АСПСП

Цитата момента



В Синтоне людям делают хорошо, и поэтому они впадают в детство.
Понял. Исправим.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

Три шляпы мистера Кепи

У мистера Кепи было три шляпы, и на улицу он выходил всегда в трех шляпах сразу.

Все, кто жил на Хайстрит: и доктор, и зеленщик, и трубочист — словом, все-все думали: «Какой вежливый этот мистер Кепи! Он три раза снимает шляпу, когда здоровается».

Идя по улице, мистер Кепи любил напевать песенку:


Я — славный мистер Кепи.
Три шляпы я ношу,
Знакомого заметив,
Их приподнять спешу.
И я, поверьте, очень рад
Три шляпы поднимать подряд.
Ура, ура, я очень рад
Три шляпы поднимать подряд!


Но иногда мистер Кепи испытывал некоторую неловкость — для трех шляп у него было всего две руки, поэтому одновременно он мог приподнять только две шляпы, а чтобы снять третью, ему приходилось вторую шляпу брать под мышку.

«Как бы мне хотелось снимать все три шляпы одновременно», — подумал он однажды. А как раз в это время на улице показалась кошка мистера Кепи — Мурми.

— Ты куда, Мурми? — спросил ее мистер Кепи.

— В рыбную лавку, — ответила Мурми.

— Так прыгай ко мне на плечо, — предложил мистер Кепи, — и, если нам повстречается доктор, или зеленщик, или трубочист, или жена доктора, или жена трубочиста, или еще кто-нибудь, будь добра, приподними, пожалуйста, одну из моих шляп.

— Что ж, можно, — согласилась Мурми и прыгнула к мистеру Кепи на плечо.

Тут им навстречу вышла миссис Смак, жена доктора.

— Доброе утро, миссис Смак! — сказал мистер Кепи, приподнимая одной рукой одну шляпу, другой — другую, а Мурми — третью.

— Доброе утро, мистер Кепи! — ответила миссис Смак и подумала: «Какой вежливый человек!». А мистер Кепи сказал своей Мурми:


Ты — лучшая из кошек!
Тебе пожму я лапу
За то, что
С головы моей
Сейчас сняла ты шляпу.

Про жука и бульдозер

Однажды тигр, которого звали Сэм, лежал на кровати и крепко спал.

Жарило солнце, день был душный, но Сэм спал спокойно. Он был такой лентяй, что мог проспать хоть целый день.

В это время мимо проползал жук Уильям. — У-ух, вот это кровать! Какая прелесть! Он залез в кровать и улёгся рядом с Сэмом. Скоро он тоже уснул.

Когда Сэм проснулся, он очень удивился, увидев рядом Билли. (Это ласкательное от Уильям.) Он не выносил, чтобы к нему в постель заползали жуки. И, набрав побольше воздуха, он дунул на жука. Уильям тут же проснулся.

«Как сегодня ветрено!» — подумал он и вцепился всеми своими лапками в простыню.

Сэм дунул сильнее, но выдуть Уильяма из постели всё равно не удалось.

Тогда он решил:

«Если я его лизну, он, наверное, подумает, что пошёл дождь, выползет из постели и побежит домой».

И тигр лизнул жука.

— Ой, кажется, дождь пошёл! — сказал Билли, но, вместо того чтобы выползти, забился поглубже.

Бедняжка Сэм! Не удалось ему прогнать Билли из своей кровати. И он отправился через лес к дому, где стоял бульдозер.

Его звали Батч.

— Батч, помоги мне, пожалуйста, выгнать из кровати жука! — попросил его Сэм.

— С удовольствием! — сказал Батч.

Они пошли к тому месту, где стояла кровать Сэма, и Батч попробовал выгнать Билли из постели.

Но Билли держался крепко. Вокруг собрались все лесные звери, чтобы посмотреть, как Батч будет выгонять Билли.

Борьба завязалась жестокая. Батч выгонял, а Билли не выгонялся. Этот его сюда, а тот — обратно!

Наконец всё-таки выгнал. И Билли помчался домой, чтобы рассказать братьям и сестрам о своей великой битве с Батчем-бульдозером.

А Батч так устал от борьбы, что, заметив чистую удобную постель тигра, подумал: «Вздремну-ка я часок!»

Сэм был вне себя! Когда жук заползёт в постель — ещё туда-сюда, но бульдозер — это уже слишком!

И Сэм сбегал за водой и за машинным маслом, поставил то и другое не очень далеко от кровати, а потом разбудил Батча.

— Ты, наверное, проголодался, Б атч? — спросил его Сэм.

