакала да и успокоилась.

Через сколько-то дней опять снаряжает Кубу в город и наказывает:

— Смотри, никому в долг не верь!

Куба снова только до городских ворот дошёл и там уселся. Едва товар разложил, тот самый покупатель заявился.

— А, — говорит Куба, — верно, должок принёс?!

Пёс — за масло, Куба — за свою еловую палку. Завизжал пёс, бросил масло — и наутёк. Куба — за ним, палкой его охаживает.

— Я тебе покажу, собачий сын, почём масло!

Забился пёс в густой кустарник. Совсем бы убежал, да Куба успел схватить его за хвост. Пёс вырывается, когтями землю скребёт, Куба его за хвост тащит.

Вдруг зазвенело что-то, одна золотая монета выкатилась, другая. Пёс визжит, скребёт лапами. И что бы вы думали — выгреб из земли под кустами глиняный горшок, полный золота. Сколько он там пролежал, кто его туда закопал — пёс не знал, Куба не знал, и мы не знаем, а врать не хотим.

— Ага, выплатил-таки должок! — сказал Куба псу. — Да ещё с лихвой. Теперь ступай куда хочешь.

И отпустил хвост.

Пёс — дёру, а Куба, конечно, горшок с золотом под кафтан спрятал и повернул к воротам. Смотрит — торба лежит, а масла нет. И нищий куда-то подевался.

«Что ж, — подумал Куба, — пусть и он маслицем полакомится».

Довольный вернулся Куба домой.

— Ну, мама, говорил я вам, что получу долг. Тот господин с саблей ещё раз приходил. Поспорили мы с ним немножко, он со мной честь по чести и расплатился.

Принялись мать с сыном считать деньги. Мать до ста умела считать, а Куба только до десяти. Считали, пересчитывали, совсем запутались.

Куба и говорит:

— Чем считать, давай лучше купим в городе хорошую усадьбу, с садом да с огородом.

Как решили, так и сделали.

Живут припеваючи, едят каждый день досыта.

А по городу сплетни да слухи пошли. Откуда такое богатство? Вдова, мол, обворовала кого-то. Только кого? Нигде ничего не пропадало. Видно, не она украла, а Куба ограбил. Только и ограбленного не сыскали. А может… Не к ночи будь сказано.. .

Дошли те разговоры и до магистрата. Вот однажды приходит солдат.

— Так и так, вдова Анна, бывшая супруга покойного Яна, требует вас вместе с сыном Якубом наш славный магистрат. Явитесь незамедлительно!

Затряслась от страха вдова Анна. Чего боится, сама не знает. Только и правда, от начальства добра не жди. Поплелись Анна с сыном в ратушу.

В зале заседаний в пышном кресле сидит сам бургомистр, по сторонам — два советника, сбоку пристроился писарь, а солдат у двери на часах стал.

Откашлялся бургомистр и важно заговорил:

— Поскольку нам доверено блюсти порядок и карать зло, и поскольку известно нам, что вы купили усадьбу с садом и огородом, а также дом под черепичной крышей с хлевом, чердаком и подвалом, и поскольку вы расплатились наличными, и не какими-нибудь медяками, а талерами один в один, и поскольку всякий знает, что покойный супруг Ян оставил вам в наследство ломаную ложку да дырявую плошку, а больше ни шиша не оставил, постольку мы спрашиваем вас, вдова Анна, каким путём, честным или не честным, приобретены вами вышеупомянутые и нижеозначенные талеры.

Ничего Анна из бургомистровой речи не поняла. Только взяла её обида за покойного мужа Яна.

— Как же так, господин бургомистр, ломаную ложку да дырявую плошку?! Две козы он оставил, корову с белой звёздочкой на лбу. Корова даёт полный подойник, а козы хоть и поменьше, да молоко у них жирнее. И масло из того молочка выходит…

— Ну, хватит! — махнул рукой бургомистр. — Пускай ваш сын Якуб объяснит.

Наш Куба и глазом не моргнул. Стал рассказывать славному магистрату про господина с саблей, про должок за масло.. .

