УПП

Цитата момента



Алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах.
Вот ей богу, чтоб мне сдохнуть!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Случается, что в одной и той же семье вырастают различные дети. Одни радуют отца и мать, а другие приносят им только разочарование и горе. И родители порой недоумевают: «Как же так? Воспитывали их одинаково…» Вот в том-то и беда, что «одинаково». А дети-то были разные. Каждый из них имел свои вкусы, склонности, особенности характера, и нельзя было всех «стричь под одну гребёнку».

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4123/
Мещера-2008

ГЛАВА ПЯТАЯ

 В плену у паука. Битва в подводной тюрьме. Растение - бродяга. Скверное положение. Карик находит выход.

 Карик открыл глаза и вдруг вспомнил все. Вспомнил, как они с Валей летели на стрекозе. Вспомнил страшный хобот водомерки, сильные лохматые лапы паука.

 Вокруг было темно и пахло сыростью. Где-то внизу, под ногами, тихо плескалась вода. Рядом с Кариком кто-то очень-очень тихо дышал.

 Карик лежал вытянувшись во весь рост, но никак не мог понять, на чем же он лежит. В голове у него шумело, руки и ноги одеревенели. Он застонал и тотчас же услышал испуганный голос Вали:

 - Тише! Он здесь!

 Карик повернул голову и стукнулся лбом о Валин висок.

 Валя тихо вскрикнула.

 Карик попробовал отодвинуться от нее подальше, но не мог: кто-то обмотал его и Валю с ног до головы толстыми веревками и крепко-накрепко привязал друг к другу.

 Карик рванулся посильнее, и вдруг от сильного толчка он и Валя начали раскачиваться, как на качелях, из стороны в сторону.

 - Тише! - быстро зашептала Валя. - Тише, пожалуйста! Он внизу.

 - Паук?

 - Ага… Он сейчас возился там… Я слышала…

 - Тебе страшно?

 - Очень. А тебе?

 - Тоже страшно, только ты не плачь. Сначала попробуем как нибудь освободиться.

 Карик раздвинул головой веревочные сети и огляделся. Внизу чернела вода, из которой поднимались темные гладкие стены, а над головой - покатый потолок.

 Ребята висели в воздухе посреди норы.

 - Понимаешь, - прошептал Карик, - он подвесил нас. Прицепил к потолку.

 - Ага, - кивнула Валя, - подвесил, я уже давно это поняла.

 - А зачем?

 - И я думаю: зачем?

 - Ничего не придумала?

 - Нет.

 Карик с трудом выдернул из паутинных веревок ы сначала одну руку, потом другую.

 - Что ты делаешь, Карик?

 - Тише! Молчи!

 Стараясь не дышать, Карик окончательно высвободил голову и стал смотреть вниз.

 Внизу, как раз под ребятами, суетился паук. Он беспокойно бегал по воде вдоль стен своего жилища, время от времени останавливаясь и как будто к чему-то прислушиваясь.

 Сверху, с потолка, отрывались водяные шары-капли и звонко шлепались о поверхность черной воды. К потолку взлетали фонтаны брызг.

 До слуха Карика донесся глухой шум. Где-то совсем рядом - кажется, за стеной - не то стучали, не то скребли. Было похоже, что там бродит человек, шарит по стене, отыскивая дверь.

 Этот шум определенно беспокоил паука. Он то и дело подскакивал к стене, ждал чего-то, потом, шевеля длинными лапами, пятился в сторону.

 - Ты слышал? - тихо сказала Валя. - За стеной шумит кто-то.

 - Да, да, - зашептал Карик, - я слышу. Шум становился все сильнее и сильнее. Казалось, в стену били мягкими, но увесистыми кулаками.

 - Сюда кто-то лезет! - шепнула Валя. В ту же минуту стены подводного дома дрогнули так сильно, что ребят подбросило в их паутинной люльке вверх. Люлька ударилась в стену и закачалась, точно маятник.

 - Смотри: паук-то, паук! - зашептала Валя.

 Паук выскочил на середину норы. Беспокойно перебирая ногами, он уставился всеми глазами на стену своего жилища.

 И вдруг стена треснула. В воду посыпались куски, похожие на штукатурку. В проломе стены показались большие мохнатые лапы.

 Лапы с силой рванули стену. Подводный дом задрожал, закачался. Люльку с ребятами начало кидать от одной стены к другой.

 Стена рухнула.

