АСПСП

Цитата момента



Пока ты недоволен жизнью — она проходит.
Жизнь, ты мне нравишься!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Дети цветы, но вы – не навоз на грядке. Цветок растет и стремится все из почвы вытянуть. А мудрость родителей в том и состоит, чтобы не все соки отдать, надо и для себя оставить. Тут природа постаралась: хочется отдать всё! Особенно женщину такая опасность стережет. Вот где мужчине надо бы ее подстраховать. Уводить детей из дома, дать жене в себя прийти, с подружкой поболтать, телевизор посмотреть, книжку почитать, а главное – в тишине подумать.

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Эмиль Куэ. Сознательное самовнушение как путь к господству над собой

Купить книгу можно на ЛитРес

Предлагаем вниманию читателя книгу, которую по праву можно назвать уникальной. Первые её издания на русском языке появились в Берлине, Париже и Нижнем Новгороде в 1920-30-х годах, и до недавнего времени она ни разу не переиздавалась и в России почти не известна. В то же время книга Э.Куэ предназначалась самому широкому кругу людей, так как в ней затронута тема сохранения здоровья человека с помощью его собственных сил.

Эмиль Куэ (1857-1926), французский врач-психотерапевт, стал знаменитым благодаря разработанному им методу сознательного самовнушения («метод Куэ»). Очевидно, что сам он обладал огромной энергией и способностью внушать больным веру в безграничные возможности человеческой психики.

П.Ф.Беликов, биограф семьи Рерихов, человек обширных знаний, писал в 1965 году: «В широком смысле самовнушение — мобилизация и дисциплина психических сил человека. Теоретический аспект, внедрённый в практику системой, которую разработал Куэ, до сих пор не имеет научно обоснованной теории. (…) Словесная формула, рекомендованная Куэ, не является непосредственным фактором, устраняющим болезнь. Она только вызывает такой, скрытый от нас, фактор к действию. Отсюда можно сделать заключение, что аналогичным методом можно не только устранять болезни, но и развивать иные, скрытые способности и возможности человека. (…) Этот метод, хорошо воздействуя на развитие психической энергии, абсолютно безопасен, поэтому его можно широко рекомендовать» (Непрерывное восхождение. Т. 2. Ч. 2. М., 2003). Универсальность метода Куэ заключается в полной его безопасности и легкодоступное — при желании им может овладеть каждый человек и тем существенно укрепить своё здоровье.

Некоторые вопросы у читателей может вызвать одно из основных положений метода Куэ, согласно которому «в конфликте между волей и воображением всегда побеждает последнее», и потому автор предлагает исключить из процесса самовнушения какие-либо волевые усилия. В связи с этим необходимо разобраться в том, что именно вкладывает Куэ в понятие воли, считая её отрицательным фактором.

Если мы примем определение воли как «психической способности человека, заключающейся в сознательном управлении своими поступками», то поймём, что без усилия воли невозможно выполнить ни одного требования данного метода. Необходимо отметить, что сам Эмиль Куэ был человеком недюжинной воли, иначе он не смог бы помогать людям своей мощной психической энергией, пробуждая в них собственные силы, способствующие выздоровлению.

Думается, что говоря о мешающей воле, Куэ имел в виду прежде всего волю хаотическую, которая преобладает в сознании людей и допускает такие негативные эмоции, как страх, раздражение, уныние и др. Много ли найдётся людей, которые могли бы сказать о себе, что они способны контролировать свои мысли и чувства в полной мере? Возможно, что «волей» Куэ называл также излишне критическое мышление, которое способно вселять в сознание человека сомнение, неуверенность в себе и тем мешать утверждению оптимизма и здоровья. Понимая, что человеку далеко ещё до умения управлять собой, Э.Куэ интуитивно находит «обходной путь», который заключается в ритмичном и почти автоматическом произнесении очень простых формул положительного, утвердительного характера, полагая, что подсознание, в обход «воле», воспримет эти формулы и сделает своё дело. Вероятно, когда-нибудь наступит и такое время, когда человек научится искусству мышления, научится владеть собой, своими чувствами и мыслями. И тогда будет возможно не только понять, но и осуществить данное некогда мудрое утверждение: «Воля многое может, воля может всё, когда призвана сознательно» (Искры Света. Вып. 8. Новосибирск, 2004). В настоящее время метод Куэ используется во многих направлениях психологии и психотерапии без упоминания имени его автора, поскольку этот метод пережил уже второе столетие и стал всеобщим достоянием. Разнообразные модификации не уменьшают его первоначальной ценности. То зерно, которое посеял Эмиль Куэ, названный во Франции «другом человечества», продолжает расти, давать всходы и помогать множеству людей, стремящихся к здоровью физическому и духовному.

Авторизованный перевод с французского и предисловие Михаила КАДИША

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Широкая популярность, выпадающая на долю того или иного нового течения, открытия или изобретения, всегда таит в себе большую опасность. Как ни заманчива перспектива проникновения нового слова в самую гущу широких слоев населения, как ни велика и ни достойна задача сделать новое завоевание мысли достоянием всех и каждого, — во всех, почти без исключения, случаях этот желательный путь популяризации сопряжён неизбежно с вульгаризацией, с искажением и извращением «нового слова».

Этой участи не суждено было избегнуть и методу самовнушения Эмиля Куэ. Его широкому распространению способствовал целый ряд причин: чрезвычайная общедоступность и простота применения, множество успешных результатов, которыми он по праву может гордиться, и, наконец, личное обаяние самого Куэ, в котором редкий фанатизм в служении идее сочетался с полным бескорыстием и величайшей скромностью.

Но успех неизбежно породил увлечение, своего рода «моду». А с этим неразрывно были связаны и те искажения, которые совершенно затемняют сущность нового метода и в конечном результате — благодаря извращённому толкованию и неправильному применению — подрывают к нему доверие. Вполне прав поэтому проф. Ш.Бодуэн, последователь Куэ и научный его истолкователь, который в предисловии к своей книге «La psychologie de la suggestion et de Г autosuggestion» говорит: «Не в меру фанатические приверженцы метода — его злейшие враги. Они доходят до самых нелепых преувеличений, которые дискредитируют новый метод в глазах серьёзных людей».

С этим печальным явлением необходимо всемерно бороться. Совершенно несомненно, что разъяснение истинной сущности метода, его роли и значения и правильного его применения должно составлять основную задачу всех тех, кто так или иначе стал очевидцем его благотворного действия.

В этом отношении первый упрёк следовало бы послать по адресу представителей научной медицины, врачей. «Я часто убеждался, — говорит проф. Бодуэн, — что как раз наиболее ожесточённые нападки на новый метод исходят от тех учёных, которые не дали себе даже труда наряду с книжкой самого Куэ ознакомиться с моими работами». Руководствуясь ходячим, вульгаризованным представлением о методе, врачи очень часто отмахиваются от него с пренебрежением как от знахарства или в лучшем случае предостерегают от него как от чего-то вредного и опасного.

Со знахарством и прочим медицинским шарлатанством метод Куэ не имеет никаких точек соприкосновения. Базируясь целиком на воспринятом научной медициной учении о «бессознательном» (или «подсознательном»), метод самовнушения в его разработанном проф. Бодуэном теоретическом обосновании может, естественно, вызывать те или иные возражения, ту или иную серьёзную критику, он может в период дальнейшей научной работы претерпеть те или иные изменения и дополнения; но во всяком случае сам метод как таковой — как с точки зрения смелой постановки проблемы, так и с точки зрения неоспоримых благотворных результатов, — заслуживает самого пристального внимания и серьёзного изучения. Что касается мнимого вреда и опасности, сопряжённой с применением метода, то все нападки по этому поводу сводились и сводятся исключительно к одному: метод самовнушения, будучи способен устранять болезненные симптомы, а не первопричину того или иного недуга, отвлекает якобы больного от необходимости систематического медицинского лечения и уводит его от воздействия врача. Не углубляясь в разрешение вопроса о пределах воздействия метода, необходимо резко и решительно опровергнуть делаемое отсюда заключение. Ни сам создатель метода, ни его многочисленные последователи, насчитывающие в своих рядах немало видных и известных врачей, никогда не подрывали пиетета по отношению к научной медицине, не противопоставляли ей метода самовнушения и не «уводили» больного от врача. Наоборот, и в предлагаемой книжке Эмиля Куэ, и во всех работах его учеников и друзей, и, наконец, на всех сеансах массовой и индивидуальной подготовки к восприятию метода — повсюду во главу угла ставится предпосылка необходимости обычных форм медицинского лечения. Больным настойчиво и вразумительно внедряется мысль: «Если вы не были ещё у врача, пойдите раньше к нему; если вы уже лечитесь — продолжайте неизменно ваше лечение». Метод самовнушения может и должен быть испробован как единственный способ лечения лишь в тех случаях, когда медицина либо бессильна в борьбе с заболеванием, либо же когда она сама указывает больному на этот путь, сознательно отдавая себе отчёт в том, что с недугом психогенного происхождения наиболее целесообразно бороться активным и непосредственным воздействием на психику. Во всех остальных случаях достойная и ответственная задача нового метода — быть необходимым, действенным подспорьем обычным формам лечения.

Естественно поэтому, что будущее метода самовнушения предопределится, на наш взгляд, его дальнейшей теоретической разработкой и серьёзным, добросовестно-вдумчивым отношением со стороны практикующих врачей.

Предлагаемая вниманию читателей книжка не может почитаться исчерпывающим научным исследованием. Теоретической разработке метода посвящена, как уже было указано, солидная работа проф. Бодуэна.

Задачи книжки Эмиля Куэ — совершенно иные. Этими же иными задачами обусловливается и вся его жизнь, и вся его плодотворная деятельность.

Не будучи по натуре своей кабинетным учёным, подойдя лишь в зрелом возрасте вплотную к интересовавшей его проблеме и после длительных наблюдений «сконструировав» свой метод, Куэ с самого начала отдал все свои силы его практическому применению. Неустанно работая, день за днём, год за годом, он дал на десятках тысяч примеров доказательство высокой практической ценности нового метода.

Его цель — помочь всем и каждому. Он спешит жить. Его с утра ждут десятки и сотни страждущих. Он знает, он убеждён, что, научив их применению метода самовнушения, он им поможет. У него нет и не может быть времени для теоретической работы, для углубления метода. Он принадлежит людям, живому делу, любви к ближнему. И недаром во Франции он заслужил имя «друга человечества». Работа Куэ длится непрерывно около 25 лет. Но начало её относится к ещё более раннему периоду: в 80-х годах XIX столетия он, скромный аптекарь из небольшого городка подле Нанси, стал внимательно приглядываться к работе известных французских учёных — проф. Льебо и Бернгейма, родоначальников «научного гипнотизма». Подмечая практические недостатки гипнотического лечения, зорко следя за дальнейшим состоянием здоровья многочисленных пациентов, Куэ задумывался над созданием собственного метода. В основу его, вместо принципа подчинения психики пациента воздействию гипнотизёра, он с самого начала положил развитие самодеятельности больного. От специальной и узкой в своём практическом применении терапевтической формы гипнотического внушения Куэ перешёл, таким образом, к самовнушению, которое, по его мнению, является действительно могущественной, действительно универсальной психической способностью человека.

Дальнейшим фазисом развития метода было установление взаимоотношения между сознательной волей и воображением. Вопрос этот подробно и наглядно изложен на последующих страницах. Здесь достаточно лишь отметить, что этот принцип представляет собою попытку последовательного развития учения о подсознании, конструированного школой Фрейда, Брейе-ра и др.

Долгое время — свыше 15 лет — Куэ не решался применять свой новый метод. Первые практические попытки, относящиеся к началу нынешнего столетия, в полной мере подтвердили его предположения. Сперва осторожно и робко — в кругу близких друзей и родных, — потом всё более расширяя круг своих пациентов, Куэ к началу войны имел уже обширную аудиторию. Война не приостановила его работу, но, конечно, сузила её рамки. Однако и под обстрелом германских орудий он продолжал оказывать в Нанси свою активную и бескорыстную помощь.

Расцветом его славы было появление в 1918 -1919 гг. книги проф. Ш.Бодуэна. Выдающийся учёный, профессор Женевского института Жан-Жака Руссо, он собрал в своём труде все достижения нового метода, подверг строгому научному анализу его основные предпосылки и установил его взаимоотношение с другими видами психотерапии. Книга проф. Бодуэна имела огромный успех: её переводы на английский и другие языки вызвали* большую литературу. Имя Куэ стало сразу популярным в Старом и Новом Свете.

Характер деятельности Куэ должен был, естественно, измениться. Аудитория в Нанси стала притягательным пунктом для представителей всех рас и народов. С другой стороны, мировая слава заставляет Куэ очень часто покидать маленький французский городок: его живую проповедь можно услышать сейчас нередко и в Женеве, и в Риме, в Канзасе, в Лондоне, в Амстердаме, в Нью-Йорке. И повсюду, в десятках центров, образовались теперь ячейки его верных учеников и последователей — институты его имени, продолжающие его дело и работающие теоретически и практически над развитием и совершенствованием метода самовнушения. Из этих институтов следует особо отметить, как самостоятельное научное учреждение, основанное проф. Бодуэном в Женеве, Общество Психологии и Психотерапии, членами которого были видные учёные, представители медицинской, психологической, философской и других наук. Упомянем хотя бы имена проф. П.Бове, проф. А.Адлера, д-ра П.Жане, д-ра К.Юнга и нашего соотечественника проф. Б.Вышеславцева. Эмиль Куэ состоит почётным членом этого Общества.

Мы указывали уже, что предлагаемая книжка преследует чисто практические цели. Её задача — ознакомление с новым методом, преподание практических указаний и демонстрация многочисленных примеров. В этом отношении задача осуществлена автором блестяще. Перед тем, кому выпала на долю большая радость присутствовать на одном из публичных сеансов в Нанси, встаёт картина того общего воодушевления, большого психического подъёма и редкой по своей напряжённости атмосферы доверия и веры, в которой звучит для всех многочисленных слушателей «проповедь» Эмиля Куэ. Там, в его аудитории, которую внешне справедливо сопоставляют с Лурдом, слова «учителя» приобретают особый смысл и значение: они падают на уготовленную этим психическим подъёмом почву и воочию творят большое чудо душевного перерождения.

Естественен поэтому вопрос, который должен встать перед каждым читателем предлагаемой книжки: может ли самостоятельное ознакомление с методом почитаться достаточным для правильного его применения и для достижения успешных результатов?

На вопрос этот следует ответить с величайшею осторожностью. В своей живой речи и в своей книге Куэ настойчиво и неоднократно подчёркивает: «Я не чудотворец и не целитель — я никого не исцеляю и не лечу — я только учу людей, каким образом они сами могут себя исцелять и лечить». Принципиально — по существу самого метода — это вполне справедливое и в высшей степени важное указание. Весь метод основан целиком и исключительно на обнаружении и развитии психической самодеятельности человека. Но недаром на страницах этой книжки читатель найдёт на каждом шагу упоминание о «руководителе», о наставнике, о его роли в проведении подготовительных опытов, в производстве предварительного внушения и т.п.

Необходим ли такой руководитель? И возможно ли достижение благоприятных результатов одним лишь самостоятельным применением метода?

Мы уже знаем, что основными элементами метода являются два положения: с одной стороны, преобладающая роль самовнушения и с другой — необходимость развития и воспитания воображения (в противоположность воле) как рычага и двигателя всего нашего психического, а в конечном итоге и физического бытия. Но самовнушение в том сознательном и намеренном его применении, которое способно пробудить в человеке всемогущую способность «овладения собой», всегда предполагает наличие какого-то толчка извне, какого-то внешнего руководящего начала. Таким толчком может быть или сильное эмоциональное переживание — напряжённый аффект; или большой душевный подъём, какой мы наблюдаем в аудитории в Нанси; или же хотя и более длительная, но несомненно более активная и целесоответственная методическая подготовка — постепенное развитие способности самовнушения. С другой стороны, такого же внешнего воздействия требует и воспитание воображения. Самый процесс самовнушения, требующий, как увидит читатель, наивозможно более полного выключения волевых функций, предполагает развитие в субъекте способности концентрации, способности погружать себя в более или менее полное пассивное состояние, и нуждается, следовательно, тоже в соответствующей подготовке.

|То и другое достигается наиболее целесообразно при помощи предварительного внушения. Понятно поэтому, почему проф. Бодуэн в последнем издании своей книги указывает на то, что «постороннее внушение в процессе развития самовнушения играет зачастую необходимую и всегда полезную роль. Тот факт, что некоторые лица оказываются способными к самовнушению без предварительной подготовки, вполне подтверждает теоретическое положение, что главным и основным моментом является именно самовнушение. На практике же отнюдь не следует умалять значения постороннего внушения… так как оно является в конечном счёте наиболее простой и существенной формой подготовки и упражнения». Это постороннее внушение, играющее в методе Куэ столь значительную роль, должно соответствовать, однако, своему назначению. Прежде всего, оно должно производиться в бодрственном состоянии, без усыпления пациента. Гипнотическое внушение противоречило бы принципу развития самодеятельности и было бы возвратом к старым методам психического воздействия. Во-вторых — и это наиболее важно, — постороннее внушение не должно быть самодовлеющим, не должно ограничиваться одним лишь устранением тех или иных болезненных проявлений. Такое воздействие было бы временным, непрочным и весьма ограниченным по результатам. Целью подготовительного внушения может и должно быть, по словам проф. Бодуэна, «исключительно развитие способности самовнушения».

