АСПСП

Цитата момента



Ученье — свет. А неученье — чуть свет и на работу.
Завтра я встаю, как всегда — рано.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Кто сказал, что свои фигуры менее опасны, чем фигуры противника? Вздор, свои фигуры гораздо более опасны, чем фигуры противника. Кто сказал, что короля надо беречь и уводить из-под шаха? Вздор, нет таких королей, которых нельзя было бы при необходимости заменить каким-нибудь конем или даже пешкой.

Аркадий и Борис Стругацкие. «Град обреченный»

Читайте далее…


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Роберт Фрейджер, Джеймс Фэйдимен. Теории личности и личностный рост

(Robert Frager, James Fadiman "Personality & Personal Growth", 5th ed., 2002)

Демократичное изложение многих имеющихся на сегодняшний день концепций личности. Особое внимание уделено практическому курсу развития личности и методам, влияющим на сознание человека. Помимо классических и современных теорий личности в учебник включены восточные концепции личности, которые познакомят читателя со взглядами на личность индуизма, буддизма и ислама.

Выражение признательности

В подготовке настоящего издания нам помогал талантливый выпускающий редактор Джеймс Стрэндберг, который просмотрел весь текст свежим взглядом и высказал много полезных идей. В результате нам пришлось проделать большую дополнительную работу, зато перед вами теперь более совершенный текст.

Нам посчастливилось воспользоваться помощью ведущего редактора Энн Кернс, ответственной за подбор фотоматериалов Карен Кобик, выпускающего менеджера Лайзы Пинто, координатора-маркетолога Мэрианн Терреро, технического редактора Синди Тейлор, ответственной за подготовку макета Мэри Аркондес, бесподобного корректора Сюзан Джозеф и любезного редактора Эрика Стейно.

Выражаем особую благодарность доктору философии Уильяму Брейтеру, подготовившему большую часть нового материала для главы 5, и доктору философии Сюзан Ньютон, которая написала разделы «Итоги главы» и «Ключевые понятия».

Рукопись была просмотрена:

Майклом Пичовски (Нортлендский колледж);

Дэвидом У. Петерсоном (Колледж Маунт Сенарио);

Дороти Бианко (Колледж Род-Айленда);

Донной Кэнаван (Бостонский колледж);

Джорджем Бери (Шиппенсбергский университет);

Джоун Кэннон (Массачусетский университет);

Джеромом Смоллом (Янгстаунский государственный университет).

Их советы и исправления улучшили основные части текста и позволили нам избежать ряд оплошностей. Вина за все оставшиеся фактические или смысловые ошибки ложится на нас.

Роберт Фрейджер
Джеймс Фейдимен

Об авторах

Роберт Фрейджер (Robert Frager) получил степень доктора философии в области социальной психологии в Гарвардском университете, где преподавал и был ассистентом у Эрика Эриксона. Он преподавал психологию в филиалах Калифорнийского университета в Беркли и Санта-Крусе и является основателем и первым президентом Института трансперсональной психологии. Он также занимал пост президента Ассоциации трансперсональной психологии. Автор нескольких книг и многочисленных статей по психологии и родственным отраслям знаний, он в настоящий момент возглавляет докторскую программу в Институте трансперсональной психологии в Пало-Алто, Калифорния.

«Мне посчастливилось сотрудничать со многими видными теоретиками и терапевтами, чья работа освещается в этой книге, и я сам практиковал юнгианский анализ, гештальт-терапию, райхианскую и неорайхианскую терапию и групповую работу по методике Роджерса. Кроме того, я жил в дзэнских монастырях, ашрамах йогов и суфийских центрах, изучая и практикуя эти традиции.

Кроме психологии, я преподаю японское боевое искусство айкидо, которым занимаюсь свыше тридцати лет. Обучался у самого основателя школы айкидо. Он был первым в ряду удивительных наставников, которые обучили меня тому, что Маслоу назвал «расширением пределов человеческой природы». Я также читаю лекции по суфизму и недавно завершил работу над сборником суфийских рассказов, наставлений и стихов, носящим название Essential Sufism («Сущность суфизма»).

Я женат на удивительной, творчески одаренной художнице; у нас четверо детей, которым сейчас 27, 24, 13 и 10 лет.»

