УПП

Цитата момента



Каждая женщина хочет выйти замуж, но далеко не каждая хочет быть женой.
Жена, хочешь?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Эрнест Цветков. Мастер самопознания
Тренинг управления судьбой

Вместо предисловия, или Танец Дождя

Лето 1976 года в Англии выдалось иссушающим и знойным. Люди забыли, что такое дождь. Они старались сберечь каждую каплю воды, скудные запасы которой хранились в ванных. А сады поливали тем, что оставалось после мытья посуды.

Люди ждали дождя, но его все не было и не было. Небо по-прежнему было ясным, и ничто не предвещало перемен.

И вот в небольшом городке Киддминстере некий человек решил исполнить Танец Дождя, о котором знал от североамериканских индейцев.

Он вышел на улицу, скинул одежду и приступил к священному ритуалу, приплясывая и выкрикивая древние заклинания, обращенные к небу. Шокированные прохожие в недоумении останавливались и завороженно смотрели на это зрелище.

Скоро прибыла полиция. Изумленные стражи порядка не могли понять, что происходит. «Вы не можете этого делать на улицах города». Он попытался рассказать о Танце Дождя, но это объяснение мало удовлетворило полицейских, и чудака отвезли в участок.

На следующий день он появился в суде, но вновь рассказанная им история о ритуальных действиях подействовала столь же малоубедительно, и его заставили заплатить штраф. Однако ровно через двадцать четыре часа после того, как он исполнил Танец Дождя, над Киддминстером нависла огромная серая туча, и хлынул ливень.

…Я медленно перелистываю страницы хроник странных происшествий в старом уютном доме, притаившемся среди холмов лондонского Ист-Сайда, и в окошко моей мансарды заглядывает смутное небо туманного Альбиона.

Накрапывает мелкий, почти бесшумный дождик — скорее, водяная пыль. Над страницами еще незаконченной рукописи нависает моя собственная тень.

Мастер самопознания

А тени ассоциаций убегают в темнеющую глубину причинно-следственных соотношений и зовут меня за собой. Они бесшумно скользят по шуршащим страницам рукописи.

Почему? Почему мое внимание привлекла именно эта крохотная газетная заметка? Потому, наверное, что я давно раздумывал над тем, как исполнить подобный танец дождя в своей собственной жизни, о том, как сделать мистику очевидной, а очевидность — мистической.

Часть 1. Мистика Бытия

Глава 1. Закон исполнения желаний

Человек есть самовыражающееся Бытие. И с другой стороны, наше существо взаимодействует один на один с Бытием. В том случае, если это взаимодействие гармонично и сбалансировано, то поддерживается целительное состояние целостности, которое принято определять как здоровье. Нарушение баланса приводит к разрушению целостности и порождает болезнь. Причиной такого нарушения является Эго.

Теперь остается выяснить, что несет в себе понятие «Эго» и чем оно отличается от понятия «Я».

Обратимся к остроумному замечанию Фредерика Перлза, который приводит тонкое различие между этими понятиями: выражение «я хочу признания» вполне можно заменить таким, как «мое Эго нуждается в признании». Но замена «я хочу хлеба» на «мое Эго хочет хлеба» звучит довольно абсурдно.

Таким образом, становится очевидным, что Эго и Я — структуры отнюдь не идентичные.

  • Я — спонтанно, то есть свободно, аутентично, то есть равно себе и естественно, как естествен тот миг, когда ребенок произносит это слово, узнавая свое место в окружающем мире.
  • Эго — искусственно, пристрастно, претенциозно, амбициозно, чванливо и глупо.
  • Я — и есть мир, концентрирующийся в точке своего самоопределения.
  • Эго — точка абсурда. 
  • Я — это момент истины.

Если же говорить развернуто, то Эго — источник чужих желаний и источник своих проблем. Источник своих проблем именно потому, что оно источник чужих желаний. Почему так? Что за парадокс такой?

