УПП

Цитата момента



Тебе важно - предупреди. Не предупредил – твои проблемы.
Я тебя предупредил, да?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



— Я что-то начало объяснять?.. Видите ли, я засыпаю исключительно тогда, когда приходится что-нибудь кому-нибудь объяснять или, наоборот, выслушивать чьи-нибудь объяснения. Мне сразу становится страшно скучно… По-моему, это самое бессмысленное занятие на свете — объяснять…

Евгений Клюев. «Между двух стульев»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Большевики попали в положение жениха, который, приехав на свадьбу, вдруг понял, что он не на свою свадьбу попал. Но к чести Ленина и его соратников, начав дело, нужное России, они довели его до конца, поскольку видели, что больше некому это сделать.

Уэллс это очень точно подметил и выразил фразой, которая на 100 процентов отражает состояние России и в период горбачевской перестройки, и во время ельнинских реформ: “У правителей России не хватило ни ума, ни совести прекратить войну, перестать разорять страну и захватывать самые лакомые куски, вызывая у всех остальных опасное недовольство, пока не пробил их час. Они правили и расточали, и грызлись между собой, и были так слепы, что до самой последней минуты не видели надвигающейся катастрофы. И затем, как я расскажу в следующих главах, пришли коммунисты…”'(“Россия во мгле”, 1920). Коммунисты пришли и… обуздали Россию. И Россия им подчинилась. Почему?

Ведь большевики были далеко не ангелами и поступали с населением весьма круто. Бывший главный идеолог ЦК КПСС Яковлев на одном из заседаний Конституционного суда России, рассматривавшего дело КПСС, стремясь очернить организацию, которая его содержала всю жизнь, привел строчку из постановления СНК, в котором предписывалось взять из среды крестьян заложников и расстрелять их. Яковлев не зачитал постановления в целом, а в нем требовалось, чтобы крестьяне деревень, расположенных в 20 верстах вдоль железной дороги, срочно очистили пути от снега. В противном случае, действительно, Ленин предписывал взять заложников из тех деревень, которые уклонятся от очистки, и расстрелять их, если пути не будут расчищены. Петроград тогда голодал, нужно было срочно доставить хлеб в город, а занесенные снегом пути не позволяли этого сделать. Все понятно, но все-таки от таких приказов мороз по коже…

Последним ударом в гражданской войне Красная Армия, состоявшая почти сплошь из крестьян, добила остатки белых под командованием Врангеля. А ведь, пожалуй, никто не дал столько привилегий крестьянам, сколько Врангель. Достаточно сказать, что в армии Врангеля расстреливали офицера-добровольца за кусок взятой у крестьянина колбасы. Тем не менее белые войска сидели в Крыму голодные, тогда как крымские крестьяне на их глазах продавали зерно в Турцию. И добили Врангеля крестьяне из Красной Армии, крестьяне, которых большевики в это время жестоко давили продразверсткой. Почему же российские крестьяне, которых большевики и грабили, и расстреливали, шли в бой именно за власть большевиков? Почему?

Только трусливый и подлый человек может утверждать, что крестьяне шли воевать за большевиков только потому, что в противном случае их бы расстреляли в ЧК. Кстати, они же охотно утверждают, что и Советская Армия выиграла войну с Гитлером только потому, что ее солдаты боялись, что Сталин прикажет их расстрелять. Эта подлая версия (так как она превращает народ в трусливых негодяев) распространяется органами формирования общественного мнения.

Расстрел дезертира, как и любое другое наказание, – это не месть. Государство не мстит, оно предупреждает. В “Песни о вещем Олеге” есть слова “отметить неразумным хазарам”, но это не значит, что Киевская Русь мстила, Олег, возможно, мстил, но не Русь. Русь предупреждала следующий “буйный набег” на свои села и нивы. Наказание преступника – это предупреждение подобных преступлений. Государственный аппарат, уклоняющийся от своей обязанности наказывать, сам является преступником.

Надо понять следующее. Преступник нарушает справедливость. Совершая преступления, он добивается какого-либо преимущества для себя по сравнению с другими гражданами. При его наказании справедливость восстанавливается: никто не должен добиваться преимуществ иначе, чем признанным в обществе законным путем.