— Постой, постой, какой господин с саблей? Мы всех у нас в городе наперечёт знаем, в лицо и по имени.

— А такой, — отвечает Куба, — кафтан чёрный, штаны серые, зубы острые да лапы с когтями.

— Лапы с когтями! — вскричал в ужасе бургомистр. — Не иначе как ты с нечистой силой спутался, Якуб, сын Яна и Анны?!

— Да уж чистым его не назовёшь, — отозвался Куба, — вся шерсть у него грязными клочьями свалялась.

— Позор нашему городу! — закричали разом советники.—Никогда у нас такого не бывало!

А бургомистр сказал:

— Поскольку Якуб сам сознался, что талеры получены от нечистого, постольку он заслуживает казни. В добрые старые времена мы без дальних слов сожгли бы его на костре, а нечестивое богатство обратили бы на благое дело, разделив его меж собой соответственно положению и чинам. Но поскольку добрые старые времена прошли, и поскольку Куба молод и ещё может раскаяться, постольку мы подвергнем его испытанию водой. Ежели он потонет, будем считать его невиновным; ежели всплывёт, значит, вина его доказана — и придётся отрубить ему голову.

— А нашу усадьбу вы, ясное дело, меж собой поделите?..— сказал Куба.

— А как бы ты поступил, будь ты бургомистром? — ответил бургомистр.

— И не уговаривайте! — покачал головой Куба. — Нет моего согласия бургомистром быть.

— Ну, это ты врёшь! — воскликнул первый советник. — Бургомистром всякий хочет стать!

На том совет магистрата и кончился. Солдата послали в соседний город за палачом, потому что наш город был невелик и своего палача не держал. А Кубу пока что посадили в большой кожаный мешок, завязали покрепче и отнесли на плотину к омуту. Так вернее будет, из мешка не убежит.

А через ту плотину вела дорога из соседнего города в наш город. И ранним утром из того города в наш город шёл палач. Увидел мешок и спрашивает:

— Тебя, что ли, казнить надо?

— Кого ж ещё? —отзывается Куба из мешка.

— А за что тебя?

— Да не хочу бургомистром быть, — отвечает Куба. — Мне это ни к чему.

У палача глаза разгорелись.

— А ежели б я, к примеру, в мешок залез? Стал бы я бургомистром?

— Стал бы, конечно. Только я тебе место в мешке не уступлю. Неохота вылезать.

— Уступи, — просит палач. — Я тебе кошелёк с золотом дам!

— Эх, — сказал Куба. — Была не была, развязывай мешок.

Залез палач в мешок, Куба завязал его покрепче, кошелёк с золотом за пазуху сунул — и домой.

Скоро собрались на плотине горожане, весь магистрат явился. А палач из мешка кричит:

— Выпускайте скорее! Согласен я бургомистром быть!

Горожане смеются. Бургомистр от гнева, что твоя свёкла, красным сделался.

— Он ещё издевается!.. Не будем ждать палача. Сами столкнём его в воду.

И столкнули.

Булькнула вода, и ушёл мешок на дно.

Стали расходиться горожане. Меж собой толкуют:

— Значит, не виновен был Куба, раз утонул. Жалко парня.

Один бургомистр да советники не жалели Кубу, а довольные отправились в ратушу заседать. Только к ратуше подошли, видят — идёт по улице Куба, во весь рот улыбается.

У бургомистра так ноги и подкосились, ведь он сам его в воду столкнул.

А Куба поклонился магистрату и сказал:

— Спасибо, господа славный магистрат. Сам бы я нипочём не догадался в омут нырнуть. А нырять, право слово, стоило. Вот, смотрите!

Тут Куба вытащил из-за пазухи кошель с монетами, что палач ему дал, и подбросил на ладони. По всей улице золотой звон раздался.

— Где, где, ты говоришь, это золото раздобыл? —воскликнул бургомистр.

— Да на дне же, ваша милость. Там его ещё много осталось. Думаю завтра с утра опять нырнуть.

Позвенел золотыми и дальше зашагал.

