УПП

Цитата момента



Я люблю путешествовать, посещать новые города, страны, знакомиться с новыми людьми.
Чингисхан

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Чтение литературы, особенно профессиональной, предполагает запоминание прочитанного, и лучший мнемонический способ для этого — конспектирование.

Культура конспектирования, как и культура чтения, состоит прежде всего в отказе от поэлементного, пословного или пофразового конспектирования, что не только невозможно чисто физически (скорость письма во много раз меньше скорости мысли), но и неэффективно. Записывать надо ведущие аргументы и суждения, можно использовать при этом сокращенные способы, подобные принятым в стенографии. При конспектировании надо всегда оставлять пространство, например, поля для синхронного или последующего рецензирования прочитанного, для своих замечаний. Очень помогают при последующей работе над конспектом «цветные» выделения наиболее важных положений, обведение их рамочкой, подчеркивание и т. п.

К сожалению, в учебной практике российской школы отсутствует такой важный предмет, как каллиграфия — умение красиво и четко писать. После нескольких занятий по прописям дети остаются наедине со своими особенностями, вкусами, пристрастиями, и в результате мало кто из окончивших школу может похвастаться разборчивым красивым почерком. А ведь почерк, и в целом письменная речь, какое бы малое место они не занимали в общей структуре (всего 9%), могут дать очень подробные психологические сведения об авторе.

Существует наука графология, или психографология, которая по особенностям почерка помогает определить психологические свойства личности. Конечно, приходится принимать во внимание два обстоятельства: уровень подготовленности к письменной речи на данном языке и эмоциогенные условия написания текста. В первом случае надо говорить о наличии определенной практики (например, бесполезно пытаться оценивать почерк младшего школьника, так как он еще в стадии становления и развития). Обычно стабилизация почерка заканчивается к 22-24 годам. Во втором случае — и это уже предмет размышления для криминалистов — оцениваются изменения почерка при различных состояниях возбуждения, депрессии и т. д. Криминалисты же занимаются вопросами идентификации почерка, особенно идентификацией подписей.

Особенности письменной речи начинаются с пространственного использования: расположения слов и фраз на листе бумаги. При нормальном, рациональном использовании строчки расположены на небольшом расстоянии друг от друга (2-3 мм) слева и справа — небольшие поля (4 мм), пробелы вверху и внизу страницы — до 4 мм. Строчки ровные, не налезающие друг на друга.

Если строчки слишком плотные, буквально «слипаются друг с другом», полей и вообще промежутков нет, то можно говорить о преувеличенной расчетливости и даже скупости. Если же полей и промежутков слишком много, то скорее всего пишущий относится к разряду бесшабашных «широких» натур с не очень высокой организованностью.

Если строчки «ползут» вверх, то можно считать, что запасы нейропсихической энергии большие, а сам пишущий обладает высокой, даже завышенной самооценкой. Если же строчки сползают по краям вниз, то это свидетельствует об утомляемости нервной системы, недостаточности ее и о тенденции к заниженной самооценке.

Пробелы в конце строк, оставленные как бы из боязни перенести слово, могут быть показателями каких-то фобий, тревог.

Если почерк вообще неразборчив или мало разборчив, буквы написаны нечетко, слова недописаны, то причиной этого может быть эмоциональная неустойчивость, слабость эмоционально-волевой регуляции. И, наоборот, четкий красивый разборчивый почерк с четко расставленными знаками препинания и точками в буквах «е», «й» свидетельствует об исполнительности, аккуратности, пунктуальности, склонности к художественному творчеству.

Нелепое безвкусное исполнение некоторых букв, их вычурность, например, завитушки в заглавной букве «П», можно истолковывать как стремление произвести впечатление, самоутвердиться. Возможно, что у обладателя этих «завитушек» довольно много незрелых нелепых мыслей и поступков.

Сильный нажим свидетельствует об энергетических и организаторских склонностях пишущего. Наклон букв, который можно измерить с помощью обыкновенного транспортира, у правшей должен быть в правую сторону, в соответствии с обучением по прописям. При этом очень низкий наклон — 30-40°, буквы как бы лежат на строчке — свидетельствует о вспыльчивости и возбудимости человека, его излишней прямоте и торопливости в поступках. Оптимальный наклон — 40-50°, свидетельствующий о гармоническом развитии натуры и широком круге интересов. Наклон 5-60° и более свидетельствует о сдержанности, самообладании, свернутом в профессиональном плане круге интересов или узком диапазоне увлечений. Вертикальные или наклоненные влево буквы говорят об упрямстве, скрытности, иногда неискренности пишущего.

Мягкость, округлость при письме, плавный переход в написании букв характеризуют личность как спокойную, терпеливую, следующую в своей деятельности по линии наименьшего сопротивления, склонную к компромиссам. Большое число углообразований — это признаки упрямства, неуступчивости, требовательности к себе, резкости, даже агрессивности.

Выявлены половые, возрастные и профессиональные особенности почерка. Например, мужской почерк, в отличие от женского, характеризуется более низкими и широкими буквами, не очень постоянными по размеру и не очень связанными между собой, так называемый «рваный» мужской почерк. Почерк инженерный — это мелкие по размеру буквы, меньше 3 мм, плохо связанные между собой и с вертикальным или близким к нему наклоном.

Конечно, для окончательных выводов нельзя использовать не только графологические показатели, они должны быть усилены методами психодиагностики, но для первых этапов наблюдения и самонаблюдения графология может дать очень ценную информацию. Можно сослаться на опыт кадровых служб некоторых зарубежных стран, например Израиля, где психологи оценивают будущего кандидата по образцам его письменной речи.