Джеймс Фейдимен (James Fadiman) получил степень доктора философии в области психологии в Стэнфордском университете и преподавал в Университете Сан-Франциско, в Университете Брэндиса и в Стэнфорде. У него собственная консалтинговая фирма, которая проводит семинары для руководящих работников и педагогов в США и за рубежом. Он написал и отредактировал ряд книг по холистической медицине, постановке целей и патопсихологии, является редактором двух журналов и членом совета нескольких корпораций, чья деятельность связана с сохранением природных ресурсов.

«Мне повезло, и я смог применить психологические и клинические навыки, приобретенные мной в аспирантуре, в разнообразных областях вне психологии. Хотя я отдал несколько лет работе в колледже и продолжаю преподавать психологию, большую часть времени я занимался консультированием научных работников и бизнесменов. Мои ранние исследования измененных состояний сознания позволили мне открыть для себя сокровенную мудрость туземных и восточных культур. Я с радостью обнаружил, что древняя мудрость может быть чрезвычайно практичной.

При написании этой книги меня вдохновляло то, что она дает мне возможность объединить разные точки зрения, которые я находил для себя полезными, даже если творцы этих идей являлись непримиримыми противниками.

В настоящий момент я организую курс обучения решению творческих проблем и изобретательству в одной крупной фирме по производству электроники в «Силиконовой долине», приступаю к написанию второго романа, продолжаю писать ряд коротких рассказов и сотрудничать с несколькими компаниями, следящими за обеспечением сохранности окружающей среды при пуске производственных объектов.

Моя жена, с которой я состою в браке тридцать лет, — кинорежиссер-документалист. У нас двое детей.»

Глава 1. Вступление

Эта книга призвана снабдить учащихся мировым, межкультурным запасом знаний, которые имеют практическое значение для изучения человеческой природы. Большинство учащихся надеются найти в курсе психологии набор структур, концепций, теорий и точек зрения, которые облегчат собственный рост и сделают их более способными к адаптации в быстро меняющемся, разноликом обществе. В каждой главе нашего издания, являющегося четвертым по счету, мы обеспечиваем учащихся средствами, позволяющими добиться лучшего понимания как собственной личности, так и других людей.

Конструктивный подход к теории личности

Мы подходим ко всем теориям, представленным в книге, настолько позитивно и благожелательно, насколько это возможно. Каждая глава была прочитана и оценена теоретиками и практиками описанной в ней системы, что дает нам уверенность в том, что наша трактовка является достаточно исчерпывающей и точной. Мы пытались избежать тенденции критиковать или умалять достижения какой-либо из теорий. Напротив, мы постарались высветить сильные стороны и эффективность каждого подхода. Мы стремились избежать как предвзятости, так и бездумной эклектики. Однако проявили осознанное пристрастие в своем выборе теоретиков. Мы остановились на тех теоретиках, чьи достоинства и полезные качества являются для нас очевидными, обойдя вниманием известных теоретиков, которые казались нам менее полезными и менее отвечающими общей цели этой книги.

Каждый теоретик, включенный в эту книгу, предлагает что-то, имеющее уникальную ценность и релевантность, выделяя и проясняя различные аспекты человеческой природы. Нам кажется, что каждый из них в целом «корректен» в сфере своей компетенции. Тем не менее мы указали на ряд серьезных разногласий, имеющих место среди теоретиков личности. Представляется, что эти споры часто напоминают известную притчу о слепых людях и слоне. Когда тот или иной слепой ощупывает какую-то часть слона, то предполагает, что именно она является ключом к всему внешнему виду животного.

В оригинальной версии этой притчи слепые люди были философами, которых один мудрый царь (вероятно, уставший от их ученых споров) послал на погруженный в темноту скотный двор. Каждый философ настаивал, что его ограниченный опыт и теория, основанная на этом опыте, являются истиной в последней инстанции. Эта тенденция до сих пор обнаруживается среди современных теоретиков личности. Мы решили избрать иной подход.

В своей трактовке каждой теории мы исходим из того, что эта теория имеет определенное отношение к любому из нас. Например, работники, получающие почасовую оплату, могут обнаружить, что концепция режимов подкрепления (schedules of reinforcement) Б. Ф. Скиннера проливает свет на их поведение на работе. Однако сомнительно, что чтение Скиннера поможет людям понять, почему они посещают религиозные службы. Здесь скорее будут полезны сочинения Карла Юнга, посвященные роли символов и значимости «я». Таким образом, в различные периоды времени и в разных сферах нашей жизни каждая теория способна стать для нас руководством, просветить нас или внести ясность в какой-то вопрос.