Кем по своей сути является дезертир? Чем он руководствуется в своих действиях? Он надеется, что сумеет спастись от смерти в бою за счет других, которые в этом бою погибнут. Они будут идти на смерть, а он в тылу будет насиловать их вдов.

Расстрелять дезертира перед строем – это не только предупредить потенциальных дезертиров, но и как бы успокоить солдат, не собирающихся дезертировать, солдат, собирающихся честно исполнить свой долг: “Идите в бой спокойно. Убьют вас в бою или нет, неизвестно. А с этим мерзавцем, как вы видите, уже все ясно. И с другими будет то же”.

Лет двести назад в армии еще были солдаты, которых привели туда силой, которые ни под каким видом не хотели воевать.

Например, в английский флот матросов набирали насильственным образом: специальным командам разрешалось хватать на улицах граждан и силой тащить на корабль. Но корабль – это специфическое место боя, с него не сбежишь. Капитан, подведя английский корабль к кораблю противника или взяв его на абордаж, не оставлял матросам другого выхода – надо было сражаться. Или, скажем, насильно рекрутированная пехота в армиях германских княжеств. Опять специфика. До боя они жили достаточно обеспеченно, после боя грабили побежденных, а к месту боя их вели под конвоем и в самом бою им некуда было деться: на солдате была такая форма, что противник убьет его, не раздумывая, доброволец он или нет. Фридрих II, имевший очень сильную армию, тем не менее отправлял ее в сражение в окружении гусар и предписывал ни в коем случае не проводить пехоту по лесным дорогам, где гусары теряли над ней контроль и пехота могла разбежаться.

Но способы ведения войны изменились; в войнах более поздних периодов противоборствующие силы образуют фронты, разграничивающиеся порою сплошной линией полевых укреплений, за этими укреплениями они копили силы иногда в течение многих месяцев. При этом использовать армию, состоящую из более или менее большого количества людей, не знающих за что они должны умереть или не желающих за это умирать, стало невозможно. В таких условиях появлялись тысячи возможностей перебежать к противнику.

До присоединения к СССР прибалтийские государства имели свои вооруженные силы – по одной дивизии. После присоединения Литвы, Латвии, Эстонии эти дивизии вошли в состав Красной Армии и с началом Великой Отечественной войны вместе с ней отступали. Но использовать их в бою против немцев не удалось. Из эстонской дивизии, занявшей позиции на фронте, сразу же перебежало к немцам 800 эстонцев. Эти дивизии пришлось с фронта снять, разоружить и переформировать в строительные.

Воевать, имея армию солдат, которые не хотят воевать, невозможно или очень и очень сложно. Но речь идет об армиях единых государств и о войнах, которые ведут государства. А в гражданской войне солдатам очень просто перейти на вражескую сторону. Можно ли в этой ситуации собрать армию с помощью насилия? Нет, это невозможно!

В Красную Армию крестьяне шли без желания, повинуясь призыву, и в Белую Армию призыв также был в основном насильственным. Однако победа красных говорит о том, что их идеи соответствовали идеям народа, крестьяне – солдаты Красной Армии понимали, за что они умирают, и были согласны с этим. Белые оказались слабее, хотя имели огромное материальное преимущество перед красными.

Действительно, под властью белых почти всегда были хлебные области России. На протяжении всей войны и Москва, и Петербург непрерывно голодали. Белые захватили весь золотой запас царской России. Белым помогала Антанта и оружием, и живой силой. Тем не менее они потерпели поражение. Почему? Ответ один: они не имели идей, которые бы крестьяне считали для себя достойными борьбы. Именно крестьяне, и вот почему. Во-первых, рабочих в России было вообще мало; во-вторых, рабочие России – те же крестьяне, в лучшем случае, рабочие в первом поколении; в-третьих, идеи белых были не чужды и части рабочих (у Колчака в армии была дивизия, состоящая из рабочих).

