АСПСП

Цитата момента



Настоящий интеллигент никогда не скажет: "Как была дура-дурой, так ею и осталась", он скажет: "Время над ней не властно".
Интеллигента только молитва исправит…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Советую провести небольшой эксперимент. Попробуйте прожить один день — прямо с самого утра — так, будто на вас нацелены десятки телекамер и сотни тысяч глаз. Будто каждый ваш шаг, каждое движение и слово, ваш поход за пивом наблюдаются и оцениваются, имеют смысл и интересны другим. Попробуйте влюбить в себя смотрящий на вас мир. Гарантирую необычные ощущения.

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Эмиль Куэ. Сознательное самовнушение как путь к господству над собой

Купить книгу можно на ЛитРес

Предлагаем вниманию читателя книгу, которую по праву можно назвать уникальной. Первые её издания на русском языке появились в Берлине, Париже и Нижнем Новгороде в 1920-30-х годах, и до недавнего времени она ни разу не переиздавалась и в России почти не известна. В то же время книга Э.Куэ предназначалась самому широкому кругу людей, так как в ней затронута тема сохранения здоровья человека с помощью его собственных сил.

Эмиль Куэ (1857-1926), французский врач-психотерапевт, стал знаменитым благодаря разработанному им методу сознательного самовнушения («метод Куэ»). Очевидно, что сам он обладал огромной энергией и способностью внушать больным веру в безграничные возможности человеческой психики.

П.Ф.Беликов, биограф семьи Рерихов, человек обширных знаний, писал в 1965 году: «В широком смысле самовнушение — мобилизация и дисциплина психических сил человека. Теоретический аспект, внедрённый в практику системой, которую разработал Куэ, до сих пор не имеет научно обоснованной теории. (…) Словесная формула, рекомендованная Куэ, не является непосредственным фактором, устраняющим болезнь. Она только вызывает такой, скрытый от нас, фактор к действию. Отсюда можно сделать заключение, что аналогичным методом можно не только устранять болезни, но и развивать иные, скрытые способности и возможности человека. (…) Этот метод, хорошо воздействуя на развитие психической энергии, абсолютно безопасен, поэтому его можно широко рекомендовать» (Непрерывное восхождение. Т. 2. Ч. 2. М., 2003). Универсальность метода Куэ заключается в полной его безопасности и легкодоступное — при желании им может овладеть каждый человек и тем существенно укрепить своё здоровье.

Некоторые вопросы у читателей может вызвать одно из основных положений метода Куэ, согласно которому «в конфликте между волей и воображением всегда побеждает последнее», и потому автор предлагает исключить из процесса самовнушения какие-либо волевые усилия. В связи с этим необходимо разобраться в том, что именно вкладывает Куэ в понятие воли, считая её отрицательным фактором.

Если мы примем определение воли как «психической способности человека, заключающейся в сознательном управлении своими поступками», то поймём, что без усилия воли невозможно выполнить ни одного требования данного метода. Необходимо отметить, что сам Эмиль Куэ был человеком недюжинной воли, иначе он не смог бы помогать людям своей мощной психической энергией, пробуждая в них собственные силы, способствующие выздоровлению.

Думается, что говоря о мешающей воле, Куэ имел в виду прежде всего волю хаотическую, которая преобладает в сознании людей и допускает такие негативные эмоции, как страх, раздражение, уныние и др. Много ли найдётся людей, которые могли бы сказать о себе, что они способны контролировать свои мысли и чувства в полной мере? Возможно, что «волей» Куэ называл также излишне критическое мышление, которое способно вселять в сознание человека сомнение, неуверенность в себе и тем мешать утверждению оптимизма и здоровья. Понимая, что человеку далеко ещё до умения управлять собой, Э.Куэ интуитивно находит «обходной путь», который заключается в ритмичном и почти автоматическом произнесении очень простых формул положительного, утвердительного характера, полагая, что подсознание, в обход «воле», воспримет эти формулы и сделает своё дело. Вероятно, когда-нибудь наступит и такое время, когда человек научится искусству мышления, научится владеть собой, своими чувствами и мыслями. И тогда будет возможно не только понять, но и осуществить данное некогда мудрое утверждение: «Воля многое может, воля может всё, когда призвана сознательно» (Искры Света. Вып. 8. Новосибирск, 2004). В настоящее время метод Куэ используется во многих направлениях психологии и психотерапии без упоминания имени его автора, поскольку этот метод пережил уже второе столетие и стал всеобщим достоянием. Разнообразные модификации не уменьшают его первоначальной ценности. То зерно, которое посеял Эмиль Куэ, названный во Франции «другом человечества», продолжает расти, давать всходы и помогать множеству людей, стремящихся к здоровью физическому и духовному.