Бургомистр заседать в этот день не стал, вернулся домой мрачнее тучи. Жена к нему с расспросами, а он ей только буркнул:

— Отстань, женщина, государственная тайна! . .

А сам об одном думает, как Кубу опередить. Ведь перетаскает, проклятый, весь клад. Надо бы самому нырнуть, да боязно: вода холодная.

До полуночи промаялся бургомистр, потом решился, пошёл на плотину. Подходит, слышит голоса:

— Отойди!—кричит один. — Я первый советник, мне и прыгать первому.

— С какой это радости? —кричит другой советник. —Я раньше пришёл.

Тут бургомистр всех растолкал и, не раздумывая долго, прыгнул в воду. Плюх, буль — и пошёл на дно.

За ним, словно лягушки, поскакали оба советника. Только круги по воде разбежались. Потом из кустов магистратский писарь вылез. Подумал самую малость и туда же плюхнулся.

В одну ночь не стало у города славного магистрата.

Горожане так и не узнали, куда они все разом подевались. Один Куба догадывался, да помалкивал.

Городу без бургомистра быть не положено. Посоветовались горожане и выбрали бургомистром Кубу.

И правильно сделали. Он ведь если и не умнее всех был, так уж хитрее — наверняка.

КОВАНЫЙ СУНДУК

Чешская сказка

щелкните, и изображение увеличитсяДавным-давно это случилось. Верно, лет триста тому назад. Может, побольше, может, поменьше. Ехал лесом богач, торопился дотемна в Прагу попасть. А откуда ехал, неизвестно. Мало ли у богачей дел. Мы ведь с вами не богачи, нам и любопытствовать ни к чему.

Доехал до развилки, велел кучеру остановить лошадей. Дорогу знают плохо, а спросить не у кого. Кучер говорит: вправо надо сворачивать. Богач говорит — влево. Ну и свернули, куда хозяин сказал.

Едут, едут, а уже темнеет. Из-под елей сумрак ползёт, укрыл все тропки и дороги. Заблудились они, словом.

И вдруг невдалеке меж деревьев синий огонёк мелькнул. Стали кони, храпят, фыркают, ушами прядут. А синий огонёк всё разгорается, красным сделался, потом жёлтым. Такое сияние пошло, что глазам больно. Кони дышло выворачивают, на дыбы поднимаются. Кучер говорит:

— Не сдержать мне коней!

Богач отвечает:

— Завяжи им глаза. Сам зажмурься. А я пойду посмотрю, что там такое.

Идёт, за кустами, за стволами хоронится. Наконец вышел на полянку.

И что же он увидел?! На той полянке большой камень стоит. У камня — хочешь верь, хочешь не верь!—сундук с откинутой крышкой. Рядом с сундуком куча золота. От неё на пол-леса сияние разливается. Два карлика с мохнатыми бровями, с седыми бородами золотые монеты считают и кидают в сундук.

Много золота богач имел, а такое богатство только во сне могло присниться.

Богач дыхание затаил. Со звоном падают монеты на дно сундука, а для него тот звон слаще музыки.

Не вытерпел богач, воскликнул:

— Кому же это столько золота?

Карлики вздрогнули. Разом померк золотой блеск, будто растаяла груда монет. А один карлик вскочил в сундук, захлопнул за собой крышку и вместе с сундуком сквозь землю провалился. Только и успел крикнуть:

— Не тебе это золото!

А второй карлик поймал светлячка и стал кругом землю осматривать. Светлячком водит, словно фонариком.

И вот упал лучик на три монеты, что в сторону откатились.

Богач подскочил к ним и руку протянул, чтоб их схватить. Но карлик ударил его по руке:

— Сказано, не тебе золото!

— А кому же?

— Наследнику!

— Кто же такое наследство оставляет?

— Тот, кто нашёл, да не увидел.

Ничего богач не понял, дальше выпытывает:

— А наследник кто?

— Муж твоей дочери.

— Какой муж? Ведь она ещё маленькая.

— Маленькие вырастают, — сказал карлик.