Ясно, таким образом, что в огромном большинстве случаев предварительная подготовка неизбежна и необходима. Она требует со стороны руководителя добросовестного, чуткого и осторожного отношения к пациенту, некоторого технического навыка и, в первую очередь, основательного изучения метода.

Специальные познания при такого рода руководительстве не являются — как общее правило — непременным условием. Необходимо настойчиво подчеркнуть мысль, проводимую всеми последователями Э.Куэ, что подготовка к правильному применению метода — задача в неизмеримо большей степени педагогического, нежели терапевтического характера.

Это отнюдь не исключает, конечно, желательности и необходимости осуществления её врачами. Никто, конечно, в такой мере не знает психики пациента, как именно врач. И врач может поэтому достичь наиболее разительных результатов. Не отрицая тем не менее принципиально права и возможности каждого культурного и добросовестного последователя нового метода быть его практическим проводником, мы подчёркиваем ещё раз, что нормальным развитием метода в будущем должно быть его теснейшее соприкосновение с научной медициной.

Значение и роль метода самовнушения велики и бесспорны. Помимо его благотворного, а порою и чудесного воздействия на физическое и душевное здоровье человека, он выполняет свою высокую задачу воспитательного характера. Пробуждая в человеке новую, неизведанную в своих возможностях способность, вызывая к жизни целый ряд дремлющих сил, он прежде всего создаёт внутри нас твёрдую опору, надёжный рычаг для руководительства всем нашим внутренним мироощущением и нашим активным проявлением самих себя вовне. Устраняя болезненные прирождённые и благоприобретённые препоны к свободному самоопределению нашей воли, самовнушение создаёт в нас органическую гармонию и цельность. Развивая в нас веру в самих себя и доверие к нашим собственным силам, оно даёт нам возможность быть активными творцами нашей собственной жизни.

Этим сознанием большой ценности метода Эмиля Куэ и обусловливается наша скромная попытка ознакомления с ним русских читателей.

Михаил КАДИШ 

Эмиль КУЭ. Сознательное самовнушение как путь к господству над собой

Нашими поступками управляет не воля, а воображение.

Мм. Гг.

Внушение или, точнее, самовнушение — понятия, на первый взгляд, совершенно новые, на самом же деле они стары как мир.

Новы они потому, что до настоящего времени их мало изучали, а вследствие этого мало и знали; стары же они потому, что существуют с первого дня появления на Земле человека. И действительно: самовнушение есть орудие, присущее нам от рождения. Это орудие или, вернее говоря, эта сила обладает невероятным, совершенно непостижимым могуществом, которое, в зависимости от тех или иных обстоятельств, порождает чрезвычайно печальные последствия. Изучение этой силы полезно для каждого из нас; особенно же необходимо оно врачам, судьям, адвокатам и педагогам. Уясняя себе возможность сознательного применения самовнушения, человек прежде всего избегает опасности вызывать в окружающих его людях дурные самовнушения, последствия которых могут быть опасны и гибельны. Наряду с этим он приобретает возможность сознательно способствовать возникновению благих самовнушений, благодаря которым выздоравливают страдающие телесными недугами, обретают душевное равновесие неврастеники, больные духом и вообще все жертвы бессознательных самовнушений и возвращаются на путь истинный морально заблудшие. СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ «Я»*

_________

*Следуя желанию автора, мы пользуемся здесь и в дальнейшем изложении термином «бессознательное» (inconscient), хотя в научной литературе гораздо более употребителен другой соответственный термин — «подсознательное» (subconscient), «подсознание» и пр. — Примечания переводчика.

Кто хочет правильно понять явления внушения или, точнее говоря, самовнушения, тот должен уяснить себе, что в нас заложены одновременно два существа, коренным образом отличающиеся одно от другого. Оба эти существа разумны; но в то время как одно из них сознательно, другое — бессознательно. Именно поэтому наличности этого второго существа мы обычно не замечаем. Между тем убедиться в этом вовсе не трудно: достаточно присмотреться поближе к некоторым явлениям и немного над ними подумать. Приведём хотя бы несколько примеров.

Всем известно, что такое сомнамбулизм; все знают, что сомнамбул, лунатик, не будучи разбужен и сам не проснувшись, встаёт посреди ночи с постели, иногда одевается, иногда же неодетым выходит из комнаты, спускается по лестнице, идёт куда-нибудь по длинному коридору, что-то там делает, исполняет иногда даже большую работу; возвращается затем к себе в комнату, ложится вновь спать, а наутро приходит в изумление, находя неожиданно законченной работу, которую он прервал накануне вечером. Работа исполнена фактически им, хотя он сам и не имеет об этом ни малейшего представления. Какой же силе повиновалось его тело, если не силе бессознательной, если не его же бессознательному «я»?

Возьмём далее весьма частые, к сожалению, случаи delirium tremens (белая горячка ) у алкоголиков. В припадке бешенства больной хватает первое попавшееся орудие — нож, молоток или топор — и яростно обрушивается на каждого, кто по несчастной случайности оказывается подле него. Как только после такого припадка человек вновь приходит в себя, его охватывает чувство омерзения при виде кровавого зрелища, предстающего перед его взором; он совершенно не помнит, что только что сам был его виновником. Разве и здесь этим несчастным могло руководить что-либо иное, как не его бессознательное «я»*?

______________

*Сколько всевозможных фобий, самого разнообразного вида и свойства, иногда почти совершенно незаметных, развивается таким путём в широких слоях населения! Сколько излишних страданий мы все, без исключения, сами себе создаём — и при этом повсюду, во всех областях жизни — и всё потому лишь, что сейчас же, немедленно не заменяем «зловредные бессознательные самовнушения» — «самовнушениями благими и сознательными», способными устранять наши объективно ничем не обоснованные страдания.

При сравнении нашего сознательного «я» с бессознательным оказывается, что сознательное обладает очень часто дурной, ненадёжной памятью, в то время как память, присущая «я» бессознательному, превосходна и непогрешима: она, совершенно незаметно для нас, с величайшей точностью отмечает все самые незначительные события и факты нашей жизни. С другой стороны, эта память чрезвычайно легковерна и без всякой критики воспринимает всё, что ей говорят. Так как, однако, наше бессознательное «я» при посредстве мозга оказывает решающее влияние на деятельность всех наших органов, то в результате мы наблюдаем явление, кажущееся нам на первый взгляд совершенно невероятным: нашему бессознательному «я» достаточно вообразить, что тот или иной орган функционирует правильно или неправильно или что мы испытываем то или иное ощущение, как действительно этот орган начинает работать соответствующим образом и мы действительно получаем то или иное, представленное нашим бессознательным «я», ощущение. Бессознательное «я» заведует не только отправлениями всех наших органов, но и управляет всеми нашими поступками, чем бы они ни вызывались.

Мы называем его воображением, и оно-то именно, вопреки установившемуся мнению, служит двигателем всех наших поступков — даже вопреки нашей воле и как раз особенно в тех случаях, когда между обеими этими силами возникает конфликт.

Воля и воображение

В энциклопедических словарях понятие «воля» определяется обычно как «способность свободного самоопределения к тем или иным действиям». Мы принимаем это определение за непогрешимую истину. На самом же деле оно совершенно неправильно, ибо воля, в которую мы так незыблемо верим, неминуемо терпит поражение всякий раз, как только вступает в конфликт с воображением. Это закон непреложный, не знающий никаких исключений.

«Это кощунство! Это парадокс!» — скажете вы. «Нисколько. Это истина, чистейшая истина», — отвечу я вам.

Если вы хотите в ней убедиться, откройте глаза, взгляните вокруг себя и постарайтесь уяснить себе то, что вы видите. Вы поймёте тогда, что моё утверждение — не теория, взятая из воздуха или порождённая больным мозгом, а лишь простое выражение того, что имеется в действительности.

Предположим, что перед нами на полу доска 10 м длиной и 25 см шириной. Само собой разумеется, каждый легко пройдёт по ней с одного конца до другого и при этом ни разу не оступится. Изменим, однако, условия нашего опыта и допустим, что та же доска соединяет в виде мостика две башни высокого собора. Разве сумел бы кто-нибудь сделать по такому мостику хотя бы несколько шагов? Найдётся ли среди моих слушателей хоть один, кто отважился бы на такой подвиг? Конечно нет. Вы не сделаете и двух шагов, как вас охватит дрожь и, несмотря на всё напряжение вашей воли, вы неминуемо упадёте.

Почему же, однако, вы не падаете, когда доска лежит на полу, и почему вы должны непременно упасть, если она прикреплена высоко над землёй? Просто-напросто потому, что в первом случае вы представляете себе, воображаете, что вам вовсе не трудно пройти с одного конца доски до другого, тогда как во втором случае в вашем воображении возникает представление, что вы этого сделать не можете.

Заметьте себе, что у вас было желание пройти по доске: достаточно было вам, однако, вообразить, что вы пройти не можете, как это действительно становится для вас абсолютно немыслимым.

Кровельщики и плотники ходят свободно по доскам, расположенным на большой высоте, — но именно потому, что у них развивается представление об этой возможности. Ощущение головокружения вызывается только нашим представлением о том, что мы можем упасть. Это представление превращается мгновенно в действительность, несмотря на всё напряжение нашей воли; это превращение совершается тем более быстро, чем сильнее мы боремся с нашим представлением.

Возьмём человека, страдающего бессонницей. Когда он не производит усилий, чтобы уснуть, он лежит в постели совершенно спокойно. Чем больше, однако, он будет хотеть, стараться уснуть, тем это ему будет труднее и тем больше он будет возбуждаться.

Всякий из нас наблюдал, вероятно, что когда мы забываем чьё-нибудь имя и ломаем себе голову, стараясь его вспомнить, оно ни за что не приходит нам на ум; как только, однако, мысль «я забыл» мы заменяем другой — «я сейчас вспомню», так спустя самое короткое время, без всякого напряжения с нашей стороны, имя действительно всплывает в нашем сознании.

Если среди вас есть велосипедисты, пусть они вспомнят, как они учились ездить. Они садились на велосипед, судорожно сжимали обеими руками руль и были всецело во власти боязни упасть.

Заметив неожиданно посреди дороги небольшой камень или едущий навстречу экипаж, они старались избегнуть препятствий, но чем больше употребляли для этого усилий, тем неизбежнее было для них столкновение.

А кому из нас не приходилось испытывать приступ смеха? И разве не замечали мы, что смех становится всё сильнее и сильнее, чем больше мы стараемся его подавить?

Что же происходит в нас во всех этих случаях? Я не хочу упасть, но не могу удержаться; я хочу уснуть, но не могу; мне хочется вспомнить имя этого человека, но я не могу; я хотел бы избегнуть препятствия, но не могу; хотел бы удержаться от смеха, но не могу.

Совершенно очевидно, что во всех этих конфликтах всякий раз без исключения воображение берёт верх над волей.

Разве — по аналогии с этим — не наблюдаем мы постоянно, что командир, становящийся во главе отряда, легко увлекает его за собою в атаку; между тем как один только крик «спасайся кто может!» почти неминуемо вызывает неудержимое бегство. Чем же это объясняется?

Исключительно тем, что в первом случае у солдат пробуждается представление, что они должны идти вперёд, в атаку, тогда как во втором случае воображение говорит им, что они побеждены и только поспешным бегством могут спасти себе жизнь.

Панург, несомненно, учитывал заразительное действие примера (точнее говоря, влияние воображения), когда во время плавания на корабле, желая отомстить одному ехавшему с ним вместе купцу, купил у него самого большого барана и бросил его в море: он знал, что всё стадо тотчас же кинется следом за ним.

Нам, людям, тоже в большей или меньшей степени присуще это стадное чувство. Вопреки своему желанию мы неминуемо следуем чужому примеру, только потому, что представляем себе, будто иначе поступить мы не можем.

Я мог бы привести ещё тысячу таких же примеров, но боюсь утомить ваше внимание. Тем не менее я не могу обойти молчанием ещё один факт, который наглядно покажет вам, каким невероятным могуществом обладает воображение, иначе говоря, наше бессознательное «я» в его борьбе с нашей волей.

Есть много алкоголиков, которым очень хотелось перестать пить, но которые не в силах удержаться от вина. Порасспросите их — они вам совершенно искренне скажут, что у них большое желание начать трезвый образ жизни, что вино им просто-напросто противно, но что их неудержимо тянет к вину вопреки их воле, вопреки тому, что они прекрасно сознают, какой вред оно им причиняет…

Точно так же и многие преступники совершают преступления помимо своей воли, и если вы их спросите о мотивах, они вам ответят: «Я не мог удержаться, меня толкало что-то, что было сильнее меня».

И алкоголики, и преступники говорят чистейшую правду: они вынуждены делать то, что они делают, и при этом только потому, что их воображение говорит им, что они удержаться не могут.

Как бы ни гордились мы нашей свободной волей, как бы твёрдо ни верили в то, что мы вольны в своих действиях, — на самом деле мы только жалкие марионетки в руках нашего воображения. Но как только мы научаемся управлять нашим воображением, так сейчас же приходит к концу эта наша печальная и ничтожная роль.

Внушение и самовнушение

После всего нами сказанного мы можем сравнить воображение с бурным потоком, который неудержимо увлекает попавшего в него несчастного человека несмотря на все его старания достичь спасительного берега. Поток этот кажется нам неукротимым. На самом же деле нам достаточно его изучить и узнать те законы, которые им управляют: тогда мы сумеем направить его в другое русло, сумеем поставить на нём турбину и превратить его силу в движение, в тепло, в электричество.

Если этот пример вас не удовлетворяет, мы можем сравнить воображение с диким конём без узды и без повода. Что остаётся всаднику, как не отдаться на волю такого коня и мчаться куда тот захочет? Очень часто, конечно, он может при этом сломать себе шею и очутиться во рву. Но достаточно всаднику наложить узду на коня, как роли тотчас же меняются. Уже не конь несёт всадника, а всадник направляет коня куда хочет.

Уяснив себе огромную силу нашего бессознательного «я» или, что то же, нашего воображения, вы убедитесь сейчас из моих слов, что эта, на первый взгляд, неукротимая сила поддаётся так же легко обузданию, как бурный поток или бешеный конь.

Но для этого прежде всего необходимо дать точное определение двум понятиям, которые очень часто употребляются без достаточного понимания их истинного значения. Эти понятия — внушение и самовнушение.

Что такое, в сущности, внушение? Мы могли бы определить это понятие как «процесс внедрения определённой мысли в мозг другого человека». Но существует ли такой процесс в действительности? В сущности говоря, нет. В качестве самостоятельного процесса внушения не существует: его необходимейшей предпосылкой, без которой оно вообще немыслимо, служит то, чтобы оно у лица, поддающегося внушению, превратилось в самовнушение. Последнее же понятие мы определяем как «внедрение определённой мысли нами самими в нас же самих». Мы можем сделать человеку внушение, но если бессознательное «я» этого человека внушения не воспримет, если оно его, так сказать, не «переварит», превратив его при этом в самовнушение, то внушение как таковое ни малейшего результата не достигнет.

Мне неоднократно приходилось внушать самые простые и заурядные мысли людям, обычно очень легко поддающимся внушению, причём все мои усилия были бесплодны. Объясняется это тем, что бессознательное «я» в этих случаях отказывалось воспринимать внушение и не превращало его в самовнушение.

Применение самовнушения

Я указал уже на то, что мы можем овладеть и научиться управлять воображением, всё равно как направить в спокойное русло бурный поток или укротить дикого коня. Для этого необходимо, во-первых, убедиться, что это возможно (на самом деле это почти никому не известно), а во-вторых — узнать способ, как осуществить это в действительности. Способ этот чрезвычайно простой.

Сами того не желая и не замечая, совершенно бессознательно мы применяем его изо дня в день с самого нашего рождения. К сожалению, однако, мы часто применяем его неправильно и притом во вред самим же себе. Этот способ — не что иное, как самовнушение.

Вместо того чтобы воспринимать по обыкновению бессознательные самовнушения, необходимо применять самовнушения сознательные. Это производится следующим образом. Сперва следует тщательно обдумать объект предполагаемого самовнушения и лишь затем, в зависимости от тех или иных доводов разума, повторить несколько раз, не думая ни о чём постороннем: «Это сбудется» или, наоборот, «это пройдёт» — «так будет» или «не будет» и т.п. Если наше бессознательное «я» воспримет это внушение, то есть превратит его в самовнушение, то внушённое представление осуществится с буквальной точностью.