Очень большое значение имеют, безусловно, содержательные характеристики письменной речи, ее смысловые и мыслительные свойства, которые показывают интересы, желания, потребности, когнитивные и креативные структуры личности. Психологи и социологи пользуются для оценки этих свойств методом контент-анализа сообщения, выделяя категории контент-анализа (так называемые контент-категории) и подсчитывая частоту использования этих категорий носителями языка. Ценность контент-анализа состоит в определении контент-категории, этого измерительного инструмента, сетки, через которую просеивается все сказанное, написанное, напечатанное и пр.

Письменная речь, по сравнению с устной, является более регулируемым процессом, более осознанным, с более замедленной обратной связью с партнером общения. Некоторые образцы письменной речи, например, деловые письма, письма-рекламы, требуют соблюдения соответствующих организационных и этических правил. Для эффективного использования их необходимы сведения об адресате с точным почтовым индексом, фамилией, именем, отчеством, точное и корректное описание проблемы (в случае с рекламой — с указанием мотивов личной выгоды), письмо должно иметь персональную подпись, лучше высокого по статусу отправителя (например, подпись президента фирмы можно передать с помощью факсимиле).

Техника исполнения современных деловых писем на принтерах, конечно, очень высока, но даже за принтером стоит человек с его привычками, образом мышления, речью, и даже в компьютерном варианте видны свойства его исполнителя.

Речь — очень сложный психический процесс, в котором смешаны свойства разных структур человека — от его индивидуальных проявлений до личностных и социальных. До сих пор в исследовательских работах по речи очень много белых пятен. Особенно это касается вопросов, связанных с моделированием и автоматизацией речи на уровнях ее распознавания и синтезирования. Идея говорящих и понимающих роботов открывает новые страницы в истории создания систем искусственного интеллекта, и эта идея принадлежит XXI веку.

Внимание

Актуальные, личностно значимые стимулы выделяются вниманием. Выбор осуществляется из всех сигналов, доступных восприятию в данный момент. Восприятие связано с приемом и обработкой информации, поступающей от всех органов чувств. Внимание ограничивает лишь ту часть ее, которая будет реально обработана. Примером ограничения восприятия является процесс опознания нескольких объектов, находящихся в поле зрения. Если объекты неизвестны, то опознание второго происходит только после того, как был опознан первый. По отношению к ощущениям, восприятию и мышлению внимание выполняет регулирующую функцию: оно определяет то, что будет воспринято и осознано.

Что же определяет избирательность, или направленность внимания? Существует две группы факторов:

1. Факторы, характеризующие внешнюю структуру раздражителей, т. е. физические параметры сигнала: его интенсивность, частота, новизна.

2. Факторы внутреннего происхождения: соответствие поступающей информации потребностям человека, его эмоциональному состоянию, актуальности данной информации. Недостаточно автоматизированные действия также требуют повышенного внимания.

Из этих факторов следуют способы повышения внимания: через внешнюю организацию сигнала и через приведение информации в соответствие с мотивационно-потребностной сферой личности и эмоциональным состоянием.

При организации внимания через «внешнее» нужно помнить следующее:

1. Изложение парадоксального случая или спорного утверждения повышает внимание. Использование фактора новизны особенно важно в деятельности, где возможно развитие утомления, а уровень ответственности высок. Сочетание монотонности с повышенной готовностью действовать, как это бывает в операторских профессиях по управлению важными объектами (атомными станциями, ракетными установками, воздушным и железнодорожным транспортом и т. д.), приводит к развитию эмоциональной напряженности. Последняя вызывает утомление, снижает эффективность действия в нужный момент. Активизация внимания в этих случаях способствует снятию напряженности. Поэтому в монотонной деятельности рекомендуется использование сигналов разной модальности, изменение темпа работы, введение неожиданных сигналов.

2. Значимую информацию необходимо усиливать, для этого ее можно повторить несколько раз или выделить каким-то способом. В разговоре можно сделать вид, что что-то забыто, а потом вернуться и вставить значимое замечание.

3. Неполное представление содержания также привлекает внимание. Стоит сказать, что дальше будет неинтересно, трудно, как сразу возрастает интерес к недоговоренному. И именно это запомнится. При использовании данного приема срабатывает механизм личной включенности.

4. Систематизация материала, периодическое подведение итогов и структурирование информации также эффективный способ организации внимания.

Использование внутренних факторов для привлечения внимания:

1. Излагаемый материал должен соответствовать личным интересам слушателей. Когда этого нет, то каждый человек занят своими мыслями, и убеждения или разговоры в этом случае ни к чему не приводят. Наши собеседники в лучшем случае покивают головой и забудут, о чем их просили.

2. Не рекомендуется начинать разговор со своих проблем или своей темы. Слушателей надо подготовить, а для этого следует начинать встречу на поле собеседника, с учетом его, а не ваших интересов. Постарайтесь задавать вопросы, которые требуют не односложных ответов типа: «так-так», «да», «нет», а развернутых. Сложные ответы помогают завладеть вниманием собеседника.

Описанные способы организации внимания касались тех ситуаций, когда мы пытаемся организовать внимание других людей. Это необходимо в деловых переговорах, педагогической работе или светской беседе. Но не менее значима для нас организация собственного внимания. Для этого следует определить, какими свойствами оно обладает. Основные характеристики внимания: концентрация, устойчивость, распределение, переключаемость и объем.

Концентрация внимания — это состояние нашего сознания, необходимое, чтобы включиться в деятельность, сосредоточиться на задаче. Концентрация предполагает повышение интенсивности сигнала или увеличение значимости выполняемой деятельности при ограничении поля восприятия.

Устойчивость — длительность привлечения внимания к одному и тому же объекту или задаче. Устойчивость непроизвольного внимания, возникающего без нашего усилия, всего 2-3 секунды. Произвольное внимание, которое достигается волевым усилием, ослабляется через 15 минут напряженной работы, затем начинает колебаться. Послепроизвольное внимание возникает как результат развития произвольного, как эффект вырабатываемости. Сознательного контроля оно не требует и со стороны похоже на непроизвольное, так как не требуется никакого усилия, чтобы сосредоточиться на материале или деятельности.

