УПП

Цитата момента



Твоя жизнь движется к финишу со скоростью 24 часа в сутки.
А мы ее — обгоним!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Золушка была красивой, но вела себя как дурнушка. Она страстно полюбила принца, однако, спокойно отправилась восвояси, улыбаясь своей мечте. Принц как миленький потащился следом. А куда ему было деваться от такой ведьмы? Среди женщин Золушек крайне мало. Мы не можем отдаться чувству любви к мужчине, не начиная потихоньку подбирать имена для будущих детей.

Марина Комисарова. «Магия дурнушек»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

щелкните, и изображение увеличитсяАнатолий Гармаев. Обрести себя

От издательства

Эта книга была составлена по материалам лекций и бесед священника Анатолия Гармаева, замечательного педагога и психолога. В доперестроечные годы возглавляемая им Семейно-педагогическая лаборатория, его лекции, занятия, семинары для многих стали тропинкой из мира повседневной обыденности к запретному Золотому Городу православной духовности.

В те времена нельзя было говорить о Боге, спасении, причинах нашей конфликтности и нашей мелкости открыто. Но вокруг были люди: ищущие, думающие, проблемные. Были семьи, в которых постоянно что-то разбивалось и не склеивалось. Было знание о том, как с этими человеческими проблемами справлялись люди, живя под Благодатным Покровом на протяжении многих лет.

Необходим был язык, который, не искажая сути произносимого, отражал бы реалии утраченных традиций, будучи при этом удобоприемлемым в социальном и временном контексте. Таким языком стал язык психологии и педагогики. И перед этими словами было обозначено «Нравственная».

Новая «инонаучная» дисциплина протянулась живописным мостиком между холодно-скалистым берегом светской психологии и милующе-изумрудной пологой землей православной аскетики. Шумящий внизу водопад с одного берега называли «потребности», с другого — «страсти». На середине мостика был найден терминологический компромисс. Водопад был назван «Эго-влечениями».

Психоаналитическая, роджерианская, гештальт-психология антропоцентричны. Предполагается, что в центре — человек, с его благом, его уникальным миром, его человеческими ценностями. Нравственная Психология Христоцентрична. Для нее «обретение себя» — лишь промежуточный этап в движении к Богу и людям. И поэтому «Самость» («Selfism») — ключевое понятие гуманистической психологии, конечный пункт ее стремлений и исканий — в Нравственной Психологии названа болезнью.

Традиционная психология не охватывает глубинных слоев «структуры человеческого Я». Нравственная Психология, раскрывая нравственное значение внешних слоев, освещает сущностное значение Душевных Сил, Совести и лишь слегка касается Духовного, которое оставляется на попечение Церкви.

Оценка значения идей отца Анатолия и предлагаемого им инструментария внутренней работы — дело будущего. Нам же остается читать, недоумевать, спорить, радоваться сделанным в процессе изучения маленьким открытиям и… соглашаться.

Семидесятилетний разрыв преемственности православной жизни привел к явлению, о котором пришла пора говорить во весь голос. Не став людьми: любящими, заботящимися, добрыми, искренними, открытыми, доверительными и ответственными, многие из нас на начальных этапах воцерковления возомнили себя не просто церковными, не просто православными, — носителями истины в последней инстанции.

Плоды нашей «молитвенности» — наши домашние стали врагами нам. Плоды нашего «воздержания» — развалившиеся семьи, более-менее благополучные до воцерковления одного из супругов… Плоды нашего «благочестия» — наши ближние, перестав быть нейтральными по отношению к вере, превратились в откровенных хулителей Церкви, «свихнувшей» их жену (мужа), мать (отца), дочь (сына). А, может быть, все же виноваты не «они», а мы?

— Да нет, вроде бы на нас сбываются Писания…

— А если честно… еще честнее посмотреть на вещи? Вот, к примеру, ты стала верующей, а твой муж запил?

— А я за него читаю акафист «Неупиваемая Чаша».

— «За него» или «против него»? При этом любишь ли ты его? В чем это конкретно проявляется?

— Как же мне его, такого пьяницу, любить-то?.. В Церковь идти не хочет, невенчаный…

Вот такой диалог.

Не раскрывшись в супружестве, в подлинном отцовстве-материнстве, не научившись быть благодарными детьми, открытыми, любящими, верными друзьями, мы ищем духовного, а духовное не дается нам.