В таком понимании самовнушение совпадает с тем, что я понимаю под гипнотизмом, который я определяю наипростейшим образом как влияние воображения на душевное и физическое естество человека.

Влияние это бесспорно. Чтобы не возвращаться к предыдущим примерам, я приведу несколько других.

Если вы убедите себя в том, что вы можете сделать что-либо, само по себе возможное, — то вы это сделаете, как бы вам это ни было трудно. Если же, наоборот, вы вообразите, что не можете сделать какой-нибудь самой простой вещи, то вы действительно окажетесь не в состоянии её осуществить и самый ничтожный бугорок покажется вам непреодолимой горной вершиной.

Это явление мы наблюдаем у неврастеников: считая себя не способными ни на малейшее усилие, они действительно очень часто не могут пройти и десяти шагов, не испытав при этом ощущения невыносимой усталости. Такие неврастеники при попытке выйти из владеющего ими тяжёлого и подавленного состояния погружаются в него всё больше и больше — всё равно как утопающие, которые, стараясь спасти свою жизнь и выплыть на поверхность воды, при каждом таком своём усилии опускаются всё глубже и глубже на дно.

Совершенно так же обстоит дело и с любым болевым ощущением: человеку достаточно представить себе, что испытываемая им боль проходит, как он действительно чувствует, что она мало-помалу исчезает; и наоборот, достаточно одного лишь представления о боли, для того чтобы на самом деле её ощутить.

Я знаю людей, которые заранее предсказывают, что в такой-то день, при таких-то условиях у них заболит голова. И действительно, в назначенный день, при указанных условиях у них делается мигрень. Они сами вызвали у себя эту боль, в то время как другие обладают способностью — при помощи сознательного самовнушения — устранять любые болевые ощущения.

Я превосходно сознаю, что можно легко прослыть сумасшедшим, когда высказываешь мысли, противоречащие твёрдо установившимся взглядам. Но всё равно, рискуя даже таким приговором, я тем не менее утверждаю: очень многие люди больны физически или душевно только потому, что они воображают свою болезнь — безразлично, телесную или психическую. Многие совершенно не могут ходить, между тем как у них нет ни малейшего органического повреждения: их неспособность ходить объясняется исключительно тем, что они воображают, будто у них паралич. Как раз такие больные наиболее быстро достигают поразительных успехов и полного исцеления.

Есть много людей, которые счастливы или несчастны только потому, что они представляют себе самих себя счастливыми или несчастными: из двух людей, находящихся в совершенно равных условиях, один может чувствовать себя безмерно счастливым, другой же — безнадёжно несчастным.

Неврастения, заикание, различные фобии, клептомания, некоторые виды параличей и прочее — суть не что иное, как результаты воздействия бессознательного «я» на наше телесное и душевное бытие.

Но если бессознательное «я» служит источником многих наших страданий, то оно же, с другой стороны, может способствовать также и нашему исцелению от физических и душевных недугов. При этом оно способно не только устранять им же самим порождённое зло, но и исцелять действительные, реальные заболевания — настолько велико его могущество над нашим организмом.

Попробуйте уединиться у себя в комнате, усядьтесь поудобнее в кресле, закройте глаза, чтобы не отвлекаться ничем посторонним, и думайте несколько секунд только об одном: «то-то и то-то проходит» или «то-то и то-то сейчас наступит».

Если действительно в результате этого получится самовнушение — иными словами, если ваше бессознательное «я» усвоит мысль, которую вы в него старались внедрить, — то вы тотчас же, к удивлению своему, убедитесь, что мысль эта в самом деле превратилась в действительность. (Существенной особенностью мыслей, воспринимаемых путём самовнушения, является то, что они живут в нас для нас самих незаметно и что мы узнаём об их существовании только на основании тех внешних проявлений, которые они вызывают.) При этом необходимо, однако, соблюдать чрезвычайно важное и существенное правило: применение самовнушения должно совершаться без всякого участия воли. Ибо если воля находится в конфликте с воображением, если вы будете думать: «Я хочу, чтобы то-то и то-то наступило», между тем как ваше воображение говорит: «Сколько бы ты этого ни хотел, этого всё-таки не будет», — то в результате вы не только не достигнете желаемого, но получите совершенно обратный эффект. Правило это имеет решающее значение и объясняет нам, почему лечение душевных заболеваний достигает столь ничтожных результатов, когда усилия его устремляются, главным образом, на перевоспитание воли. Последнее необходимо заменить воспитанием, развитием воображения; именно благодаря этой особенности мой метод достигает успешных результатов также и в тех случаях, в которых терпят крушение другие, очень распространённые способы лечения.

Многочисленные наблюдения, которые я производил ежедневно в течение двадцати лет и которые старался изучать всегда самым тщательным образом, привели меня к нижеследующим выводам, выражаемым мною в форме законов:

  • 1. В конфликте между волей и воображением во всех без исключения случаях побеждает последнее.
  • 2. В конфликте между волей и воображением сила воображения прямо пропорциональна квадрату силы воли.
  • 3. Если между волей и воображением разногласия не существует и они устремлены в одном направлении, то равнодействующая сила представляет собою не сумму, а произведение обеих энергий.
  • 4. Воображение доступно воздействию и управлению.

(Выражения «прямо пропорционально квадрату силы воли» и «произведение обеих энергий» не следует понимать буквально. Они должны лишь более наглядно иллюстрировать высказанную мысль.)

Из моих слов можно было бы вывести заключение, что ни один человек не должен быть болен. В сущности, оно так и есть. Почти все без исключения болезни могут быть устраняемы при помощи самовнушения. Это моё утверждение звучит, правда, очень смело и мало правдоподобно.

Но я ведь и не говорю, что все болезни всегда устраняются; я только утверждаю, что они могут быть устраняемы. В этом, конечно, большое и существенное различие.

Для того чтобы, однако, люди могли применять сознательные самовнушения, им нужно показать, как это делать, — всё равно как учат детей читать и писать, как обучают музыке и т.п.

Как я говорил уже выше, самовнушение есть орудие, присущее нам от рождения. Мы играем им в течение всей нашей жизни, совсем как ребёнок игрушкой. Между тем орудие это опасное: при неосторожном, бессознательном пользовании оно может серьёзно поранить и даже убить человека. И наоборот, при сознательном применении оно становится спасительным средством. Про него можно сказать то же самое, что сказал Эзоп про нашу способность речи: «Это самая хорошая и в то же самое время самая плохая вещь в мире».

В дальнейшем я постараюсь показать, каким образом каждый человек может сам на себе испытать благодетельное действие сознательно применяемого самовнушения.

Говоря «каждый человек», я, в сущности, немного преувеличиваю, ибо есть две категории людей, у которых сознательное самовнушение достигается с большим трудом:

  • 1. умственно отсталые, не способные понять того, что им говорят;
  • 2. люди, которые понять не желают.

Как научиться применению сознательного самовнушения

Основные принципы метода могут быть выражены в нижеследующих немногих словах:

 В каждое данное мгновение можно думать только об одной вещи — иными словами, две мысли могут проникнуть в наш разум только последовательно, одна за другой, но ни в коем случае не одновременно.

 Каждая мысль, овладевающая целиком нашим сознанием, становится для нас истиной и стремится превратиться в действительность.

В самом деле: если вам удастся внедрить в сознание больного мысль, что его болезнь исчезает, то она действительно будет исчезать; если вы вселите в клептомана представление о том, что он не будет больше красть, он действительно перестанет красть, и т.п.

Такого рода педагогическое воздействие может показаться, на первый взгляд, совершенно немыслимым — на самом же деле оно чрезвычайно просто. Для этого достаточно наглядным путём—при помощи ряда соответствующих, последовательно проведённых опытов, — так сказать, обучить человека азбуке сознательного мышления. При строгом соблюдении даваемых ниже указаний успешный результат, безусловно, обеспечен, если только вы не имеете дела с лицами, принадлежащими к одной из двух вышеупомянутых категорий.

Первый (подготовительный) опыт. Ученик должен стать совершенно прямо, вытянувшись неподвижно, как железная балка; ноги его должны быть сомкнуты сверху донизу; подвижными должны быть только лодыжки, всё равно как если бы они были шарнирами. Скажите ученику, чтобы он представил себе, что его тело сейчас — доска, прикреплённая к полу своим нижним концом при помощи петель, что доску эту с большим трудом удалось привести в равновесие; при малейшем толчке спереди или сзади доска без малейшего сопротивления тяжело упадёт в направлении толчка. Вслед за этим скажите ученику, чтобы, как только вы его потянете сзади за плечи, он упал, не оказав ни малейшего сопротивления, вам на руки, слегка лишь повернувшись на шарнирах, то есть так, чтобы его ноги остались по-прежнему как бы прикреплёнными к полу. Затем действительно потяните его слегка за плечи. Если опыт этот с первого раза вам не удастся, продолжайте его до тех пор, пока не достигнете полного или хотя бы частичного результата.

Второй опыт. Скажите ученику, что, с целью показать ему наглядно действие воображения, вы сейчас попросите его усиленно думать: «Я падаю назад, я падаю назад» и т.д.; пусть он при этом не думает ни о чём другом, не проверяет себя, не размышляет над тем, падает ли он действительно или нет, может ли он удариться при падении и т.д. и т.п.; с другой стороны, 0ц вовсе не должен падать назад из одного только желания оказать вам любезность, он должен только, почувствовав, как его что-то тянет назад, последовать тотчас же этому влечению, не оказывая ему никакого сопротивления.

Вслед за этим заставьте ученика высоко поднять голову, положите ему правый кулак сзади на шею, а левую руку на лоб и скажите: «Думайте: "я падаю назад, я падаю назад" и т.д.; — вы действительно падаете назад, вы падаете назад» и т.д. В это время ведите слегка левой рукой по направлению к его левому виску поверх ушей, а правую между тем медленно, очень медленно, но равномерно отводите от шеи.

Вы сейчас же почувствуете, как ученик сделает лёгкое движение назад, а затем либо задержит движение, либо же действительно упадёт. В первом случае скажите ему, что он оказал сопротивление, что он не думал о том, что он падает назад, а лишь том, что может при падении ушибиться. Эхо совершенно несомненно, так как если бы у него не было этой мысли, то он неминуемо упал бы как бревно. Повторите поэтому опыт и говорите на сей раз повелительным тоном, как бы желая заставить ученика вас послушаться. Повторяйте опыт до тех пор, пока не достигнете полного или частичного успеха. При этом рекомендуется встать лучше чуть-чуть поодаль от ученика, левую ногу выставить вперёд, а правую назад, чтобы при падении он не увлёк вас за собой.

Третий опыт. Поставьте ученика перед собой. Тело его по-прежнему вытянуто, ноги плотно сжаты. Приложите легко, не надавливая, руки к его вискам, смотрите пристально и не моргая на его переносицу, заставьте его думать: «Я падаю вперёд, я падаю вперёд», — повторяйте при этом сами, выговаривая внятно каждый отдельный слог: «Вы па-да-е-те впе-рёд, вы па-да-е-те вперёд», — и не сводите при этом с него глаз.

Четвёртый опыт. Заставьте ученика вытянуть руки, сложить их и сжать изо всех сил пальцы так, чтобы в них появилась лёгкая дрожь. Смотрите на него как в предыдущем опыте и надавливайте слегка своими ладонями его руки, как будто стараясь ещё крепче сжать их. Скажите ему, что теперь он не может разжать руки; вы сосчитаете до трёх, и при слове «три» пусть он попробует разжать их, думая непрерывно: «Я не могу, я не могу и т.д.», — он убедится, что это действительно невозможно. Вслед за этим начните медленно считать «раз, два, три» и сейчас же добавьте, опять растягивая слоги: «Вы не мо-же-те, вы не мо-же-те» и т.д. Если ученик в самом деле напряжённо думал: «Я не могу», то его пальцы не только не разомкнутся, но будут сжиматься тем сильнее, чем больше он будет стараться их разжать. Он достигает при этом результата, обратного тому, какой ему бы хотелось. По прошествии нескольких секунд скажите ему: «Теперь думайте: "я могу"»,—пальцы его тотчас же разомкнутся.

Во время этого опыта необходимо всё время пристально смотреть на переносицу ученика, а он, в свою очередь, тоже должен не отводить взгляда от ваших глаз.

Если тем не менее он может все-таки разжать руки, не думайте, что это ваша вина. В этом всегда виноват ученик — он недостаточно думал: «Я не могу». Скажите ему это уверенным тоном и начните опыт сначала.

Рекомендуется вообще говорить всегда повелительным тоном, не допускающим никакого непослушания. Этим не сказано, чтобы нужно было повышать голос; наоборот, предпочтительнее говорить обычным голосом, но только резко и повелительно выговаривать каждое слово.

При успехе этого опыта у вас получатся, несомненно, и все остальные — вы достигнете этого без большого труда, если только в точности будете соблюдать данные выше указания.

Некоторые субъекты крайне восприимчивы; это можно сразу заметить по тому, что у них очень легко удаются опыты сведения пальцев и других членов тела. После двух, трёх удачных опытов вам уже не приходится говорить: «Думайте о том-то и о том-то»; достаточно сказать, например, просто, но повелительным тоном, каким вообще можно только достигать успешных внушений: «Сожмите руку в кулак — сейчас вы уже не в состоянии её разжать»; «Закройте глаза — вы их теперь не можете открыть» и т.п. И действительно, испытуемое лицо не может ни разжать рук, ни раскрыть глаз, сколько бы оно ни прилагало усилий к этому. Как только, однако, спустя несколько мгновений вы ему скажете: «Теперь вы можете», — у него сейчас же наступает расслабление мышц.

Эти опыты можно разнообразить до бесконечности. Я приведу несколько примеров. Ученика заставляют скрестить руки и внушают, что они срослись между собой; кладут руки на стол и внушают, что они приклеились; говорят ученику, что он не может встать с кресла; заставляют его встать и внушают, что он не в состоянии ходить; кладут на стол перо и говорят, что оно весит сто килограммов и что его невозможно поднять, и т.п.

Я настоятельно подчёркиваю ещё раз, что все эти явления вызываются не внушением, а самовнушением — внушение лишь извне возбуждает последнее.

_______________

ПРИМЕЧАНИЕ. Вышеприведённые указания преследуют исключительно цель научить проведению опытов над другими людьми. Производить эти опыты над самим собой не рекомендуется, так как обычно поставить самого себя в желательные условия не удаётся и успешные результаты поэтому не достигаются.

_______________

Применение внушения для лечебных целей

Проделавший вышеописанные опыты и хорошо усвоивший их сущность ученик уже подготовлен для восприятия лечебного внушения. Он теперь как вспаханная нива, на которой может взойти и взрасти брошенное семя. До того же он был невозделанной пашней, на которой семя могло только заглохнуть. Каково бы ни было заболевание пациента — безразлично, физическое или душевное, — всегда следует действовать одинаково и говорить одно и то же, изменяя только отдельные выражения, в зависимости от того или иного случая.

Скажите пациенту: «Сядьте и закройте глаза. Я не буду стараться вас усыплять—это совершенно излишне. Я вас прошу закрыть глаза только для того, чтобы ваше внимание не отвлекалось ничем посторонним. Скажите себе теперь только, что все слова, которые я сейчас произнесу, проникнут в ваш мозг, внедрятся в него, запечатлеются в нем, неизгладимо врежутся и навсегда в нём остается. И что помимо вашей воли, помимо вашего ведома, совершенно незаметно для вас, бессознательно вы сами и весь ваш организм всецело им подчинятся. Прежде всего, я говорю вам, что ежедневно, три раза в день: утром, в полдень и вечером — в часы ваших трапез вы будете испытывать голод, иными словами, вы ощутите приятное чувство, которое заставит вас думать и говорить: "О, с каким удовольствием я бы покушал". И действительно, вы будете кушать с большим, большим аппетитом, не преувеличивая, однако, при этом в количестве пищи. Вы будете строго следить за собой, чтобы медленно и хорошо разжёвывать пищу, чтобы она превращалась в мягкую кашицу и как бы сама собой скользила в ваш пищевод. Благодаря этому пища будет легко перевариваться и вы не испытаете ни в желудке, ни в кишечнике никаких неприятных ощущений, никакой тяжести и никакой боли, от какой бы причины они ни проистекали. Принятая пища будет легко усваиваться вашим организмом: он превратит её полезные составные части в кровь, в мышцы, в силу, в энергию — короче говоря, в жизнь.

Так как пищеварение у вас превосходное, то и выделение неперевариваемых частей пищи происходит без всякого труда. Каждое утро, вставая с постели, вы будете испытывать естественную потребность в опорожнении кишечника. Без применения каких бы то ни было медикаментов или искусственных вспомогательных средств ваш стул будет всегда регулярен, нормален и лёгок.