 С шумом и плеском в подводное жилище ворвался толстый паук, похожий как две капли воды на хозяина подводного дома. Он подобрал под себя коленчатые ноги, как бы приготавливаясь к прыжку, и тихо-тихо стал продвигаться вперед.

 Хозяин подводного дома взмахнул щупальцами.

 Пауки смотрели друг на друга выжидающе.

 Потом хозяин поднял щупальца высоко над головою и стремительно бросился на непрошеного гостя.

 В темноте началась жестокая битва. Щупальца свистели в воздухе, шлепали по воде. К потолку взлетали брызги, и скоро стены покрылись дрожащими каплями воды.

 Битва пауков сотрясала подводный дом так, что дрожмя дрожали стены, качался купол и вода кипела внизу, словно в котле.

 От сильных толчков снова начала раскачиваться люлька, в которой лежали ребята. С каждым новым толчком она взлетала все выше и все выше ударялась то в одну, то в другую стенку.

 Перед глазами Карика и Вали мелькали, точно в кино, стены, купол, пауки, вода и снова купол, стены, вода.

 Пауки бились молча.

 Они оплетали друг друга мощными лапами, раскачивались, как борцы в цирке, потом вдруг отскакивали один от другого, настороженно поглядывая свирепыми глазами друг на друга, и снова, словно по команде, кидались в бой, и тогда опять клокотала и пенилась внизу вода, а стены подводного дома тряслись от могучих толчков так, будто началось землетрясение.

 Ребята следили за битвой страшных пауков, не смея дышать.

 - Ой, Карик, - вдруг захныкала Валя. - Ой, куда мы попали? Никто теперь не узнает… Ни мама… никто… никто…

 - Тише ты! - захрипел Карик. - Болтаешь тут, а надо бежать… освобождаться как-нибудь. Молчи, пожалуйста, кажется, я освобожу сейчас ноги.

 От сильных толчков и раскачивания паутинные веревки ослабели. Помогая друг другу освободиться от веревок, ребята, хотя и с большим трудом, все-таки выбрались из веревочной люльки.

 Руки и ноги Карика и Вали были свободны, но что же, однако, делать, если пауки нападут на них?

 Сражаться с такими чудовищами было не под силу Карику и Вале. Некуда было бежать, негде было и спрятаться.

 - Ничего, ничего, Валька! Не бойся! - прошептал Карик дрожащими губами. - Как-нибудь выйдем отсюда. Ты только не плачь, пожалуйста?

 - Я совсем не плачу! - всхлипнула потихоньку Валя и незаметно от Карика поспешно провела ладонью по глазам.

 Поглядывая на пауков, Карик вылез осторожно из веревочной люльки, протянул руку к толстому канату, который спускался с потолка к люльке, и, держась за канат, встал во весь рост.

 Внизу было тихо.

 Вытянув шею, Карик смотрел на пауков и что-то бормотал под нос. В эту минуту он был похож на судью ринга, который стоит над боксером, сбитым на землю, и считает:

 - Раз, два, три… пять… семь… девять! Если сбитый на землю боксер не может подняться после того, как судья скажет громко "девять", - значит, боксер считается побежденным. А Карик считал все громче и громче.

 - Сто один, сто два, сто три, сто четыре… Ура! - вдруг закричал он. - Оба готовы! Смотри, они не шевелятся! Вставай! Я же говорил, не надо плакать. Теперь нам только бы выбраться отсюда поскорее!

 Валя поднялась, встала рядом с братом.

 - Да, - сказала она, вздохнув, и посмотрела по сторонам, - а как же выбраться? Ты знаешь?

 - Ерунда! - уверенно сказал Карик. - Какой-нибудь вход и выход тут должен быть!

 - А может быть, и не должен!

 - Вот здорово! - усмехнулся Карик. - А как же, по-твоему, нас притащил сюда паук? Надо искать вход и выход! Он должен быть здесь! Смотри получше!

 Ребята свесили головы, но Валя не видела ничего, кроме пауков. И это было немудрено, потому что она смотрела только на них, все еще не веря; что они погибли в жаркой схватке.

 Безжизненные туши покачивались на темной воде.

 Волны загнали пауков к пролому в стене, и они лежали на воде бок о бок, рядом, не обращая друг на друга внимания.

 В подводном доме наступила такая тишина, что стали слышны тихие всплески воды и шум капель, падающих на воду с обрызганных стен и купола подводного дома.

