АСПСП

Цитата момента



Если в семье только одна жена, она может вырасти эгоисткой.
Эгоизму — бой!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наблюдение за детьми в моей школе совершенно убедило меня в правильности точки зрения – непристойности детей есть следствие ханжества взрослых.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

С.В. Кривцова. Учитель и проблемы дисциплины

Серия "Психолог в школе"

«Генезис», 2004.

Эта книга - о том, как вести себя твердо, но доброжелательно с детьми, нарушающими правила поведения в классе. По мнению автора, сталкиваясь с подобными случаями, учитель должен уметь распознавать истинный мотив «плохого поведения» ребенка, выбирать наиболее эффективный способ немедленного прекращения выходки и разрабатывать поддерживающую стратегию взаимодействия с этим ребенком, позволяющую снижать повторение подобных проступков в будущем. Книга содержит не только психологический анализ всех этих умений, но и сценарий тренинговой работы педагогами.

От автора

Эта книга для тех, кто считает, что школа не может быть равнодушной к проблемам личностного роста своих учеников: для педагогов, школьных психологов, школьной администрации. К сожалению, в наше время воспитательные системы в школе — огромная редкость. Прагматизм современной жизни не обошел стороной ни учителей, ни родителей. «Во многих школах, средних учебных заведениях, вузах воспитание как педагогическая цель вообще отсутствует Декоммунизация общественного сознания, роспуск пионерской организации и комсомола, отказ от идеологических установок недавней воспитательной системы и ее разрушение — все это повлекло и организационно-педагогические перемены: сокращаются штаты организаторов, вожатых, классных руководителей… Уже началось массовое бегство педагогов из сферы воспитания…» — писал В.А. Караковский, один из приверженцев систематического воспитания ребенка в стенах школы (Караковский, 1993). Если за прошедшие десять лет что-то и изменилось, то непринципиально.

Воспитание — это создание системы условий, в которой происходит развитие личности. В основе предлагаемой нами технологии лежат гуманистические взгляды на развитие личности. Вместо «всестороннего развития личности», которое никто никогда реально не мог представить, я предпочитаю говорить о пути к зрелости. Вслед за Карлом Роджерсом я считаю, что стремление к зрелости имманентно присуще всем людям: и взрослым, и детям, и умным, и не очень, и «трудным», и благополучным. Эта особенность человека называется личностным ростом и сопровождает его всегда, прежде всего в период взросления.

Один из аспектов взросления — социально-психологическая адаптация детей и подростков. Речь идет не только о предупреждении детской и подростковой преступности, наркомании и алкоголизма.

Гораздо более широкие слои подростков просто плохо адаптированы к реальной жизни, не могут поставить перед собой реальные цели, не чувствуют себя уверенно и потому легко внушаемы и зависимы. Мой опыт психологической работы с подростками показывает, что именно «хорошие» мальчики и девочки, у которых нет двоек по поведению и которые не доставляют больших проблем учителям, чувствуют себя после окончания школы наиболее растерянными и уязвимыми. По привычке они продолжают демонстрировать «послушное» поведение и… быстро понимают, что во взрослой жизни им нужно нечто иное.

Взросление без личностного роста обрекает подростка на серьезные трудности, и мы не можем недооценивать возможности школы в решении задачи развития личности ученика. Сегодня для многих детей школа остается единственным местом, где хоть кому-то есть дело до ребенка и его проблем. Вслед за известным американским педагогом Уильямом Глассером, я полагаю, что любой ребенок имеет право рассчитывать на школу как на место, где он может пережить радость достижения, почувствовать себя победителем (Глассер, 1991). Я уверена, что никто не снимал со школы функции подготовки детей к взрослой жизни. Вместе с тем работа школы по социально-психологической адаптации детей, а тем более направленная работа по развитию личности, сегодня практически никак методически не обеспечена. В этой книге я попыталась изложить конкретную психолого-педагогическую технологию, которая, с моей точки зрения, весьма эффективна.

Книгу можно было бы назвать «Учитель и проблемы дисциплины. Как корректировать поведение и повышать самоуважение учеников, которые "плохо" себя ведут». Под «плохим» поведением я понимаю не только хулиганские и хамские выходки, но также любое неадаптированное, «инфантильное», недостойное поведение, поэтому слово «плохое» я везде беру в кавычки. К образцам такого поведения я также отношу потерю интереса к учебе, страх отвечать у доски, неверие в себя, зависимое и неуверенное поведение изгоя, — то есть все, что указывает на неадаптированность ученика.