— Конечно, — ответил Батч.

— Вон там стоит свежее масло и вода, — сказал Сэм.

Батч очень обрадовался. Он живо выскочил из постели и побежал пить масло и воду.

Не успел он выскочить, как Сэм тут же сам забрался в постель.

— Наконец я в своей собственной постели! — вздохнул он. — Теперь можно поспать!

Он съел в кровати бутерброд, запил молоком и заснул.

Про корову Красотку

Жила-была на свете корова. Звали её Красотка. Она и в самом деле была красоткой с длинными чёрными ресницами.

Красотка паслась на лугу, где рос чертополох. Мно-о-го чертополоха! Но Красотка его не любила.

По вечерам, когда темнело, она уже не щипала траву, а смотрела, как на небе одна за другой зажигаются звёзды. Иногда она грустно мычала, потому что ей не с кем было поиграть.

Однажды Красотка даже сочинила песенку:


Ты гори, звезда, сияй,
В небесной вышине мигай!
Пришли подружку поиграть,
С ней буду травку я щипать.
И звезда сказала ей в ответ:
Тебе хочу я дать совет:
Ложись, Красотка, лучше спать,
Не надо громко так мычать!
Твоё мычанье надоело,
Но если уж такое дело —
Я хоть полнеба обойду,
Тебе подружку я найду.


Случайно этот разговор услышал человек на Луне. Он сказал звезде, что ей не стоит ни о чём беспокоиться, он сам поможет Красотке найти подружку. И, прихватив с собой ведёрко, лопату, железный поднос и магнит, он недолго думая прыгнул с Луны на Землю. А чтобы не заблудиться, направил на лужайку, где паслась Красотка, лунный луч.

Приземлившись, он первым делом выкопал лопатой весь чертополох, сложил его в ведёрко и выкинул. Но оставалось сделать главное: найти Красотке подружку. Вдруг он услышал, что кто-то пыхтит, совсем рядом.

Это куда-то спешила улитка Агата.

Красотка тоже увидела улитку. Она очень обрадовалась и лизнула улитку.

— Помогите! — закричала Агата.

Человек с Луны и Красотка хотели помочь, но улитки и след простыл.

— Помогите! — еле слышно донеслось непонятно откуда, скорее всего — у коровы изо рта.

Корова открыла рот, и правда — оттуда выползла улитка Агата.

— Можешь лизнуть меня ещё раз, но только осторожно! — сказала улитка.

Красотке было немножко стыдно, и она очень осторожно лизнула улитку в раковину.

— Ну вот и прекрасно! — сказал человек с Луны. — Теперь у тебя есть подружка, и я могу спокойно возвращаться домой. Звезде я передам от тебя привет! Весь чертополох я выполол и выкинул, а ведёрко и лопату оставлю тебе в подарок. Можешь играть с ними сколько захочешь. До свиданья, моя Красотка!

И с этими словами человек с Луны перепрыгнул через корову.

— Теперь и про меня сочинят песенку! — крикнул он.

Наверное, он вспомнил песенку про корову, которая перепрыгнула через Луну.

Потом он сел на железный поднос и подбросил вверх магнит. Магнит потянул за собой поднос. Так человек и добрался до Луны: ловил магнит и подбрасывал его вверх, а магнит притягивал к себе железный поднос.

Когда звезда узнала, что Красотка нашла себе подружку, она очень обрадовалась и засветила ещё ярче. И Луна тоже.

Про поросенка, который учился летать

Однажды поросёнок — а звали его Икар! — пришёл к Волшебному источнику и попросил исполнить его желание. Ему давно уже хотелось научиться летать.

— Если тебе очень хочется, я могу сделать так, что ты полетишь, — сказал Волшебный источник. — Но только для этого тебя сначала надо превратить в птицу.

— Нет, я хочу быть поросёнком! Поросёнком, который умеет летать, — сказал Икар.

— Но поросята не могут летать! — возразил Волшебный источник.

Икар очень огорчился и пошёл домой. По дороге он думал только об одном: как бы научиться летать.

На другое утро пораньше он отправился в лес и попросил каждую птицу дать ему по перышку. Ну конечно, они ему дали.

— Наверное, ты хочешь научиться летать? — спросили они.

— Да, — ответил Икар.

Он связал все перья вместе, и получились крылья. Потом поднялся на вершину горы у самого берега моря. За ним следом взобрались туда кошка и мышка, птичка и два кролика, целая компания жуков и даже улитка — всем хотелось видеть, что у него получится.