 - Сдохли! - радостно крикнул Карик. Он нагнулся, вытянул шею и плюнул сначала на одного паука, потом на другого. Пауки не шевелились.

 Ребята посмотрели друг на друга: сдохли или не сдохли?

 Карик крикнул:

 - Эге-ге-гей!

 Пауки плавали, точно кожаные подушки, надутые воздухом.

 - Сдохли! - уже уверенно сказал Карик и, смерив глазами расстояние до воды, выпустил из рук веревку. В воздухе мелькнули руки и ноги, и Карик камнем упал в воду.

 - Карик! Сумасшедший! - закричала Валя, с тревогой взглянув на взметнувшийся вверх фонтан брызг.

 Голова Карика показалась на поверхности воды.

 Вынырнув, он осмотрелся по сторонам и поплыл к паукам саженками.

 - Карик! - завизжала Валя. - Вернись! Они еще дышат!

 Но Карик, не обращая внимания на крики сестры, подплыл к одному пауку и, подняв руку над водой, сильно хлопнул его по брюху. Брюхо загудело, как барабан.

 Карик поспешно отплыл прочь, но, взглянув на паука, вернулся обратно и ударил его пяткой по голове. Паук не шевелился. Тогда Карик залез на тушу, как на плот, и встал по весь рост.

 - Прыгай! - крикнул Карик, махнув Вале рукой.

 - Нет! - мотнула Валя головой. - Тут высоко очень!

 - Что ж, ты всегда сидеть там будешь? Все равно придется прыгать! Ну! Прыгай! Валя тяжело вздохнула.

 - Прыгай скорей, а то, может, сюда придут другие пауки, тогда нам еще хуже будет.

 Валя закрыла глаза, разжала руки и, взвизгнув, грохнулась вниз. Карика ударил дождь брызг. Волны качнули пауков.

 Фыркая и отдуваясь, Валя вынырнула из воды.

 - Лезь сюда! - крикнул Карик, барабаня ногами по вздутому брюху паука. - Не бойся! Давай руку!

 Бледная и дрожащая Валя подплыла к страшной туше, нащупала руками толстое, мохнатое тело паука, но тотчас же, отдернув руку, испуганно вскрикнула:

 - Шеве-е-ели-ится!

 - Не ври! Никто не шевелится! - рассердился Карик. - Ну, скорей!

 Наконец после долгих уговоров Валя взяла руку, протянутую Кариком, и он вытащил ее на страшный плавучий островок.

 Паук не шевелился. Бояться было нечего. Валя присела на корточки и стала выжимать мокрые волосы, а Карик встал во весь рост и принялся внимательно разглядывать мрачную нору паука.

 - Надо уходить отсюда, - вздохнула Валя. - Надо поискать дверь.

 - А вот она, дверь-то! - Карик протянул руку к черному пролому в стене.

 Всплеснув ладонью над головой, он прыгнул в воду и быстро поплыл к пролому в стене.

 Валя с беспокойством следила за Кариком, а когда он скрылся в темноте, она закричала:

 - Ну что? Что там? Карик молчал.

 Валя взглянула под ноги и побледнела. Ей показалось, что паук начинает шевелиться.

 - Ка-ари-ик! - закричала она.

 Голос ее прокатился под сводами и замер

 - Ка-а-ри-ик! - крикнула Валя еще громче. Она уже приготовилась прыгнуть в воду и поплыть за братом, но в эту минуту Карик показался в темном проломе.

 - Чего ты кричишь? - сказал он сердито. Увидев Карика живым и невредимым, Валя успокоилась. Она протянула брату руки и, помогая ему взобраться на паука, спросила:

 - Ну, что ты видел? Там есть какая-нибудь дверь?

 - Нет. Такая же нора, как наша, - ответил Карик, пожимая плечами.

 - А есть там кто-нибудь?

 - Никого!

 Карик сел, подтянул колени к самому подбородку и, обхватив их руками, задумался.

 - И двери нет?

 - Нет!

 - А что, если нам нырнуть под стену?

 - Под стену?

 Карик нагнулся. Свесив голову, он стал рассматривать темную воду.

 Сквозь толщу воды было видно черное илистое дно пруда. Серебристые паутинные веревки поднимались из черного ила к самым краям подводного колокола, удерживая его, не давая ему всплыть.

 - Надо нырнуть под стену! - повторила Валя.

 - А это ты видишь?

 И Карик показал рукой на растянутые под водой сети, которые оберегали вход и выход в подводную тюрьму.