В основе содержательной части программы лежит адаптированный перевод книги Линды Альберт «Кооперативная дисциплина» (Albert, 1996), к которому добавлены разделы, не представленные в американском варианте психологического тренинга для педагогов.

Если вы психолог и интересуетесь не только содержанием предлагаемой программы, но и технологией работы по ней, то вам имеет смысл прочитать Приложение — Сценарий тренинга. Сценарий содержит детальное описание каждой групповой встречи: цели и стратегию поведения ведущего, содержание и структуру дискуссий, схемы проведения и обсуждения упражнений и проблемных ситуаций.

Сценарий тренинга является авторской разработкой.

Я взялась за эту работу не случайно, хотя никогда не работала учителем и уже довольно давно вышла из подросткового возраста. Наверное, так же, как и все, я хорошо помню свои подростковые проблемы и переживания. Размышляя над тем, почему я занимаюсь этой темой, я обнаружила, что весь мой путь в профессиональной жизни — и выбор факультета психологии МГУ, и дальнейшая специализация на кафедре педагогической психологии, и вот уже пятнадцатилетняя работа с подростками и с теми, кто учит подростков, — все это выросло из школьных подростковых переживаний девочки-отличницы, у которой при внешнем благополучии было много вопросов к миру, оставшихся в то время без ответа. Потому эта книга ни в коей мере не является сухим сборником советов и рекомендаций, скорее можно сказать, что в ней — результаты моего поиска ответов на детские вопросы. И этот поиск, к счастью, еще не окончен.

С. В. Кривцова

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Мини-тест для читателя, или Попытка ответить на вопрос, нужно ли вам читать эту книгу

В каждой паре утверждений выберите то, с которым вы в большей степени согласны, и обведите кружком соответствующую ему букву — А или Б.

***

А. Я никогда не испытываю отрицательных чувств по отношению к своим ученикам.

Б. При общении с учениками у меня возникают самые разные чувства, в том числе гнев, раздражение и даже страх.

***

А. Регулярно указывая ребенку на его ошибки, я действую для его же блага, так как это способствует достижению высоких результатов.

Б. Я считаю, что постоянная критика приводит не к безошибочной деятельности, а к потере интереса к предмету.

***

А. Часто мои ученики совершают такие поступки, которые, кроме презрения, ничего не вызывают.

Б. Я чувствую, что чем хуже «выходка» ученика, тем больше он нуждается в поддержке.

***

А. Ребенок никогда не должен забывать, что взрослый умнее, старше и опытнее его.

Б. Я считаю, что важно сотрудничать с детьми, то есть радоваться, играть, грустить, совершать ошибки вместе с ними.

***

А. Мои ученики не в состоянии что-нибудь сделать самостоятельно, а если и делают что-то, то обязательно не так.

Б. Дети должны пробовать себя, при этом они, конечно, часто ошибаются, и все, что может сделать учитель, это научить детей спокойно исправлять последствия своих ошибок и не бояться их.

***

А. Очень полезно ставить в пример детям их более успешных сверстников.

Б. У детей зарождаются комплексы, когда их с кем-то сравнивают.

***

А. Учеников не должны интересовать чувства, мысли и переживания учителей.

Б. Даже когда учитель тщательно скрывает свои чувства к ученикам, они хорошо ощущают и зависят от них.

***

А. Хороший учитель должен прежде всего учить предмету, а не заниматься внутренним миром и переживаниями учеников.

Б. Хороший учитель точно чувствует эмоциональное состояние учеников и учитывает его в своей работе.

Подсчитайте результаты.

Если вы выбрали пять и более утверждений, обозначенных буквой Б, то вы — наш единомышленник. Уверены, что эта книга доставит вам удовольствие, потому что в ней говорится о том, над чем вы думаете, и многое, о чем вы догадывались, здесь изложено в виде психолого-педагогических приемов и рекомендаций. Кроме того, прочитав эту книгу, вы наверняка получите ответы на многие свои вопросы.