Все дело в том, что многие наши желания, которые кажутся нам нашими собственными, исходят вовсе не от нас. Они незаметно проникли внутрь нас в форме чьих-то установок и заняли «соответствующие руководящие посты». И получается, что не мы ими, а они нами обладают.

Растет, к примеру, дитя. Растет и развивается, тихо, интимно и сокровенно общаясь с Вселенной. К нему подкрадывается сердобольная бабушка, гладит по головке и умильно лопочет:

— Внучек, если ты будешь плохо есть, то никогда не будешь большим и сильным. Ничего не оставляй на тарелке. В последнем кусочке — вся сила.

Ребенок, давясь, проглатывает содержимое, которое, кроме отвращения, иных эмоций не вызывает. Потому что хочет поскорее стать большим и сильным.

Строгий отец гулко вторит:

— Пока все не съешь, гулять не пойдешь.

Ребенок, как удав, поглощает остатки остывшей пищи. Потому что быстрее желает выскочить из-за стола и вырваться на улицу.

Обволакивающая нежностью добрая мама экзальтированно щебечет:

— Кушай, маленький, кушай, а когда все скушаешь, получишь кое-что вкусненькое.

Ребенок обреченно сидит с набитым ртом и судорожно пытается протолкнуть непрожеванные массы в бунтующий пищевод. Потому что быстрее жаждет получить нечто вкусненькое.

«Я» ребенка интуитивно стремится к движению. Его естественное желание — стать сильным, свободным и получать удовольствие. Но чужая воля блокирует эти природные стремления — оказывается, чтобы получить силу, свободу и удовольствие, необходимо много есть. В дальнейшем акт приема пищи превратится в акт символического поглощения.

И, превратившись во взрослого дядю (или тетю), маленькое «Эго», став большим, заявит: «Для того чтобы мне жилось хорошо, удобно, комфортно, мне необходимо поглощать много (здесь у каждого возможны варианты):

  • нежности и ласки;
  • денег;
  • энергии;
  • сострадания;
  • помощи;
  • внимания;
  • вещей;
  • почитания;
  • секса;
  • еды, в конце концов».

Ах, как слышен глас вопиющего Эго в пустыне опустошенного разума: «Я ненасытно и пожирающе!»

И совсем нет ничего плохого, если человек зарабатывает деньги, любит секс, ищет внимания, нежности, заботы и ласки, стремится к самоутверждению. В данном случае вся беда заключается в том, что ничего этого он не получает! И ненасытное Эго, как орел, терзающий печень Прометея, вопрошает: «Почему?! Почему у соседа это есть, а у меня нет?» — и начинает ненавидеть тех, у кого это есть. Так ущербное Эголюбие рождает зависть и агрессию.

Но возникает вопрос: почему же личность, так страстно алчущая этих благ, не получает их?

Ответ прост, хотя и формулируется, казалось бы, в парадоксальной форме, — все дело в том, что наша жизнь есть исполнение наших желаний.

Здесь мы вроде бы точно попадаем в тупик. Как же так, с одной стороны, жизнь — это исполнение желаний, а с другой — ничего подобного не происходит, а если и происходит, то настолько редко и по отношению к таким пустякам, что и упоминать о них обидно.

На самом деле мы зашли в тупик только кажущийся, ибо, смотря перед собой и видя стену, мы не замечаем боковую дверцу, через которую можно спокойно выбраться из «лабиринта», не возвращаясь обратно. Если, даже не углубляясь в проблему, мы посмотрим на нее несколько отстраненно, то легко обнаружим очевидные вещи, которые вполне согласуются с исследованиями, проведенными выше. Оказывается, нет ничего парадоксального в том, что жизнь исполняет все наши желания. И сразу же уточним — именно наши желания. А они бывают подчас настолько сокровенными, потаенными и запрятанными, что личность, носящая их в себе, может и вовсе не подозревать об их существовании. И действительно, ведь трудно заглянуть в свое подсознание.