 Нет! Нырять было страшно.

 - Должна быть дверь! - сказал Карик. - Ведь мы же как-то вошли сюда.

 Валя что-то промычала.

 Карик взглянул на сестру и быстро схватил ее за руку.

 - Валя, что с тобой?

 Она сидела бледная, широко открыв рот.

 - Душно, - хрипло сказала она, - мне… не хватает воздуха…

 - Сейчас, сейчас! - растерянно забормотал Карик.

 Но он не знал, как помочь сестренке, да и у него что-то набухало в груди, распирая до боли ребра.

 В голове шумело, сердце билось сильно-сильно, будто Карик поднимался на крутую высокую гору. Сырой, тяжелый воздух входил в легкие, как перегретый пар; он только стеснял дыхание.

 Надо было что-то делать.

 - Ты не бойся! - сказал Карик, тронув Валину руку. - Как-нибудь выберемся!

 И снова, в сотый раз, стал осматривать подводную тюрьму. Голова Карика кружилась.

 Он наклонился, зачерпнул пригоршней воды, плеснул на лицо, и вдруг рука его повисла в воздухе. Он увидел на черном илистом дне огромные зеленые яйца, расщепленные с одного конца. Одно яйцо шевельнулось, медленно отделилось от ила и, стукнувшись о край подводного дома, взлетело куда-то вверх. Так же всплыло и исчезло второе яйцо.

 Карик протянул руку Вале.

 - Водокрас! Видишь? - сказал он дрожащим голосом.

 Карик не ошибся: это были почки водокраса - водяного растения. В большом мире он часто видел почки водокраса и теперь узнал их без особого труда. Вместе с другими юными натуралистами он собирал эти почки для школьного уголка юннатов и даже написал однажды об этом удивительном растении заметку для "Пионерской правды".

 Водокрас - бродячее растение - путешествует все лето по прудам и озерам, гонимое ветром от берега к берегу. Корни его, похожие на усики земляники, добывают питание прямо из воды. К концу лета на усиках появляются молодые побеги. Они выходят на поверхность воды и тут распускаются в листья, похожие на сердце, как его рисуют на картинках.

 Зимой водокрас вмерзает в лед и погибает. Но еще раньше он успевает разбросать по дну свои удивительный почки.

 Всю зиму почки - зеленые яйца - лежат на дне. А лишь только наступают теплые дни, они наполняются газами, всплывают наверх и здесь превращаются в плавающее растение.

 Вот эти-то почки водокраса и увидел Карик.

 Схватив Валю за руку, он быстро-быстро заговорил:

 - Слушай! Эти штуки взлетают, как пробки… Надо нырнуть и схватиться за одну из них. Они сами нас вынесут наверх…

 - А паутина? Смотри, сколько веревок под водой.

 - Все равно надо попробовать… Ныряй скорей! Как раз в эту минуту на дне зашевелилось гигантское зеленое яйцо. Раздумывать было некогда. Почка отделилась от черного ила и начала всплывать.

 - Ныряй! - крикнул Карик.

 Валя собрала все силы. Глубоко вздохнув, она оттолкнулась от паука и исчезла под водой. Карик видел, как, нырнув под стену, Валя ухватилась обеими руками за толстую почку водокраса и вместе с ней взлетела вверх. Следом нырнул и Карик.

 Раскрыв под водой глаза, он добрался до зеленой торпеды. Она шевельнулась. Карик обхватил руками и ногами толстые скользкие бока и тотчас же завертелся волчком. Почка водокраса перевернулась несколько раз и вдруг стремительно помчалась вверх, пробирая толщу воды.

 Наверное, долго все-таки пришлось ей сверлить воду, потому что Карику уже нечем стало дышать. Еще минута - и у него лопнуло бы от недостатка воздуха сердце, но, к счастью, в это самое мгновение он, как пробка, вылетел на поверхность воды. В лицо ударили горячие лучи солнца. Ослепленный ярким светом, Карик барахтался в воде и дышал. Дышал полной грудью.

 Рядом плавала Валя, с жадностью глотая свежий воздух.

 - Эй, Валя, - засмеялся Карик, - жива? Дышишь?

 - Дышу!

 - Главное - не бояться ничего, - радостно сказал Карик, - не падать духом, не хныкать. Уж если мы от такого страшного паука сумели уйти, - значит, и до дома сумеем добраться.