— Назови хоть имя жениха, — просит богач.

Карлик головой покачал:

— Не смею!

— Ну хоть приметы скажи! Вдруг ошибусь, не за того дочку выдам.

В ответ карлик только плечами пожал. А богач всё торгуется:

— Так отдай мне хоть эти три монеты, что на земле валяются.

— Что ты! Что ты!—замахал руками карлик.—Никак нельзя. Разве вот что… Могу обменяться. Ты мне своих три дуката дашь, а я тебе отдам эти.

Так и сделали.

Пока богач с земли монеты подбирал, исчез и второй карлик.

Вернулся богач к своей коляске. Лошади успокоились, можно бы и дальше ехать. А богач велит до утра ждать. Хочет место вы знать и дорогу запомнить.

Наконец рассвело. Богач осмотрелся кругом, чтобы каждый камешек, каждое деревцо в памяти сберечь. Только тогда они в обратный путь пустились.

Скоро выбрались на широкую дорогу и к полудню в Прагу прибыли.

Идёт время, день за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем.. . Богач всё покоя не знает: невтерпёж ему выведать, кому клад достанется. Вот и надумал. Взял одну из трёх заветных монет и ранним утром выбросил из окна на мостовую. Сел у окошка, ждёт.

Удивительное дело! Шумная улица под окном, ездят и ходят люди, и хоть бы кто-нибудь золотой под ногами увидел.

Целый день прошёл, скоро вечер наступит. Богач уже собрался идти на улицу, свой дукат подобрать. Но тут, откуда ни возьмись, прибежал оборванный мальчишка, схватил монету и удрал. Богач и охнуть не успел.

— Ну, первый раз не в счёт! — сказал он себе. — Жалко дуката, да ведь иначе не узнаешь.

На следующее утро вторую монету бросил.

И снова весь день дукат на улице пролежал, а к вечеру прибежал тот же мальчишка — да прямо к монете. Сунул её себе в карман и был таков.

— Неужели я за такого голодранца дочь отдам? — горюет богач. — Попытаю судьбу в третий раз.

Теперь богач не у окна сел, а под воротами притаившись сторожил.

Только мальчишка показался, богач ему наперерез бросился. Мальчишка за монету, а богач его за руку.

— Стой! — говорит. — Откуда ты узнал про монеты?

Мальчишка отвечает:

— От карлика. Третью ночь во сне ко мне карлик приходит, велит монеты подобрать. Я думал, они ничьи, но, если они ваши, я вам два дуката сразу отдам, а третий потом, когда заработаю. Я на него матери лекарство купил.

«Значит, и правда, он наследник!»—подумал богач и сказал:

— Ну, идём в дом.

Велел слугам еды подать. Мальчишка за обе щёки уплетает, а богач его расспрашивает: что, как и откуда? И вот что мальчишка рассказал.

Жили они раньше хоть и не богато, а в достатке. Был у отца редкий дар да три заветных палочки-развилки — ореховая, берёзовая и дубовая. Умел он угадывать, где под землёй вода струится, где руда прячется. Тем на жизнь и зарабатывал. Возьмёт палочку-развилку и ходит. Наклонится ветка к земле, тут и надо колодец рыть. И на руду ветки указывали. Только рано отец болеть стал, начал слепнуть. Уже полуслепой, заблудился как-то в лесу, еле назад выбрался. С той поры слёг и больше не поднялся. А перед смертью всё про какой-то клад говорил. Верно, в беспамятстве…

Слушает богач, и дух у него замирает: он это, точно он, жених дочкин! И дальше слушает.

Умер отец, когда мальчику было семь лет. С тех пор обнищали они совсем. Мать по людям бельё стирала, пока не заболела. Тогда мальчик пошёл в ученики к кузнецу. Так подмастерьем и работает.

«Ну, — решил богач, — моей дочери кузнец не нужен».

Пошёл богач к бедной вдове. Так с ней уговорился: он ей помогать будет, а мальчика к себе возьмёт, купеческому делу обучит.