В том, что такое происходит, вовсе нет никакого чуда (если не считать чудом, конечно, саму жизнь). Есть единый порядок вещей, единый поток Бытия, где закономерности следуют одна за другой в строгой гармонии, сбалансированной и детерминированной. «Я» человека, то есть глубинная часть его личности — существо, которое представляет собой фрагмент Бытия, естественно, обладает и первозданной силой Бытия. И то, что на уровне психологическом кажется неким желанием, на уровне более глубинном представляется энергетическим импульсом, порождающим каскад цепных реакций, что в результате приводит к определенной цели.

Значит, речь идет о желаниях «Я», а не «Эго». Последнее оторвано от спонтанного Бытия, не обладает его силой и диссонирует с ним. Именно поэтому любая Эгоцентрическая позиция и разрушается с той неизбежностью, с которой разваливается зуб, пораженный кариесом.

Теперь более понятными становятся ситуации, где человек теряет именно то, чем более всего хочет, обладать.

Продолжим пример с нашим перекормленным ребенком. Его «Я» отвергает пищу и стремится только к свободе передвижений — ребенок хочет гулять, что вполне понятно, ибо для детей улица — плацдарм самовыражения. Оно столь же интуитивно, сколь интуитивен поиск заболевшим животным нужной, целебной травы. Но еда все же навязывается и при этом подкрепляется социальными стимулами и целой системой авторитетов. Таким образом, стремления «Я» подавляются, а напряжения «Эго» культивируются. Вырастая, этот человек продолжает подсознательно отвергать символы обладания — деньги, вещи, отношения, секс, привязанность, нежность, но компенсаторно призывает силу Эго к их обретению, что вызывает внутренний конфликт, замыкающий порочный круг.

Подобными ситуациями изобилует и история. Сальвадор Дали высказал интересное мнение, что Адольф Гитлер развязал войну, чтобы с позором ее проиграть. Идея кажется эпатажной, скандальной — в духе личности самого мэтра сюрреализма. Но ведь, по сути, она довольно рациональна и психоаналитически выверена. Известно, что в личной жизни фюрер был мазохистом и испытывал огромное наслаждение, когда его унижали женщины, в чем мастерски и преуспевала Ева Браун и благодаря чему она до самого финала трагических событий оставалась рядом с вождем. Диктатор Третьего Рейха впадал в буйную экзальтацию, валяясь в ногах надменной фрау, и, лобызая ее туфельки, умолял, чтобы госпожа его пинала, унижала своего «лакея» и проявляла всю свою холодную властность. Разумеется, на трибунах предводитель арийцев, простирая правую руку над рокочущими толпами, забывал о своих интимных пассажах, но его «Я» жаждало саморазрушения, в то время как «Эго», раздираемое компенсаторными властолюбивыми комплексами, требовало разрушения мира. В конечном итоге Гитлер с позором проиграл войну. Но его позор был его триумфом. И быть может, его смерть была величайшим оргазмом его жизни.

И сама жизнь, наконец, исполнила сокровенное желание этого монстра.

Таким образом демонстрирует свою объективную силу закон исполнения желаний.

— Доктор, от меня ушел муж. Значит, я этого хотела?

— А я потерял работу…

— А у меня украли деньги…

— А мне морду набили…

— А у нас…

— И это что — наши истинные желания?!

Слушатели моих семинаров сначала недоумевают, пациенты просто отказываются верить: «Как же так, получается, что моя болезнь есть результат моего намерения?»

— Получается, что так.

— Но это же не так!

— А как?

— Н-не знаю. Вам виднее. Но то, что вы говорите… в это трудно поверить.

Когда предлагаешь людям эту информацию, сразу же наталкиваешься на сопротивление. Сопротивляется, конечно, Эго. Оно чувствует себя задетым и начинает выставлять свои всевозможные защиты.

Глава 2. От кого защищается Эго?