 Бедные ребята даже не подозревали, что придется пережить им в этом незнакомом мире и какие опасности встретятся на их пути до возвращения домой.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

 Отважные водоплаватели. Странные пассажиры. Карик и Валя пробиваются сквозь водяные джунгли. Поиски пищи. Ребята находят удивительные ягоды. На краю гибели.

 Подняв голову над водой, ребята смотрели по сторонам. Всюду, куда только хватало глаз, расстилалась синяя водная гладь, и только на западе, где опускалось солнце, чернела зубчатая стена леса. Над лесом клубились облака.

 - Надо добираться до земли, - сказал Карик, - а потом и до дома.

 - Доплывем, думаешь? - спросила Валя, глядя на далекий берег.

 - Доплывем! - уверенно сказал Карик. - Вот на этих штуках обязательно доплывем. Залезай на свой корабль.

 Ребята сели верхом на зеленые торпеды.

 - Греби ногами!

 Они стали болтать в воде ногами, стараясь двинуться в путь, но огромные почки только покачивались, а с места не трогались.

 - Стой! - крикнул Карик. - Перебирайся ко мне! Будем грести вдвоем.

 Валя перебралась к брату. Почка водокраса погрузилась в воду больше чем наполовину.

 - Греби! - сказал Карик.

 Ребята дружно ударили по воде руками, как веслами. Почка вздрогнула и медленно поплыла.

 Сначала почка вертелась то вправо, то влево, но скоро дело наладилось. Разрезая носом воду, зеленая торпеда поплыла к берегу.

 Ребята гнали ее вперед и вперед, усердно работая руками.

 Со стороны берега доносился какой-то странный шум. Казалось, кто-то шлепал по воде не то доской, не то веслами; и чем ближе ребята подплывали к берегу, тем явственнее слышался этот шум. И вдруг совсем рядом оглушающе заревело зеленое чудовище.

 "Ква-а-а-га-а-га-га!" - разнеслось по воде.

 Валя, вздрогнув, чуть не свалилась с почки водокраса.

 - Кто это? - прошептала она, переставая грести.

 - Лягушка!.. Наверное, лягушка… Обыкновенная лягушка, только побольше пятиэтажного дома. Не бойся.

 - Да, - жалобно сказала Валя, - обыкновенная… Нас теперь любая муха может сожрать, не то что пятиэтажная лягушка.

 - Ничего, - успокоил Карик сестру. - Лягушка не заметит нас.

 Валя замолчала.

 Ребята плыли теперь, огибая зеленые, изрезанные бухтами берега.

 Из воды поднимались мясистые ярко-зеленые острова; они чуть покачивались, точно плоты на мертвых якорях. Чтобы не налететь на них, нужно было зорко смотреть по сторонам.

 - Как ты думаешь, что это такое? - спросила Валя, указывая на один из островков.

 - Не знаю, - нерешительно ответил Карик, - наверное, листья какие-нибудь… Наверное, водяные растения.

 То справа, то слева выбрасывались из воды круглые животные с гладкой, отполированной, точно кузов легкового автомобиля, спиной. Да и сами они были не меньше автомобиля.

 Расправив крылья, животные взлетали и снова падали в воду, поднимая тучи брызг.

 В широком протоке между островами ребята увидели коричневое волосатое чудовище на длинных изогнутых ногах. Оно сновало взад и вперед, скользя по воде круглым, толстым брюхом.

 На спине толстобрюхого зверя сидело пять таких же зверенышей, но они были еще маленькими и беспомощными. Крепко вцепившись в свою маму, малыши беспокойно поглядывали по сторонам.

 Время от времени толстобрюхий волосатый зверь останавливался, вылавливал из воды каких-то животных. Малыши тотчас же соскальзывали со спины на воду, быстро возвращались на спину с кусками добычи и тут же пожирали ее.

 - Слушай, - испуганно прошептала Валя. - Это тоже какой-то паук.

 Ребята, перестав грести, с ужасом рассматривали огромного водяного зверя. Почка лениво покачивалась на воде.

 - А на спине у него - паучата, - сказал Карик. - Подождем лучше немного, пускай они уйдут подальше.

 Но тут из-за острова выскочил другой паук, такой же коричневый и волосатый. На спине у него тоже копошились детеныши.

 Пауки бросились один на другого.

 Это были пауки доломеды - надводные хищники.

 Они свирепо столкнулись друг с другом. Паучата кубарем слетели в воду.