Если среди ваших ответов буквой Б обозначены 3—4 утверждения, то все равно вы — наш читатель. Только не торопитесь сразу же изучать Сценарий тренинга. Начните чтение с первой части книги, в которой рассказывается о том, как быть твердым и одновременно доброжелательным, как научить ребенка отвечать за свои поступки, не снижая его внутренней свободы и не умаляя его достоинства. Возможно, какие-то наши идеи покажутся вам неприемлемыми, но в целом предлагаемая нами психолого-педагогическая технология может вызвать у вас понимание и значительно расширить репертуар ваших профессиональных приемов.

Если из всех выбранных вами утверждений не более двух обозначены буквой Б, то вряд ли эта книга покажется вам полезной. Не стоит тратить на нее время, лучше подарите ее какому-нибудь молодому коллеге.

Введение

Все учителя и воспитатели, в школе и в дошкольных учреждениях, в первом классе и в старших классах, молодые и опытные, обязательно сталкиваются в своей работе с проблемами дисциплины. Уже после первых дней своей работы в школе учитель знает, что у его учеников имеются сотни способов мешать уроку, «заводить» класс и исподтишка срывать объяснение материала. Вот два первых пришедших на ум примера…

Пятиклассник Петя Птичкин постоянно забывает дома тетрадь по математике и отказывается работать на уроке. Когда учительница попросила его открыть учебник и решать задачи, он сказал, что у него нет учебника, а сам бросил его под парту и пытался ногой задвинуть подальше в угол. Стоит учительнице отвернуться к доске, как Петя начинает бормотать ругательства и отвлекать внимание одноклассников.

Дина Семенова, восьмиклассница, постоянно опаздывает на историю, забывает тетрадь и учебник, отказывается отвечать и участвовать в обсуждении нового материала. Когда учительница истории говорит ей, что поставит двойку за год или вызовет родителей, Дина с вызовом отвечает, что ей наплевать и что все равно им придется терпеть ее до окончания девятого класса.

Такие или похожие Пети и Дины встречаются в каждом классе. Как мы реагируем на их поведение, зависит от «философии дисциплины», которую — осознанно или нет — проповедует конкретный педагог. Здесь можно выделить три разных подхода.

Первый подход можно назвать «руки прочь». Педагоги, которые придерживаются невмешательского подхода, считают, что молодые люди сами постепенно научатся управлять своим поведением, контролировать себя и принимать верные решения. Такие учителя в лучшем случае разъясняют ученикам, что случилось, когда все уже случилось. Программа дисциплины с точки зрения этого подхода сводится к обучению навыкам общения: эмпатическому слушанию, отражению чувств и т.д.

Второй подход можно было бы назвать подходом «твердой руки». Педагоги, придерживающиеся этого метода, верят в то, что внешний контроль совершенно необходим для воспитания. Такие учителя очень похожи на начальников: они требуют, командуют, направляют. Их программа дисциплины предполагает овладение навыками манипулирования учениками ради их же блага. Основные методы воздействия — угрозы и шантаж: «Если ты не замолчишь, я…» (далее называется наказание, связанное с хорошим знанием «слабых мест» каждого ученика).

Третий подход можно назвать «возьмемся за руки». Педагоги, которые придерживаются такой позиции, считают, что конкретные поступки учеников — это результат действия обеих сил: внутренних побуждений и внешних обстоятельств. Такие учителя берут на себя трудную роль ненавязчивого лидера, каждый раз подталкивающего ученика к необходимости осознанного выбора. Они также включают самих учеников в процесс установления правил. Их программа поддержания дисциплины строится на позитивных взаимоотношениях с учениками и повышении их самоуважения с помощью стратегии поддержки.

Нам ближе всего третий подход. Действовать рука об руку с учениками, родителями и коллегами, объединяясь не для разработки планов наказания, а для реализации плана развития личности каждого ученика класса, — вот чему учит предлагаемая нами программа.

В основе партнерского подхода к проблемам дисциплины лежит качество взаимодействия «учитель—ученик». Мы основывались на определении Томаса Гордона: «Коммуникативно компетентным является такое поведение, которое повышает (или не снижает) возможности для последующих коммуникаций с другими или с самим собой каждого из партнеров по общению в качестве свободной личности» (Gordon, 1975).