Вероятно, один-два теоретика покажутся вам более близкими по сравнению с другими, представленными в этой книге. Каждый теоретик пишет об определенных базовых паттернах человеческого опыта, скорее всего паттернах, с которыми он встретился в собственной жизни. Мы привыкли считать наиболее значимыми теории, описывающие такие паттерны, которые в наибольшей степени соответствуют нашим собственным.

В каждой главе обсуждается какая-то теория или точка зрения, которая расширяет наши общие знания о человеческом поведении. Мы убеждены, что в дополнение к нашему врожденному биологическому паттерну роста и развития людей отличает тенденция к психологическому росту и развитию. Эта тенденция была описана многими психологами как стремление человека к самовыражению (self-actualization): желание понять себя и потребность реализовать свои способности в полной мере.

Теории личности

До Фрейда и других ведущих западных теоретиков личности не существовало какой бы то ни было реальной теории личности. Считалось, что психические расстройства являются результатом необъяснимой «потусторонней (alien) одержимости» в остальном разумных, здравомыслящих людей. Об этом свидетельствует тот факт, что врачей, которые первыми стали заниматься лечением психических больных, называли «алиенистами» (alienists).

Одна из величайших заслуг Фрейда заключается в том, что он твердо стоял на следующей позиции: психическими проявлениями управляют определенные правила и причинно-следственные структуры. Рассматривая иррациональные и бессознательные мысли и поступки своих пациентов, он заметил, что они возникают или совершаются в соответствии с определенными паттернами. Занимаясь изучением этих вопросов, Фрейд положил начало «науке иррационального». Кроме того, он увидел, что поведенческие паттерны, обнаруживаемые у пациентов, страдающих неврозами или психозами, являются по своей сути интенсивными проявлениями ментальных паттернов, наблюдаемых у нормальных людей.

Юнг, Адлер и многие другие создали свои теории на основании догадок Фрейда. В теории Юнга бессознательное индивида включает в себя не только личные воспоминания (на чем настаивал Фрейд), но и материал, принадлежащий коллективному бессознательному всего человечества. Альфред Адлер и другие ученые направили свое внимание на эго как на сложный механизм адаптации к внутренней и внешней среде.

Карен Хорни посвятила свои исследования эго-психологии, а также инициировала развитие женской психологии. Она расширила рамки психоаналитической теории, распространив ее на женщин. Ее работа была продолжена несколькими поколениями теоретиков-женщин. Одной из наиболее известных исследовательских групп здесь считается центр Стоуна, чья самая последняя теоретическая работа представлена в главе 9 «Женская психология».

Уильяма Джеймса, современника Фрейда и Юнга, больше интересовало сознание само по себе, чем его составляющие. Изучая то, как функционирует разум, Джеймс стал предшественником когнитивных психологов. Он также положил начало исследованиям сознания — области, в которой ученые изучают такие вопросы, как измененные состояния сознания (сновидения, медитация, воздействие наркотических веществ на человека и т. д.).

Позже американские теоретики, в том числе Карл Роджерс и Абрахам Маслоу, занялись изучением вопросов психологического здоровья и роста. Маслоу высказал такую убедительную мысль: «Похоже на то, что Фрейд передал нам в наследство нездоровую половину психологии, и мы должны теперь дополнить ее здоровой половиной» (Maslow, 1968, р. 5).

Расширение рамок теории личности

В последние годы все более значимыми становятся следующие четыре подхода к человеческой природе и функционированию: когнитивная психология, движение за развитие человеческого потенциала (the human potential movement), женская психология и восточные идеи. Наше освещение этих направлений призвано расширить границы традиционных взглядов на теорию личности.

Когнитивная психология

Когнитивная психология вторглась во многие области психологии, включая теорию личности. Когнитивная психология позволяет проанализировать, как функционирует разум, и оценить разнообразие и сложность человеческого поведения. Если нам удастся лучше понять, как мы мыслим, наблюдаем, концентрируем свое внимание и запоминаем, то мы получим более ясное представление о том, как эти когнитивные строительные блоки способствуют возникновению страхов и иллюзий, творческой деятельности и всех моделей поведения и психических проявлений, которые делают нас тем, что мы собой являем.