 Пока большие пауки дрались, их детеныши бестолково бегали по воде, быстро собирались в кучки и снова разбегались в стороны.

 Но вот битва кончилась.

 Один из пауков начал медленно погружаться в воду. Широкие водяные круги подхватили паучат, качнули их вверх - вниз.

 Они запрыгали на волнах, точно неоперившиеся утята.

 - Сейчас маленькие передерутся! - тихо сказала Валя.

 Но малыши вряд ли могли сражаться. Они суетливо забегали по воде, налетали один на другого, кувыркались, а потом все кинулись к пауку-победителю и, толкаясь, проворно взобрались к нему на спину.

 Карик и Валя переглянулись.

 - Как ты думаешь, - спросила Валя, - сбросит он чужих паучат со спины или не сбросит?

 Но паук доломед и не заметил даже, что пассажиров на спине стало чуть ли не вдвое больше.

 Он спокойно стоял на воде, расставив длинные ноги, и ждал, пока все паучата усядутся. А когда все до одного уселись, он как ни в чем не бывало помчался вперед и скоро исчез в лабиринте островов.

 Ребята поплыли дальше.

 - Интересно… - задумчиво сказала Валя.

 - Что интересно?

 - А интересно, что они ели, эти паучата? Карик пожал плечами.

 - Какую-нибудь гадость! Валя вздохнула.

 Она вспомнила, что ничего еще не ела со вчерашнего дня, и тихонько сказала:

 - А может быть, это совсем не гадость. Сначала, может быть, невкусно, а потом привыкнешь - и ничего. Станет вкусно.

 Время было обеденное.

 Ребята задумались.

 Что-то делают сейчас дома? Бабушка, наверное, накрывает на стол. Мама говорила вчера: "Обед будет очень вкусный. Не опоздайте, смотрите".

 - Как ты думаешь, - спросила Валя, - что у нас сегодня на обед?

 - Кажется, окрошка и пирог с луком и яйцами. Валя проглотила слюну.

 - А может быть, борщ со свининой, с ветчиной или сосисками. А на второе бифштекс с луком и поджаристой картошкой. Ты что бы съела?

 - Я? - Валя подумала немного и сказала: - Я бы сейчас съела корочку хлеба и… немножко сыру.

 - А я, - сказал Карик, - я бы бифштекс. Только большой… Как тарелка… И много-много картошки с зеленым салатом, а потом я мог бы еще съесть целый пирог и земляничный торт, а потом…

 Валя перестала грести. Она повернулась к Карику и спросила:

 - А что же мы будем обедать?

 - Обедать сегодня не придется.

 - А ужинать?

 - И ужинать не придется…

 - А завтракать?

 - И завтракать не придется.

 - А что же придется?

 - Ничего, - сказал угрюмо Карик. - Придется об этом не думать. Валя вздохнула.

 - Ну греби! Давай к берегу поскорей! - крикнул Карик. - На берегу найдем что-нибудь.

 - Хорошо бы найти землянику. Она теперь в десять раз больше нас. Наверно, такая большая, как копна сена. Знаешь, в одной ягодке можно будет сделать пещеру и жить в ней, а кушать можно стенки пещеры и потолок.

 - Не болтай! - нахмурился Карик. - Греби лучше, там увидим.

 Валя замолчала.

 Под дружными взмахами рук и ног почка мчалась к берегу, вспенивая воду. Сзади, точно водяные усы, тянулся длинный, растекающийся след.

 Берег приближался с каждой минутой.

 Все выше и выше поднимался из воды лес. Казалось, он сам плыл навстречу ребятам.

 - А ну нажми! - покрикивал Карик.

 - Даю самый полный ход! - пыхтела Валя.

 Почка летела стрелой.

 Не прошло и часа, как перед юными путешественниками вырос, заслоняя солнце, высокий тростниковый лес. Густая холодная тень лежала на воде, и вода около леса была прохладная, не такая, как на солнце.

 Почка плыла между могучими коленчатыми стволами; они росли прямо из воды. Вершины их уходили к самому небу.

 - Тише греби! - скомандовал Карик.

 - А что?

 - Тут кто-то есть! Слышишь?

 Ребята перестали грести.

 Карик прижал палец к губам.

 Тревожно поглядывая друг на друга, брат и сестра молча прислушивались к нестройному шуму, который доносился до них из леса.

 Кривые стволы качались, терлись один о другой, громко скрипели. В темной чаще леса, откуда тянуло холодом и сыростью, кто-то шумно плескался, кто-то пронзительно стрекотал, верещал.