Авторизованный перевод с французского и предисловие Михаила КАДИША

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Широкая популярность, выпадающая на долю того или иного нового течения, открытия или изобретения, всегда таит в себе большую опасность. Как ни заманчива перспектива проникновения нового слова в самую гущу широких слоев населения, как ни велика и ни достойна задача сделать новое завоевание мысли достоянием всех и каждого, — во всех, почти без исключения, случаях этот желательный путь популяризации сопряжён неизбежно с вульгаризацией, с искажением и извращением «нового слова».

Этой участи не суждено было избегнуть и методу самовнушения Эмиля Куэ. Его широкому распространению способствовал целый ряд причин: чрезвычайная общедоступность и простота применения, множество успешных результатов, которыми он по праву может гордиться, и, наконец, личное обаяние самого Куэ, в котором редкий фанатизм в служении идее сочетался с полным бескорыстием и величайшей скромностью.

Но успех неизбежно породил увлечение, своего рода «моду». А с этим неразрывно были связаны и те искажения, которые совершенно затемняют сущность нового метода и в конечном результате — благодаря извращённому толкованию и неправильному применению — подрывают к нему доверие. Вполне прав поэтому проф. Ш.Бодуэн, последователь Куэ и научный его истолкователь, который в предисловии к своей книге «La psychologie de la suggestion et de Г autosuggestion» говорит: «Не в меру фанатические приверженцы метода — его злейшие враги. Они доходят до самых нелепых преувеличений, которые дискредитируют новый метод в глазах серьёзных людей».

С этим печальным явлением необходимо всемерно бороться. Совершенно несомненно, что разъяснение истинной сущности метода, его роли и значения и правильного его применения должно составлять основную задачу всех тех, кто так или иначе стал очевидцем его благотворного действия.

В этом отношении первый упрёк следовало бы послать по адресу представителей научной медицины, врачей. «Я часто убеждался, — говорит проф. Бодуэн, — что как раз наиболее ожесточённые нападки на новый метод исходят от тех учёных, которые не дали себе даже труда наряду с книжкой самого Куэ ознакомиться с моими работами». Руководствуясь ходячим, вульгаризованным представлением о методе, врачи очень часто отмахиваются от него с пренебрежением как от знахарства или в лучшем случае предостерегают от него как от чего-то вредного и опасного.

Со знахарством и прочим медицинским шарлатанством метод Куэ не имеет никаких точек соприкосновения. Базируясь целиком на воспринятом научной медициной учении о «бессознательном» (или «подсознательном»), метод самовнушения в его разработанном проф. Бодуэном теоретическом обосновании может, естественно, вызывать те или иные возражения, ту или иную серьёзную критику, он может в период дальнейшей научной работы претерпеть те или иные изменения и дополнения; но во всяком случае сам метод как таковой — как с точки зрения смелой постановки проблемы, так и с точки зрения неоспоримых благотворных результатов, — заслуживает самого пристального внимания и серьёзного изучения. Что касается мнимого вреда и опасности, сопряжённой с применением метода, то все нападки по этому поводу сводились и сводятся исключительно к одному: метод самовнушения, будучи способен устранять болезненные симптомы, а не первопричину того или иного недуга, отвлекает якобы больного от необходимости систематического медицинского лечения и уводит его от воздействия врача. Не углубляясь в разрешение вопроса о пределах воздействия метода, необходимо резко и решительно опровергнуть делаемое отсюда заключение. Ни сам создатель метода, ни его многочисленные последователи, насчитывающие в своих рядах немало видных и известных врачей, никогда не подрывали пиетета по отношению к научной медицине, не противопоставляли ей метода самовнушения и не «уводили» больного от врача. Наоборот, и в предлагаемой книжке Эмиля Куэ, и во всех работах его учеников и друзей, и, наконец, на всех сеансах массовой и индивидуальной подготовки к восприятию метода — повсюду во главу угла ставится предпосылка необходимости обычных форм медицинского лечения. Больным настойчиво и вразумительно внедряется мысль: «Если вы не были ещё у врача, пойдите раньше к нему; если вы уже лечитесь — продолжайте неизменно ваше лечение». Метод самовнушения может и должен быть испробован как единственный способ лечения лишь в тех случаях, когда медицина либо бессильна в борьбе с заболеванием, либо же когда она сама указывает больному на этот путь, сознательно отдавая себе отчёт в том, что с недугом психогенного происхождения наиболее целесообразно бороться активным и непосредственным воздействием на психику. Во всех остальных случаях достойная и ответственная задача нового метода — быть необходимым, действенным подспорьем обычным формам лечения.