Распределение внимания — это способность человека одновременно концентрироваться на нескольких объектах, что дает возможность совершать сразу несколько действий. Согласно преданию, Юлий Цезарь мог делать одновременно семь дел, не связанных между собой. Подобной способностью обладали Петр I и Наполеон. Однако есть основания полагать, что одновременно протекает только один вид сознательной деятельности — субъективное ощущение одновременности обязано быстрому последовательному переключению с одного вида на другой. Таким образом, переключаемостъ — это обратная сторона распределения внимания. Она определяется скоростью перехода от одного вида деятельности к другому. Плохая переключаемость приводит к рассеянности. Но рассеянность может быть и следствием максимальной собранности и сосредоточенности на основном объекте интересов.

Часто, обладая большими способностями, человек не может реализовать их из-за плохой самоорганизации, несобранности. Главным признаком самоорганизации является умение настроиться на деятельность и поддерживать работоспособное состояние в течение длительного времени, не прилагая волевых усилий. Эту настройку помогают осуществить концентрация и устойчивость внимания. Можно дать несколько советов по управлению этими функциями внимания, полезных при организации учебной деятельности.

Рассмотрим типичную ситуацию, когда нужно приступать к занятиям, садиться за стол делать уроки или готовиться к экзаменам. Вы никак не можете этого сделать, в голову лезут посторонние мысли. Попробуйте для начала простейший самогипноз, который позволяет включиться в любую деятельность или состояние. Итак, вы садитесь за стол, на котором все приготовлено, но который вам ненавистен, закрываете глаза и про себя или полушепотом повторяете 8-12 раз «Я могу писать, Я могу писать, Я могу писать… Я пишу… Я пишу!…» Интонации нарастают от механической безучастности до страстного требования. В момент наибольшего напряжения вы внезапно замолкаете, расслабляетесь, откидываетесь на спинку кресла с закрытыми глазами. В голове пустота, и вы ничего не хотите и не ждете, на все наплевать. Побудьте в этой пустоте, забудьте обо всем, и вы почувствуете, что через некоторое время в этой блаженной пустоте начнет всплывать фраза, а потом и требование писать, и рука сама потянется к бумаге. Если что-то помешает, попробуйте вновь расслабиться и затем снова услышать свой приказ. Фразы или формулы могут быть какими угодно, главное — короткими и по существу дела. Этот прием является простейшим разговором сознания с подсознанием, в котором обе стороны, не мешая и не перебивая, дают возможность настроиться на дело. Автор этот приема В. Леви назвал его «эхомагнит» и выделил три фазы: заклинание, пустота, действие.

Но иногда мы не в состоянии даже сосредоточиться на том, что поможет нам включиться в работу. В голове ни одной мысли, только обрывки, клочки фраз. Что делать? Садиться и писать! Любые строчки, приходящие в голову, пусть это будет и не совсем логично. Главное — не останавливаться и не перечитывать написанное, чтобы самому не испугаться своих путаных записей и не остановить процесс врабатывания. Через некоторое время работа по-настоящему захватит вас и тогда можно будет вернуться к первоначальным записям — там может быть и что-нибудь полезное, а если нет, не страшно, так как эти записи помогли вам начать работать.

Если вам предстоит длительная деятельность — написание курсовика, диплома или отчета, то и помехи бывают очень сильными. Каждый день человек говорит себе, что сегодня он устал, а вот завтра на свежую голову с утра начнет трудиться. Но наступает утро, а с ним новые дела и новая усталость. Постарайтесь начать новое дело не утром, а вечером на фоне усталости. Пусть это будет только первая фраза или заголовок, главное, что утром вам нужно будет начинать не с начала, и новый день не будет омрачен необходимостью делать неприятное — начинать, ну, а предыдущий вечер все равно был испорчен усталостью.

Если вы включились в работу и забыли обо всем окружающем, необходимо соблюдать правила умственной гигиены. Человек может сохранять произвольное внимание при монотонной работе в течение 15 минут, затем нужно сделать короткую паузу или переключиться на другую деятельность. Ничто так не утомляет, как однообразие. Существуют и более длительные циклы активности мозговой деятельности, например, 90-минутный ритм активности мозга. Поэтому через полтора часа работы следует сделать более длительный перерыв. В этот перерыв можно расслабиться с закрытыми глазами и провести аутогенную тренировку или, наоборот, наполнить паузу активным движением: потанцевать под музыку или сделать несколько ритмических упражнений. Снять усталость помогут настои трав — мяты, душицы, лимонника, чабреца или сладкий чай.

Интеллектуальная активность подвержена также суточным колебаниям. Физический тонус у человека меняется 5 раз в сутки с максимумами в 5, 11, 16, 20 и 24 часа и минимумами в 2, 9, 14, 18 и 22 часа. В эти периоды снижается и умственная активность.

Человеческий мозг — сложно организованная система. Внимание является показателем его активности. Если оно падает, значит, что-то разладилось в этой системе. Для активизации нужно использовать и обращение к работе других анализаторов, кроме зрительного. Многие люди говорят, что не могут работать при громком шуме, но оказывается, что в абсолютной тишине также невозможно работать, поэтому необходимы негромкие фоновые звуки. Это может быть шум за окном или негромкая приятная музыка. Некоторые запахи (например, лимона, лаванды или жасмина) также повышают нашу активность.

Цвет — другой способ регуляции нашей деятельности. Желто-зеленый или сине-зеленый цветовой фон помогают концентрировать внимание. Оранжевый цвет может действовать как стимулятор, но его нужно использовать только в малых дозах. В ограниченном количестве можно применять темно-синий и черный цвета, которые способствуют сосредоточенности, углубленности. Зеленый цвет раньше считали стимулятором умственной активности, однако, в настоящее время имеются данные, что он понижает тонус, способствует развитию сна. Голубой, розовый, салатный цвета снимают напряжение, способствуют непринужденности.