По ночам вы будете спать превосходно. С момента, когда вы захотите уснуть, вплоть до утра, когда вы захотите проснуться, вы всё время будете спать глубоким, спокойным и мирным сном без всяких кошмаров; утром, проснувшись, вы будете чувствовать себя хорошо, бодро, жизнерадостно и весело.

Если когда-нибудь случится, что вам станет тяжело на душе или грустно, если вас что-нибудь будет угнетать или вас будут преследовать мрачные мысли, то теперь вы мгновенно станете снова весёлым: вам будет хорошо на душе, совсем хорошо — может быть, без всякой причины, но всё-таки хорошо, — всё равно как прежде без всякого основания вам становилось вдруг тяжело. Я скажу вам больше того: если даже у вас будет повод, реальный повод к печали и грусти, — вы всё-таки не испытаете теперь этих тягостных ощущений.

Если до сих пор бывало, что вами овладевали вдруг нетерпение, гнев или злоба, то теперь этих ощущений у вас больше не будет. Наоборот: теперь вы будете всегда терпеливы, будете прекрасно собою владеть. К вещам, которые до сих пор вас раздражали, вас тяготили или вам досаждали, вы будете относиться теперь равнодушно, спокойно, совершенно спокойно.

Если порою вас угнетают, преследуют или мучают дурные, болезненные представления, страхи, боязнь, беспокойство, необъяснимое отвращение или искушение, то теперь я хочу чтобы всё это уходило мало-помалу из поля вашего воображения, чтобы всё это как бы растворялось в далёком облачке, таяло, улетучивалось, пока не исчезнет совсем. Всё равно как сон улетучивается при пробуждении, так растают и все эти ненужные, дурные представления.

Я говорю вам, что все органы вашего тела работают превосходно; сердце бьётся нормально, кровообращение совершается в полном порядке; лёгкие функционируют прекрасно; желудок, кишечник, печень, почки, мочевой и желчный пузырь — все органы нормально выполняют свои отправления. Если какой-либо из них работает в настоящее время не вполне правильно, то это отклонение от нормы с каждым днём будет становиться теперь всё меньше и меньше, спустя короткое время совершенно исчезнет и ваш орган будет функционировать вновь вполне правильно. Если какой-либо из органов вашего тела почему-либо повреждён, то повреждение это будет заживать теперь с каждым днём всё быстрее и очень скоро совершенно исчезнет. (Тут я должен заметить, что таким путём можно исцелить любой орган, не зная даже, что он поражён. Под влиянием самовнушения: "Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше", наше бессознательное "я" окажет нужное воздействие на больной орган, который оно сумеет уже само отыскать.)

Я добавлю вам ещё следующее, что имеет особенно важное, особенно существенное значение. Если до сих пор вы испытывали к себе самому своего рода недоверие, то я говорю вам, что это недоверие мало-помалу исчезнет и заменится, наоборот, большой верой в себя, верой, основанной на живущей во всех нас огромной, могущественной силе. Эта вера в себя есть необходимейшее жизненное условие всякого человеческого существа. Без веры в себя человек ничего не может достигнуть, с верою же — решительно всего (конечно, в пределах разумного). Вы приобретёте теперь эту веру в себя, и она вселит в вас несокрушимую уверенность в том, что вы способны прекрасно и даже в совершенстве выполнить всё, что вы захотите (если только ваши желания благоразумны), а также и всё то, что входит в круг ваших обязанностей. Если поэтому вы захотите предпринять что-либо, что не противоречит доводам вашего разума, или что-либо, что вы должны по тем или иным причинам исполнить, то думайте всегда лишь о том, что это не составит для вас никакого труда. Выражения: трудно, невозможно, я не в состоянии, это свыше моих сил и т.п. — должны исчезнуть навсегда из вашего оборота. Вашими выражениями будут только слова: это легко и я могу. Считая стоящую перед вами задачу осуществимой и лёгкой, вы её действительно легко исполните, хотя бы другим она и казалась, может быть, трудной. Вы её выполните быстро и хорошо, без всякого утомления — именно потому, что вы не приложите к ней никаких особых усилий. Если же вы вместо этого представили бы себе, что перед вами трудная или вообще невозможная задача, то она — именно благодаря вашему такому представлению — действительно оказалась бы невыполнимой».

Это общее внушение, которое может показаться чересчур длинным, а иным даже наивным, и которое между тем совершенно необходимо, следует дополнить внушениями специальными, относящимися к частному случаю находящегося перед вами пациента.

Все эти внушения произносите монотонным, размеренным, убаюкивающим тоном (подчёркивая, однако, наиболее существенные места), так, чтобы пациент, не засыпая, впал всё же в лёгкое состояние дремоты и не думал ни о чём постороннем.

Закончив внушение, следует обратиться к пациенту со следующими словами: «Итак, я хочу, чтобы теперь ваше здоровье было превосходно во всех отношениях, как физически, так и душевно, чтобы вам было гораздо лучше, чем вы чувствовали себя до сих пор. Сейчас я сосчитаю до трёх и когда скажу "три", вы откроете глаза и выйдете из вашего теперешнего состояния, выйдете совершенно спокойно. И когда придёте в себя, у вас не будет ни малейшей сонливости, ни малейшего утомления. Наоборот, вы будете чувствовать себя сильным, бодрым, крепким и оживлённым. Вы будете жизнерадостным и весёлым, вам будет во всех отношениях хорошо. Раз, два, три». При слове «три» пациент открывает глаза и всегда улыбается с довольным, радостным видом.

Закончив внушение, вы объясняете пациенту, пришедшему к вам в первый раз, как практически применять сознательное самовнушение.

Как практически применять сознательное самовнушение

Каждое утро, проснувшись, и каждый вечер, перед тем как уснуть, следует закрыть глаза и, не стараясь сосредотачивать внимания на том, что говоришь, произнести двадцать раз, отсчитывая на бечёвке с двадцатью узелками, — и притом достаточно громко, чтобы слышать собственные слова, — следующую фразу: «Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше». Так как слова во всех отношениях относятся решительно ко всему, то бесполезно применять кроме того ещё и специальные самовнушения.

Это самовнушение нужно делать наивозможно более просто, непосредственно, машинально, а потому и без малейшего напряжения.

Таким путём формула — через посредство органа слуха — проникает механически в наше бессознательное «я» и, попав туда, тотчас же оказывает соответствующее действие.

Метод этот необходимо применять в течение всей жизни: он носит настолько же предупредительный, насколько и целебный характер.

Если в течение дня или ночи вы испытаете телесное или душевное недомогание, то вы прежде всего должны усвоить себе твёрдую уверенность в том, что вы не будете сознательно его ещё больше усиливать, а наоборот, заставите его поскорее пройти. Вслед за этим постарайтесь остаться в совершенном одиночестве, закройте глаза и, поглаживая рукою по лбу, если речь идёт о душевном страдании, или же по больному месту, если у вас недомогание физическое, повторяйте вслух с наивозможно большей быстротой: «Проходит, проходит, проходит!» — до тех пор, пока вам не станет лучше. При некотором навыке физическая или душевная боль исчезает по прошествии 20-25 секунд. При надобности приём этот может быть повторён несколько раз.

(Применение самовнушения не может служить заменой медицинского лечения, но является ценнейшим подспорьем как для больного, так и для врача.)

Из всего мною сказанного нетрудно понять, какую роль играет при применении этого метода лицо, производящее внушение. Он — вовсе не строгий господин, который только приказывает, он — друг и верный спутник, ведущий больного шаг за шагом по пути выздоровления. Так как все внушения делаются в интересах больного, то бессознательное «я» последнего должно только воспринимать их и превращать в самовнушения. Когда это сделано, выздоровление наступает более или менее быстро.

Преимущество метода

Описанный метод даёт действительно чудесные результаты. Удивительного в этом ничего нет. В самом деле, если следовать всем моим указаниям, то никогда нельзя натолкнуться на неудачу — разве только если вы имеете дело с теми двумя категориями, о которых я уже говорил и которые, по счастью, составляют всего лишь около трёх процентов всех людей.

Если же, напротив того, стараться с первого раза усыпить пациента, не дав ему никаких разъяснений и не проделав предварительно подготовительных опытов, совершенно необходимых для облегчения воспринятия внушения и превращения его в самовнушение, то успешные результаты достигаются и могут быть достигнуты лишь у чрезвычайно восприимчивых лиц, которых сравнительно очень мало.

Посредством длительного упражнения каждый человек может достичь успеха этим путём, но лишь очень немногие обходятся при этом без подготовки, которую я всемерно рекомендую и которая к тому же занимает всего несколько минут.

Полагая прежде, что внушение может дать хорошие результаты только во время сна, я старался всегда усыплять своих пациентов. Когда же, однако, я убедился, что это вовсе не является необходимым условием, я перестал это делать, избавив тем самым пациента от страха и волнения, которые он испытывает почти всегда, когда ему говорят, что его усыпят. Благодаря именно этому же страху очень часто попытка усыпления наталкивается на энергичное сопротивление со стороны пациента. Уверив же его в том, что вы вовсе не собираетесь его усыплять, что это совершенно не нужно, вы тем самым сразу завоёвываете его доверие. Он слушает вас без всякого опасения, без всякой затаённой мысли, и очень часто если не в первый раз, то через несколько сеансов поддаётся монотонному звуку вашего голоса и засыпает крепчайшим сном; проснувшись, пациент всегда потом удивляется, как это он вдруг уснул.

Если кому-либо из моих слушателей это покажется невероятным, то я скажу только: «Придите ко мне, убедитесь сами воочию». Из сказанного, однако, вовсе не следует, что успешные результаты внушения и самовнушения обязательно требуют строгого применения описанного мною метода. Внушение можно производить без всякой подготовки и без всякого ведома о том пациента. Если, например, врач, уже благодаря одному своему званию оказывающий существенное влияние на пациента, заявит ему неожиданно, что ничем помочь ему не может и что болезнь его неизлечима, то он, несомненно, вызовет этим в пациенте самовнушение, могущее повлечь за собою чрезвычайно пагубные последствия. Если же, наоборот, он ему скажет, что хотя болезнь его и серьёзна, но что при хорошем уходе и достаточном терпении он через некоторое время будет здоров, то уже одними этими словами врач может достигнуть иногда — и притом очень часто — поразительно успешных результатов.

Другой пример: если врач, обследовав больного, пишет рецепт и вручает его без всяких пояснений, то предписанное лекарство очень часто не оказывает никакого действия; если же врач подробно разъясняет пациенту, какие лекарства следует принимать в тех или иных случаях и какое действие они вызывают, то успех почти всегда обеспечен.

Если среди моих слушателей есть врачи или коллеги-фармацевты, пусть не считают они меня своим противником, наоборот, я лучший их друг. Но, с одной стороны, я хотел бы, чтобы в программу медицинских факультетов было включено изучение теории и практики внушения, на великое благо как больных, так и самих врачей. С другой стороны, я полагаю совершенно необходимым, чтобы врач предписывал каждому обращающемуся к нему больному одно или несколько лекарств даже в тех случаях, когда сами по себе они вовсе не нужны. Больной, когда идёт к врачу, всегда рассчитывает на то, что ему предпишут лекарство, которое его исцелит. Он не сознаёт, что обычно лишь гигиеной и режимом достигаются успешные результаты. Он на них мало обращает внимания. Ему нужны только лекарства.

Когда врач предписывает только определённый режим без всякого лекарства, то, на мой взгляд, больной всегда недоволен: раз ему не дали никакого рецепта, ему нечего было и приходить — он часто обращается в таких случаях к другому врачу. Мне кажется поэтому, что врач должен всегда что-нибудь предписывать больному, по возможности, однако, не одно из тех патентованных средств, которые так сильно рекламируются и вся ценность которых определяется зачастую именно только этой рекламой, а лекарство по своему собственному рецепту: больной отнесётся к нему с гораздо большим доверием, чем к широко рекламируемым пилюлям или порошкам, которые без всякого рецепта он может сам приобрести в любой аптеке.

Как действует внушение

Для того чтобы понять значение внушения и самовнушения, достаточно уяснить себе, что бессознательное «я» управляет всеми нашими органами. Как только мы вселим в это наше «я» представление, что неправильно работающий орган должен восстановить свою нормальную деятельность, так мгновенно оно даст этому органу соответствующее приказание, и орган, послушно повинуясь ему, вернётся к норме, — тотчас же или мало-помалу, в зависимости от каждого отдельного случая.

На этом основано простое и понятное объяснение того, каким образом можно при помощи внушения останавливать кровотечения, излечивать запоры, устранять опухоли, исцелять параличи, туберкулёзные язвы, варикозные раны и пр.

В качестве примера я приведу один случай кровотечения, который я наблюдал в кабинете зубного врача Готэ в Труа. Молоденькая девушка, которая с моей помощью излечилась от длившейся восемь лет астмы, сказала мне однажды, что решила дать себе вырвать зуб. Зная, что девушка крайне чувствительна ко всякой боли, я предложил ей проделать операцию совершенно безболезненно. Она, конечно, с радостью согласилась, и мы сговорились отправиться вместе к зубному врачу. У него в кабинете я сел против девушки и начал ей говорить: «Вы ничего не чувствуете, вы ничего не чувствуете, вы ничего не чувствуете и т.д.»; не прерывая этого внушения, я сделал знак врачу. Через мгновение зуб был уже удалён, причём Д. не моргнула и глазом. Однако, как часто бывает при экстракции зуба, у неё сделалось сильное кровотечение. Не прибегая к кровоостанавливающему средству, я сказал зубному врачу, что хочу попробовать сделать внушение, хотя и сам не знал, достигнет ли оно цели. Я попросил Д. пристально смотреть на меня и внушил ей, что через две минуты кровотечение само собой остановится. По прошествии назначенного срока девушка сплюнула ещё немного крови, но этим дело и кончилось. Я заставил её открыть рот, и мы оба, зубной врач и я, констатировали, что в лунке от зуба образовался уже сгусток крови.

Как объяснить такое явление? Объяснение самое простое. Под влиянием представления «кровотечение должно прекратиться» бессознательное «я» послало конечным разветвлениям вен и артерий приказание не выпускать больше крови; кровеносные сосуды послушно сами собой сократились, всё равно как они сократились бы искусственно от действия кровоостанавливающего средства, например адреналина.

Таким же путём объясняется, например, и устранение опухоли. Когда бессознательное «я» воспринимает представление «опухоль должна исчезнуть», то мозг приказывает сократиться кровеносным сосудам, питающим опухоль. Сосуды сокращаются, отказываются работать, прекращают доступ питания к опухоли — опухоль без питания отмирает, сохнет и исчезает.

Применение метода внушения при душевных заболеваниях и при врождённых или благоприобретённых моральных дефектах

Столь распространённая в настоящее время неврастения обычно поддаётся излечению внушением, систематически применяемым согласно данным мною выше указаниям. Я с радостью могу констатировать, что способствовал исцелению очень большого числа неврастеников, которым никакое другое лечение не помогало. Один из них провёл даже целый месяц в специальном лечебном заведении в Люксембурге, что также не принесло ему ни малейшего облегчения. У меня он через шесть недель вполне выздоровел — он и сейчас ещё счастливейший человек в мире, хотя когда-то в течение очень долгого времени считал себя самым несчастным.

Рецидива болезни ему опасаться нечего, так как я научил его самостоятельному применению сознательного самовнушения и он в совершенстве усвоил этот метод.

Но если внушение оказывает чрезвычайно благоприятное действие при лечении душевных и физических недугов, то разве не гораздо более ценные услуги оно могло бы оказать ещё обществу, если бы превращало в порядочных и честных людей тех несчастных детей, которые населяют исправительные заведения, а потом регулярно пополняют собой кадры преступников?

Пусть не говорят мне, что это немыслимо. Это вполне возможно, и я постараюсь это вам доказать.

Приведу сейчас для примера два чрезвычайно характерных случая. Но предварительно я считаю нужным сделать небольшое отступление. Чтобы нагляднее уяснить, какое действие имеет внушение при устранении моральных дефектов, я должен прибегнуть к помощи сравнения. Представим себе, что наш мозг — доска, куда вбито множество гвоздей, соответствующих нашим мыслям, привычкам и инстинктам, которые направляют все наши поступки. Замечая у человека дурную привычку, дурной инстинкт, короче говоря, дурной гвоздь, мы берём вместо него хороший, соответствующий благой мысли, благой привычке, благому инстинкту, ставим его прямо остриём на голову дурного гвоздя и ударяем по нему молотком — иными словами, делаем внушение. Новый гвоздь проникает при этом, положим, на 1 мм вглубь доски — это значит, что старый на такое же расстояние вытесняется наружу. С каждым новым ударом новый гвоздь будет всё больше вытеснять старый, пока тот не выйдет совсем из доски и новый не займёт целиком его место. Как только такая замена совершится, человек подчинится ей всецело. Одиннадцатилетний мальчик М. из Труа страдал непроизвольным мочеиспусканием: с ним и ночью и днём случалось то, что бывает только у самых маленьких детей. Кроме того, он был ещё клептоманом и невероятно лгал. По просьбе матери я стал делать внушения. После первого сеанса неприятные явления днём прекратились, ночью же ещё продолжались. Мало-помалу, однако, они случались всё реже и реже, а спустя несколько месяцев мальчик избавился от них совершенно. Наряду с этим ослабела и клептомания, и через полгода он совсем перестал красть.