Можно ли считать, что идеи марксизма прочно завладели умами крестьян – основы русского народа? По моему мнению, эти идеи не имели для крестьян ровно никакого значения, они вообще не имели представления о том, что такое марксизм. Наверное, они, повторяя слова “диктатура пролетариата”, “социализм”, “коммунизм” и т.д., смысла их себе не представляли. Все говорили эти слова, и они тоже. Не упрекать же их за то, что они каждый день читают “Отче наш” и не могут объяснить, что в этой молитве означают слова “иже еси”. Да что говорить о крестьянах тех времен, если в наше время все эти Горбачевы, ельцины, Яковлевы, поповы, бурбулисы со своей многомиллионной компанией мудраков, паразитировавшие всю свою сознательную жизнь на марксизме, так и не поняли основ его политэкономии?

Остается вопрос: за что конкретно воевали крестьяне под руководством большевиков? За землю? Но землю им предлагали и белые, да и земля в России – не такой уж большой дефицит. Можно было не воевать, а уехать в Сибирь на пустующие черноземы. Так за что? Ответ один: за извечную русскую демократию, предстающую теперь в виде сельских советов. Не просто за землю, а за землю, находящуюся в распоряжении только тех, кто ее обрабатывает.

Идеи марксизма в некоторой части полностью совпали с русской идеей, и они победили в России вопреки другим положениям Маркса, к немалому удивлению самих победителей.

Сразу после прихода к власти большевики своими декретами полностью освободили крестьян от паразитов. Передав власть сельским советам, они Декретом о земле освободили крестьян от власти бюрократии (правда, очень ненадолго) и от буржуазии. Заметим, что Декрет о земле был предложен левыми эсерами. Впоследствии Ленин упрекал эсеров за несговорчивость при закрытии правых газет: “Мы пошли вам на уступки, приняли “Декрет о земле”, а вы не хотите поддержать нас в этом вопросе”.

Строго говоря, в те годы к власти должны были бы прийти левые эсеры как чисто крестьянская партия. Но у них не было лидера такого ума и мужества, как Ленин. Надо думать, что именно это определило персональный состав правительства.

По русской идее правительство – это царь, а царь – отец России, и семья понимает, что когда ей очень плохо, когда в ней разлад, отец может и обязан применить крутые меры. И когда Ленин приказывал расстреливать тех, кто не расчищает железнодорожные пути от снега, крестьянин, задетый этим приказом, мог протестовать и ругаться, но в душе он понимал, что отец, у которого часть семьи умирает от голода, обязан любыми способами спасти ее. Ведь сегодня он расстреливает (или грозит расстрелять) тех, кто не спасает от смерти петербуржцев, но завтра он, возможно, такими же жестокими мерами заставит петербуржцев спасать от смерти крестьян.

Когда по приказу большевиков продотряды выгребали по деревням почти весь хлеб, довольных не было, но ограбленные продразверсткой крестьяне в душе понимали: где еще отцу взять хлеб для семьи, как не в семье? Да, это было и тяжело, и обидно, но Ленин действовал так, что у народа не оставалось ни малейших сомнений, что им движет исключительно забота о народе, и народ соглашался с Лениным в целом, хотя, возможно, и был недоволен отдельными действиями большевиков.

Народ признал Ленина отцом, признал за его дворянами-большевиками право на власть и в трехлетней гражданской войне отвоевал им это право.

Гражданская война 1918–1920 годов была войной за справедливость для народа, за русскую национальную идею, за русскую демократию. Народ победил, но не надолго, плодами победы воспользовалась большевистская бюрократия.

Тем не менее в этой гражданской войне была победа, народ сбросил иго паразитов одного рода, а бюрократию – не смог. Винить за это большевиков нельзя, средств от бюрократии тогда не было известно. Эта победа обнадеживает, поскольку в первой гражданской войне народ потерпел полное поражение. Эта война началась в сентябре 1773 года и закончилась к лету 1775 года. В нашей истории она носит название крестьянской войны под предводительством Е. Пугачева, в более ранней истории – пугачевского бунта. Эту войну подготовил мудрак у власти, император Петр III. Михаил Горбачев – его точная копия.