Первый когнитивный психолог Джордж Келли указывал на важность интеллектуального осмысления нашего опыта. Согласно Келли, все люди являются учеными. Они формулируют теории и гипотезы в отношении собственной личности и других людей и, подобно ученым-профессионалам, иногда цепляются за любимую теорию, несмотря на множащиеся свидетельства, указывающие на ее несостоятельность.

Движение за развитие человеческого потенциала

Движение за развитие человеческого потенциала возникло в 1950—1960-е гг. прежде всего в Институте Исален в Калифорнии и в Национальных учебных лабораториях в штате Мэн и опиралось по большей части на теории Роджерса и Маслоу. В настоящий момент оно представляет собой широко распространенный культурный феномен. Центры роста, или обучения, существуют в большинстве крупных городов, как правило, предлагая интенсивные, часто по-настоящему захватывающие семинары, которые проходят в выходные дни или в течение недели и включают в себя различные виды групповой психотерапии, физических упражнений, медитации и духовных практик. Эти семинары предлагают также обучение навыкам коммуникации, планирования времени, контролирования качественных показателей и снятия стресса. Во многих колледжах и университетах регулярно проводятся курсы, ориентированные на экспериментальную работу и уделяющие особое внимание личной вовлеченности человека в какую-либо деятельность и эмоциональному осознанию, а корпорации часто посылают своих руководящих работников на занятия и семинары, которые уходят своими корнями в движение за развитие человеческого потенциала. Лидеры и члены различных групп, а также государственные и частные спонсоры, как правило, считают, что посещение этих занятий может способствовать благотворным, долговременным изменениям.

К сожалению, с течением времени наряду с акцентом на непосредственное овладение навыками и быстрые результаты в рамках движения получила развитие антинаучная и антиконцептуальная тенденция, которую иногда рассматривают как намеренное проявление неуважения к традиционной психологии. С другой стороны, психологи-традиционалисты предпочитают не замечать реальные и важные достижения движения. Мы же понимаем, что многие теории и практические методы, представленные в движении за развитие человеческого потенциала, имеют прочную и убедительную интеллектуальную базу. Важный теоретический вклад в это движение, кроме Роджерса и Маслоу, внесли Вильгельм Райх, Фриц и Лаура Перлс.

Женская психология

Третий из основных подходов к человеческой природе и функционированию, по-прежнему остающийся несколько в стороне от магистрального пути науки, признает различия между мужчинами и женщинами. Это звучит абсурдно, но большинство теорий личности и учебных пособий продолжают замалчивать этот вопрос. Когда мы в 1970-х гг. готовили первое издание настоящей книги, то включили в него главу под названием «Женская психология». В то время к этому предмету проявлялся большой интерес, но еще не было проведено достаточного количества основательных исследований. В нашем втором издании мы отказались от этой главы и включили вопрос, касающийся половых различий, в остальную часть текста. В третьем и четвертом изданиях данная тема по-прежнему разбросана по многим главам, однако нам посчастливилось работать с группой видных ученых и терапевтов, которые великодушно пожертвовали своим временем и, оторвавшись от собственных важных изысканий, написали оригинальный материал о том уникальном вкладе, который вносят в сферу личности исследования, посвященные женщинам. Мы также полностью пересмотрели главу об одном из наиболее ярких и недооцениваемых теоретиков личности — Карен Хорни. Задолго до того как получило развитие современное женское движение, Хорни создала первую убедительную и всеобъемлющую теорию женской психологии.

Восточные теории личности

Последние три главы этой книги посвящены моделям личности, разработанным в трех восточных психодуховных учениях: йоге, дзэн-буддизме и суфизме. Главы 15, 16 и 17 отражают расширение традиционных принципов теории личности. Эта тенденция прослеживается на протяжении всего развития психологии, но в последнее время она все больше превращается в область международных исследований, менее зависимую от американских и западноевропейских интеллектуальных и философских гипотез.