Ключевое понятие - конструктивное взаимодействие учителя с учеником

Мы, учителя, предъявляем к ученикам определенные требования и ожидаем, что поведение учеников будет им соответствовать. То, что в школе к ребенку будут предъявляться особые требования, внушают ему и родители, и детский сад. Но есть и другая сторона — чего от нас, учителей, ожидает ребенок? Итак, взаимодействие учителей и учеников в стенах класса и школы — это всегда «улица со встречным движением»: мы относимся к ученикам, ожидая от них определенного отношения, и они относятся к нам, ожидая от нас… Но чего? Ответ на этот вопрос становится просто интригующим, когда отношение ученика к учителю выражается в форме конфликтного, «плохого» поведения, неприятной выходки, серьезного проступка.

Чтобы грамотно строить конструктивное взаимодействие с нарушителем дисциплины, необходимо:

  • 1. Распознать истинный мотив проступка.
  • 2. В соответствии с ним выбрать способ, чтобы немедленно вмешаться в ситуацию и прекратить выходку.
  • 3. Разработать стратегию своего поведения, которая привела бы к постепенному снижению числа подобных проступков у этого ученика в будущем.

В книге мы рассматриваем все три вида навыков, предлагаем методику точного определения скрытой цели любого нарушения дисциплины в классе, а также анализируем разнообраз ные приемы партнерского взаимодействия в ситуациях нарушения дисциплины, вызванного разными целями. Хотелось бы, чтобы педагоги не ограничивались сиюминутным прекращением плохого поведения, а пошли дальше, формулируя стратегии создания позитивных взаимодействий, формирующих высокое самоуважение учеников.

Новизна излагаемого в книге подхода — в том, что она учит не только исправлять (корректировать) поведение, но и формировать, строить личность ученика.

Внутренняя свобода и «плохое» поведение

Критерием компетентности педагогического общения Томас Гордон назвал сохранение внутренней свободы партнера по общению. Что это означает? Когда учитель взаимодействует с учеником — говорит с ним или просто как-то на него реагирует, — он может настаивать на своем, требовать, угождать, оправдываться, он может говорить тихо или громко, спокойно или взволнованно. Не это определяет качество общения. Правильным считается такое общение, в результате которого ученик и учитель не теряют внутренней свободы.

Свободная личность — это ответственная личность. Сколько в человеке ответственности, столько и свободы. Некоторые способы общения просто уничтожают «свободу-ответственность» ребенка.

Учительница (с раздражением): Выйди вон из класса!
Ученик: Почему я ?
Учительница: Потому что я так сказала.

В этой схеме общения от ребенка не требуется ответственного отношения к своим поступкам, требуется только послушание. Свобода-ответственность — нечто прямо противоположное послушанию. Она складывается из двух факторов: необходимости самому сделать выбор и самому нести ответственность за последствия этого выбора. Настаивая на своем и угрожая («Если ты не прекратишь, вызову папу в школу!»), учитель не дает ученику возможности сделать выбор. Подчиняясь силе, ученик выходит из такого общения менее свободным и… более безответственным. Менее свободным становится и сам учитель: не случайно авторитарные учителя много времени и сил уделяют процессу оправдания себя. Партнерские отношения с учениками избавляют учителя от необходимости оправдываться впоследствии. Они с самого начала строятся на двух воспитывающих личность правилах:

  • ученик всегда выбирает поведение, и учитель помогает сделать выбор осознанным;
  • свобода выбора — это готовность самому отвечать за его последствия.

Важно, чтобы партнерские отношения устанавливались не только между учителями и учениками, но также и между учителями и родителями и между учителями и администрацией школы. Это принципиально, так как почти всегда участники школьного процесса, сталкиваясь с нарушениями дисциплины, начинают играть в игру «Кто виноват?». Каждому хочется указать пальцем на кого-то или что-то, что является причиной произошедшего. Обычно такими причинами выступают родители, алкоголизм, современная музыка, телевидение, социальные проблемы, наркотики, преступность… В игре «Кто виноват?» нет победителей: все игроки остаются внутри проблемы, не продвигаясь к какому-то положительному решению. Все чувствуют свою правоту и в то же время боятся повторения «плохого» поведения.

Психолого-педагогическая программа «Учитель и проблемы дисциплины» — это способ изменить поведение учеников и отношения в школе, невзирая на сильнодействующие внешние факторы и обстоятельства.