Икар привязал крылья, взмахнул ими и медленно поднялся в вышину. Вот это было счастье! И все зрители тоже радовались, а самый маленький жучок чуть не умер от восторга. Икар поднялся высоко-высоко, почти до самого Солнца.

— Ай да поросёнок! Ай да молодчина! — нахваливал он себя.-А Волшебный источник ещё говорил, что поросята не могут летать. Могут!

И как раз в этот момент он так близко подлетел к Солнцу, что верёвки, которыми он привязал крылья, загорелись от солнечного жара. И крылья упали вниз. А за ними следом и поросёнок. Он несколько раз перекувырнулся в воздухе и плюхнулся в море.

Бедный Икар совсем промок, хорошо ещё, что он благополучно доплыл до берега и бросился бегом к маме.

— Не огорчайся, мой маленький Икар, — сказала ему мама, — ведь ты все-таки ЛЕТАЛ!

И она дала ему джем и пирожное. А все друзья пришли к нему в гости и завели хоровод:


Поросёнок Икар, наш дружок,
Собрались мы сегодня в кружок,
Чтобы петь и плясать,
Чтобы петь и плясать
В честь того, кто умеет летать!

Про тигренка

Однажды Тигрица-мама задумала испечь сладкий пирог. Она так усердно раскатывала тесто, что мука и сахарная пудра летали по всей кухне.

Как раз в это время родился тигрёнок Бинки. Тигрица-мама поглядела на него и удивилась:

— Где же твои полоски? Ну ничего, мы всё равно будем любить тебя, и без полосок.

Но Бинки знал, что тиграм полагается быть полосатыми. И он не теряя времени побежал искать себе полоски.

Первым ему повстречался сержант. На рукаве у сержанта было целых три полоски.

— Дай мне, пожалуйста, одну полоску! — попросил у него Б инки.

— Стоять смирно, когда обращаешься к военному! — прикрикнул на тигрёнка сержант. — Нет у меня лишних полосок.

Бинки побежал дальше и увидел чугунную ограду. Какой-то человек красил её. Бинки подождал, пока он кончит, а когда человек ушёл, Бинки прислонился к ограде сначала одним боком, потом другим. Краска пристала к шерсти, и он стал полосатым.

Бинки бросился бегом домой, чтобы показать маме свои полоски. Но было очень жарко, сильно припекало солнце, и краска начала таять и капать на землю, так что скоро у Бинки опять не осталось ни одной полоски.

И тут он встретил Зебру. Бинки замер от удивления: сколько полосок на одной-единственной спине!

Это же несправедливо! Он сел и горько заплакал.

— О чём ты, малыш? — спросила его Зебра.

— По… по… почему я не полосатый? — пожаловался Б инки.

— Бедняжка, — сказала Зебра и ласково лизнула тигрёнка. — А на вкус ты ничего, приятный. — И она лизнула его ещё раз. — Вроде сладкого пирога.

Она лизнула его ещё и ещё, и вдруг на спине у Бинки одна за другой появились чёрные полоски!

Он прибежал домой к маме и закричал:

— Мама! Ура, я полосатый!

— Правда! — обрадовалась Тигрица-мама. — Ну кто бы мог подумать! Наверное, это сахарная пудра и мука засыпали твои полоски, когда я готовила сладкий пирог.

Тигрица-мама была очень довольна и пригласила Зебру на чашку чаю.

К чаю Зебра получила охапку сена, а Бинки — кусок сладкого пирога.

Про тигренка, любившего принимать ванну

Жил-был тигрёнок, по имени Берт. Зубы у него были большие, белые и острые, а рычал он громче грома.

Но в общем это был славный и добрый тигрёнок — до тех пор, пока кто-нибудь не шёл принимать ванну.

Он сам очень любил принимать ванну и мог просидеть в ней хоть весь день, если только мистер и миссис Смит и их маленькая дочка — они жили вместе с тигрёнком — не начинали на него сердиться. Подумайте только, когда бы они ни захотели принять ванну, Берт всегда рычал на них и показывал зубы.

— А ну-ка, Берт! Вылезай из ванны и иди ужинать! — сказала ему однажды миссис Смит и поманила его большущей миской с костями.

— Спасибо, не хочу! — ответил Берт и зарычал. Миссис Смит чуть не расплакалась.

— Пора купать ребёнка, — пожаловалась она, — а Берт не хочет вылезать из ванны. Как быть?

— Кажется, придумал! — сказал мистер Смит. Он пошёл в магазин и купил двадцать бутылок чёрных чернил, а когда Берт отвернулся, вылил все чернила в ванну. Вода стала чёрная-чёрная, и Берт тоже стал весь чёрный.