Естественно поэтому, что будущее метода самовнушения предопределится, на наш взгляд, его дальнейшей теоретической разработкой и серьёзным, добросовестно-вдумчивым отношением со стороны практикующих врачей.

Предлагаемая вниманию читателей книжка не может почитаться исчерпывающим научным исследованием. Теоретической разработке метода посвящена, как уже было указано, солидная работа проф. Бодуэна.

Задачи книжки Эмиля Куэ — совершенно иные. Этими же иными задачами обусловливается и вся его жизнь, и вся его плодотворная деятельность.

Не будучи по натуре своей кабинетным учёным, подойдя лишь в зрелом возрасте вплотную к интересовавшей его проблеме и после длительных наблюдений «сконструировав» свой метод, Куэ с самого начала отдал все свои силы его практическому применению. Неустанно работая, день за днём, год за годом, он дал на десятках тысяч примеров доказательство высокой практической ценности нового метода.

Его цель — помочь всем и каждому. Он спешит жить. Его с утра ждут десятки и сотни страждущих. Он знает, он убеждён, что, научив их применению метода самовнушения, он им поможет. У него нет и не может быть времени для теоретической работы, для углубления метода. Он принадлежит людям, живому делу, любви к ближнему. И недаром во Франции он заслужил имя «друга человечества». Работа Куэ длится непрерывно около 25 лет. Но начало её относится к ещё более раннему периоду: в 80-х годах XIX столетия он, скромный аптекарь из небольшого городка подле Нанси, стал внимательно приглядываться к работе известных французских учёных — проф. Льебо и Бернгейма, родоначальников «научного гипнотизма». Подмечая практические недостатки гипнотического лечения, зорко следя за дальнейшим состоянием здоровья многочисленных пациентов, Куэ задумывался над созданием собственного метода. В основу его, вместо принципа подчинения психики пациента воздействию гипнотизёра, он с самого начала положил развитие самодеятельности больного. От специальной и узкой в своём практическом применении терапевтической формы гипнотического внушения Куэ перешёл, таким образом, к самовнушению, которое, по его мнению, является действительно могущественной, действительно универсальной психической способностью человека.

Дальнейшим фазисом развития метода было установление взаимоотношения между сознательной волей и воображением. Вопрос этот подробно и наглядно изложен на последующих страницах. Здесь достаточно лишь отметить, что этот принцип представляет собою попытку последовательного развития учения о подсознании, конструированного школой Фрейда, Брейе-ра и др.

Долгое время — свыше 15 лет — Куэ не решался применять свой новый метод. Первые практические попытки, относящиеся к началу нынешнего столетия, в полной мере подтвердили его предположения. Сперва осторожно и робко — в кругу близких друзей и родных, — потом всё более расширяя круг своих пациентов, Куэ к началу войны имел уже обширную аудиторию. Война не приостановила его работу, но, конечно, сузила её рамки. Однако и под обстрелом германских орудий он продолжал оказывать в Нанси свою активную и бескорыстную помощь.

Расцветом его славы было появление в 1918 -1919 гг. книги проф. Ш.Бодуэна. Выдающийся учёный, профессор Женевского института Жан-Жака Руссо, он собрал в своём труде все достижения нового метода, подверг строгому научному анализу его основные предпосылки и установил его взаимоотношение с другими видами психотерапии. Книга проф. Бодуэна имела огромный успех: её переводы на английский и другие языки вызвали* большую литературу. Имя Куэ стало сразу популярным в Старом и Новом Свете.