Глава 1. Школьный план действий - пять шагов

Где бы вы ни работали — в детском саду, школе или высшей школе, — сталкиваясь с «плохим» поведением своих воспитанников, вы, наверное, спрашивали себя: как поскорее прекратить неподходящее поведение, мешающее вашим занятиям? Как уберечь хороших учеников от влияния дурных и убедить их продолжать хорошо вести себя? Как сделать так, чтобы пассивные ученики отвечали на уроках? Чтобы получить ответ на эти и другие вопросы, для начала полезно познакомиться с тремя основными законами, которым подчинено поведение ваших учеников, кем бы они ни были.

Три основных закона поведения

1-й закон: Ученики выбирают определенное поведение в определенных обстоятельствах.

2-й закон: Любое поведение учеников подчинено общей цели — чувствовать себя принадлежащими к школьной жизни.

3-й закон: Нарушая дисциплину, ученик осознает, что ведет себя неправильно, но может не осознавать, что за этим нарушением стоит одна из четырех целей:

  • привлечение внимания
  • власть
  • месть
  • избегание неудачи.

1-й закон: Ученики выбирают определенное поведение в определенных обстоятельствах

Вера Семушкина опаздывает на все уроки английского и не торопится поднимать руку при опросе. Почему?

Света Петрова очень любит, когда ее хвалят учителя, и сделает ради похвалы любую работу. Почему?

Дина Смольникова всегда с готовностью остается после уроков для любой внеклассной работы. Почему ?

Коля Харитонов тихо бормочет ругательства на геометрии. Почему?

Ответ прост: потому что они выбрали в тот момент именно такое поведение.

щелкните, и изображение увеличится

Многие психологи предлагают сложные и подробные обоснования такого поведения: они объясняют «плохое» поведение детскими впечатлениями, бессознательными мотивами, наследственностью, окружающей средой и воспитанием. Такие научные трактовки, справедливыми они являются или нет, не могут нам помочь установить в классе нормальную дисциплину. Так, учительница Веры Семушкиной ничего не может сделать, чтобы изменить детские впечатления Веры, а учитель геометрии Коли Харитонова не может изменить неблагополучных условий его жизни. Энтузиазм Светы Петровой объясняется тем, что за каждую похвалу или отличную оценку она получает денежное вознаграждение, и ее учительница не в состоянии изменить такой способ мотивации, придуманный родителями Светы. Дина с такой готовностью помогает после уроков, потому что ей не хочется идти домой, где царит напряженная атмосфера, и ее учительница не может изменить обстановку в семье Дины.

Учителям не дано возвращать в прошлое своих учеников и изменять их жизнь вне школы. Но когда мы говорим, что конкретное поведение — это один из выборов человека, мы тем самым приобретаем силу, чтобы уменьшить и свести на нет неадекватное поведение Веры Семушкиной и Коли Харитонова, а также чтобы увеличить и развить хорошее поведение Дины Смольниковой и Светы Петровой.

Коля Харитонов выбирает способ поведения. Доказательством этого служит факт, что на других уроках он ведет себя совсем по-другому. Учительница истории считает, что Коля — яркая, активная личность и способный ученик, а учитель геометрии возмущен тем, что Коля ругается и срывает ему урок за уроком. Так почему «условия воспитания» Коли приводят к совершенно разным результатам на уроках истории и геометрии? Разве дело в этих условиях? Конечно, нет. На обоих уроках он выбирает такое поведение, которое ему подходит.

Когда учитель поймет, что поведение учеников основывается на выборе, он сможет влиять на этот выбор и чувствовать себя увереннее.

Что заставляет детей выбирать? Может быть, выбор связан с правилами поведения в школе, которых они не знают? Опыт показывает, что ученики знают правила и могут их повторить, но… семилетний Саша Пухов часто скачет по школьному холлу, как будто он забыл, что в холле нельзя прыгать. А девятиклассница Надя Гапотченко опаздывает на уроки, позабыв, что в школу нельзя опаздывать. Конечно, Саша и Надя сами выбрали забывчивость, поэтому учительница Саши может «до посинения» требовать, чтобы он прекратил скакать, пока Саша сам не сделает выбор остановиться. Решение выбрать принадлежит Саше и только ему. Существуют правила, но ни правила, ни повторения учителя не сделают Сашу послушным.