Существует связь между двигательной активностью и эффективностью умственной деятельности. Манипулирование пальцами повышает умственную активность, поэтому многие люди в период размышлений вертят карандаш или чиркают на бумаге. Дети же просто не могут думать или говорить без жестикуляции. Известно, что ходьба также способствует мыслительному процессу.

Из видов спорта, которые особенно полезны для людей, занимающихся умственным трудом, можно рекомендовать волейбол и бадминтон — те виды, в которых требуется работа рук на уровне выше головы, это способствует более активному снабжению кислородом головного мозга.

Память

Память — один из важнейших психических процессов. Она лежит в основе формирования индивидуального опыта человека, его речи, мышления, эмоций, двигательных навыков. Память необходима для накопления знаний, успешной и продуктивной работы и является непременным условием обучения и развития индивида, становления его как личности.

В структуре памяти можно выделить три основных звена: запоминание воспринятой информации, ее сохранение и извлечение того, что сохранилось. При этом запоминание может происходить либо в виде воспроизведения, либо в виде узнавания, если мы имеем дело с ранее известной информацией.

Одним из количественных показателей, позволяющих оценить продуктивность запоминания, является объем памяти, т.е. количество элементов, или единиц информации, которое человек может воспроизвести сразу после запоминания (непосредственное воспроизведение) либо через какое-то время (отсроченное воспроизведение). Объем непосредственной памяти равен 7 ± 2 единицы информации. Объем отсроченного воспроизведения меньше, при этом снижается и точность воспроизводимого материала, происходит забывание. Забывание — это естественный и даже необходимый процесс, освобождающий память для новой информации. Важно так забывать, чтобы можно было вспомнить. Процесс забывания происходит во время сна. Когда мы спим, мозг сохраняет свою активность, и она направлена на то, чтобы непосредственную, конкретную, оперативную информацию перевести в обобщенные представления о предмете, где на первый план выходят его существенные признаки и стираются частные особенности. В результате зрительный образ, например, оказывается не пассивным отпечатком зрительного восприятия, а итогом анализа, синтеза, абстракции и обобщения. Такая обобщенность образа, представления — весьма существенное свойство памяти, поскольку позволяет более свободно и точно ориентироваться в окружающем предметном мире и взаимодействовать с ним. Это свойство отражено в русской поговорке «утро вечера мудренее». Поэтому нужно бережно относиться к ночному сну и использовать утренние часы, как самые плодотворные для серьезной умственной работы.

Но для того, чтобы правильно забыть, нужно прежде хорошо запомнить. Запоминание происходит в двух режимах — произвольном и непроизвольном. Произвольное запоминание — это специальное действие, направленное на сохранение определенной информации в определенном виде и, нередко, на определенный срок. Человек ставит перед собой задачу — «запомнить». Тем не менее, осваивая какой-либо материал, мы не всегда соотносим задачу запоминания с требованием предстоящего воспроизведения. И когда впоследствии мы не можем этот материал вспомнить, причиной отказа является не «плохая» память, а отсутствие установки на воспроизведение. В случае произвольного запоминания важно знать, что именно придется воспроизводить. В зависимости от этого осуществляют отбор информации при работе с материалом на стадии фиксации его в памяти. Запоминая, мы должны сразу формировать и программы воспроизведения: что, когда, как и где будет воспроизводиться. Поэтому, готовясь, например, к экзамену, нелишне представить себе аудиторию и преподавателя, который этот экзамен будет принимать.

При непроизвольном запоминании не ставится задача запомнить, чтобы воспроизвести. В этом случае в памяти откладывается то, что сопутствовало выполнению других заданий, было включено в них и не связано прямо с запоминанием. Эффективность непроизвольного запоминания зависит от умственной активности человека, его самостоятельности при работе с материалом. Кроме того, имеют значение внешние характеристики и особенности учебного материала. Хорошо запоминаются неожиданные, яркие, из ряда вон выходящие события. Однако неожиданное для одного не является таковым для другого. Здесь эффективность непроизвольного запоминания как бы замыкается на таком свойстве человека, как любознательность. Чем более развита у человека способность увидеть необычное в обычном, тем богаче и содержательнее его память.

В индивидуальном развитии человека непроизвольное запоминание предшествует произвольному и в дошкольном возрасте является основной формой накопления опыта. Позднее складывается произвольное запоминание, позволяющее сознательно и целенаправленно усваивать необходимые знания, одновременно развивается и непроизвольное, обогащаясь взаимодействием с другими психическими процессами, прежде всего с восприятием и мышлением.

Мы уже говорили о роли внешнего оформления материала в эффективности его запоминания. Другая особенность восприятия проявляется в мгновенности памяти. Современными психологическими исследованиями показано, что восприятие информации, по времени не превышающее 0,5 с, чрезвычайно важное звено в запоминании. В течение этого времени происходит регистрация практически всех свойств воспринимаемого объекта, можно сказать, что в памяти сохраняется на этот срок точная фотография объекта. Однако затем в памяти будет сохранено и воспроизведено только то, что имело личностный смысл для человека, либо то, на чем акцентировалось внимание, т.е. проведена преднастройка восприятия на выбор тех качеств и характеристик материала, которые являются значимыми и главными. Правда, у такой предварительной настройки есть отрицательные черты — когда человек запоминает лишь то, что хочет запомнить, или видит то, что хочет увидеть.

Связь запоминания с мышлением предполагает не только понимание того, что запоминается в данный момент, но и установление логических связей с прежними знаниями, реконструкцию заучиваемого в соответствии со смысловыми связями, которые выделяются в предмете, в том числе и самим человеком. Активная интеллектуальная работа с материалом существенно влияет на полноту и прочность заучивания. Значение интеллектуальной активности при запоминании материала получило в психологии название мнестического эффекта интеллектуальной деятельности.