Восемнадцатилетний брат этого мальчика питал к своему третьему брату совершенно невероятную ненависть. Стоило ему выпить немного лишнего, как у него появлялось желание броситься на брата с ножом и убить. Он был убеждён, что рано или поздно сделает это, и в то же самое время представлял себе, как вслед за убийством кинется с рыданиями к трупу своей жертвы. Я применил и к нему внушение. У него результат был поразительный. Он исцелился с первого же сеанса. Его ненависть к брату совершенно исчезла. Они стали лучшими друзьями и старались во всём угождать друг другу.

Я долгое время следил за этим юношей. Он выздоровел раз и навсегда.

Раз при помощи внушения достигаются такие прекрасные результаты, то не более ли целесообразно — а на мой взгляд, и необходимо — применять этот метод в исправительных заведениях? Я твёрдо уверен, что ежедневным применением внушения к порочным детям можно было бы больше половины из них вернуть на путь истинный. Какую огромную услугу можно было бы оказать обществу превращением этих нравственно опустившихся элементов в здоровых и совершенно нормальных граждан.

Мне возразят, может быть, что в применении внушения таится немалая опасность, что им можно пользоваться также и во зло. Это возражение совершенно неосновательно. Во-первых, практическое применение внушения должно быть поручено солидным и добросовестным людям — хотя бы врачам, обслуживающим исправительные заведения. Во-вторых, разве тот, кто захотел бы использовать внушение в каких-либо злых целях, стал бы спрашивать разрешение на это?

Но если бы даже внушение и таило в себе какую-либо опасность (что я отрицаю), то я спрошу лишь у тех, кто боится его: разве есть вокруг нас вообще что бы то ни было, что не было бы сопряжено с тою или иною опасностью? Разве не опасен пар? Или порох? Железные дороги, пароходы, электричество, автомобили, аэропланы? Или хотя бы те яды, которые мы, врачи и фармацевты, даём каждый день бесконечно малыми дозами и которые способны в одно мгновение убить больного, если по рассеянности мы ошибёмся хотя бы на йоту?

Несколько случаев излечения

Мой краткий очерк был бы не полон, если бы я не привёл нескольких случаев излечения при помощи внушения. Я передаю, конечно, далеко не все случаи, в которых моя помощь оказалась действительной; это было бы слишком длинно и, может быть, чересчур утомительно. Я ограничиваюсь приведением только наиболее интересных примеров.

М. Д. из Труа страдает в течение восьми лет астмой; большую часть ночи она проводит сидя в постели, борясь с мучительнейшими приступами удушья. Подготовительные опыты обнаруживают большую восприимчивость; мгновенное погружение в сон, вслед за этим внушение. Поразительное улучшение с первого дня. Д. проводит ночь спокойно — всего лишь один приступ астмы, длящийся четверть часа. Спустя короткое время астма исчезает совсем. Рецидива не последовало.

М. М., по профессии чулочник, из Сен-Савин близ Тура. Вследствие повреждения нижней части позвоночника в течение двух лет парализован. Паралич распространяется только на нижние конечности. Из-за почти полного прекращения кровообращения ноги распухли и посинели. Различные способы лечения, не исключая и антисифилитического, не дали никаких результатов. Подготовительные опыты очень успешны. Внушение с моей стороны. В течение недели пациент занимается самовнушением. По прошествии этого времени малозаметные, но всё же отрадные, как первый симптом, движения левой ноги. Повторное внушение. Спустя вторую неделю значительное улучшение. Это улучшение непрерывно затем прогрессировало: вместе с ослаблением параличных явлений стала спадать и опухоль ног. После одиннадцатимесячного лечения 1 ноября 1906 г. пациент самостоятельно сошёл с лестницы и прошёл по улице 800 м. 0 июле 1907 г. он вернулся на фабрику, где и работает до сего времени, не испытывая ни следа каких-либо параличных явлений.

X., почтовый чиновник из Люнневилля, потерял в январе 1910 г. ребёнка. В результате нервного потрясения у него образовалось непроизвольное дрожание конечностей. В июне того же года он пришёл ко мне в сопровождении родственника. После подготовительных опытов — внушение. Через четыре дня пациент явился вновь и сообщил, что дрожание исчезло. Повторное внушение и просьба прийти ещё раз через неделю. Но проходит неделя, другая и третья, наконец месяц—о больном ни слуху ни духу.

Через некоторое время ко мне является его родственник и сообщает о письме, только что полученном от X. Он совершенно здоров; работает снова на телеграфе, который ему пришлось оставить во время болезни, и как раз вчера только без малейшего затруднения он справился с длиннейшей депешей в сто семьдесят слов. С тех пор рецидива не наблюдалось.

И., житель Нанси, в течение ряда лет страдает неврастенией и разного рода фобиями; желудок и кишечник функционируют плохо; бессонница, угнетённое состояние духа, постоянные мысли о самоубийстве; походка как у пьяного; думает только о своей болезни. Все попытки лечения терпят неудачу. Состояние непрерывно ухудшается. Четырёхнедельное пребывание в санатории не приносит ни малейшего облегчения. Ко мне И. обратился в начале октября 1910 г. Подготовительные опыты сравнительно удачны. Я объясняю больному сущность самовнушения и наличие у нас, наряду с сознательной сферой, также и бессознательной. Вслед за этим произвожу внушение. Два, три дня после моих объяснений И. в состоянии некоторой растерянности. Но потом сознание его как будто проясняется: он начинает понимать, что я ему говорил. Я повторяю внушение, и он сам ежедневно делает то же самое. Вначале улучшение проявляется очень медленно, потом всё быстрее и быстрее, и по прошествии полутора месяцев больной совсем выздоравливает. В то время как прежде он считал себя самым несчастным человеком в мире, сейчас он — счастливейший из смертных. Рецидива не только не наблюдается, но его и нельзя ожидать, так как И. твёрдо уверен, что он никогда не может уже больше впасть в прежнее печальное состояние. X, профессор в Бельфоре, не может говорить больше десяти-пятнадцати минут подряд, после чего совершенно теряет голос. Целый ряд врачей, к которым он обращался, не нашли у него никаких болезненных изменений в аппарате речи. По мнению одного из них, болезнь объясняется старческими явлениями в гортани. Это укрепило больного в мысли, что его состояние неизлечимо. Он приезжает в Нанси на вакации. Одна знакомая дама советует ему обратиться ко мне; сперва он не хочет, но потом всё же приходит, хотя и абсолютно не верит в действие внушения. Я тем не менее делаю внушение и прошу его прийти через день. Он является и рассказывает, что накануне без всякого труда вёл в течение нескольких часов беседу. Ещё через два дня он сообщает, что голос не изменял ему больше, хотя ему и пришлось не только много говорить, но даже и петь. Успех лечения оказался чрезвычайно прочным.

В заключение я считаю нужным сказать ещё несколько слов о том, каким образом описанный метод может быть использован родителями для воспитания детей и для устранения замечаемых ими тех или иных недостатков. Надо выждать, пока ребёнок уснёт. Отец или мать входят тихо в детскую, останавливаются на некотором расстоянии от постели и пятнадцать-двадцать раз произносят шёпотом всё, что хотят видеть осуществлённым в ребёнке как в отношении его здоровья и сна, так и в отношении внимания, прилежания, поведения и пр. Вслед за этим нужно так же бесшумно выйти из комнаты, чтобы не разбудить ребёнка.

Этот наипростейший способ даёт превосходные результаты, и нетрудно понять, почему. Во время сна и тело, и сознание ребёнка спят — они как бы выключены. Но бессознательное «я» его бодрствует. Родители говорят непосредственно с ним; а так как оно чрезвычайно послушно, то оно и воспринимает без сопротивления всё, что слышит. И ребёнок постепенно, день ото дня по собственному почину всё больше становится таким, каким его хотели бы видеть родители.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Какие выводы можно сделать из всего вышесказанного?

Эти выводы очень просты, они сводятся всего лишь к нескольким словам. Мы обладаем невероятно могущественной силой внутри нас, которая, проявляясь бессознательно, может причинить нам иногда большой вред. Если же, напротив того, мы воспользуемся ею сознательно и разумно, то она даст нам в руки власть над самими собой и не только позволит исцелять себя самих и других от телесных и душевных недугов, но и создаст нам сравнительно счастливую жизнь, безразлично, в каких бы внешних условиях мы ни находились.

Кроме того и особенно важно, чтобы эта сила была использована для духовного возрождения тех, кто по тем или иным причинам сошёл с пути истинного.

Что достигается самовнушением?

Наблюдения

Тринадцатилетний мальчик Б. в январе 1912 г. поступает в лечебницу; у него чрезвычайно тяжёлая болезнь сердца, проявляющаяся в анормальном, крайне затруднённом дыхании. Он непрерывно задыхается и может передвигаться только медленными и небольшими шагами. Его лечащий врач, один из наших лучших клиницистов, предсказывает неотвратимый и быстрый печальный исход.

В феврале больной оставляет лечебницу; состояние его нисколько не улучшилось. Один друг его родителей приводит его ко мне. Увидев его, я с первой минуты подумал, что он действительно обречён. Тем не менее я проделал с ним подготовительные опыты. Результаты были превосходны.

Сделав ему вслед за этим внушение и порекомендовав применять самовнушение, я просил его прийти вновь через день. Когда он явился, я, к величайшему своему изумлению, констатировал весьма заметное улучшение в дыхании и походке. Повторное внушение. Ещё через два дня — новое улучшение. И так от сеанса к сеансу.

Выздоровление пошло таким быстрым темпом, что уже через три недели после первого сеанса мой маленький пациент мог пойти пешком вместе с матерью в горы в Виллэ.

Он дышит свободно, почти совершенно нормально; при ходьбе не задыхается, легко поднимается по лестнице, что раньше было для него невозможно. Так как улучшение непрерывно прогрессирует, то в конце мая он просит у меня разрешения поехать к бабушке в Кариньян.

Принимая во внимание его хорошее самочувствие, я соглашаюсь. Он уезжает и время от времени посылает мне письма. Его здоровье всё крепнет: он ест с аппетитом, у него хорошее пищеварение, обмен веществ в полном порядке; стеснение дыхания совершенно исчезло — он не только ходит много, но даже бегает и ловит бабочек.

В октябре он возвращается. Я едва его узнаю. Простившийся со мной в мае маленький, слабый, сгорбленный мальчик превратился в высокого стройного юношу. Его лицо дышит здоровьем. Он вырос на 12 см и прибавил в весе 19 фунтов. Он живёт нормальной жизнью, легко взбегает по лестницам, ездит на велосипеде и играет с товарищами в футбол.

Десятилетний мальчик Э. Ш., беженец из Метца. Сердечное заболевание неизвестного характера.

Каждую ночь кровь горлом. Первый сеанс в июле 1915г. Через несколько дней кровотечения уменьшаются. Состояние непрерывно становится лучше. К концу ноября кровь больше совсем не появляется. До августа 1916 г. рецидива не наблюдалось.

Д. из Жарвилля. Паралич века левого глаза. После впрыскиваний в лечебнице веко подымается, но на глазу наблюдается наружное косоглазие свыше 45 градусов. Операция представляется неизбежной.

Является ко мне. Благодаря применению самовнушения глаз постепенно возвращается к нормальному положению.

М., 43 года, из Мальзевилля. Обращается в конце 1916 г. из-за сильнейших мигреней, которые мучают её всю жизнь. После нескольких сеансов головные боли окончательно исчезают.

Спустя два месяца обнаруживается исцеление женской болезни (опущения матки), о которой она мне ничего не сообщала и о которой никогда не думала, когда применяла самовнушение. (Этот результат следует приписать словам во всех отношениях, содержащимся в произносимой утром и вечером формуле.)

Пятнадцатилетняя девушка Г.Л. из Нан-си. С детства заикается. Является 20 июля 1917 г.

Заикание тотчас же проходит. Через месяц я вижу ее вновь — она совершенно выздоровела.

Ф., 60 лет, из Нанси. В течение пяти лет ревматические боли в плечах и в левой ноге. Ходит с трудом, опираясь на палку, может поднять руки не выше уровня плеч. После первого же сеанса, 17 сентября 1917 г., боли совершенно исчезают, и больной может не только ходить обычным, крупным шагом, но даже и бегать. Руки свободно двигаются во все стороны. В ноябре того же года состояние было по-прежнему превосходное.

ОТРЫВКИ ИЗ ПИСЕМ, АДРЕСОВАННЫХ Э.КУЭ

…Всего два часа тому назад были вывешены результаты испытаний на должность учительницы английского языка, и я спешу сообщить Вам, как всё это произошло. Я блестяще выдержала устное испытание и почти совсем не ощущала в ожидании его того отвратительного сердцебиения, которое вызывает всегда у меня тошноту.

Отвечая на вопросы, я сама поражалась своему спокойствию. На всех присутствующих я произвела впечатление человека, вполне владеющего собой. Устное испытание, которого я больше всего боялась, закончилось для меня наиболее благоприятно.

Я зачислена второй кандидаткой и бесконечно благодарна Вам за содействие — только ему я обязана своим успехом… и пр. В. (учительница гимназии) (Речь идёт о молоденькой девушке, которая вследствие сильного нервного возбуждения не смогла выдержать испытания в 1915 г. Под влиянием самовнушения возбуждение исчезло, и она выдержала испытание второй из двухсот экзаменовавшихся.)

* * *

…Мне доставляет истинную радость от всей души поблагодарить Вас за то огромное благодеяние, которое доставил мне Ваш метод. Перед тем, как я к Вам обратился, я не мог пройти и ста метров, не задыхаясь. Сейчас я без малейшего утомления прохожу по нескольку километров. На расстояние между rue du Bord-de-1'Eau и rue des Glacis, то есть около четырёх километров, я затрачиваю не больше 40 мин., и притом по нескольку раз в день. Астма, от которой я так страдал, почти совершенно исчезла.

Позвольте ещё раз поблагодарить Вас за то добро, которое Вы оказали.

Поль Ш. (Нанси)

* * *

…От всей души признателен Вам за то, что Вы познакомили меня с новым методом лечения. Он оказывает положительно чудодейственное влияние. Как будто волшебным жезлом добродетельной феи, достигаешь самыми обыкновенными средствами самых поразительных результатов.

Чрезвычайно заинтересовавшись Вашими опытами и испытав на себе действие Вашего метода, я с увлечением применяю его теперь к другим. Я стал Вашим ярым и ревностным последователем.

* * *

…Я с большим успехом провёл защиту своей диссертации и удостоился не только максимального отличия, но и поздравления со стороны комиссии. Значительная доля этих «почестей» принадлежит Вам — этого я никогда не забуду. Мне очень жаль, что Вы не присутствовали на защите диссертации. Имя Ваше с большой симпатией называлось в испытательной комиссии, состоявшей из чрезвычайно уважаемых учёных. Вы можете быть уверены, что теперь Вашей теории открыт широкий доступ в университет. Меня Вам благодарить, конечно, нечего — я в значительно большей мере обязан Вам, чем Вы мне. Бодуэн (профессор Института Ж.-Ж. Руссо в Женеве)

* * *

… Я приветствую Ваши старания и убеждён, что Вам удастся направить сознание очень большого количества людей на целесообразный и разумный путь.

Я лично испытал действие Вашего метода на самом себе, а в настоящее время применяю его к своим пациентам. В клинике мы стараемся создавать формы аналогичного коллективного воздействия, и в этом направлении нами достигнуты уже весьма значительные результаты.