В этих трех главах мы хотим взглянуть с более широких и разносторонних позиций на западную теорию личности, которая стала уделом белых европейцев и американцев мужского и, в гораздо меньшей степени, женского пола. Эти восточные теории были созданы в обществах и системах ценностей, которые зачастую резко отличаются от Европы и Соединенных Штатов. Верования и идеалы, присущие этим культурам, обогащают наши представления о том, что значит быть человеческим существом.

Религиозные традиции, лежащие в основе этих систем, — индуизм, буддизм и ислам — отражают взгляды почти трех миллиардов людей, живущих в более чем сотне стран. Эти религии исповедует большая часть населения мира. Они являются для их приверженцев повседневной реальностью, а не какими-то академическими, научными или оторванными от практики абстракциями.

Современный интерес к восточным системам

Начиная с 1960-х гг. американцы стали проявлять все больший интерес к восточной мысли. Появилось множество курсов, книг и организаций, основывающихся на различных восточных учениях. Многие западные люди в поисках новых ценностей, стремясь к личностному и духовному росту, посвящают свое время интенсивному изучению и практике той или иной восточной системы.

Восточные теории включают в себя весомые концепции и эффективные методики личностного и духовного развития. На Западе эти учения становятся объектом как научных исследований, так и практического применения.

Все чаще признается, что западные психологи могли недооценивать психологию и терапию других культур. Отдельные азиатские учения включают в себя комплексные виды терапии, и экспериментальные исследования подтверждают их способность оказывать психологическое, физиологическое и психотерапевтическое воздействие. Сейчас азиатские виды терапии используются все большим числом западных людей, в том числе специалистами в области психического здоровья. Они позволяют по-новому взглянуть на психологическое функционирование, потенциальные возможности и патологии, а также применить новые подходы и методы. Вдобавок изучение других культур и практик часто оказывает целительное воздействие, разоблачая скрытые этноцентрические гипотезы и ограниченные представления и тем самым способствуя более широкому взгляду на человеческую природу и терапию…

Азиатские виды психологии делают акцент главным образом на экзистенциальных и трансперсональных уровнях, уделяя мало внимания патологии. Они содержат подробные описания различных состояний сознания, уровней развития и ступеней просветления, которые выходят за рамки традиционных западных психологических схем. Более того, они притязают на обладание приемами, с помощью которых можно вызвать эти состояния (Walsh, 1989, р. 547-548).

Данные главы включены в книгу с тем, чтобы дать вам возможность рассмотреть, оценить и в какой-то степени опробовать на практике эти подходы к личности в контексте критического и сравнительного направления внутри психологии. Мы имеем немало свидетельств о том внимании, которое учащиеся уже уделяют этим вопросам. Однако уровень фундаментальных знаний о восточных традициях часто бывает очень низок в сравнении с тем интересом, который многие люди проявляют к этим занятиям, или хотя бы с тем количеством времени, которое на них затрачивается.

Изучение восточной психологии

Зачем нужно рассматривать религиозные системы в книге, посвященной психологии? Термин религия имеет такие побочные значения, как застывшая догма, общепринятая мораль и т. д. Казалось бы, эти понятия не слишком совместимы с психологией.

Важно не забывать, что мы говорим здесь о восточной психологии, а не о восточной религии. Общим истоком йоги, дзэна и суфизма является потребность объяснить отношения между религиозной практикой и повседневной жизнью. Духовные наставники были среди первых психологов как на Западе, так и на Востоке. Они хотели понять эмоциональную и личностную динамику своих учеников, а также их духовные потребности. С целью осмысления вопросов, с которыми сталкивались их ученики, они обратились сначала к собственному опыту — принцип, почитающийся, как мы видим, и сегодня в учебном психоанализе, который проходят многие психотерапевты.

Эти системы действительно отличаются от большинства западных теорий личности повышенным интересом к ценностям и моральным вопросам и акцентом на целесообразности жизни в соответствии с определенными духовными нормами. Они утверждают, что мы должны жить согласно определенному моральному закону, поскольку нравственно регламентированная жизнь оказывает прямое, зримое и благотворное воздействие на наше сознание и общее благополучие. Однако все эти три психологические системы исповедуют практический, даже «иконоборческий» подход к морали и ценностям. Каждая из этих традиций указывает на бесполезность и неразумность такой ситуации, когда внешней форме уделяется большее внимание, чем внутренней функции.