Петр III был сыном немецкого герцога и дочери Петра I Анны Петровны, то есть внуком Петра Великого. Кстати, по отцовской линии он был внуком самого сильного противника Петра I, шведского короля Карла XII. В 1742 году императрица Елизавета Петровна (его родная тетка) назначила его, 14-летнего юношу, наследником российского престола. Последующие 18 лет жизни в России не смогли сделать из него русского, он как был, так и остался немецким герцогом, помешанным на “западной цивилизации”, восторженным поклонником военных талантов нещадно битого русскими войсками прусского короля Фридриха II. Скорее всего, он страдал инфантилизмом, то есть так и не расстался с детскими представлениями о жизни. Став в 1761 году императором, он принялся мудрачествовать на западный манер и за год успел многое.

Мы уже писали, что, согласно русскому образу мыслей, и крестьяне, и дворяне – рабы государства и его главы – царя. Только одни служат ему сохой, другие – копьем. А на Западе дворяне чуть ли не ровня королю, они заключают с ним договоры, а крестьяне – их личные рабы.

По-русски война – это всеобщее горе, и начинать ее следует только в случае невозможности предотвратить реальную опасность вражеского вторжения в Россию. У царей, например Ивана Грозного, было в обычае начинать указ о начале войны объяснениями, как много усилий предпринял царь (отец, не забываем этого), чтобы избежать ее. А по западному образу мыслей, война – единственная забава, достойная рыцаря. По западному обычаю и закону, простой народ – это скот и его можно продать и подарить. А по-русски это невозможно, нельзя продать из государства-семьи сына или дочь.

Восемнадцать лет прошли для Петра III даром, – он не понял русской идеи. Окружил себя такими же советниками, и те подготовили ему целый ряд указов, вопиющих по своей дикости, указов, за любой из которых Россия имела право распять этого царя. Рассмотрим его поступки с точки зрения тогдашнего русского, русского как сына своей Родины.

Петр III заключил мир с Фридрихом II, вышел из Семилетней войны и этим предал своего союзника в борьбе с Турцией и крымскими татарами – Австрию. После чего он подарил своему кумиру Фридриху II Пруссию, чем снова произвел его в короли. Даже если не упоминать военные, стратегические и экономические интересы России, не говорить о пролитой за Пруссию русской крови, то и в этом случае логику его поступка русскому не понять. Ведь жители Пруссии стали россиянами, они дали присягу на верность России, как можно было их дарить?

Далее, мудрак объявил войну Дании, поскольку у нее были некоторые трения с его бывшим герцогством. Но зачем Дания России? С Данией у России никогда не было проблем, более того, Дания – дружески относящееся к России государство. Как объяснить необходимость этой войны русским? Но Петр III и не думал что-либо объяснять. Он же император, рыцарь, а для рыцаря война – естественная жизнь. И раз он придумал войну, его подданные-скоты должны идти и умирать неизвестно за что. Когда он “обрадовал” этим известием фельдмаршала графа Разумовского, тот заметил, что для войны с Данией нужны две армии: вторая армия будет штыками гнать первую в бой.

После этих действий Петр III перестал быть российским императором в глазах русских дворян, стало очевидно, что это не император, вернее, не российский император. Он был смещен, посажен под арест и вскоре убит. Народу было объявлено, что он умер естественной смертью (для таких мудраков именно такая смерть естественна), но слухи, конечно, по России поползли. Однако мир с Фридрихом II, дарение ему Пруссии, война с Данией – все это мало касалось основной массы народа – крестьян. Хуже было другое: он освободил монастырских крестьян от крепостной зависимости. Фактически он передал их в крепость бюрократии, так как по тем временам освобожденные крестьяне (их стали называть “экономическими”) отрабатывали ту же барщину, только на землях, принадлежавших не монастырям, а государству, и под присмотром алчных, живущих одним днем чиновников, а не монастырских братьев. Тем не менее имя Петра III оказалось причастным к понятиям “крепостной” и “свобода”.

Наверное, и это Россия пережила бы без больших потрясений. Но Петр III на западный манер освободил и дворян от службы России.

Ни он, ни его мудраки не поняли, что если дворянин больше не обязан защищать государство, то есть крестьян, то и крестьяне не обязаны его содержать за счет своего труда. По западным обычаям, в этом не было ничего особенного, но по русским, он посадил на шею крестьянам паразитов. А свободолюбивые русские, в отличие от людей Запада, паразитов на своей шее не терпят и заставить их это сделать трудно.