Д-р Бериллъон (Париж)

* * *

…Чувствуя себя с каждым днём лучше благодаря применению метода самовнушения, считаю своим долгом принести Вам свою искреннюю благодарность. Моё лёгочное заболевание исчезло, сердце работает лучше, белка больше нет — одним словом, я чувствую себя превосходно. Л. (Ришмон)

* * *

…Ваша брошюра и Ваша лекция нас чрезвычайно заинтересовали. Во имя блага всего человечества было бы чрезвычайно желательно, чтобы труд был переведён на различные языки. Он должен проникнуть во все страны, ко всем народам и оказать благо возможно большему числу тех несчастных, которые страдают от неправильного использования этой всемогущей (и вместе с тем как бы божественной) силы, составляющей, согласно Вашему убедительному и блестящему изложению, подлинную элементарную способность человека — силу его воображения. Я прочёл много научных трудов, посвященных человеческой воле, и у меня составился тоже большой арсенал всевозможных формул, мыслей, афоризмов и пр. Ваши положения между тем совершенно исчерпывают вопрос. Я сомневаюсь, чтобы кому-либо ещё удалось так умело и целесообразно сконцентрировать мысль о «доверии к себе», как сделали это Вы в своих целительных формулах. Дон Энрико С. (Мадрид)

* * *

…Искренне благодарен Вам за разрешение присутствовать в прошлый понедельник на Вашем интересном сеансе самовнушения — более интересном, может быть, именно для врача, которому так часто приходится наблюдать, как бессознательная сфера пациента противодействует его предписаниям. Я глубоко убеждён, что Вашему методу предстоит большое будущее, несмотря на господство рутины и невежества.

Д-р Т. (Ремиремон)

* * *

…Разрешите обратиться к Вам с этими несколькими строками, чтобы поблагодарить за те прекрасные результаты, которых я достигла при чтении Вашей книги. В течение ряда лет у меня было заболевание уха и разные другие болезни, сопровождавшиеся таким тяжёлым нервным состоянием, что у меня развилась мания самоубийства. Услыхав о Вашем методе, я поспешила раздобыть Вашу книгу. Вначале я её плохо усвоила, так как была всецело поглощена своим нервным состоянием, но оно не помешало мне регулярно, каждое утро и вечер произносить формулу: «Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше». Сразу же я почувствовала себя гораздо более спокойной, рассудок мой прояснился, а когда я вполне поняла Ваш метод, у меня точно завеса упала с глаз. Я прекрасно разобралась в нём и настолько его хорошо усвоила, что выздоровела и физически, и в особенности душевно. Я так счастлива своим выздоровлением, что не могу удержаться от того, чтобы поделиться этим с Вами.

Э. де Р. (Нью-Йорк)

* * *

…Спешу поблагодарить Вас за большую пользу, которую принесла мне Ваша книга. У меня было тяжёлое нервное состояние, вызвавшее, в результате, острую неврастению. Я утратил совершенно способность управлять своими поступками. Однажды я прочёл в журнале о Вашей книге и сейчас же её приобрёл. Прочтя её, я стал применять указанный в ней метод самовнушения и немедленно почувствовал значительное облегчение. В настоящее время я вполне здоров, бодр, весел и оптимистически настроен.

Ваш метод я рекомендовал очень многим, и большинство извлекло из него большую пользу. Чем больше я о нём думаю, тем больше восторгаюсь его целесообразностью и простотой. Безграничная сила, которою мы располагаем, даёт нам действительно возможность стать господами нашей судьбы.

П.Ф. (Кэнлей-Вэлъ, Австралия)

* * *

…Мне лично наука самовнушения (на мой взгляд, речь идёт именно о науке) принесла огромную пользу. Но откровенно говоря, если я и в дальнейшем с неослабным интересом буду заниматься ею, то, главным образом, потому, что я усматриваю в ней прекраснейшее средство для выявления истинной любви к ближнему.

Когда в 1915 г. я впервые присутствовала на сеансе г-на Куэ, то, должна признаться, отнеслась к его словам с величайшим недоверием.

Тем не менее факты, свидетелем которых я была сотни раз, заставили меня отказаться от скептицизма и признать, что самовнушение всегда оказывает благотворное действие — в различной степени, правда — на органические заболевания. Неуспешные результаты я наблюдала в редких случаях: при нервных заболеваниях, неврастении и воображаемых болезнях.

Мне нечего Вам говорить, что г-н Куэ — как и Вы сами, а может быть, ещё даже чаще Вас — всегда повторяет: «Я не творю чудес, я никого не исцеляю, я только учу людей, как они сами себя могут лечить». Должна признаться, что в этом отношении я всё ещё несколько скептически настроена: ведь если г-н Куэ не исцеляет, то он, во всяком случае, чрезвычайно помогает исцелению, вселяя в больных новую жизненную энергию, научая их не падать духом, поднимая их и указывая им путь… к тем духовным высотам, о которых большинство людей, погружённых в грубую повседневность, не имеет ни малейшего представления.

Чем больше я уясняю себе сущность благодетельного самовнушения, тем яснее становится мне смысл божественного закона любви, который завещал нам Христос: «Люби своего ближнего» — давай ему часть своего сердца и своей нравственной силы, помоги ему подняться, если он упал, и исцелиться, если он болен. В этом, поистине, тот «божеский дар», о котором Иисус говорил самаритянке. В этом именно, с точки зрения христианства, и заключается ценность благодетельного самовнушения, представляющегося мне благой и спасительной наукой, которая даёт нам возможность яснее понять, что все мы наделены неведомой силой, способной — при правильном её применении — способствовать нашему духовному возрождению и телесному исцелению.

Те же, кто ещё совсем не знает или мало знаком с Вашей наукой, должны вообще воздержаться от суждения, пока не убедятся воочию сами, каких результатов она достигает и какую пользу она приносит.

Примите уверения в моей неизменной преданности.

Д. (Нанси)

Мысли и изречения Эмиля Куэ

Человек подобен бассейну с двумя кранами, наверху и внизу. Через верхний кран бассейн наполняется. Нижний кран диаметром больше верхнего: когда он закрыт, бассейн полон; когда он открыт, бассейн опорожняется.

Что произойдёт, если одновременно открыть оба крана? Естественно, что бассейн всегда будет пуст. А что будет, если нижний кран держать всё время закрытым? Бассейн постепенно наполнится, а затем через край его будет переливаться ровно столько же, сколько будет притекать в бассейн.

Пусть каждый человек держит нижний кран на запоре—пусть не растрачивает своих сил понапрасну, пусть делает один раз то, что достаточно сделать один, а не двадцать или сорок раз, как делают многие другие, пусть никогда не спешит и не торопится и пусть всегда помнит, как легко всякое дело с той минуты, когда оно становится для нас возможным. Если мы будем поступать таким образом — резервуар наших сил всегда будет полон, а избыток, который перельётся через край, нам всё равно уж не нужен для удовлетворения наших потребностей.

* * *

Не годы старят человека, а мысль о том, что он становится стар; есть люди молодые в восемьдесят лет и старые в сорок.

* * *

Альтруист находит без поисков то, что эгоист ищет, но не находит.

* * *

Чем больше вы будете делать добра другим, тем больше вы сделаете его себе.

* * *

Богат тот, кто себя богатым считает, и беден тот, кто думает, что он беден.

* * *

Кто владеет большими богатствами, тот должен уделить значительную часть их, чтобы делать добро.

* * *

Когда двое людей живут вместе, то так называемые «взаимные» уступки исходят почти всегда только от одного из них.

* * *

Кто родился богатым, тот не знает, что такое богатство; кто всегда был совершенно здоров, тот не ценит сокровища, которым он обладает.

* * *

Чтобы наслаждаться богатством, надо испытать сперва бедность; чтобы наслаждаться здоровьем, надо узнать, что такое болезнь.

* * *

Лучше не знать, откуда болезнь, и стать здоровым, чем знать и остаться больным.

* * *

Старайтесь упрощать всякое дело и никогда не осложняйте его.

* * *

Стоики опирались на воображение — они никогда не говорили: «Я не хочу страдать», а всегда лишь: «Я не страдаю».

* * *

В нашем разуме в каждое данное мгновение может быть одна только мысль: мысли следуют одна за другой, а не громоздятся друг на друга.

* * *

Я ничего не навязываю людям, я только помогаю им делать то, что они сами хотели бы делать, но на что не считают себя способными. Между ними и мной — не борьба, а тесный союз. И действую вовсе не я, а та сила, которая живёт в них и которою я научаю их пользоваться.

* * *

Не задумывайтесь о причине болезни признайте попросту наличие её и постарайтесь её устранить.

Мало-помалу ваше подсознание устранит по возможности также и причину болезни.

* * *

Слова «я очень хотел бы» вызывают сейчас же «но я не могу».

Если вы страдаете, не говорите никогда: «Я постараюсь избавиться», а лучше: «Я избавлюсь», ибо там, где есть сомнение, нет успеха.

* * *

Ключ к моему методу — это сознание превосходства воображения над волей.

Если воображение и воля устремлены в одном направлении, если мы говорим: «Я хочу и могу» — то всё обстоит превосходно; в противном случае воображение всегда торжествует над волей.

* * *

Надо научиться воспитывать характер, надо научиться говорить быстро, ясно, просто и со спокойной уверенностью; надо говорить мало, но ясно; надо говорить не больше того, сколько следует.

* * *

Нужно развивать в себе власть над собой. Избегать гнева, ибо гнев поглощает запас нашей энергии, нас ослабляет. Гнев никогда не приводит к добру; он только разрушает и всегда служит препятствием к достижению успеха.

* * *

Будем спокойны, мягки, доброжелательны, уверены в самих себе; больше того — будем рассчитывать только на самих себя.

* * *

Бессознательное властвует надо всем, что в нас есть, — над физическим и над душевным. Оно — через посредство нервов — заведует отправлениями всех наших органов, вплоть до мельчайших клеток в нашем теле.

* * *

Бояться болезни — значит её вызывать.

* * *

Иллюзия — думать, что уже нет больше иллюзий.

* * *

Не тратьте времени на мысли о недугах, которыми вы можете заболеть; ибо если у вас нет никакой настоящей болезни, то вы можете создать себе этим искусственную.

Если вы делаете себе сознательное самовнушение, то делайте его совсем просто, естественно, с убеждённостью, но без малейшего напряжения. Если бессознательное и зачастую вредное самовнушение осуществляется с такой лёгкостью, то только потому, что оно проникает в вас без всякого напряжения.

Будьте уверены в том, что вы обретёте то, что вы ищете, и достигнете цели, если только цель ваша разумна.

* * *

Чтобы стать господином самого себя, достаточно думать, что уже им становишься. Руки ваши дрожат, походка у вас неуверенная — скажите себе, что всё это проходит. И действительно, всё мало-помалу пройдёт.

Не ко мне должны вы питать доверие, а к самому себе. Ибо только в вас самом та сила, которая вас исцелит. Моя роль сводится только к тому, чтобы научить вас использовать эту силу.

* * *

У вещей, которые кажутся вам необыкновенными, причина всегда самая простая. И если они вам кажутся необыкновенными, то только потому, что вы не знаете этой причины. Как только она становится вам ясной, всё сейчас же представляется в самом простом свете.

* * *

В конфликте между волей и воображением побеждает всегда воображение. В этих частых случаях мы не только не делаем того, что хотим, но — увы — делаем то, чего не хотим. Примеры: чем больше мы хотим уснуть, чем больше хотим вспомнить имя человека, чем больше хотим удержаться от смеха, чем больше хотим избегнуть препятствия, думая при этом, что мы этого сделать не можем, — тем дальше мы от сна, тем труднее нам вспомнить имя, тем громче наш смех и тем неизбежнее препятствие.

Главнейшей способностью человека является воображение, а не воля. Поэтому грубая ошибка — советовать людям воспитывать волю, они прежде всего должны развивать и воспитывать воображение.

Действительность представляется нам не такой, какая она на самом деле, а такой, какой она нам кажется. Этим объясняются противоречия в показаниях нескольких совершенно добросовестных свидетелей.

* * *

Уверенность в том, что вы руководите своими мыслями, даёт вам действительно возможность руководить ими.

* * *

Каждая наша мысль — безразлично, хорошая или дурная — исполняется, осуществляется, становится действительностью, конечно, в пределах возможного.

* * *

Всё, что у нас есть, — дело наших собственных рук, а вовсе не дар судьбы.

* * *

Кто устремляется в жизнь с мыслью «я достигну!», всегда безошибочно достигает, так как делает всё для достижения. Он пользуется малейшей возможностью, цепляется за ничтожнейший случай и очень часто — сознательно или бессознательно — создаёт для себя благоприятную обстановку. Кто, напротив того, всегда в себе сомневается, тот никогда ничего не достигнет. Вокруг него могут быть тысячи благоприятных возможностей — он их не замечает и ими не пользуется, хотя ему достаточно для этого протянуть только руку. Не ропщите никогда на судьбу — всё зависит от вас самих.

* * *

Если стоящая перед вами задача возможна, думайте всегда, что выполнить её очень легко. Вы затратите тогда сил ровно столько, сколько в действительности необходимо. Если же задача будет казаться вам трудной, она потребует для своего осуществления в десять, в двадцать раз больше сил. Иными словами, вы будете совершенно понапрасну расточать вашу энергию.

* * *

Самовнушение — орудие, которым, как и всяким другим, нужно научиться пользоваться. Самое хорошее ружьё в неопытных руках оказывается никуда не годным, но как только те же руки приобретают необходимый навык, так сейчас же пули начинают попадать прямо в цель.

* * *

Сознательное самовнушение, производимое добросовестно, искренне и терпеливо, осуществляется с математической точностью — конечно, в пределах объективно возможного.

* * *

Если некоторые при помощи самовнушения не достигают удовлетворительных результатов, то только потому, что у них нет достаточной уверенности в успехе или же они — что ещё гораздо чаще — затрачивают на это усилия. Для достижения благоприятного внушения не следует производить ни малейшего напряжения. Последнее необходимо для развития воли, тогда как в данном случае воля должна быть оставлена в стороне. Мы имеем здесь дело исключительно с воображением.

* * *

Многие люди, которые безуспешно лечились всю жизнь, воображают, что внушение исцелит их мгновенно. Это ошибка; так думать не следует. Нельзя требовать от внушения больше того, что оно может дать при нормальных условиях: оно вызывает постепенное улучшение, которое мало-помалу переходит в полное выздоровление, если таковое вообще возможно.

* * *

Все приёмы лечения, применяемые разного рода целителями, сводятся к самовнушению. Каковы бы они ни были, будь то слова, заговор, пассы и пр., все они имеют лишь целью вызывать у больных самовнушение на предмет выздоровления.

* * *

Ни одна болезнь не бывает единичной, налицо всегда две болезни (кроме разве случаев исключительно душевных заболеваний). Действительно, к каждому физическому заболеванию присоединяется непременно ещё и душевное. Если физический недуг мы обозначим коэффициентом 1, то коэффициент душевного будет 1,2, 10, 20, 50, 100 и больше. В большинстве случаев душевное заболевание исчезает немедленно, и если его коэффициент был очень высокий, например 100, а коэффициент физического недуга всего 1, то в результате остаётся только последний, точнее говоря, одна 101-я часть общего заболевания. Это часто кажется чудом, на самом же деле ничего чудесного в этом нет.

* * *

В противоположность распространённому мнению, физические заболевания значительно легче лечить, чем душевные недуги…

* * *

…Бюффон сказал: «Человек — это стиль». Мы же утверждаем: «Человек — это то, что он думает». Боязнь неудачи вызывает почти всегда крушение предприятия, тогда как мысль об успехе приводит непосредственно к желаемой цели: все попадающиеся на пути препятствия устраняются чрезвычайно легко.

* * *

Уверенность необходима одинаково как тому, кто производит внушение, так и тому, кому оно производится. Только эта уверенность даёт возможность достигнуть благоприятных результатов там, где все остальные средства оказались бессильными.

* * *

Действие оказывает не лицо, производящее внушение, а «метод».

* * *

Внушение гораздо сильнее, если мы делаем его сами себе, чем если его получаем извне.

* * *

…Вопреки распространённому мнению, внушение или самовнушение может исцелять и органические заболевания.

* * *

…Думают часто, что гипнотизм может быть применяем к лечению только нервных заболеваний. Это неверно. Его поле действия гораздо обширнее. И действительно: гипнотизм действует через посредство нервной системы, между тем как последняя властвует над всем организмом. Мышцы приводятся в движение нервами; нервы направляют кровообращение путём непосредственного воздействия на сердце и на кровеносные сосуды, которые они заставляют сокращаться или расширяться. Нервы управляют всем организмом, и через их посредство можно воздействовать на все больные органы.

(Д-р Поль Жуар, председатель Международного общества изучения психических явлений)

* * *

В качестве лечебного приёма психическое воздействие играет весьма значительную роль. Это фактор первостепенной важности, пренебрегать которым было бы чрезвычайно ошибочно. В медицине, как и вообще во всех отраслях проявления человеческой деятельности, руководящее значение имеют силы моральные. (Д-р Луи Ренон, профессор Медицинского факультета в Париже)

* * *

…Не следует никогда забывать основного принципа самовнушения: неизменной уверенности в успехе даже тогда, когда первые попытки кончились неудачей.

(Рене де Брабуа)

* * *

Внушение, основанное на вере,—огромная сила.

(Д-р А. Л. Париж)

* * *

…Чтобы питать самому и вселять в других несокрушимую веру, необходимо быть убеждённым всегда в своей искренности; а для того чтобы обрести эту искренность и это убеждение, необходимо выше своих интересов ставить благо ближнего.