Никто и ничто не может однозначно предопределить то или иное поведение. Люди, события или условия могут предлагать определенное поведение, но эти предложения отвергает или принимает сам человек. Выбор существует всегда. Когда мы поймем, что поведение базируется на выборе, мы сможем начать влиять на решения наших учеников о том, как себя вести, гораздо эффективнее. Право выбора должно быть признано учителем за каждым из учеником. Нельзя без ущерба для личности ребенка лишать его этого права, ставя в безвыходную ситуацию. Выбор существует и у нас: мы можем действовать привычными методами «манипулирования», не оставляя ученику выбора, а можем захотеть что-то изменить в своем поведении (но это требует смелости), научиться взаимодействовать с учениками, чтобы они захотели выбирать адекватное поведение взамен не соответствующего правилам.

2-й закон: Любое поведение ученика подчинено общей цели — чувствовать себя принадлежащим к школьной жизни

Базовая цель поведения ученика — чувствовать свою причастность к жизни школы — означает «чувствовать свою важность и значимость». Эта потребность естественна для любого человека, поскольку люди — существа социальные. Ежедневно в течение 10—11 лет полдня школьники проводят в школе, поэтому можно считать нормальным желание каждого занять свое место в этой общности. Вот как понимает назначение школы Уильям Глассер: «Если личностные потребности детей не реализуются дома, они должны реализовываться в школе. Чтобы проложить путь к успеху, дети должны получать в школе то, чего им недостает: добрые взаимоотношения как со сверстниками, так и со взрослыми. В этом порой надежда остается только на школу… именно школа должна открыть каждому ребенку путь к реализации главной жизненной потребности — осознанию себя полноценной личностью» (Глассер, 1991. С. 29—30).

В процессе школьной жизни базовая потребность ученика — ощущать себя причастным к школьной общности — воплощается в три частные цели:

  • ощущать свою состоятельность в учебной деятельности (интеллектуальную состоятельность),
  • строить и поддерживать приемлемые отношения с учителем и одноклассниками (коммуникативная состоятельность),
  • вносить свой особый вклад в жизнь класса и школы (состоятельность в деятельности).

Ученики пытаются достигнуть этих целей всеми возможными способами. Если им неизвестны или недоступны способы приемлемые, они используют то, что учитель называет «нарушением дисциплины» или «плохим поведением».

Как правило, на предпочтение учеником приемлемого или неприемлемого поведения влияют такие условия, как:

  • качество отношений между ним и учителем;
  • атмосфера в классе - поддерживающая или, наоборот, деструктивная;
  • соответствующая этому структура классного коллектива.

3-й закон: Нарушая дисциплину, ученик осознает, что ведет себя неправильно, но может не осознавать, что за этим нарушением стоит одна из четырех целей:

  • привлечение внимания
  • власть
  • месть
  • избегание неудачи.

Эти четыре цели (мотива) поведения выделил американский педагог Рудольф Дрейкурс. Он пишет: «Когда меня спрашивают, на основании какой теории я вывел эти четыре причины, почему их не пять и не сто, — я отвечаю, что просто наблюдал за детьми и нашел только четыре мотива их «плохого» поведения. В 90% случаев присутствует один из этих четырех мотивов. Если вы можете предложить что-то лучшее — пожалуйста» (Дрейкурс, 1968).

Каковы бы ни были цели плохих поступков учащихся, педагоги должны как-то взаимодействовать с ними. "Если они научатся идентифицировать цель нарушения поведения, то смогут конструктивно строить общение с учеником, заменить непродуктивный способ общения с ним на эффективный. И так не один раз, а все время. Правильная стратегия приводит к пошаговому уменьшению доли неприемлемого поведения и, наоборот, к постепенному построению позитивного представления о себе и постепенному увеличению внутренней свободы.

Педагогическое вмешательство — это только создание неких условий, в которых дети могут принять решение изменить поведение, а могут и не принять его. Какое решение примет ученик, зависит от того, учитывает ли взаимодействующий с ним педагог скрытые цели его «плохого» поведения. Эти четыре цели как путеводные нити. Прозрев однажды, учитель понимает, что может помочь ученику чувствовать себя полноценным участником школьной жизни, действуя при этом приемлемыми способами.

Понимая теперь суть основных законов, на которых строится поведение детей, вернемся к случаю с Колей Харитоновым.