 Лес стоял, словно затопленный половодьем. Сквозь просветы блестели синие разводья, а дальше поднимались сплошные густые заросли.

 По воде между тростниковыми деревьями носились странные быстроногие животные, а за ними вдогонку мчались другие, еще крупнее и страшнее. Они настигали свою добычу и тут же пожирали ее.

 - Да-а-а! - сказал Карик и тихонько свистнул.

 Валя поняла его без слов.

 Испуганно поглядывая на брата, она спросила шепотом:

 - Обратно поедем? Да?

 - Куда обратно? - сказал Карик, помолчав минуту. - Надо пристать к берегу, где нет страшилищ. Поищем другой берег.

 Они выбрались из зарослей на чистую воду и погнали почку вдоль тростникового леса, то и дело оглядываясь, стараясь держаться от него подальше.

 - Знаешь, - сказала Валя, - я предлагаю назвать этот берег - "Джунгли кошмарных ужасов".

 - Ну и глупо! - сказал Карик.

 - Почему глупо? - удивилась Валя. - Все путешественники дают названия. Я сама читала у Жюля Верна.

 Карик ничего не ответил. Посматривая на тростниковый лес, мимо которого они плыли, он насвистывал невеселую песенку.

 - Или, - сказала Валя, - можно назвать - "Лес кровавых тайн".

 - Ладно, - буркнул Карик, - греби знай.

 Тростниковый лес понемногу редел и скоро совсем кончился. Справа потянулся пустынный берег, засыпанный желтыми, сверкающими на солнце камнями.

 Было так жарко, что все живое попряталось, отсиживаясь под листьями, под камнями. Ребята плыли теперь, не встречая ни одной живой твари. Путь был свободен.

 Карик повеселел.

 - Вот эти берега, - сказал он, показывая рукой на каменные завалы, - я назвал бы "Мыс добрых надежд".

 - Почему мыс? Я не вижу никакого мыса.

 - Это неважно, - ответил Карик, направляя почку к берегу, - может быть, пока мы путешествуем, мыс какой-нибудь появится.

 - А я…

 - А я причаливаю! - закричал Карик, брызгая водой в лицо Вали. - Р-р-раз!

 Ребята в последний раз взмахнули руками, и зеленая торпеда врезалась в каменистый берег.

 От сильного толчка почка перевернулась. Карик и Валя полетели в воду, но быстро вскочили и, цепляясь руками за выступы желтых скал, вскарабкались на берег.

 Камни были горячие от солнца. Валя села на один из них и сейчас же вскочила.

 - Что? Кусается? - засмеялся Карик. - Как ты предлагаешь назвать этот камень?

 Он приставил растопыренную ладонь козырьком к глазам, оглядел горизонт и сказал:

 - А знаешь что?.. Ведь эти камни - песок. Когда мы были большие, он казался нам мелким, а теперь каждая песчинка стала для нас, как камень.

 - Ну и что же?

 Карик вздохнул и сказал:

 - Говорят, в Африке пекут яйца, зарывая их в песок. Боюсь, как бы нам не поджариться на этих камнях.

 Он потрогал рукой камень и покачал головой.

 - Нет, тут нам нельзя высаживаться! Надо ехать дальше.

 Ребята вернулись на зеленую торпеду, и почка снова тронулась в путь.

 - Я предлагаю, - сказала Валя, - назвать этот берег…

 - "Тайной ужасных камней", - подхватил Карик и громко захохотал.

 Валя обиженно замолчала.

 Сдвинув брови, она сидела, усердно подгоняя зеленую торпеду руками и ногами.

 Молчал и Карик.

 Сколько времени гнали ребята почку водокраса вдоль желтого берега, они и сами не знали, но руки и ноги у них начали уставать.

 - Если бы ты знал, как хочется есть! - заговорила Валя, нарушив долгое молчание.

 - Знаю, - отозвался Карик, - у меня у самого все кишки слиплись.

 - Хорошо бы, - сказала Валя, - поймать кого-нибудь и поджарить на этих камнях…

 - Кого, например?..

 - Ну, кого-нибудь… Бабочку… Стрекозу…

 - Ты думаешь, это будет вкусно?

 - Конечно! Если поджарить, обязательно будет вкусно.

 - А я, - признался Карик, - я и сырую, кажется, мог бы съесть… Только нам не справиться с ней.