(Ш, Бодуэн «Сила внутри нас»)

Заметки о пребывании Эмиля Куэ в Париже в октябре 1918 года

Настоящие заметки вызваны желанием, чтобы указания и советы, данные Эмилем Куэ во время его пребывания в Париже в октябре 1918 г., стали известны наиболее широким слоям публики. Оставим на сей раз в стороне множество тех отягощенных телесными и душевными недугами, которые под благодетельным влиянием Куэ испытали облегчение… или совершенно избавились от страданий. Мы остановимся прежде всего на его наставлениях более общего характера.

Вопрос: Я знаком с вашим методом и произношу вашу формулу, почему я не достигаю никаких результатов?

Ответ Э.Куэ: Вероятно, потому, что где-то в глубине души у вас есть бессознательное сомнение или же вы при самовнушении применяете совершенно излишние усилия. Вспомните, что усилие всегда диктуется волей; привлекая последнюю, вы рискуете тем, что ваше воображение устремится тотчас же в противоположном направлении и вы достигнете как раз обратного тому, чего вы хотите.

Вопрос: Что делать, если нам что-нибудь надоедает?

Ответ: Если вам что-нибудь начинает надоедать, скажите себе сейчас же несколько раз: «Нет, нет, мне это не надоело, нисколько не надоело — наоборот, мне это приятно».

Вообще говоря, гораздо целесообразнее убеждать себя в положительную сторону, чем в отрицательную.

Вопрос: Безусловно ли необходимы подготовительные опыты и в тех случаях, когда против них восстаёт своего рода гордость?

Ответ: Нет, безусловно необходимыми их назвать нельзя, но они чрезвычайно полезны. Хотя некоторым они и кажутся немного наивными, но на самом деле они имеют в высшей степени серьёзное значение. Они доказывают следующие три положения:

1. Каждая мысль, возникающая в нашем сознании, становится для нас истиной, склонной превратиться в реальную действительность.

2. В конфликте между волей и воображением побеждает всегда воображение; в этих случаях мы делаем как раз обратное тому, что мы хотим.

3. Мы можем очень легко, без малейшего напряжения, вселить в себя желательную мысль; без всякого труда мы можем думать последовательно — сперва: я могу, а потом: я не могу.

Не следует повторять подготовительных опытов наедине. Человек сам не всегда способен создать себе необходимые условия, а неудача может легко поколебать доверие к методу.

Вопрос: Когда страдаешь от болезни, разве можно не думать о ней?

Ответ: Вам вовсе нечего бояться думать о болезни. Наоборот, думайте о ней, но только для того, чтобы сказать: «Я тебя не боюсь».

Когда вы входите на чужой двор и на вас с лаем бросается собака, посмотрите ей прямо в глаза, она вас не укусит; если же вы её испугаетесь и побежите, она непременно вцепится вам в ногу.

Вопрос: Как осуществить то, что хочешь?

Ответ: Произносите почаще вслух свои желания: «Я буду больше уверен в себе»—и уверенность в вас возрастёт; «Память моя улучшается» — и она станет лучше; «Я овладею всецело собой» — вы достигнете и этого.

Если же вы будете говорить обратное, то и случится обратное. Всё, что человек говорит настойчиво и быстро, превращается для него в действительность (конечно, если только речь идёт о разумных вещах).

Несколько голосов среди слушателей.

Молодая женщина своей соседке: «Как это всё просто! Ни одного лишнего слова! Он гениальный человек!»

Выдающийся парижский врач окружающим его коллегам: «Я всецело присоединяюсь к мыслям Куэ».

Профессор политехникума, чрезвычайно критически настроенный человек, отзывается о Куэ: «Это несомненно большая сила».

Да, большая сила — сила добра. Неумолимый противник всякого дурного, вредного самовнушения, он с неустанной самоотверженностью, активной готовностью и жизнерадостной улыбкой протягивает всем свою руку, помогает развивать индивидуальность и обучает самолечению — это и составляет характерную сущность его благодетельного метода.

Как же не пожелать поэтому, чтобы все услыхали и усвоили себе «благую весть», принесённую Эмилем Куэ? Она пробуждает в каждом человеке огромную индивидуальную силу, способную дать ему здоровье и счастье.

Полное развитие этой силы преображает всю жизнь человека.

Для тех же, кому удалось уже постичь этот благодетельный метод, отмеченный чудесными достижениями и прославленный тысячами людей, возникает священная обязанность (а вместе с тем и великое счастье) всеми имеющимися в их распоряжении средствами способствовать его распространению среди тех, кто страдает, болеет и плачет, и помочь им воплотить его для себя в живую действительность.

И, наконец, обращаясь думами к победной, но истерзанной Франции, к её неустрашимым, но искалеченным защитникам, ко всем тем неисчислимым физическим и душевным страданиям, которые породила война, мы можем только горячо пожелать, чтобы те, кто обладает для этого силами (а «величайшая сила, данная человеку, есть сила творить добро», как сказал Сократ), постарались как можно скорее сделать достоянием каждого народа и всего человечества тот неистощимый источник душевных и физических сил, который заложен в новом методе.

Очерк

Эмилия Леон. Всё всем!

Если есть великое благо, которое предназначено для всех, но (увы!) известное очень немногим, то разве не великий и не непременный долг для посвященных ознакомить с ним возможно большее число людей? Ведь каждый может испытать на себе неисчислимую пользу метода Эмиля Куэ.

Исцелять страдания — само по себе уже великое дело. Но насколько ценнее ещё давать страдающим людям возможность начать действительно новую жизнь.

В апреле Эмиль Куэ был в Париже. Приводим некоторые из его новых наставлений.

Вопрос. Одна религиозная женщина спрашивает: «С религиозной точки зрения, я считаю, что мы умаляем нашу веру в Творца, если ставим подчинение Его Заветам в зависимость от того, что Куэ называет уменем или механическим методом: от сознательного самовнушения».

Ответ: «С какой бы точки зрения мы ни взглянули, несомненно одно — наше воображение подчиняет себе нашу волю во всех тех случаях, когда между ними возникает конфликт. Мы направляем его лишь по благому пути, который указывает наш разум, сознательно применяя механический метод, который бессознательно увлекает нас часто на ложный и вредный для нас путь».

Собеседница задумывается и замечает: «Да, правда — сознательное самовнушение может устранять перед нами препятствия, которые мы создаём сами себе, но которые заслоняют от нас лик Божий, всё равно как лоскут, повешенный на окно, не даёт лучам солнца проникнуть к нам в комнату».

Вопрос: «Каким образом побудить близких нам больных людей применять благодетельное и целительное самовнушение?»

Ответ: «Не следует ни настаивать, ни читать моральных проповедей. Достаточно просто сказать, что я советую им применять сознательное самовнушение с твёрдой уверенностью в достижении желаемых результатов».

Вопрос: «Каким образом уяснить себе и другим, что повторение одних и тех же слов, вроде: я засыпаю… проходит… и т.п., — оказывает действие, и притом такое сильное, что им достигается нужный эффект?»

Ответ: «Повторение одних и тех же слов вызывает представление о них, а представление становится для нас истиной и превращается в живую действительность».

Вопрос: «Как сохранить и укрепить внутреннее господство над самим собой?»

Ответ: «Чтобы овладеть самим собой, нужно думать об этом, а для того чтобы думать, нужно часто повторять это себе самому, не затрачивая при этом, однако, никаких усилий».

Вопрос: «А как наружно сохранить за собою свободу?»

Ответ: «Овладение собой относится как к внутреннему, так и к внешнему миру».

Вопрос: «Ведь не может же быть, чтобы человек не испытывал ни печали, ни горечи оттого, что он не делает того, что он должен делать. Это было бы несправедливо. Самовнушение не может же… и не должно избавлять человека от заслуженного им страдания».

Ответ Э.Куэ (очень серьёзно и решительно): «Конечно, вы правы, этого не должно было бы быть…

Но часто бывает… на некоторое время, по крайней мере».

Вопрос: «Почему у этого больного, который теперь совсем выздоровел, были прежде всё время страшные припадки?»

Ответ: «Он ждал этих припадков, он их боялся. И этим их сам вызывал. Если сейчас он сам себе скажет, что припадков у него больше не будет, то они никогда не повторятся. Но стоит ему подумать обратное, как припадки появятся опять».

Вопрос: «Чем отличается ваш метод от других?»

Ответ: «Главным образом тем положением, что нами управляет не воля, а воображение. Это основа, на которой зиждется всё остальное».

Вопрос: «Не могли бы вы в нескольких словах резюмировать ваш метод?»

Ответ: «В нескольких словах сущность его сводится к следующему:

 В противоположность общепринятому мнению, нашими поступками управляет не воля, а воображение (наше бессознательное "я"). Если тем не менее мы часто делаем то, что хотим, то ишь потому, что одновременно представляем себе, что мы это и можем.

 Если в нас этого представления нет, то мы делаем как раз обратное тому, что хотим. Примеры: ем больше мы, страдая бессонницей, хотим уснуть, тем более мы возбуждаемся; чем больше стараемся воскресить в памяти имя, которое как будто нами забыто, тем упорнее оно ускользает от нас (оно сейчас же приходит нам в голову, как только представление "я забыл" мы заменяем другим — "я сейчас вспомню"). Чем больше мы удерживаемся от смеха, тем смех становится громче. Чем сильнее начинающий ездить на велосипеде хочет избегнуть препятствия, тем неизбежнее он на него устремляется.

 Мы должны научиться руководить нашим воображением, которое, в свою очередь, руководит нами. Только таким путём мы легко овладеем собой, как нашим физическим, так и душевным миром.

 Как достичь этого? Только практическим применением сознательного самовнушения.

 Сознательное самовнушение базируется на принципе: каждая мысль, проникающая в наше сознание, становится для нас истиной и стремится стать живою действительностью.

 Если человек чего-либо хочет, то он этого рано или поздно достигнет, если будет говорить себе часто, что это придёт к нему или, наоборот, исчезнет — в зависимости от того, идёт ли речь о желательном или вредном, совершенно безразлично, в области ли нашей физической или душевной жизни.

 Ко всем случаям применима одна общая формула: мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше».

Вопрос: «Но годится ли она для людей, удручённых горем… или для тех, кто страдает от сильной боли?»

Ответ: «Пока вы думаете: "У меня горе", до тех пор вы весёлым быть не можете; но для того чтобы о чём-нибудь думать, достаточно без малейшего напряжения представить себе: "Буду думать сейчас о том-то и о том-то". Что же касается физической боли, то я утверждаю с полной уверенностью, что как бы сильна она ни была, от неё можно избавиться».

Входит сгорбленный человек, еле передвигаясь при помощи двух палок; на лице его отпечаток страдания… Аудитория между тем наполняется. Куэ проходит следом за ним. Расспрашивает его и говорит приблизительно следующее: «Вы страдаете тридцать два года ревматизмом? Не можете ходить? Успокойтесь.

Долго он вас теперь мучить не будет».

Проделав с больным подготовительные опыты, Куэ добавляет: «Закройте глаза и повторяйте быстро, как можно более быстро, двигая при этом губами: "Проходит, проходит, проходит…" (одновременно Куэ в течение 20-25 секунд проводит руками по ногам пациента). Теперь у вас больше ничего не болит, встаньте и идите (больной идёт) — быстрее, быстрее, ещё быстрее! Раз вы так легко ходите, значит, вы можете и бегать — бегите, сударь мой, бегите!» Больной действительно бежит — с радостным, преображённым лицом — к великому своему изумлению и к не меньшему всех тех, кто присутствовал на сеансе Эмиля Куэ в клинике доктора Берильона апреля 1920 г.

Одна посетительница тут же рассказывает: «Мой муж долгие годы страдал припадками астмы; он буквально задыхался, мы постоянно с трепетом ждали конца. Врач махнул на него рукой. А вот после одного визита к Куэ он почти совсем избавился от припадков».

К Э.Куэ со словами горячей признательности обращается молодая женщина. Пришедший вместе с ней её врач сообщает, что она несколько лет страдала малокровием мозга; обычные методы лечения не давали никаких результатов. Благодаря же применению сознательного самовнушения болезнь, точно каким-то чудом, совершенно исчезла.

Другой посетитель после перелома ноги ходил прихрамывая и всё время испытывал сильные боли.

Тотчас же после внушения походка восстановилась: он не хромает больше и не чувствует боли.

В переполненной аудитории отовсюду раздаются благодарные голоса людей, совершенно исцелившихся или испытавших значительное облегчение после применения нового метода.

Один врач: «Орудие исцеления—это самовнушение!»

Пожилой господин, член суда в отставке, обращается к сидящей рядом с ним: «Я буквально не нахожу слов… это какое-то чудо!»

Другая, избавившаяся от тяжёлых страданий, замечает восторженно: «О! я готова на коленях благодарить вас…»

Пожилая женщина: «Какое счастье испытать в моём возрасте после всевозможных болезней и слабости новое чувство здоровья и бодрости. На основании собственного своего опыта я утверждаю, что всё это может дать нам метод Куэ. И результаты его действительно прочны, действительно длительны — ведь они объясняются присущей нам самим могущественной силой».

Чей-то голос, проникнутый благоговейной симпатией, называет Куэ «профессором» — ему это приятнее, чем когда к нему обращаются со словом «учитель».

Молоденькая женщина говорит с восторгом: «Куэ идёт прямо к цели и уверенно её достигает.

Исцеляя больного, он совершенно забывает о себе и приписывает заслугу исцеления самому пациенту, которому даёт в руки вернейшее оружие и для дальнейшего его применения».

Видный писатель, которого просят написать небольшой очерк о благодетельном методе, отказывается решительно, утверждая, что метод в совершенстве изложен его творцом: метод по существу заключается в одном слове, которое при правильном применении одно уже способно избавлять людей от страданий. Это слово — проходит!

Тысячи больных, которые целиком или хотя бы частично избавились от страданий, подтвердят слова этого писателя.

Дама, излечившаяся от тяжёлой болезни, добавляет: «Сколько я ни читаю о методе Куэ, я всё больше убеждаюсь, что сам он по существу гораздо ценнее. Из него ни слова не выкинешь и к нему ничего не прибавишь.

Единственный долг наш — способствовать широкому распространению этого метода. Для этого я сделаю всё, что в моих силах». В заключение мне бы хотелось сказать ещё следующее. С присущей ему скромностью Эмиль Куэ говорит всем и каждому: «У меня нет никаких флюидов…» «Я ни на кого не влияю…» «Я ни разу ещё никого не исцелил…» «Мои ученики достигают тех же успехов, что и я…» и т.д.

К этому я хочу добавить с полною искренностью: «Да, все мы, ученики Куэ, хотим с помощью драгоценного метода в полной мере оправдать его слова. И когда через долгие — пусть очень долгие — годы дорогой нам всем голос учителя не сумеет больше нас вдохновлять, всё равно творение его — его метод — будет по-прежнему помогать, исцелять и ободрять многие тысячи людей. Он должен стать бессмертным…

Великодушная Франция передаст его всему человечеству. Писатель был прав: в одном простом слове заложена истина. Оно одно уже — верное и чудодейственное средство избавления от тяжёлых страданий: "Проходит!.."»

Париж, 6 июня 1920 г.

Чудо внутри нас

Статья в журнале «Renaissance politique, litteraire et artistique» от 18 декабря 1920 г.

В знак благодарности Эмилю Куэ.

В сентябре настоящего года мне попала в руки книга Шарля Бодуэна, профессора Института имени Жан-Жака Руссо в Женеве.

Название этой книги «Внушение и самовнушение». Автор посвящает её «с глубокой благодарностью Эмилю Куэ, пионеру и другу человечества».

Я её начал читать и до самого конца не мог оторваться.

В ней содержится простой и ясный очерк великого гуманитарного дела, основанного на теории, которая может показаться наивной, настолько она понятна и доступна каждому человеку. И каждый, применив её на практике, убедится в её благодетельном действии.

Эмиль Куэ работает неустанно свыше двадцати лет. Сейчас он живёт в Нанси, где в своё время он наблюдал за работами и опытами Льебо, родоначальника теории внушения. Больше двадцати лет он занимается одним этим вопросом — в особенности же распространением метода самовнушения.

К началу нашего века Куэ достиг цели своих изысканий: он открыл огромную и всем присущую силу самовнушения. На основании бесчисленных опытов он доказал роль подсознания при органических болезнях. Это совершенно новая мысль, и великая заслуга скромного учёного состоит в отыскании средства против страшных болезней, считавшихся до сих пор неизлечимыми, и против самых тяжёлых болезненных ощущений, которые не знали никогда облегчения.

Не имея возможности входить здесь в подробные научные рассуждения, я постараюсь показать лишь, каким образом нансийский учёный практически применяет свой метод.

В результате многолетней упорной работы и бесчисленных наблюдений Куэ выработал краткую формулу, которую нужно повторять утром и вечером.