Память — это вид психической деятельности человека и, как всякая деятельность, она требует определенных приемов организации. Способы запоминания могут быть разделены на две большие группы: мнемотехнические, используемые там, где материал не подлежит смысловому анализу или требуется специальное заучивание, и приемы, связанные с интеллектуальной работой над материалом.

К мнемотехническим приемам относится способ группировки материала: например, при заучивании номеров телефонов мы разбиваем их на группы чисел. Другой прием — ассоциативный, когда устанавливается сходство между запоминаемым предметом и давно знакомым, например, сравнение Аппенинского полуострова с сапогом. Метод ключевых слов помогает запомнить цепочку информации (текст). При этом ключевые слова должны отражать смысл отрывка и быть логически связаны между собой. Таким образом формируется некий костяк текста, содержание и форму которого можно воспроизвести, восстанавливая в памяти цепочку ключевых слов. Метод ключевых слов смыкается с методами смысловой организации материала при запоминании. В последнем случае материал становится предметом активной самостоятельной работы, и память функционирует совместно с мышлением, речью, эмоциями. Материал запомнится лучше, если будет иметь отношение к цели всей деятельности, т. е. будет включен в общие жизненные планы. Эффект запоминания повышается также, если предлагаемый материал не перегружен аргументами. Излишние уточнения, «разжевывание» раздражают и могут вызвать сопротивление.

Для лучшего сохранения информации в памяти используют прием повторения. Повторение эффективно лишь при планомерном, распределенном во времени обучении. Если знакомство с учебным предметом происходит только в момент подготовки к экзамену, когда речь идет не о повторении, а об его изучении, то на эффективность работы памяти рассчитывать не приходится. Запоминание материала в этом случае — иллюзия, которая существует только благодаря особому эмоциональному состоянию, связанному с ситуацией экзамена. Исчезает эта ситуация, и знание становится недоступным воспроизведению.

Наиболее адекватной методикой повторения можно считать следующую:

  • необходимо повторить информацию сразу после ее восприятия, так как наибольшие потери приходятся именно на этот временной интервал;
  • промежутки между последовательными повторениями нужно прогрессивно удлинять;
  • не следует однообразно и многократно читать один и тот же текст.

В первый раз рекомендуется прочитать текст с целью восприятия основных содержащихся в нем мыслей. Если необходимо, их можно подчеркнуть или выписать на бумагу. Затем текст читается еще раз, но внимание обращается на подробности, которые связываются с основными мыслями. В третий раз текст просматривается бегло в обратном порядке, чтобы проверить, правильно ли усвоены основные мысли. И, наконец, постарайтесь вспомнить самое существенное, не обращаясь непосредственно к тексту.

Существуют два фундаментальных требования, без которых невозможна продуктивная работа памяти: 1) наличие мотивации, заинтересованности; 2) умение видеть и наблюдать.

Эмоции

Не ослабеет чувство от того,
Что озаришь ты разумом его.

Народная мудрость

Со времен Платона вся психическая жизнь делится на три относительно самостоятельных сущности: ум, воля и чувства, или эмоции.

Ум и воля в какой-то степени подчиняются нам, эмоции же всегда возникают и действуют помимо нашей воли и желания. Они отражают личную значимость и оценку внешних и внутренних ситуаций для жизнедеятельности человека в виде переживаний. В этом субъективность и непроизвольность эмоций.

Эмоции (от лат. emovea — потрясаю, волную) — это переживание человеком своего личного отношения к тем или иным явлениям окружающей действительности, а также субъективное состояние, которое возникает в процессе взаимодействия с окружающей средой или при удовлетворении своих потребностей. Эмоции представляют собой своеобразную форму отражения реального процесса взаимодействия человека с окружающей средой. Если в ощущениях, восприятии, представлениях, мышлении отражается объективный мир предметов, явлений, их различные качества и свойства, зависимости и закономерности, то в эмоциях человек проявляет свое отношение к содержанию познаваемого в виде удовольствия или неудовольствия, радости, грусти, страха, восторга и т. д. Эмоции могут колебаться от бурных взрывов страсти до тонких оттенков настроения.

Американский психолог Уильям Джеймс, создатель одной из первых теорий, в которых субъективный эмоциональный опыт соотносится с физиологическими функциями, описывал роль эмоций в жизни человека следующими словами: «Представьте себе, если это возможно, что вы внезапно лишились всех эмоций, которыми наполняет вас окружающий мир, и попытайтесь вообразить себе этот мир таким, каков он сам по себе, без вашей благоприятной или неблагоприятной оценки, без внушаемых им надежд и опасений. Такого рода отчужденное и безжизненное представление будет для вас почти невозможным… Все ценное, интересное и важное, что каждый из нас находит в своем мире, — все это чистый продукт созерцающей личности».

Работы Джеймса, проведенные в конце XIX в., а также открытия других ученых — физиологов и психологов, сделанные в XX в., послужили фундаментом для современных исследований эмоций и их физиологических механизмов.

Физиологические механизмы, лежащие в основе эмоций, отличаются большой сложностью и обусловлены процессами, протекающими в вегетативной нервной системе, в подкорковых центрах и в коре головного мозга.

Через вегетативную нервную систему эмоции связаны с деятельностью органов внутренней секреции, которые ответственны за общую активацию организма, а также с системами внутренних органов — сердечно-сосудистой, дыхательной, кишечной и т. д., изменения которых сопровождают любую эмоцию (например, сердцебиение при страхе или радости, сосание под ложечкой при тревоге).

Наиболее важные из подкорковых мозговых структур, имеющих отношение к эмоциям, в совокупности образуют лимбическую систему. Эксперименты на животных показывают, что в различных отделах лимбической системы находятся центры положительных и отрицательных эмоций, прямая стимуляция которых вызывает у животных наслаждение, страдание или агрессию.