Характер деятельности Куэ должен был, естественно, измениться. Аудитория в Нанси стала притягательным пунктом для представителей всех рас и народов. С другой стороны, мировая слава заставляет Куэ очень часто покидать маленький французский городок: его живую проповедь можно услышать сейчас нередко и в Женеве, и в Риме, в Канзасе, в Лондоне, в Амстердаме, в Нью-Йорке. И повсюду, в десятках центров, образовались теперь ячейки его верных учеников и последователей — институты его имени, продолжающие его дело и работающие теоретически и практически над развитием и совершенствованием метода самовнушения. Из этих институтов следует особо отметить, как самостоятельное научное учреждение, основанное проф. Бодуэном в Женеве, Общество Психологии и Психотерапии, членами которого были видные учёные, представители медицинской, психологической, философской и других наук. Упомянем хотя бы имена проф. П.Бове, проф. А.Адлера, д-ра П.Жане, д-ра К.Юнга и нашего соотечественника проф. Б.Вышеславцева. Эмиль Куэ состоит почётным членом этого Общества.

Мы указывали уже, что предлагаемая книжка преследует чисто практические цели. Её задача — ознакомление с новым методом, преподание практических указаний и демонстрация многочисленных примеров. В этом отношении задача осуществлена автором блестяще. Перед тем, кому выпала на долю большая радость присутствовать на одном из публичных сеансов в Нанси, встаёт картина того общего воодушевления, большого психического подъёма и редкой по своей напряжённости атмосферы доверия и веры, в которой звучит для всех многочисленных слушателей «проповедь» Эмиля Куэ. Там, в его аудитории, которую внешне справедливо сопоставляют с Лурдом, слова «учителя» приобретают особый смысл и значение: они падают на уготовленную этим психическим подъёмом почву и воочию творят большое чудо душевного перерождения.

Естественен поэтому вопрос, который должен встать перед каждым читателем предлагаемой книжки: может ли самостоятельное ознакомление с методом почитаться достаточным для правильного его применения и для достижения успешных результатов?

На вопрос этот следует ответить с величайшею осторожностью. В своей живой речи и в своей книге Куэ настойчиво и неоднократно подчёркивает: «Я не чудотворец и не целитель — я никого не исцеляю и не лечу — я только учу людей, каким образом они сами могут себя исцелять и лечить». Принципиально — по существу самого метода — это вполне справедливое и в высшей степени важное указание. Весь метод основан целиком и исключительно на обнаружении и развитии психической самодеятельности человека. Но недаром на страницах этой книжки читатель найдёт на каждом шагу упоминание о «руководителе», о наставнике, о его роли в проведении подготовительных опытов, в производстве предварительного внушения и т.п.

Необходим ли такой руководитель? И возможно ли достижение благоприятных результатов одним лишь самостоятельным применением метода?

Мы уже знаем, что основными элементами метода являются два положения: с одной стороны, преобладающая роль самовнушения и с другой — необходимость развития и воспитания воображения (в противоположность воле) как рычага и двигателя всего нашего психического, а в конечном итоге и физического бытия. Но самовнушение в том сознательном и намеренном его применении, которое способно пробудить в человеке всемогущую способность «овладения собой», всегда предполагает наличие какого-то толчка извне, какого-то внешнего руководящего начала. Таким толчком может быть или сильное эмоциональное переживание — напряжённый аффект; или большой душевный подъём, какой мы наблюдаем в аудитории в Нанси; или же хотя и более длительная, но несомненно более активная и целесоответственная методическая подготовка — постепенное развитие способности самовнушения. С другой стороны, такого же внешнего воздействия требует и воспитание воображения. Самый процесс самовнушения, требующий, как увидит читатель, наивозможно более полного выключения волевых функций, предполагает развитие в субъекте способности концентрации, способности погружать себя в более или менее полное пассивное состояние, и нуждается, следовательно, тоже в соответствующей подготовке.