С точки зрения русской идеи следующим шагом должно было быть освобождение крестьян от крепости у помещиков. Но… царь внезапно умер. И народ стал ждать освобождения от Екатерины II. Ждал напрасно. Екатерина оказалась на престоле благодаря вооруженным дворянам. Им (даже преданным России) этот указ был выгоден. Она не могла отменить вольность дворянства из-за угрозы собственной судьбе, как не могла и освободить крестьян, оставив без материальной поддержки военную силу России – дворян. Она была по тому времени в безвыходной ситуации, а может, и не особенно этот выход искала.

А крестьяне ждали… Год, два… пять. Начались крестьянские волнения, число бунтующих крестьян росло, накануне гражданской войны во внутренних губерниях России в волнениях участвовало уже около 250 тысяч человек. Для тогда еще малолюдной России это огромное количество. Солдаты для народной армии будущей гражданской войны были готовы, но некому было принять власть над ними, некому было “подобрать” эту власть.

К концу 1773 года взбунтовались яицкие казаки, не желавшие идти на войну с Турцией. Образовалось некоторое количество вооруженных людей (сначала 80 человек), поставивших себя вне закона. Им срочно потребовался тот, кто мог бы придать их поступкам видимость законных. И этот “кто-то” объявился: Емельян Пугачев, неграмотный донской казак, хорунжий с боевым опытом. Он назвал себя Петром III, утверждая, что чудом спасся от смерти и скрывался среди народа. Петру III вообще везло на посмертные воскрешения: в различных крестьянских бунтах он “воскресал” до 40 раз. Но здесь были счастливые обстоятельства. Дело происходило на окраине России, где исполнительная власть и так была слаба, и вдобавок бунтовали военные.

Кто поверит неграмотному казаку, что он царь? Тот, кто знает, как настоящий русский царь должен поступить. Ведь Петр III не успел освободить крестьян, следовательно, настоящий русский царь, вновь придя к власти, обязан это сделать. Пугачев так и поступил: освободил крестьян от помещиков. Теперь уже мало кто из крестьян сомневался, что он настоящий царь и что дворяне хотели его убить для своей выгоды. Ненависть крестьян обратилась против дворян, нового царя признали на огромных территориях, за год войны под знамена Пугачева встало свыше 100 тысяч. Для сравнения: фельдмаршал Петр Румянцев в это время воевал (уже за Дунаем) с турками и татарами, и никогда численность его армии не превышала 40 тысяч.

Но в глазах населения центральных и западных губерний правительство Екатерины не было дискредитировано, исполнительная власть России была цела, то есть силы антинародной стороны в этой войне были велики. Тем не менее оказать сопротивление Пугачеву, опираясь только на внутренние резервы страны, Екатерина не могла, хотя было собрано все, даже пленных турок вооружили против народа. Екатерина преждевременно заключив мир с Турцией в своей до того успешной войне и двинула против Пугачева армии с турецких границ во главе с прославленными полководцами, такими, как Суворов и Румянцев. В сентябре 1774 года Пугачева предали казаки, без него к весне 1775 года народная армия перестала оказывать сопротивление.

Эта гражданская война закончилась победой идей мудрака Петра III. До победы русской идеи народу пришлось ждать еще 145 лет.

Ответим на вопрос: при каких условиях в России может вспыхнуть гражданская война?

Во-первых, должна быть нарушена социальная справедливость, для чего к свободолюбивым русским надо относиться на западный манер, то есть считать, что они все стерпят.

Во-вторых, необходимо время, чтобы окрепла та часть народа, которая окажется в выгоде от нарушения справедливости, иначе эти люди будут моментально раздавлены и воевать будет некому.

В-третьих, народу потребуются вожди, и хотя за ними дело не станет, этим вождям потребуется нужная и понятная народу идея, а также первоначальная военная сила, на которую они смогут опереться, иными словами, нужен бунт армейских частей.

Что же может нарушить социальную справедливость?

Во-первых, мудрак у власти, который сам перестал понимать, что делает, являясь марионеткой в руках либо таких же тупых, либо корыстно заинтересованных советчиков. Во-вторых, попытки этого мудрака внедрять в стране идеи “цивилизованного” мира, не понимая, что по степени цивилизованности Россия стоит выше всех остальных стран, по степени социальной справедливости она их давно опередила и внедрение чего-то, что терпят западные народы-рабы, толкает русских назад и долго они по этому пути не будут идти.