Логика рассматриваемых событий приводит нас к простому и очевидному выводу: доминирующим и базовым мотивом поведения человеческого существа в этом мире является его стремление к защите.

Это понятие произошло от праязыкового корня skei — «резать», «отделять», «раскалывать», «расщеплять», «отделять», и соотносится со значением слов «оборона», «защита». Праязыковый корень bher — «обрабатывать что-либо острым орудием», «резать», «колоть». Слово «оборона» происходит от слова «борьба». Древнерусское бороти — «воевать», боротися — «воевать», «биться». Для сравнения приведем соответствия из других иностранных языков. Литовское barti(s) — «ссориться», «браниться». Древневерхненемецкое berjan — «бить», «стучать»; baron — «сверлить», «буравить». Древнеанглийское bе-rian — «мучить».

На основании приведенных данных получается вывод парадоксальный: защита — то же самое, что и нападение. Это значит, что по сути своей защита агрессивна. Агрессия — от латинского agressio — «нападение», «приступ».

Во время поединка агрессор и защитник неразделимы, они слиты, как в любовной схватке, и составляют единое целое. Всякая грань и разделение между ними стираются, и уже невозможно распознать, кто есть кто.

Поэтому всякая защита — это потенциальное нападение. Агрессия притягивает агрессию. Вот почему на того, кто излишне озабочен собственной защитой, рано или поздно нападают.

Одна из пациенток как-то задала вопрос: «Меня постоянно атакуют энергетические вампиры. Как от них защищаться?» По всей видимости, она хотела услышать нечто сочувственное и овладеть какой-нибудь эффективной психотехникой, способной обезвреживать ее врагов. Но это оказалось бы совершенно бесполезным. Во-первых, потому что ее озабоченность собственной защитой сама по себе агрессивна. И во-вторых, потому что зачастую наших врагов мы придумываем себе сами. Мы хотим нападать, и оттого придумываем, как защищаться. Дама оказалась понимающей и осознала механизм явления, с ней происходящего, после чего ее «вампиры» бесследно исчезли.

Яркой иллюстрацией к сказанному служит известная история о боевом петухе.

Однажды один крестьянин решил отнести своего петуха к известному тренеру, чтобы тот его сделал чемпионом петушиных боев.

Мастер, осмотрев птицу, признал в ней задатки победителя и согласился ее обучить. А крестьянину посоветовал прийти через месяц.

В назначенное время явился хозяин петуха и был приятно удивлен, увидев перед собой своего любимца во всей красе — мощный клюв, когтистые лапы, свирепый взор, воинственно вздыбленный гребень. Петух неистово порывался в бой. Трудно было его удержать.

«Вы действительно великий Мастер! — вскричал восторженный крестьянин. — Я Вам заплачу сверх!» Но Мастер остановил его. Рано. Петух еще не готов. И попросил снова прийти через месяц.

В положенный срок явился крестьянин и был удивлен еще больше. Его петух повергал в ужас остальных птиц, заставляя тех в панике бежать от него прочь.

Но и на сей раз Мастер заявил: «Рано. Петух еще не готов. Приходи через три месяца». Крестьянин пожал плечами, но, уверенный, что специалист знает толк в своем деле, удалился, лелея образ своего красавца, который должен стать еще более грозным и свирепым.

Когда же владелец петуха пришел в очередной раз, то своего питомца не обнаружил, из-за чего пришел в некоторое замешательство. Но, впрочем, быстро себя утешил — на соревнованиях, наверно, лихо задирает своих противников.