|То и другое достигается наиболее целесообразно при помощи предварительного внушения. Понятно поэтому, почему проф. Бодуэн в последнем издании своей книги указывает на то, что «постороннее внушение в процессе развития самовнушения играет зачастую необходимую и всегда полезную роль. Тот факт, что некоторые лица оказываются способными к самовнушению без предварительной подготовки, вполне подтверждает теоретическое положение, что главным и основным моментом является именно самовнушение. На практике же отнюдь не следует умалять значения постороннего внушения… так как оно является в конечном счёте наиболее простой и существенной формой подготовки и упражнения». Это постороннее внушение, играющее в методе Куэ столь значительную роль, должно соответствовать, однако, своему назначению. Прежде всего, оно должно производиться в бодрственном состоянии, без усыпления пациента. Гипнотическое внушение противоречило бы принципу развития самодеятельности и было бы возвратом к старым методам психического воздействия. Во-вторых — и это наиболее важно, — постороннее внушение не должно быть самодовлеющим, не должно ограничиваться одним лишь устранением тех или иных болезненных проявлений. Такое воздействие было бы временным, непрочным и весьма ограниченным по результатам. Целью подготовительного внушения может и должно быть, по словам проф. Бодуэна, «исключительно развитие способности самовнушения».

Ясно, таким образом, что в огромном большинстве случаев предварительная подготовка неизбежна и необходима. Она требует со стороны руководителя добросовестного, чуткого и осторожного отношения к пациенту, некоторого технического навыка и, в первую очередь, основательного изучения метода.

Специальные познания при такого рода руководительстве не являются — как общее правило — непременным условием. Необходимо настойчиво подчеркнуть мысль, проводимую всеми последователями Э.Куэ, что подготовка к правильному применению метода — задача в неизмеримо большей степени педагогического, нежели терапевтического характера.

Это отнюдь не исключает, конечно, желательности и необходимости осуществления её врачами. Никто, конечно, в такой мере не знает психики пациента, как именно врач. И врач может поэтому достичь наиболее разительных результатов. Не отрицая тем не менее принципиально права и возможности каждого культурного и добросовестного последователя нового метода быть его практическим проводником, мы подчёркиваем ещё раз, что нормальным развитием метода в будущем должно быть его теснейшее соприкосновение с научной медициной.

Значение и роль метода самовнушения велики и бесспорны. Помимо его благотворного, а порою и чудесного воздействия на физическое и душевное здоровье человека, он выполняет свою высокую задачу воспитательного характера. Пробуждая в человеке новую, неизведанную в своих возможностях способность, вызывая к жизни целый ряд дремлющих сил, он прежде всего создаёт внутри нас твёрдую опору, надёжный рычаг для руководительства всем нашим внутренним мироощущением и нашим активным проявлением самих себя вовне. Устраняя болезненные прирождённые и благоприобретённые препоны к свободному самоопределению нашей воли, самовнушение создаёт в нас органическую гармонию и цельность. Развивая в нас веру в самих себя и доверие к нашим собственным силам, оно даёт нам возможность быть активными творцами нашей собственной жизни.

Этим сознанием большой ценности метода Эмиля Куэ и обусловливается наша скромная попытка ознакомления с ним русских читателей.

Михаил КАДИШ 

Эмиль КУЭ. Сознательное самовнушение как путь к господству над собой

Нашими поступками управляет не воля, а воображение.

Мм. Гг.

Внушение или, точнее, самовнушение — понятия, на первый взгляд, совершенно новые, на самом же деле они стары как мир.

Новы они потому, что до настоящего времени их мало изучали, а вследствие этого мало и знали; стары же они потому, что существуют с первого дня появления на Земле человека. И действительно: самовнушение есть орудие, присущее нам от рождения. Это орудие или, вернее говоря, эта сила обладает невероятным, совершенно непостижимым могуществом, которое, в зависимости от тех или иных обстоятельств, порождает чрезвычайно печальные последствия. Изучение этой силы полезно для каждого из нас; особенно же необходимо оно врачам, судьям, адвокатам и педагогам. Уясняя себе возможность сознательного применения самовнушения, человек прежде всего избегает опасности вызывать в окружающих его людях дурные самовнушения, последствия которых могут быть опасны и гибельны. Наряду с этим он приобретает возможность сознательно способствовать возникновению благих самовнушений, благодаря которым выздоравливают страдающие телесными недугами, обретают душевное равновесие неврастеники, больные духом и вообще все жертвы бессознательных самовнушений и возвращаются на путь истинный морально заблудшие. СОЗНАТЕЛЬНОЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ «Я»*

_________

*Следуя желанию автора, мы пользуемся здесь и в дальнейшем изложении термином «бессознательное» (inconscient), хотя в научной литературе гораздо более употребителен другой соответственный термин — «подсознательное» (subconscient), «подсознание» и пр. — Примечания переводчика.