Горько матери с сыном расставаться, но подумала она и согласилась. В материнском сердце больше заботы о сыновьем счастье, чем о своём.

Смышлёным мальчишка оказался. Всякое разумное слово на лету ловил. И в торговле и в науке всё превзошёл. Скоро стал богачу первым помощником.

Вот уже пять лет прошло. Расцвела дочка богача, словно цветок в саду. Семнадцать лет ей исполнилось. И мальчику вот-вот двадцать лет сравняется.

«Пора, — думает богач, — свадьбу играть!»

Зачем дело откладывать? Как решил, так и сделал. Сыграли свадьбу.

На следующий же день приказал богач запрягать лошадей и повёз молодого зятя в тот лес, на ту самую поляну.

Приехали под вечер. Кучеру велели подальше отъехать, сели у корней дуба, ждут. Старик богач знает, чего ждёт, а молодой зять ведать не ведает, дивится стариковской причуде.

Темна полянка, тихо кругом, ни звука, ни шороха. Луна из-за туч выглянула, потом опять спряталась. Вот уже и рассвет близко. Птицы в кустах завозились, роса на траву пала. Перемёрзли оба, промокли.

«Неужто обманули проклятые карлики?!»

Смотрит богач, уже и солнце встаёт. Ждать больше нечего! Сел вместе с зятем в коляску, и поехали они назад в Прагу.

С той ночи будто подменили богача. На всех злится, всё ему не так. А больше всех зятю достаётся. Совсем ему жизни не стало. С утра до вечера одни попрёки слышит. И до того дошло, что придрался богач к какому-то пустяку и выгнал зятя из дому. Да ещё крикнул вслед:

— Чтобы и ноги твоей на моём пороге не было, нищенское отродье!

Тут дочь отцу сказала:

— Ты моего мужа выгнал, и я за ним пойду, как нитка за иголкой. Хороший или плохой, бедный или богатый, но он мой муж любимый. Обещалась я делить с ним горе и радость и своё слово сдержу.

Как ни просил богач, ушла дочка из дому, не бросила мужа. Остался богач со своим богатством один-одинёшенек.

Молодые поселились в ветхой лачуге на окраине города. В старом сарае поставил муж горн да наковальню, стал тем ремеслом на хлеб зарабатывать, которому раньше обучался. Жили в нужде, да в радости, в заботах, да в согласии. И старушку, мать мужа, к себе взяли.

Вот стоит как-то кузнец на пороге своей кузницы, ждёт, поглядывает, не приведёт ли кто лошадь подковать.

щелкните, и изображение увеличитсяВдруг подъезжает телега, на телеге сундук кованый, на сундуке сидит старичок. Сам маленький, а борода длинная.

Слез старичок, снял сундук с телеги и, ни слова не говоря, в кузницу внёс.

Кузнец смотрит, что дальше будет. А старичок говорит:

— Вот, мастер, покажи своё уменье. Открой этот сундук. Ключ от него потерян, а замок с секретом. Откроешь — не пожалеешь! Я пока в город съезжу, у меня там дела.

— Сам-то ты откуда? — спрашивает кузнец.

— Из селения Круглая Поляна, с улицы Еловой.

— Не знаю я такого селения, — сказал кузнец.

— А тебе до срока и знать не надо, — отвечает старичок.

Сел на телегу и уехал.

Хотел кузнец сундук повернуть передом к свету, чтобы разглядеть замок получше, да куда там — его и с места не стронуть.

— Как же это старичок такую тяжесть, будто пуховую подушку, поднимал?! — удивился кузнец.

Только взялся за крышку, она сама откинулась. А в сундуке-то, в сундуке… Полно золотых монет, и такой от них блеск, что в кузнице светло стало. Кузнец даже испугался. Захлопнул скорей крышку и принялся ждать, пока старичок вернётся.

Прождал до вечера — нет старичка. Неделю прождал, месяц — ни слуху, ни духу.

«Надо самому старичка искать! — думает кузнец. — Он, верно, и не знал, какое в сундуке богатство лежит».