Если проследить ход нервных путей, то можно понять, почему все наши взаимодействия с миром имеют ту или иную эмоциональную окраску. Нервные сигналы, поступающие от всех органов чувств в кору головного мозга, которая является центром обработки информации, проходят через лимбическую систему.

Вместе с ретикулярной формацией, отвечающей за активацию всего головного мозга, лимбическая система является подкорковым центром эмоций. Этот центр в своей основе сходен у всех млекопитающих. Однако у человека подкорковые и вегетативные центры эмоций контролируются, сдерживаются или стимулируются процессами, протекающими в коре больших полушарий мозга. Особую роль в управлении эмоциями и чувствами играет речь, благодаря которой они становятся осознанными процессами. Лишь с помощью речи возможно формирование высших эмоций человека — моральных, интеллектуальных, эстетических.

Эмоции выполняют две основные функции — сигнальную и регулирующую.

Сигнальная функция эмоций заключается в том, что переживания возникают и меняются в связи с изменениями, происходящими в окружающей среде или в организме человека. Определенные раздражения становятся сигналами благополучия или неблагополучия. Особенно велико сигнальное значение отрицательных эмоций, так как они как бы предупреждают человека о возможной опасности: страх — появление врага, тревога — неопределенность ситуации, боль — опасные изменения в организме, тоска — нарушение взаимоотношений с другими людьми и т. д. Именно поэтому в любом языке существует большее количество названий отрицательных эмоций.

Регулирующая функция эмоций выражается в том, что наше поведение во многом направляется нашими переживаниями. Действительно, человек предпочитает испытывать удовольствие и избегать страданий. Но жизнь настолько сложна, что редко удается прожить ее только в удовольствие, более того, постоянное удовольствие приводит к пресыщению и скуке, а последняя вызывает страдание. Кроме того, на пути к цели встают трудности и препятствия, для преодоления которых необходима энергия, мобилизуемая эмоциями. Так, например, тревога, возникающая в ситуации неопределенной угрозы, сопровождается, как говорят физиологи, эндокринным взрывом, активизирующим физиологические системы организма, отвечающие за реакции борьбы или бегства.

Эмоции различаются по интенсивности, или глубине переживаний и внешних выражений, и по качеству, что отражается в их названиях.

Вильгельм Вундт — основоположник научной психологии, разработал первую систему классификации эмоций. Согласно этой системе любая эмоция может быть описана с помощью трех полярных шкал. Первая, самая явная шкала, делит все эмоции на положительные и отрицательные. Вторая — отражает степень активизации организма, начиная от состояния торможения, или ступора, как это бывает при испуге, до состояния ажитации при восторге или гневе. На третьей шкале эмоции различаются по качественной характеристике напряжения (страх, гнев, любовь) и расслабления (депрессия, удовольствие, покой).

Современные исследования в прикладных областях психологии, в частности работы Чарльза Осгуда в области психолингвистики, предлагают несколько иные, хотя и близкие к Бундовским по смыслу, характеристики эмоций. Это характеристики оценки, силы и уровня активности.

Эмоции и чувства имеют такое специфическое качество, как двойственность, или амбивалентность. Человек может в одно и то же время испытывать противоположные чувства: любовь и ненависть, радость и грусть, обожание и отвращение. Амбивалентность эмоций связана как со сложностью жизненных ситуаций, в которых оказывается человек, так и, возможно, с возникновением и развитием эмоций в процессе филогенеза. Согласно наблюдениям австрийского этолога Конрада Лоренца, ритуал приветствия у млекопитающих возникает как следствие сдерживания агрессии, и по форме выражения эти два действия имеют много общего.

Характер эмоций и их интенсивность определяются расшифровкой сигналов, поступающих из внешней среды, и уровнем активации организма.

Эмоции, информация и потребности. Обычно эмоции возникают из-за неожиданности событий, к которым человек не успел подготовиться: неожиданный резкий звук, выскочившая из-за угла соседская собака или непредвиденная встреча с дорогим сердцу человеком. Если же человек встречает ситуацию с достаточным запасом нужных сведений, то эмоциональная реакция оказывается значительно слабее.

Психофизиолог П. В. Симонов предложил потребностно-информационную теорию возникновения эмоций. Согласно этой теории зависимость эмоций от количества информации, которой располагает субъект, и от силы потребности можно выразить следующим образом:

Эмоция = П ∙ (НИ ИИ),

где П — уровень потребности; НИ — необходимая для удовлетворения этой потребности информация; ИИ — имеющаяся информация.

Отрицательные эмоции возникают тогда, когда субъект располагает недостаточным количеством информации для удовлетворения потребности, а положительные — когда информации оказывается в избытке. Например, если голод толкает человека к буфету, где он может найти кусок пирога, который он сам туда положил, то, очевидно, от такой «находки» не возникает особых эмоций. Если же, вопреки ожиданию, вдруг окажется, что пирог исчез, то можно представить, какое огорчение или гнев будет испытывать человек; если же, напротив, в буфете обнаружится целый пирог вместо ожидаемого кусочка, то голодного человека это очень обрадует.

Итак, отрицательные эмоции возникают чаще всего из-за неприятной информации и, особенно, при недостаточной информации; положительные эмоции — при получении достаточной информации, особенно, если она окажется лучше ожидаемой.

Интенсивность эмоций зависит от уровня бодрствования. Только что проснувшемуся человеку гораздо труднее рассердиться, чем тому же человеку в конце напряженного рабочего дня. Эксперименты показали, что, если уровень активации слишком высок, то ее остаток переносится на следующую эмоцию, которая усиливается. Например, во время просмотра эротического фильма испытуемые, которые только что выполняли трудную работу, проявили большее сексуальное возбуждение, чем те, которые до этого отдыхали или же смотрели фильм не сразу после нагрузки.