В основе этих видов психологии, как и их западных аналогов, лежит внимательное изучение человеческого опыта. В течение веков они обобщали эмпирические наблюдения за тем психологическим, физиологическим и духовным воздействием, которое оказывают разнообразные идеи, установки, модели поведения и упражнения.

Кредо каждой системы базируется на личном опыте и прозрениях ее основателей. Жизнеспособность и значимость этих традиционных психологических систем поддерживается постоянной проверкой, доработкой и видоизменением тех первичных прозрений, с тем чтобы они соответствовали новым условиям и межличностным ситуациям, а также различной культурной среде. Другими словами, эти многовековые психологические системы сохраняют свою актуальность, продолжая изменяться и развиваться.

Карл Юнг писал: «Знание восточной психологии… формирует необходимую основу для критического и объективного рассмотрения западной психологии» (in: Shamdasani, 1996, p. XLXI). Таким образом, всестороннее развитие психологии требует изучения и понимания восточного мышления.

Трансперсональный опыт

Все эти системы уделяют внимание трансперсональному росту, или росту, выходящему за пределы эго и личности. Им свойственно общее с трансперсональной психологией (см. главу 14) представление, что с помощью медитации или других упражнений, воздействующих на сознание, можно достичь глубинных состояний осознания, выходящих за рамки (trans) нашего повседневного, личного опыта. В отличие от них, западные психологи, как правило, рассматривают рост с точки зрения укрепления эго: достижения большей независимости, самостоятельности, самореализации, избавления от невротических процессов и оздоровления психики. Тем не менее концепции трансперсонального роста и укрепления эго могут быть, скорее, взаимодополняющими, чем противоречащими друг другу.

Один из первых теоретиков личности Андраш Андьял (Andras Angyal) обсуждает каждую из этих позиций.

«Если рассматривать человеческое существо с одной из этих точек зрения [касающихся полноценного развития личности], представляется, что оно стремится в основном к тому, чтобы утвердить и расширить свою самостоятельность. Оно являет собой автономную, саморазвивающуюся сущность, которая активно себя утверждает, вместо того чтобы пассивно реагировать на воздействия со стороны окружающего мира, подобно какому-нибудь физическому телу. Эта основополагающая тенденция проявляет себя в стремлении человека сделать более консолидированным и полным свое самоуправление, другими словами, воспользоваться своей свободой и организовать соответствующие аспекты своего мира из автономного центра управления, то есть из своего «я». Эта тенденция, которую я назвал «устремленностью к большей автономии», проявляет себя в спонтанности, самоутверждении, стремлении к свободе и совершенству. <…>

Рассматриваемая с другой точки зрения человеческая жизнь обнаруживает базовый паттерн, резко отличающийся от описанного выше. С этой точки зрения может показаться, что человек пытается найти для себя место в неком большем сообществе, частью которого он стремится стать. В первой тенденции мы видит его борющимся за центральное положение в своем мире, пытающимся сформировать, организовать объекты и события своего мира, распространить на них свою юрисдикцию и управление [как в случае роста эго]. Во второй тенденции он, по-видимому, скорее добровольно отказывается от себя, с тем чтобы найти для себя пристанище и стать органической частью чего-то, рассматриваемого им как нечто большее, чем он сам [как в случае трансперсонального роста]. Надындивидуальному сообществу, частью которого человек себя ощущает или желает стать, можно дать различные определения в зависимости от культурного уровня и личного понимания человека» (Angyal, 1956, р. 44-45).

Вторая тенденция, вероятно, больше подходит тем, кто уже достиг определенного уровня самообладания, зрелости и самореализации. Развитие сильной независимой личности и ощущения «я» является, по-видимому, предпосылкой этого второго типа роста.

В главах 15, 16 и 17 представлены развернутые и практические теории личности, описанные в психологически релевантных терминах. Каждая система серьезно занимается вопросами основополагающих ценностей, трансперсональным опытом и отношениями индивида с каким-то большим целым. Каждой системе на Западе было уделено серьезное внимание, и многие аспекты этих систем уже учитываются в различных отраслях психологии.

Оценка восточных систем не должна отличаться от личных суждений, которые мы просим вас вынести в отношении западных теорий, представленных в этой книге: помогают ли они вам понять себя и окружающих? Соответствуют ли они вашему собственному опыту?



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 191