А как эти идеи внедрить, чтобы мудрака сразу же не разоблачили? Нужно отдать мудракам западного толка органы формирования общественного мнения, чтобы они убеждали народ: власть заботится о благе народа. Для этого, кстати, не надо формально передавать мудракам газеты, радио, телевидение.

Наши журналисты начинают заниматься своей работой в молодые годы, когда они еще нигде не занимались Делом и профессионально в нем не разбираются. Наши журналисты – мудраки по своей должности. Они с умным видом внушают народу ид ей, смысла которых не понимают сами.

Этим людям нельзя работать без контроля, им нужно объяснять, что такое хорошо и что такое плохо, так как они сами не в состоянии это понять. И винить их за это не приходится. Если человек не работал в экономике, то что он может о ней знать? Что он будет пропагандировать? Только то, что внушают ему другие, которых он считает мудрыми. Если он никогда не водил в бой солдат, не видел их убитыми из-за собственных ошибок и даже не готовился к этому, то что он может знать об армии? Что будет внушать другим?

Чем дольше в прессе будут орудовать мудраки, тем большее количество населения поверит в благотворность идей западной цивилизации, тем более массовой будет антинародная армия, тем больше крови прольется в гражданской войне.

Есть ли у нас сейчас предпосылки гражданской войны огромного масштаба?

После Сталина у власти в СССР находились мудраки, которые не понимали сути своих действий и поступали определенным образом только потому, что до них в государственный оборот были введены правильные идеи, которые и они, эти мудраки, считали правильными, верили в них, не понимая.

“Экономика должна быть плановой” – это действительно так. Мудраки от Хрущева до Горбачева довели систему планирования до абсурда именно потому, что не понимали, зачем, почему нужна эта система, что она дает экономике и народу.

“Пресса должна быть под контролем КПСС” – это тоже правильно, но ведь ни один мудрак не соображал почему. Скажи ему, что Наполеон считал третьеразрядную газетку по силе равной дивизии, и мудрак будет охотно повторять эту фразу, ведь Наполеон считается мудрым. Но почему Наполеон (действительно не глупый) предпочитал иметь на одну дивизию меньше, чем терпеть газетенку, это мудраку не понятно. “Свобода слова, свобода слова!”,– будет он вопить, не понимая, от чего требуется освободить слово. Неужели от службы народу? Если так, то о какой же демократии идет речь?

Славолюбие мудрака Горбачева кончилось трагедией. Он ликвидировал контроль над прессой и произошло то, что и должно было произойти: умных журналистов у нас было столь мало, что их моментально раздавила лавина мудраков. Пресса уничтожила исполнительную власть СССР. Что бы ни делалось правительством по защите народа, по исполнению своего долга, пресса обливала его грязью и убеждала население, что эти действия идут во вред народу.

Мудраки от прессы обеспечили выборы народных депутатов СССР почти сплошь из мудраков. Эти мудраки предали народ немедленно, как только представился удобный случай сделать это с выгодой или без больших потерь лично для каждого.

Среди членов правительства СССР не оказалось ни Петра 1,ни Ленина, ни Сталина. Правительство то ли сделало жалкую попытку, то ли сымитировало исполнение своего долга перед народом в августе 1991 года и без сопротивления отдало власть бюрократии.

В 90-х годах ситуация в СССР стала такой же, как и накануне пугачевского бунта. Очередь была только за мятежом в армейском соединении и за несколькими решительными людьми во главе этого мятежа. Но, в отличие от пугачевского бунта, народ не проиграет войну. Средства связи не дадут этого сделать.

Война обещает быть кровавой, так как, к несчастью, предполагаемые вожди не имеют ид ей, убедительных для народа, и сами боятся войны. А это и жестко разделит население, и затянет боевые действия.

Судя по тому, как развиваются события, можно утверждать, что война неизбежна. Сегодня уже поздно ее бояться. Тем не менее ее можно предотвратить, и данная книга именно этому посвящена.



Страница сформирована за 0.6 сек
SQL запросов: 169