Выпросил у соседа лошадь с телегой и отправился искать Еловую улицу в селении Круглая Поляна. У кого ни спросит, никто про такую улицу не знает, про такое селение не слыхивал.

Все сёла в окрестностях понапрасну объездил, ни одного хутора не миновал — не нашёл улицы Еловой и селения Круглая Поляна не нашёл.

Делать нечего.

Повернул обратно.

Едет лесом. Уже и ночь наступает. Доехал до развилки, надо на Прагу вправо сворачивать. А лошадь влево берёт, вожжей не слушает. Кузнец её уговаривает, а она как повернула, так и тащит телегу по левой дороге.

Уже и дорога кончилась, ели лохматыми лапами за колёса хватаются.

Вдруг встала лошадь, а меж деревьев два огонька замерцали. Слез кузнец с телеги, раз-два шагнул и вышел на круглую поляну.

Посреди поляны лежит большой камень, а у камня стоят два старичка и фонариками-светлячками ему машут, путь к себе указывают.

Присмотрелся кузнец к одному карлику — это тот старичок, что к нему с сундуком приезжал, только вроде бы поменьше ростом. Глянул на второго, подумал: нет, этот старичок сундук привозил. Похожи они, словно две хвоинки на одной ёлке, словно братья-близнецы.

Заулыбались карлики, разом сказали:

— Милости просим на нашу Еловую улицу, в селение Круглая Поляна. Знаем, зачем ты ездил, кого искал. Ничего не спрашивай, садись-ка у камня и нас послушай.

Сел кузнец. Один карлик начал рассказывать:

— Давным-давно, так давно, что в людской памяти и следа не осталось, царствовал в здешних местах король. Всю свою жизнь обирал он подданных да копил богатства. И к старости собрал несметные сокровища. Богатства есть, а оставить некому. Сестёр братьев судьба не дала, и детками он не обзавёлся. «Так пускай же никому мои сокровища не достанутся!» — решил король. Сложил все драгоценные камни, золото да серебро в сундуки и велел верным слугам закопать их в разных местах. А чтоб никто не узнал, где клады спрятаны, отрубил слугам головы. Так отблагодарил их за то, что царскую службу верно несли. От людей укрыл, да от нас, карликов, не спрятал. Ведь нам подвластны все руды, все металлы, что под землёй лежат.

Замолчал карлик. Второй заговорил:

— И так наш карликовый народ меж собой договорился: пусть лежат клады до поры до времени. Найдёт хороший человек — отдадим. Плохой отыщет —- не взять ему клада. Заморочим голову, в глаза тумана напустим, вокруг заветного места обведём — с чем пришёл, с тем и назад уйдёт. Твой отец добрый был человек…

— И по ремеслу был он нам братом, — перебил первый карлик.— Столько наших тайн знал, что мы от него не скрывались.

И вот однажды беда у нас случилась. Пропал родник, из которого мы воду брали. То ли пересох, то ли завалило его. Совсем худо нам пришлось — ведь нет у нас власти над водой. Ни над стоячей, ни над бегучей, ни над той, что с неба падает. Тут и помог нам твой отец. Взял ореховую палочку-развилку, походил кругом пересохшего родника, отыскал нам воду и на землю вывел. А за это открыли мы ему круглую поляну, где ты сидишь, и сундук с золотом отдали. Слепой да хворый был к той поре твой отец, не пришлось ему кладом попользоваться. Сам знаешь, еле он домой добрёл и скоро умер. И поклялись мы отдать сокровище его сыну, когда подрастёт. Давно бы ты отцово наследство получил, если б не богач, твой тесть. Он бы то золото во зло обратил. А ты владей им себе на пользу, людям на радость.

— Спасибо вам, — сказал молодой кузнец. — Всё, что велите, исполню. Сам нужду испытал, не загоржусь, помогу, кому надо.

Попрощался с карликами, сел на лошадь и к утру в Прагу приехал.

Прожил он с женой долгую жизнь. Много добра сделал. Оставил по себе добрую память, рассказывают и пересказывают о нём люди. И мы услышали и вам поведали.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 173