Кто хочет правильно понять явления внушения или, точнее говоря, самовнушения, тот должен уяснить себе, что в нас заложены одновременно два существа, коренным образом отличающиеся одно от другого. Оба эти существа разумны; но в то время как одно из них сознательно, другое — бессознательно. Именно поэтому наличности этого второго существа мы обычно не замечаем. Между тем убедиться в этом вовсе не трудно: достаточно присмотреться поближе к некоторым явлениям и немного над ними подумать. Приведём хотя бы несколько примеров.

Всем известно, что такое сомнамбулизм; все знают, что сомнамбул, лунатик, не будучи разбужен и сам не проснувшись, встаёт посреди ночи с постели, иногда одевается, иногда же неодетым выходит из комнаты, спускается по лестнице, идёт куда-нибудь по длинному коридору, что-то там делает, исполняет иногда даже большую работу; возвращается затем к себе в комнату, ложится вновь спать, а наутро приходит в изумление, находя неожиданно законченной работу, которую он прервал накануне вечером. Работа исполнена фактически им, хотя он сам и не имеет об этом ни малейшего представления. Какой же силе повиновалось его тело, если не силе бессознательной, если не его же бессознательному «я»?

Возьмём далее весьма частые, к сожалению, случаи delirium tremens (белая горячка ) у алкоголиков. В припадке бешенства больной хватает первое попавшееся орудие — нож, молоток или топор — и яростно обрушивается на каждого, кто по несчастной случайности оказывается подле него. Как только после такого припадка человек вновь приходит в себя, его охватывает чувство омерзения при виде кровавого зрелища, предстающего перед его взором; он совершенно не помнит, что только что сам был его виновником. Разве и здесь этим несчастным могло руководить что-либо иное, как не его бессознательное «я»*?

______________

*Сколько всевозможных фобий, самого разнообразного вида и свойства, иногда почти совершенно незаметных, развивается таким путём в широких слоях населения! Сколько излишних страданий мы все, без исключения, сами себе создаём — и при этом повсюду, во всех областях жизни — и всё потому лишь, что сейчас же, немедленно не заменяем «зловредные бессознательные самовнушения» — «самовнушениями благими и сознательными», способными устранять наши объективно ничем не обоснованные страдания.

При сравнении нашего сознательного «я» с бессознательным оказывается, что сознательное обладает очень часто дурной, ненадёжной памятью, в то время как память, присущая «я» бессознательному, превосходна и непогрешима: она, совершенно незаметно для нас, с величайшей точностью отмечает все самые незначительные события и факты нашей жизни. С другой стороны, эта память чрезвычайно легковерна и без всякой критики воспринимает всё, что ей говорят. Так как, однако, наше бессознательное «я» при посредстве мозга оказывает решающее влияние на деятельность всех наших органов, то в результате мы наблюдаем явление, кажущееся нам на первый взгляд совершенно невероятным: нашему бессознательному «я» достаточно вообразить, что тот или иной орган функционирует правильно или неправильно или что мы испытываем то или иное ощущение, как действительно этот орган начинает работать соответствующим образом и мы действительно получаем то или иное, представленное нашим бессознательным «я», ощущение. Бессознательное «я» заведует не только отправлениями всех наших органов, но и управляет всеми нашими поступками, чем бы они ни вызывались.

Мы называем его воображением, и оно-то именно, вопреки установившемуся мнению, служит двигателем всех наших поступков — даже вопреки нашей воле и как раз особенно в тех случаях, когда между обеими этими силами возникает конфликт.



Страница сформирована за 0.73 сек
SQL запросов: 191