Несколько часов спустя Берт решил, что пора ужинать, и вылез из ванны.

— Ой, только поглядите на эту большущую чёрную кошку! — сказал мистер Смит.

— И в самом деле, какой красивый кот! — сказала миссис Смит.

— Какой такой кот? — возмутился Берт. — Я вовсе не кот. Я тигр!

— У тигров полоски, — сказал мистер Смит. — Они не бывают чёрными.

«О небо! Может быть, я и в самом деле стал котом?» — подумал тигрёнок.

— Но только кошки не любят купаться, — продолжал мистер Смит. — Верно?

— Верно! — согласился Берт.

После ужина Берт вышел в сад. Тут его увидел соседский пёс Принц, любивший гоняться за кошками.

— Ага, кошка! — обрадовался он. — Сейчас мы её поймаем!

Правда, ему было слегка не по себе, так как он никогда ещё не видел такой огромной кошки. Но он привык, что коты и кошки всегда удирали от него, как только он начинал на них лаять, поэтому он смело подскочил к Берту, залаял и оскалил зубы.

Берт не спеша повернул к нему свою морду и только разочек зарычал, вот так:

— Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р-Р!

С таким страшным зверем Принцу ещё никогда не приходилось встречаться, он мигом перемахнул через изгородь и был таков.

Немного погодя в сад вышел мистер Смит, и Берт спросил его:

— А я правда кот? Разве я не слишком большой для кота?

— Ну конечно же, ты не кот, — сказал мистер Смит. — Ты тигр. Из особой породы тигров, которые сидят в ванне не больше тридцати минут. Это самая лучшая порода тигров!

Берт был польщён.

— Особая порода! — согласился он. — Самая лучшая!

И он замурлыкал от удовольствия, и принялся умываться языком, и слизал всю черноту, и снова стал тигром — жёлтым в чёрную полоску.

Потом он вернулся в дом и сказал миссис Смит:

— Пойду-ка я приму ванну!

Он пустил воду и хорошенько отмылся. Он сидел в ванне ровно тридцать минут, и миссис Смит похвалила его за это и дала ему целое ведёрко мороженого.

Берт сунул голову в ведро и лизал мороженое.

— Гам-гам-гам! — говорил он. — Моё любимое мороженое!

Путешествие Дейзи в Австралию

Жила-была на свете ленивая слониха. Звали её Дейзи. Каждый день после обеда — если только не было дождя — она устраивалась под высоким дубом вздремнуть, и снилось ей, что она лежит на большой-пребольшой пуховой перине.

— Как бы мне хотелось иметь настоящую пуховую перину, — сказала она однажды ласточкам, сидевшим на дубе. — Я бы выспалась на ней хорошенько, а потом отправилась бы в Австралию к бабушке.

— Ты слишком ленива, Дейзи, — сказали ласточки. — Лучше поспи ещё.

— А может быть, крот выроет мне в саду туннель до самой Австралии? Вот бы хорошо! — размечталась Дейзи.

И она попросила Эрнеста — так звали крота — вырыть для неё туннель.

— Ну и дурочка ты, Дейзи! — сказал Эрнест (он-то был поумнее). — Ведь Австралия лежит по другую сторону земного шара, до неё никак не докопаться. Слишком далеко. Легче уж туда перепрыгнуть.

— Перепрыгнуть? — удивилась Дейзи.

— Конечно, — сказал Эрнест. — Если ты подпрыгнешь высоко-высоко и не будешь опускаться вниз двенадцать часов подряд, Земля за это время успеет сделать полоборота, и Австралия окажется как раз под тобой. Тебе останется только приземлиться и пойти в гости к бабушке.

— Нет, сказала Дейзи, — так высоко мне не подпрыгнуть. Даже если меня будет учить прыгать кузнечик.

— Тогда сунь хобот в землю и дунь! — сказал Эрнест. — Может быть, ты взлетишь, как ракета.

— Я не умею сильно дуть, — сказала Дейзи. — Вот если бы у меня была настоящая ракета! Раз — и ты в воздухе, хлоп — и ты опять на земле, уже в Австралии. Так бы я согласилась.

— Что ты! — сказал Эрнест. — Кто это посадит слониху на ракету! Попробуй лучше сама взлететь, как ракета. Я придумал, как тебе научиться дуть посильнее. Ты должна выпить ванну шипучки. Тогда у тебя внутри как за-шшш-шипит, как за-бббб-бурлит, как за-сссс-свистит — совсем как у настоящей ракеты.

— Это я могу! — сказала Дейзи.