Произносить её нужно с закрытыми глазами, приняв позу, удобную для расслабления мускулатуры, то есть в постели или в кресле, — вполголоса, однообразным тоном.

Эта магическая формула следующая: «Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше».

Повторять формулу следует двадцать раз подряд, отсчитывая на бечёвке с двадцатью узелками, играющей роль чёток. Эта кажущаяся мелочь имеет большое значение: она способствует механическому произнесению формулы, а это особенно важно.

Пока человек говорит эти слова, проникающие в подсознание, он не должен думать ни о чём определённом — ни о болезни, ни о заботах; он должен быть совершенно пассивным, испытывая одно лишь желание — чтобы ему стало действительно лучше. Слова «во всех отношениях» имеют обобщающее значение.

Желание это должно проявляться без особой страстности, без всякого напряжения, но с твёрдой уверенностью в достижении успешного результата.

Применяя самовнушение, Эмиль Куэ отнюдь не обращается к воле, а исключительно к воображению. Воображение играет первенствующую роль, оно неизмеримо могущественнее, чем наша воля, к которой мы привыкли всегда обращаться.

«Проникнитесь верой в себя самих, — говорит нам мудрый учитель, — будьте уверены, твёрдо уверены, что всё обстоит хорошо». Слова его действительно сбываются: тем, кто обрёл веру, слепую веру, укреплённую терпением и выдержкой, в самом деле становится всё лучше и лучше.

Так как наилучшее доказательство — факты, то я позволю себе рассказать, что испытал я сам, прежде чем познакомился с Куэ.

Повторю ещё раз, что только в сентябре этого года я впервые увидел книгу Бодуэна. После обстоятельного теоретического очерка автор приводит длинный ряд случаев исцеления самых разнообразных болезней: воспаления кишок, экземы, заикания, афазии, воспаления лобной пазухи, длившегося двадцать пять лет и потребовавшего одиннадцати операций, воспаления матки, воспаления яичника, различных опухолей, расширения вен, и пр. — в особенности же глубоких туберкулёзных язв и чахотки в последней стадии (случай госпожи Д. из Труа, 30 лет, ставшей матерью после полного выздоровления). Исцеления эти в ряде случаев подтверждаются врачами, пользующими больных.

Эти примеры произвели на меня глубочайшее впечатление: передо мною было настоящее чудо.

Речь шла ведь не о нервных заболеваниях, а о недугах, перед которыми совершенно бессильна медицина. Для меня было полным откровением, что этим путём можно излечить даже туберкулёз.

В течение двух лет у меня было воспаление лицевого нерва и я невыносимо страдал от боли.

Четыре врача (из них два специалиста) изрекли приговор, который один уже своим вредным влиянием на мою психику способен был только усилить страдания: «Тут ничего поделать нельзя».

Эта безнадёжность стала для меня, конечно, источником пагубного самовнушения.

Усвоив себе формулу «с каждым днём… и т.д.», я стал повторять её с такой верой, что она действительно, казалось, была способна двигать горами. Сняв с себя все бинты и повязки, я под дождём и ветром ходил с обнажённой головой по саду и тихо повторял про себя: «Я буду здоров, воспаление нерва пройдёт, оно проходит, проходит, оно больше не повторится, и т.д.». Уже на следующий день я был здоров и никогда с тех пор не испытывал больше этой страшной болезни, из-за которой не мог ступить шагу из дому при малейшем ветерке или малейшей сырости и которая отравляла мне всю жизнь. Я был вне себя от счастья. Скептики скажут: что же тут особенного, всё это нервы. Они правы, конечно, я с ними не спорю. Но воодушевлённый достигнутым первым успехом, я попробовал применить метод к отёку на левой лодыжке, образовавшемуся вследствие якобы неизлечимой болезни почек. Через два дня отёк как рукой сняло. Я стал применять тогда самовнушение к своей лёгкой утомляемости, к угнетённому состоянию духа и пр. и достиг и тут таких поразительных результатов, что у меня было одно только желание: поскорее поехать в Нанси и поблагодарить своего спасителя. Я отправился туда и познакомился с этим выдающимся человеком. Его простота и доброта очаровывают. Он стал моим другом. Я сгорал от нетерпения увидеть его поскорее за работой. Он пригласил меня на 6* свой публичный сеанс. Я услышал нескончаемый поток благодарности. Для него не существует препятствий, он побеждает все болезни: лёгочные заболевания, перемещения органов, Поттову болезнь (!), астму, параличи — короче говоря, весь вражеский легион. Я сам был свидетелем, как паралитичка, только что в скрюченной позе сидевшая на стуле, встала и пошла по комнате. Куэ говорил с больными и возбуждал в них веру, огромную, неизмеримую веру в самих себя. Он говорил: «Научитесь лечить себя самих, это в ваших силах, вы это можете. Я никогда ещё никого не исцелил. В вас самих ключ к исцелению, обратитесь к вашему собственному духу, заставьте его служить вашему телесному и душевному благу — он вас услышит, он вас исцелит, вы будете счастливыми и сильными». После этих слов Куэ подошёл к парализованной женщине: «Вы слыхали то, что я говорил? Вы верите, что вы будете ходить?» — «Да». — «Тогда встаньте и идите». Женщина встала, пошла и обошла кругом всего сада. Чудо свершилось.

Одна молоденькая девушка, страдавшая Поповой болезнью, рассказала мне с восторженной радостью, как после трёх сеансов её позвоночник совершенно выпрямился, как она чувствует себя вновь возрождённой, — а ведь ещё только недавно она считала себя навек обречённой…

Три женщины, исцелившиеся от лёгочных заболеваний, дрожащим от счастья голосом рассказывают, как они вернулись к работе, к нормальной жизни. Куэ посреди всех этих людей, к которым он относится с любовью, показался мне каким-то существом особого порядка: ведь он ни за что не берёт денег, весь свой труд исполняет бесплатно, его исключительное самопожертвование не хочет и слышать ни о каком вознаграждении. «Но ведь я же вам должен, — говорю я ему, — ведь я вам обязан всем…» — «Ничем, кроме радостного сознания, что вы и впредь будете здоровы…»

Непреодолимую симпатию вселяет этот простой и добрый человек. Взяв меня под руку, он пошёл показывать свой огород: он встаёт очень рано и сам его возделывает. Будучи почти абсолютным вегетарианцем, он с особой любовью осматривает плоды рук своих. А потом опять возобновляет серьёзную беседу: «Вы обладаете неограниченной силой духа. Если научиться владеть ей, то она оказывает благотворное воздействие на наш физический мир. Воображение подобно коню без узды и поводьев. Он впряжён в вашу повозку и способен наделать всяческих глупостей: может понести и убить вас. Но запрягите его как следует и направьте его верной и твёрдой рукой: он пойдёт куда вы хотите. Точно так же обстоит дело и с воображением. Ради нашего собственного блага мы должны управлять им. Самовнушение, произнесённое вслух, хотя бы тихим шёпотом, но непременно сопровождающееся движением губ, есть приказание, которому подчиняется подсознание; это приказание выполняется без нашего ведома, главным образом ночью — вечернее самовнушение играет поэтому наиболее существенную роль и даёт наиболее благоприятные результаты.

Если вы испытываете физическую боль, применяйте сверх этого ещё и формулу: «Проходит, проходит…»; произносите её очень быстро, скороговоркой, поглаживая рукой по больному месту или по лбу, если речь идёт о тяжёлом душевном переживании.

На психику этот приём оказывает чрезвычайно благоприятное влияние. Призвав таким образом на помощь своё подсознание, вы можете им потом пользоваться во все трудные минуты жизни».

В этом мне тоже удалось убедиться на опыте, насколько благотворное действие оказывает новый метод. Вы теперь с ним познакомились.

Но вы узнаете его ещё лучше, если прочтёте названную мною книгу Бодуэна, его брошюру «Сила внутри нас» и, наконец, коротенькую книжку самого Куэ.

Если своими строками я сумею пробудить в читателе желание лично отправиться в Нанси, то он, как и я, встретит там и от всего сердца полюбит человека, который единственный, может быть, своей благороднейшей добротой и истинной любовью к ближним воплощает в жизнь Заветы Христа.

И подобно мне каждый обретёт там своё телесное здоровье и душевное благополучие. Жизнь покажется ценнее и прекраснее. А ведь всё это стоит того, чтобы произвести опыт.

М. Бурна-Провенс

Каким должно быть воспитание детей?

Какой бы парадоксальной ни показалась, на первый взгляд, моя мысль, но я утверждаю, что воспитание ребёнка должно быть начато до его рождения. В самом деле: если женщина, забеременев, составит себе представление о поле ребёнка, который должен появиться на свет, и о тех физических и душевных качествах, которые ей хотелось бы видеть в нём воплощёнными, и будет в течение всей беременности это представление в себе поддерживать, то у неё, наверное, родится ребёнок соответствующего пола и соответствующего типа.

У спартанок рождались только сильные дети, становившиеся впоследствии неустрашимыми воинами, так как наибольшим желанием матерей было дать отечеству именно такое потомство.

Напротив того, у афинских женщин рождались дети с наклонностью к интеллектуальным интересам: духовные качества значительно преобладали в них над физическими.

Рождающийся при таких условиях ребёнок чрезвычайно легко воспринимает делаемые ему благие внушения и превращает их в самовнушения, которые впоследствии обусловливают дальнейшее течение его жизни. Следует твёрдо помнить, что все наши слова и все наши поступки суть не что иное, как результат самовнушений, вызываемых в большинстве случаев внушением примера или слышанного слова.

Что же должны делать родители и наставники, чтобы препятствовать проникновению в детей вредных самовнушений и, наоборот, способствовать внедрению благих? Прежде всего — быть с ними всегда ровными и спокойными и говорить хотя и ласковым, но твёрдым и решительным тоном. Таким путём легче всего заставить детей слушаться: у них не возникнет при этом желания оказать какое-либо сопротивление.

В особенности — и это самое главное — избегайте в отношении к детям грубости: вы всегда рискуете вызвать у них этим самовнушение страха, сопряженного с ненавистью.

Избегайте также говорить в их присутствии дурно о ком-нибудь, как это часто слышишь в салонах, где с самым невинным видом перемывают косточки близких друзей. Дети следуют неизбежно дурному примеру, и это может повлечь за собой в некоторых случаях самые печальные последствия.

Пробуждайте в детях желание знакомиться с явлениями природы и старайтесь заинтересовать их понятными объяснениями, даваемыми живым, занимательным тоном. Отвечайте с охотой на все их вопросы и не отталкивайте их словами: «Ты мне надоел, оставь меня в покое, узнаешь в своё время».

Каков бы ни был повод, никогда не говорите ребёнку: «Ты лентяй, ты ни к чему не способен, и т.п.». Эти упрёки могут вызвать в нём действительно соответствующие недостатки.

Если ребёнок ленив и плохо учится, попробуйте сказать ему, хотя бы это была и неправда: «Ну вот, сегодня ты лучше, чем всегда, приготовил урок. Старайся, мой милый!» Ободрённый этой непривычной похвалой, ребёнок несомненно займётся в следующий раз более усердно и мало-помалу, благодаря такому разумному поощрению, действительно станет прилежным.

Ни в коем случае не говорите в присутствии детей о болезнях — вы всегда рискуете тем, что вы их в них вызовете. Разъясните им, наоборот, что нормальное состояние человека — здоровье, и что болезнь — аномалия, своего рода недостаток, которого можно избегнуть правильной и умеренной жизнью.

Не приучайте детей бояться всевозможных неприятных ощущений — холода, жары, дождя, ветра и т.п. Говорите им, что человек может превосходно переносить всё, нисколько не страдая и не жалуясь.

Не рассказывайте и без того боязливым детям про всякую нечисть: страх, поселённый в ребёнке, может проявиться впоследствии в очень печальной для него форме.

Родители, не воспитывающие своих детей сами, должны выбирать для этого лиц, которым они вполне доверяют. Мало ещё, чтобы воспитатель любил детей, — нужно, чтобы он обладал именно теми качествами, которые вы хотели бы развивать в ребёнке.

Пробуждайте в детях любовь к труду и к занятиям — говорите прямо, что это вовсе не трудно, давайте им все объяснения, как я уже указывал, в понятной и занимательной форме, вводите в них забавный анекдотический элемент, чтобы ребёнок всегда с нетерпением ожидал следующего урока.

Вселяйте в детей убеждение, что труд необходим человеку, что тот, кто не работает, никому не нужен, что всякая работа доставляет чувство глубокого и здорового удовлетворения, между тем как праздность, которая кажется некоторым такою заманчивой, порождает тоску, неврастению, отвращение к жизни и в конце концов приводит к распутству и даже к преступлению: человек не располагает возможностью удовлетворять те свои страсти, которые вызвала у него праздная жизнь.

Научайте детей быть всегда вежливыми и учтивыми со всеми, — в особенности же в отношении тех, кого случайность рождения поставила ниже их, — уважать старость и не смеяться над зачастую связанными с ней физическими и моральными недостатками.

Говорите им, что человек должен любить одинаково всех, без различия происхождения, что он должен быть всегда готовым оказать помощь тому, кто оказался в нужде, что он должен думать о других больше, чем о самом себе. Только действуя таким образом, человек, не стараясь даже, обретает внутреннее удовлетворение, которого всю свою жизнь ищет эгоист, но никогда не находит.

Вселяйте в детей веру в самих себя — научите их тому, что перед тем как что-нибудь сделать, человек должен всё хорошенько обдумать и тщательно избегать скороспелых решений. Но затем, однако, обдумав, он не должен уже колебаться и отходить от решения — разве только если ему докажут, что он заблуждался.

Обратите особенное внимание ребёнка на то, что каждый должен вступать в жизнь с вполне определённой идеей и твёрдой уверенностью в достижении цели, что, благодаря влиянию идеи, он этой цели безусловно достигнет. Но при этом он вовсе не должен сидеть сложа руки: нет, побуждаемый своей идеей, он просто сделает всё, что ему нужно сделать; он воспользуется всеми возможностями или даже одной какой-нибудь малейшей случайностью, пусть это будет хотя бы даже соломинка в руках утопающего. И наоборот, тот, кто в себе сомневается, ничего достигнуть не может: он фатально делает всё для того, чтобы потерпеть неудачу.

Чрезвычайно важно, чтобы родители и наставники показывали детям пример. Ребёнок в высшей степени восприимчив к внушению. Он делает всё, что на его глазах делают другие. Пусть родители удерживаются поэтому от дурных примеров.

Как только ребёнок научается говорить, просите его произносить утром и вечером по двадцать раз: «Мне с каждым днём становится во всех отношениях всё лучше и лучше». Эта формула способствует и у детей прекрасному физическому и душевному состоянию.

Устранять в детях замеченные недостатки и вызывать в них желательные качества можно чрезвычайно успешно нижеследующим внушением.

Каждую ночь, как только ребёнок уснёт, подойдите к его постели как можно тише, чтобы его не разбудить, станьте на расстоянии около метра подле него и пятнадцать-двадцать раз подряд произносите тихим голосом (шёпотом) то, что вам бы хотелось в нём вызвать.

Наконец, я считаю весьма желательным, чтобы наставники каждое утро делали своим воспитанникам нижеследующее внушение. Попросив их закрыть глаза, следует сказать им: «Дети, я знаю, что вы будете всегда вести себя хорошо, будете учтивы ко всем и будете слушаться своих родителей и воспитателей. Когда они вам что-нибудь велят сделать или сделают замечание, вы его сейчас же исполните и вам это будет нисколько не трудно. Вам кажется иногда, что вам делают замечание для того только, чтобы вам было неприятно. Теперь вы хорошо понимаете, что это делается только в ваших же интересах, и поэтому вы всегда будете испытывать только чувство благодарности к тем, кто с этим к вам обращается.

Вы полюбите всякий труд, каков бы он ни был. А так как сейчас ваш труд сводится к занятиям, то вы с любовью будете относиться ко всем предметам, которые вы изучаете, в особенности же к тем, которые до сих пор вам не нравились. Когда вы придёте в школу и будете слушать учителя, вы устремите всё своё внимание, всё целиком на то, что он будет вам говорить, и совершенно не будете думать о шалостях или глупых выходках ваших товарищей и сами, конечно, их не будете делать.

А так как у вас есть способности, то вы легко поймёте и усвоите себе то, что будет говорить вам учитель: всё, чему вы научитесь, расположится в порядке на полочках вашей памяти и будет там всегда в вашем распоряжении: по мере надобности вы всегда сможете воспользоваться оттуда тем или другим.

Когда дома вы занимаетесь одни или готовите уроки, относитесь к занятиям так же со всем вашим вниманием, и у вас будут всегда наивысшие отметки».

Вот те указания, правильное применение которых даёт возможность развивать в детях наилучшие физические и душевные качества.



Страница сформирована за 1.56 сек
SQL запросов: 191