Используя наработанные в течение нашей мирской жизни механизмы достижения поставленных целей, мы достигаем кое-чего в жизни церковной: одни — священного сана, другие — рабочего места в сферах околоцерковного бизнеса, третьи — привилегированного положения в ближайшем кругу особо чтимых народом духовников. Но при этом не решается главный вопрос: ради чего? Привычные шаблоны и стереотипы, желание «стать», восприятие церковной жизни как поприща для САМОсовершенствования не дают увидеть главного: где же во всем этом место Христу, подвигу, заповеданной Им жертвенной любви к ближнему, прежде всего САМОМУ БЛИЖНЕМУ: моему супругу, моим детям, моим родителям? А если кажется, что все же есть любовь, хватит ли мужества честно ответить на вопрос: любовь ли это?

— При чем здесь «психология» — мирская наука, нужно все по святым отцам…

— Психология — наука о душе, ведь прежде — душевное, а потом — духовное. Так говорит Священное Писание. Лучшими и глубочайшими психологами были святые старцы. Они прозревали и душевный, и духовный план человека. В душевном все ли у тебя благополучно? Пастырский опыт подсказывает: человек, который, не раскрывшись в душевных качествах своих, начал строить здание духовных добродетелей, точно следуя святоотеческим предписаниям, воздвигает такую стену гордыни и эгоизма, которую невозможно потом взорвать никому. Ведь все поставлено на цементе совершенно правильных формул: изречениях святых отцов, советах и благословениях любимых духовников. При этом гордость всех окружающих (пресловутых «ближних») будет отслеживаться и тут же обличаться. Любой же, покусившийся говорить о гордости обличителя, будет тут же остановлен и осажен. Кто-то сказал однажды: «Аскетика без любви похожа на замок Снежной Королевы»…

— Вы имеете в виду духовную любовь…

— Нет, прежде всего — душевную, человеческую, которая переживает за другого, жалеет его, согревает, когда ему холодно и не лезет со своими советами, когда не просят… Мне иногда кажется, что за внешней церковностью, за церковной терминологией («простите», «благословите», «искушение»), за церковной проблематикой (борьба с экуменизмом, модернизмом и прочим масонством), за постоянным механическим перечислением восьми основных грехов и их производных люди просто хотят спрятаться от движения вглубь, от встречи с самим собой настоящим…

— Что вы такое говорите? Ведь есть же какие-то вещи…

— …а ведь путь к Богу, по словам Исаака Сирина, лежит через путь к самому себе.

— Но ведь Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что без Бога все человеческие «добрые дела» — ничто, а вы нам тут предлагаете…

— Прежде чем говорить о них, давайте хоть до этого уровня дотянемся. Давайте учиться открытости, искренности, умению доверять, наконец.

— Да ну Вас с Вашей психологией…

— Давайте, не закрываясь правилами и цитатами, посмотрим на всю нашу жизнь глазами нравственного человека, исследуем те глубинные уровни нашего душевного устроения, ту почву наших человеческих сердец, на которую так и не привилась ветвь Христова нрава. Ведь само понятие «нравственность» происходит от слова «нрав».

Слишком часто мы сами не даем своим ближним прийти ко Христу. Один духовник сказал по этому поводу: «Иногда люди забираются на такие духовные высоты, с которых не видно живых людей». Бог являет Себя нам в человеке, созданном по образу Божию. И неверующий человек (наш самый ближний!) сохраняет этот образ. И нет нам никакой пользы, если мы, воцерковляясь, так и не засветились любовью.

Вы никогда не задумывались, почему мы, считая себя «в принципе неплохими людьми», на самом деле такие без-Совестные? Почему на многие необходимейшие дела у нас не хватает Душевных Сил? И чем закончится нынешний конфликт поколений? Почему сегодня разваливаются семьи? Почему православные семьи разрушаются с ускорением? Если по отношению к слову «психология» у Вас уже нет предубеждений — эта книга для Вас.

«Обрести себя» — не сборник духовных советов, это скорее рабочий дневник, который интереснее читать с карандашом в руке, а еще интереснее — перечитывать. Многое, очень многое (особенно то, с чем так хочется не согласиться) будет поводом для глубокой и серьезной исповеди. Продолжение этой книги будет называться «Психопатический Круг в семье».

Если Вы, купив книгу, с нетерпением листаете ее в трамвае, троллейбусе или автобусе по пути домой или на работу, закройте ее на минутку, прокомпостируйте талончик и поупражняйтесь в терпении. В транспорте читать вредно, тем более, если Вы сидите, а рядом стоит пожилой человек (женщина, кто угодно…).

Бог в помощь!

Читайте далее: Предмет нравственной психологии



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 191