Вскоре вышел Мастер и сказал, что крестьянин может забирать своего петуха. «Но где же он?!»,Крестьянин осмотрелся и увидел одиноко клюющую какой-то корм совершенно невзрачную птицу с потухшим взором и поблекшим оперением. Крестьянин оторопел: «Но это не мой петух! Куда ты дел моего? Что с ним стало?» «С ним стало только то, что он стал непобедимым чемпионом всех петушиных боев», — спокойно произнес тренер. «Так где же он?» «Перед тобой». Крестьянин смутился еще больше, отказываясь понимать происходящее. «Видишь ли, — объяснил Мастер, — когда ты пришел в первый раз, то увидел воинственного, мощного, всегда готового к бою, но еще неопытного юнца. Несмотря на его силу, были такие, кто благодаря умению и опыту могли его одолеть. Во второй раз ты встретился с опытным воином, хозяином двора. Мало кто был способен одержать над ним верх. Но теперь перед тобой абсолютный победитель. Никто не смеет к нему подойти. Нет никого, кто бы хотел с ним драться. Приоритет за ним. Он ни на кого не нападает, но остальные петухи сами ему уступают. Настоящая победа та, что дается без боя. Истинно великое совершается там, где нет усилий. Забирай своего абсолютного чемпиона. Его больше нечему тренировать».

В психологии существует такое понятие, как «Эго защиты». Зигмунд Фрейд полагал такой механизм адаптации к миру невротическим и незрелым и считал, что исцеление личности наступает, когда происходит отказ от подобных форм реагирования в пользу актуализации процесса, названного им сублимацией — по аналогии с алхимическим процессом.

Целью защиты является снижение уровня базовой тревожности, появляющейся с момента рождения особи, а также сохранение самоуважения и чувства собственной значимости. Исходя из психоаналитических исследований, можно говорить о том, что человеческий организм сразу, как только появляется на свет, начинает защищаться.

На протяжении последующей жизни личность бессознательно прибегает к тем или иным защитным маневрам, поскольку для нее остаются актуальными как осознание собственной значимости, так и неизменное наличие скрытой тревоги, порождающей остальные неприятные переживания.

Весь этот процесс характеризует следующий смысловой ряд: Защита — Оборона — Нападение — Агрессия — Резать — Отделять — Раскалывать — Травма.

Определить ту или иную защиту возможно путем наблюдения за поведением субъекта. Поэтому мы можем говорить и о поведенческих способах реагирования, среди которых наиболее наглядно и явственно обращают на себя внимание следующие.

Примитивная изоляция. Уход в иное состояние сознания наблюдается еще у младенцев, когда те испытывают психофизический дискомфорт. Во взрослом состоянии наблюдается в сходном варианте, при котором требования реальности кажутся чересчур жесткими. Поэтому такой способ защиты можно образно определить как «бегство от реальности».

К наиболее распространенным формам изоляции относится прием психоактивных средств для достижения измененного состояния сознания, или развитие чрезмерной фантазийной активности. Другие варианты подобного реагирования, такие, как погружение в виртуальные миры телевидения, компьютерной сети, аудиоакустики, по смыслу сходны с вышеназванным — уход от реальности с помощью трансовых состояний.

Для такого способа защиты характерны: выключение субъекта из активного участия в решении актуальной ситуации, эмоциональная холодность к близким людям, неспособность устанавливать доверительные и открытые отношения.

Однако психологический уход от реальности может произойти практически без искажения последней. Субъект находит успокоение в удалении от мира. Умение находиться в стороне от стереотипов способствует уникальному и неординарному восприятию жизни. И здесь мы можем встретить выдающихся писателей, мистиков, одаренных философов-созерцателей, нашедших свой эмоциональный приют в сфере интеллектуальных абстракций.

Отрицание. Основные реакции, по которым можно определить субъекта, склонного к данной защите, характеризуют следующие реплики: «Все прекрасно, и все к лучшему!», «Если я этого не признаю, значит, этого не может быть». Отрицание — это попытка игнорировать реальное событие, которое причиняет беспокойство. В качестве примера может послужить политический лидер, оставивший свой пост, но продолжающий вести себя по-прежнему — будто он выдающийся государственный деятель. Алкоголик, упорно не признающий свою зависимость от спиртного, также являет собой пример отрицания. К данной же защите относится способность искажать реальную картину уже происшедших событий в своих воспоминаниях.