Учительница истории и учитель геометрии по-разному оценивают этого ученика. Хорошее поведение и приличная успеваемость на уроках истории объясняется тем, что Коля хорошо относится к учительнице. Их хорошие отношения строятся на принципах взаимной ответственности (благодаря этому Коля чувствует свою коммуникативную состоятельность). Реакции учительницы истории и выставляемые ею оценки по этому предмету создают у него ощущение, что он вполне компетентен в этой области (он ощущает свою интеллектуальную состоятельность). Наконец, он знает, что на уроках истории ему часто поручают ответственное дело — продуцировать идеи и выступать экспертом (что позволяет Коле чувствовать свою нужность, ощущать свой особый вклад в деятельность класса).

На геометрии же мальчик не может реализовать три желанные цели. Его отношения с учителем геометрии не партнерские, но и «никакими» они не являются. Коля вынуждает педагога постоянно обращать на него внимание: он категорически отказывается делать что-то по теме урока — отвечать, решать задачи, уточнять ответы других. Тем самым он избегает столкновений со своей интеллектуальной несостоятельностью, так как если он начнет что-то делать, то неизбежно почувствует ее. Организация работы класса на уроках геометрии такова, что лишает Колю Харитонова возможности взаимодействовать с другими учениками по теме урока и вносить что-то в коллективную деятельность социально приемлемым способом.

И вот Коля Харитонов, как двуликий Янус, демонстрирует на первый взгляд противоречивое поведение — на одном уроке он во всех смыслах хороший ученик, на другом — во всех смыслах плохой. Эта ситуация типична. Все мы наблюдали таких «двуличных» учеников, причем некоторые из них демонстрируют подобную «двуличность» в рамках одной школы, а некоторые в школе на всех уроках ведут себя одним образом, зато дома и вне школы - совершенно другим.

Вот один из типичных диалогов:

Учительница: Ваш Вова очень агрессивен и озлоблен последний месяц. Дня не проходит без драки. Сегодня ему подбил глаз старшеклассник, которого он назвал «козлом».
Мама Вовы: Вова? Не может быть. Он очень спокойный мальчик и дома ведет себя со старшим братом исключительно мирно!

Конечно, мама Вовы, может быть, просто не видит агрессивного поведения сына, не хочет видеть. Но возможно и то, что она дает точное описание «домашнего» поведения своего мальчика. Есть немало детей, доведенных учителем или одноклассниками до агрессивного поведения в школе, которые, однако, прекрасно чувствуют себя вне стен школы, и там они совершенно неагрессивны. Теперь мы с вами понимаем, что слова «Вова прекрасно чувствует себя» означают, что вне школы у него есть возможность ощущать свою интеллектуальную состоятельность, иметь нормальные конструктивные отношения с другими людьми и чувствовать свою нужность, свой особый вклад в решение общих проблем (то есть все три цели достигаются приемлемыми способами). В школе же приемлемых способов Вова не нашел, поэтому он чувствует себя несостоятельным, «чужим» и реагирует на это повышенной агрессивностью.

Вот другой диалог между учителем и родительницей:

Учитель: Хочу поблагодарить вас, Вера Ивановна, за вашу Анжелику! Вежливая, общительная девочка и очень рассудительная, такую редко встретишь, ведь ей всего одиннадцать лет!
Мама: Вы что, издеваетесь? Это несносный ребенок! Она портит жизнь всей нашей семье: и ее отцу, и мне, и ее сводной сестре, всем. Вы, наверное, говорите о ком-то другом.

Тем не менее, как мы понимаем, это разговор об одной и той же девочке.

Нет универсального способа исправить поведение. Родители, которые за сознательное «плохое» поведение запирают ребенка в сарае, воспитатели, которые заставляют переписать 20 страниц словаря Ожегова в качестве наказания — ошибаются. Воспитывающее ответственность педагогическое вмешательство должно соответствовать нарушению дисциплины, связь между проступком и наказанием должна быть понятной ребенку и осмысленной.

У каждого ребенка за проступком стоит уникальная комбинация причин и целей. Поэтому в основе предлагаемой нами программы — индивидуальный подход к каждому конкретному ребенку.

Практический инструмент индивидуализации подхода — составление так называемого Школьного плана действий (ШПД).



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 192