Эмоции и восприятие. Характер возникающих эмоций в значительной степени зависит как от физиологической активации, так и от того, что мы воспринимаем из окружающего мира. В экспериментах С. Шахтера испытуемые, активированные в результате инъекций адреналина, о возбуждающем действии которого они не подозревали, реагировали по-разному в зависимости от того, в какой обстановке они потом оказывались — веселой или напряженной. В первом случае они чувствовали себя раскованными и счастливыми, а во втором их охватывал гнев. По мнению Шахтера, для возникновения эмоций необходима физиологическая активация, но только восприятие ситуации определяет качественный характер эмоций.

Эмоции и интеллект. Эмоциональная реакция зависит и от уровня умственного развития. Чем выше этот уровень, тем легче индивидуум может понять причину несоответствия между тем, с чем он столкнулся, и тем, чего ожидал, и благодаря этому может контролировать свою эмоциональную реакцию. Однако этот контроль, зависящий от умственного развития, не бывает постоянным. Лишь немногие способны в любых обстоятельствах сохранять невозмутимость. Чаще всего поведение человека связано с социальном контекстом, в котором возникает данная ситуация.

Роль эмоций в жизни человека

Эмоции играют важную роль в жизни человека. Различные эмоциональные переживания, возникнув в процессе активного взаимодействия с миром и другими людьми, сами начинают влиять на характер и успех той или иной деятельности. Особенно большое значение имеет эмоциональная мотивация в условиях волевых действий, связанных с преодолением серьезных трудностей и препятствий, которые встречаются на пути к достижению цели. Чем выше цель, которую ставит перед собой человек, тем эмоционально насыщенней его жизнь.

Эмоции и чувства выполняют существенную коммуникативную функцию. Через выразительность речи, интонаций, жестов, мимики человек проявляет свое эмоциональное отношение к другим людям. Л. Н. Толстой в романе «Война и мир», раскрывая эмоциональное состояние своих героев, описал 85 оттенков выражения глаз и 97 оттенков улыбки.

Эмоции и чувства развиваются и закрепляются, когда они находят реальное проявление в жизни. Они во многом зависят от образа жизни человека.

Формирование эмоций

Человек рождается с определенным набором эмоциональных реакций, более того, эмоции есть и у животных. Эти эмоции получили название первичных. К ним относятся страх и тревога как выражение потребности в самосохранении; радость, возникающая при удовлетворении жизненно важных потребностей, и гнев как следствие ограничения потребности в движении.

В более позднем возрасте в результате общения с людьми и вследствие формирования собственного «Я», возникают вторичные эмоции. Они не связаны с жизненно важными потребностями, но от этого не становятся менее значимыми, напротив, именно они доставляют наибольшие страдания и радость.

Эмоциональные явления делятся на аффекты, собственно эмоции, чувства, настроения и стрессовые состояния.

Наиболее мощная эмоциональная реакция — аффект. Он захватывает человека целиком и подчиняет его мысли и движения. Аффект всегда ситуативен, интенсивен и относительно непродолжителен. Он наступает в результате какого-либо сильного потрясения. В аффекте изменяется внимание: снижается переключаемость, воспринимаются только те явления, которые имеют отношение к ситуации. Как правило, забывается все, что происходило до события, вызвавшего аффективную реакцию. Примерами аффективных реакций могут быть состояние эйфории после освобождения от опасности, ступор при сообщении о смерти, гнев — как реакция на насмешки и издевательства.

Собственно эмоции — это более длительная реакция, которая возникает не только на совершившиеся события, но, главным образом, на предполагаемые или вспоминаемые. Эмоции отражают событие в форме обобщенной субъективной оценки.

Чувства — устойчивые эмоциональные состояния, имеющие четко выраженный предметный характер. Это отношения к конкретным событиям или людям (вполне возможно воображаемым).

Настроения — наиболее длительные эмоциональные состояния. Это тот фон, на котором протекают все остальные психические процессы. Настроение отражает общую установку приятия или неприятия мира. Превалирующие у данного человека настроения, возможно, связаны с его темпераментом.

Стресс — неспецифическая реакция организма на неожиданную и напряженную обстановку. Это физиологическая реакция, которая выражается в мобилизации резервных возможностей организма. Реакцию называют неспецифической, так как она возникает в ответ на любое неблагоприятное воздействие — холод, усталость, боль, унижение и т. д. Автор теории стресса Ганс Селье определяет его как совокупность филогенетически запрограммированных реакций организма, подготавливающих его к физической активности по типу сопротивления, борьбы или бегства. Эти реакции выражаются в изменении режима работы многих органов и систем организма, например, учащается ритм сердца, повышаются свертываемость крови, частота пульса. Все физиологические реакции запускаются выделенными в кровь гормонами. Известно, что разные люди по-разному реагируют на стрессовые нагрузки. У одних реакция активная — при стрессе эффективность их деятельности продолжает расти до некоторого предела — это «стресс льва», а у других реакция пассивная, эффективность их деятельности падает сразу — «стресс кролика».

Психолог и психотерапевт Ю. М. Орлов попытался объяснить природу некоторых отрицательных эмоций, которые возникают в процессе общения и существенно омрачают жизнь многих людей. Это эмоции обиды, вины и стыда.

Если Вас лягнет осел, Вы на него не обидитесь, хотя это и больно. Если толкнет незнакомый человек, то рассердитесь, но не обидитесь. Но если друг пренебрегает Вашими интересами, любимый человек ведет себя с Вами не так, как Вы ждете, а родственник приезжает из командировки без подарков, то возникает неприятное чувство, которое принято называть обидой.

Это чувство возникает только в общении с людьми, значимыми для нас, от которых мы ждем особого к нам отношения. И когда ожидаемое отношение расходится с реальным, возникает обида.