Позитивный аспект: игнорирование опасности в критической ситуации, где проявлением гаранта спасения являются хладнокровие и спокойствие. Эмоциональная и энергетическая активность в ситуациях, в которых другие могут спасовать перед преградами.

Негативный аспект: эмоциональные «обвалы» как следствие истощения энергетических ресурсов после экзальтированного состояния, при котором действительные трудности умаляются или не замечаются вовсе. Депрессия. Уныние.

Всемогущий контроль. Развивается из первичного Эгоцентризма, когда новорожденным его «Я» и мир воспринимаются как единое целое, без каких-либо границ. Если младенец испытывает холод и в это время заботящийся о нем человек согревает его, то у ребенка возникает переживание, будто тепло магическим путем добыто им самим.

Осознание того, что источник жизнеобеспечения находится вне его самого, еще не появилось.

Обнаружение данного факта сопровождается негативными переживаниями, ущемляющими чувство собственной значимости и самоуважения.

В дальнейшем подобная защита актуализируется как реакция компенсации на чувство собственной ничтожности, беспомощности, зависимости, неполноценности. Обычно она проявляется как «здоровый остаток» и выражается в чувстве профессиональной компетентности и жизненной эффективности.

Но существуют и отрицательные проявления данной защиты: манипулирование, «перешагивание через других» ради достижения своей цели, авторитарность и директивность. Комплекс Спасителя, часто наблюдающийся у политиков, педагогов, юристов, врачей, — убежденность субъекта в том, что от него зависит судьба другого человека или людей. Магия, во всех ее формах, является также неврозом, базирующимся на идее всемогущего контроля, доведенного до напряженной, психопатологической формы.

Примитивная идеализация. По мере взросления ребенка наступает осознание того, что он не обладает всемогуществом. Тогда эта идея переносится на того, кто заботится о нем, и уже последний воспринимается как всемогущий. В этом случае речь идет о вторичном, так называемом зависимом всемогуществе. В конце концов, происходит крушение и этой иллюзии, и ребенку приходится мириться с тем фактом, что его родители не самые сильные на свете.

Момент психической зрелости предполагает понимание того, что ни один человек не обладает неограниченными возможностями.

Если личность и во взрослом состоянии содержит в себе неизжитые инфантильные качества, она склонна защищаться, создавая себе кумира. Отсюда же происходит и желание верить в то, что правители и сильные мира сего обладают большей мудростью и могуществом, чем простые смертные, хотя каждый раз события показывают, что это всего лишь желание, но отнюдь не реальность.

Поиск совершенного объекта истощает жизненные силы, так как всегда приводит к очередному разочарованию, что является страшным последствием такой защиты.

Девальвация. Речь идет о примитивном обесценивании — обратной стороне идеализации (см. выше).

Поскольку субъект неизбежно убеждается, что в человеческой жизни ничего совершенного нет, то всякие примитивные способы идеализации обязательно приводят к разочарованию. И чем сильнее превозносится объект, тем более выраженным становится его обесценивание. Чем пленительнее иллюзия, тем болезненнее ее крушение. Участь всякого кумира — в конечном итоге быть низвергнутым, и на пьедестал возводят для того, чтобы потом с него сбросить. История служит прекрасной иллюстрацией этому.

В повседневной жизни мы являемся свидетелями того, как работает поговорка «от любви до ненависти один шаг». Некоторые люди в погоне за идеалом застревают в мучительном цикле идеализации — девальвации, каждый раз с новой болью переживая падение своего кумира, то есть свое собственное разочарование.

Проекция. Приписывание другому объекту чувств или намерений, которые исходят от самого приписывающего. При этом, как правило, проецируются теневые качества личности, то есть такие, которые отвергаются ею, вытесняются как нежелательные и неприемлемые. Содержание проекции легко узнать, если поинтересоваться у субъекта, какие качества в других раздражают его больше всего. Именно эти качества ему и присущи.



Страница сформирована за 0.68 сек
SQL запросов: 191