И она выпила ванну шипучки. Тут же внутри у неё как за-шшшш-шипит, как за-ббб-бурлит, как за-сссс-свистит! Она скорее хобот в землю, схватила зонтик и взвилась в воздух — почти до самой Луны. Потом раскрыла зонтик и стала мягко приземляться.

А пока она спускалась, Земля продолжала вращаться, поэтому ей удалось приземлиться как раз в Австралии.

Там её радостно приветствовали.

— Какая умная слониха! — говорили все. — Ведь это прекрасный способ сэкономить на билетах. Ты заслужила награды. Что ты хочешь?

— О, пожалуйста, большую пуховую перину, — сказала Дейзи. — Я лягу на неё, хорошенько высплюсь, а потом пойду в гости к бабушке.

Так Дейзи наконец получила пуховую перину.

— Смотрите! — сказала она австралийским ласточкам. — У меня теперь настоящая перина!

— Подумаешь, — сказали ласточки. — У нас тоже! — И они спрятали голову под свои пушистые перышки и заснули.

Аннабель

Жила-была на свете корова. Звали её Аннабель. У неё часто болел живот. Но однажды она спасла корабль от кораблекрушения.

Как-то в туманный день Аннабель паслась на лугу в Корнуолле, у самого берега моря. Туман был такой густой, что она не видела даже своего носа и нечаянно проглотила колючий чертополох.

Ой-ой-ой! Как заболел у неё живот! Аннабель бросила щипать траву и громко замычала.

А в это самое время по морю плыл большой корабль. Капитан поднёс к глазам подзорную трубу, но не увидел ничего, кроме тумана.

— Где мы находимся сейчас? — спросил он старшего помощника.

— Точно не знаю, сэр! Где-то возле берегов Корнуолла.

— Дайте сигнал, — сказал капитан. Старший помощник капитана дал сигнал.

— У-у-у-у-у-у-у — загудела сирена.

Аннабель услышала сирену и подумала:

«Наверное, ещё одна корова съела чертополох. Надо послать за доктором». И она замычала в ответ, чтобы другая корова знала, что её услышали.

— Прислушайтесь! — сказал капитан. Старший помощник остановил сирену и прислушался. И сквозь волны и туман до них донеслось:

— М-у-у-у-у-у-у!

— Это мычит Аннабель, — сказал капитан. — Значит, мы где-то рядом с её лужайкой.

И он не теряя времени отдал приказание:

— Моп, сташина! Ах нет, стоп, машина!

— Полный назад!

— Бросить якорь!

— Дать сигнал!

Якорь ударился о дно, корабль остановился, а сирена опять загудела:

— У-у-у-у-у-у-у!

Капитан посмотрел за борт. Тут выглянуло солнце, и он увидел, что как раз вовремя остановил корабль: ещё минута, и они разбились бы об острые скалы.

Ему удалось спасти корабль только потому, что он услышал мычание Аннабель.

Тут он опять услышал:

— М-у-у-у-у-у-у! М-у-у-у-у-у-у!

— Странно, — подумал он, — она всё ещё мычит. Может быть, у неё болит живот?

И он послал на берег корабельного доктора с пилюлями, лечить Аннабель.

— Дайте ей ещё вот это! — сказал он и вручил доктору маленькую коробочку с большой серебряной медалью.

Когда доктор сошёл на берег, Аннабель всё ещё мычала, но доктор дал ей пилюли, и живот сразу перестал болеть.

— Капитан просил меня передать тебе ещё вот это, — сказал доктор.

Он достал коробочку, которую капитан вручил ему, и показал Аннабель. На коробочке было написано:

«Аннабель от капитана — за спасение корабля».

А в коробочке лежала настоящая серебряная медаль.

Доктор повесил медаль Аннабель на шею. Аннабель была очень горда.

— Твоё мычание спасло наш корабль, — сказал доктор. — А теперь я должен спешить, так как нам надо плыть дальше, в Америку.

И он вернулся на корабль. Солнце светило ярко, туман рассеялся.

Аннабель поглядела на море.

— М-у-у-у! — сказала она.

— У-у-у! — ответил корабль.

Корабль отплывал всё дальше, и «У-у-у!» делались всё тише. Но капитан ещё мог разглядеть в подзорную трубу Аннабель с медалью на шее.

— М-у-у-у! — говорила Аннабель, глядя на море. — М-у-у-у!

И с большого корабля в открытом море в ответ тоже раздалось:

— У-у-у!

Аннабель чувствовала себя очень счастливой, она щипала травку, а её медаль так и горела на ярком утреннем солнце.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 170