 Так, разговаривая, они доплыли до берега, покрытого зарослями травяного леса.

 Над лесом поднимался знойный пар летнего дня. То тут, то там стояли узловатые стволы деревьев, похожие на баобабы, которые Карик и Валя видели на картинках.

 - Тут, - закричала Валя, - должны быть ягоды! Уж это я знаю. В лесу всегда бывают ягоды. Давай причаливай!

 Почка остановилась у пологого берега. Ребята прыгнули на землю и, спотыкаясь, побежали к лесу.

 В лесу было душно. От деревьев пахло болотной травой. На их зеленых блестящих стволах не было коры. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густые заросли, ложились на землю редкими желтыми пятнами. Земля под ногами была влажной и вязкой.

 - Ну! - крикнула Валя, углубляясь в чащу леса. - Кто первый найдет обед?

 - Ладно, - сказал Карик, - ищи, только не отходи далеко, а то мы еще потеряемся тут.

 Перекликаясь и аукаясь, ребята шли по лесу, зорко посматривая по сторонам.

 По дороге они останавливались, отводили обеими руками тяжелые листья и смотрели, нет ли под листьями ягод. Они залезали на травяные деревья и там искали ягоды. Но ягод не было.

 Вот странный лес! Неужели придется умереть от голода?

 Вдруг ребята услышали впереди глухой шум.

 Они остановились. Карик поднял руку.

 - Ты слышишь?

 - Ага, - кивнула головою Валя. - Это вода! Кажется, это речка шумит. Идем! Около речек всегда бывают ягоды. Я знаю!

 Валя побежала.

 Карик бросился за ней.

 - Тише! - закричал он. - Может быть, это не речка вовсе, а какая-нибудь лягушка дышит.

 Он взял Валю за руку.

 Ребята двинулись в ту сторону, откуда доносился шум, прислушиваясь к каждому подозрительному шороху.

 Кучи поваленных стволов, обросших слоем высохшей грязи, преграждали им путь. Сухие листья стояли стеной, а когда ребята попробовали обойти один листик, он упал на них, и они еле выбрались из-под него.

 Наконец Карик и Валя подошли к высокому холму. Они взбежали на его вершину и вдруг почувствовали, как в лицо им повеяло холодом.

 Впереди шумел поток.

 Раздвинув руками заросли, они увидели перед собой речку.

 Речка была невелика. Бурля и пенясь, она скакала по камням, неслась, виляя то вправо, то влево, низвергаясь грохочущими водопадами.

 - Вижу! - закричала Валя. Она вырвала свою руку из руки брата, оттолкнула его и помчалась вперед.

 - Валька! Стой! Назад!

 Но Валя уже скрылась за стволами деревьев.

 - Сюда! Сюда!.. - услыхал Карик ее голос. - Скорей! Здесь ягоды! Да какие большие! Скорее, Карик!

 Карик побежал на голос сестры.

 Валя стояла под высоким деревом и, задрав голову, показывала вверх.

 Карик подбежал к ней.

 - Ягоды? Да?

 - Ага! Здесь! Большие!

 Валя хлопнула рукой по изогнутому зеленому дереву.

 Карик взглянул вверх.

 Высоко над землей висели, прижимаясь к стволу, темные плоды, большие, как бочки. Полные сочной мякоти, они притаились в тени длинных и узких листьев.

 - Ну? - сверкнула глазами Валя.

 - Что "ну"? Вперед! - крикнул Карик, бросаясь к дереву.

 Обхватив ствол руками и ногами, ребята полезли вверх, не спуская глаз с темных плодов, - сначала Карик, а за ним Валя. Ствол слегка покачивался, листья дрожали. Внизу, под обрывом, шумела и пенилась река.

 Валя взглянула вниз.

 - Ох, если свалимся - беда! - сказала она.

 - Лезь! - крикнул Карик сверху. - Не свалимся!

 Проворно перебирая руками и ногами, они добрались наконец до заманчивых плодов.

 Карик протянул руку, и вдруг в глазах у него потемнело. Руки разжались.

 - Ты что? - поспешно спросила Валя и в ту же минуту почувствовала оглушающий шум в ушах. Голова у нее закружилась.

 Взмахнув руками и перевернувшись в воздухе, ребята стремительно полетели вниз, в быструю, бурную реку.

 Сильное течение подхватило Карика и Валю и, швыряя о камни, понесло вперед, к грохочущему водопаду.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 170