В любом переживании обиды можно выделить три компонента:

1. Мои ожидания относительно поведения человека, ориентированного на меня. Как он должен вести себя, если он мой друг. Представления об этом складываются в опыте общения.

2. Поведение другого, отклоняющееся от ожидаемого в неблагоприятную сторону.

3. Эмоциональная реакция, вызванная несоответствием ожидания и поведения.

Эти три элемента сцеплены между собой нашим убеждением, что другой человек жестко запрограммирован нашими ожиданиями, лишен самостоятельности. Подобное стремление программировать поведение близких людей идет из детства. Когда маленький ребенок испытывает дискомфорт и ему плохо, он обижен и плачет, тем самым сообщая родителям, что что-то не так. Они должны изменить свое поведение. Чувство обиды у ребенка стимулирует чувство вины у родителей. Ребенок таким образом воспитывает своих родителей. В детстве такое поведение оправдано — иначе маленькому существу не выжить, да и родительские навыки не сформировались бы. Ребенок чувствует себя центром мира и, естественно, что мир должен соответствовать его ожиданиям. В старости люди опять становятся обидчивыми: у слабых свое оружие — формирование чувства вины у другого. Когда же обижается взрослый человек, он начинает чувствовать себя маленьким и беспомощным, даже выражение лица у него становится инфантильным.

В обиде много эгоистичного. Обижаясь, человек эксплуатирует любовь другого, так как формирует у него чувство вины. Так как обида — это мучительное ощущение, то мы часто пытаемся ее скрыть или заменить другими эмоциями. Мы мстим, мысленно или реально, обидчику — на смену обиде приходит агрессия. Умственная агрессия опасна тем, что она включает механизмы драки, но не использует их. Лучший вариант избавления от обиды — творчество. Можно рекомендовать такой девиз: «Хорошая жизнь — это лучшая месть».

Вина противоположна обиде. Внешне она не имеет характерных признаков, экспрессии, жестов. Мы испытываем вину благодаря дару мышления. В переживании вины также три составляющие:

1. Мои представления о том, каким я должен быть в соответствии с ожиданиями другого человека. Мне точно не известны ожидания другого, я их только моделирую. Модель строится в соответствии с общими социальными установками. Наше поведение в гораздо большей степени определяется ожиданиями других, чем мы предполагаем.

2. Восприятие и оценка собственного поведения «здесь и теперь».

3. Сличение модели ожидания с собственным поведением и обнаружение рассогласования, которое и воспринимается как вина. Это чувство усиливается эмоцией и выражением обиды у другого.

Чувство вины переживается сильнее, чем обида. С обидой мы можем справиться, приняв другого таким, какой он есть, т. е. сменив свои ожидания или простив обидчика. В вине нам нужно менять ожидания другого, а это уже нереально.

Чувство вины полезно для незрелых людей. Так, детьми можно управлять, не наказывая их, а вызывая чувство вины. Здесь важно не перестараться, чтобы у ребенка не развился невроз, основанный на комплексе вины.

Вина не может переживаться слишком долго, так как не может быть долгим непереносимое страдание, и она ослабляется чувством гнева или агрессии, которые оттягивают энергию вины.

Из виноватого мы становимся обидчиком. Иррациональное чувство вины может находить выход и в болезнях. Человек своими физическими страданиями как бы расплачивается за то, в чем он будто бы виноват, и ему становится легче. Но это тяжелая плата.

Если мы не соответствуем ожиданиям обобщенного другого или общества, то возникает чувство стыда. Функциональное значение стыда заключается в регуляции поведения человека в соответствии с «Я-концепцией», которая во многом является продуктом культуры, а не личного опыта. Родители и воспитатели, книги и идеология формируют у человека представление о том, каким он должен быть. При этом общество руководствуется соображениями собственной безопасности. Даже культуру можно рассматривать как механизм защиты целостности сообщества и наиболее слабых его членов. Культура ограничивает инстинкты, прежде всего агрессивные и сексуальные, вырабатывает правила поведения, за нарушение которых человек испытывает психологическое наказание в виде стыда или вины. У древних существовало выражение: «Бичуемые стыдом, влекутся они к добродетели».

Возникновение чувства стыда можно представить следующим образом:

1. То, каким я должен быть «здесь и теперь» в соответствии с «Я-концепцией».

2. То, каков я «здесь и теперь».

3. Рассогласование между должным и реальным поведением и его переживание.

Так как стыд мы получаем в наказание, то поведение, диктуемое стыдом, часто бывает инфантильным. Но сколько от него бед! Это — самоубийства у подростков, самоубийства из чести, месть, ревность, агрессия. Познание причин своего стыда открывает скрытые в бессознательном свойства «Я-концепции». Если человек стыдится того, что он не ответил на письмо друга детства, которого он не видел много лет, то можно предположить, что такой человек обязателен и предан друзьям. Стыд, возникающий при нарушении сексуальных запретов, даже мнимых, часто свидетельствует о подавлении сексуальных влечений у человека. То есть, то, чего человек стыдится, говорит о нем больше, чем многое другое.

Стыд похож на чувство вины, но в вине мы ориентированы на ожидания близкого человека, в стыде такого оценщика быть не может. Но существует такое понятие, как социальный стыд, когда стыдятся оценки или мнения конкретной группы лиц.

Можно выделить стыд атрибутивный, предметом которого являются отдельные признаки: физические недостатки, отсутствие вещей, ценимых в группе, к которой принадлежит человек, и стыд экзистенциальный — целостный, когда стыдятся за все признаки, приписываемые себе. Такой стыд иногда называют комплексом неполноценности. Сколько бы ни убеждали человека, испытывающего этот комплекс, он, несмотря на все свои успехи, не верит себе, считает себя недостойным. В основе возникновения комплекса неполноценности лежит потеря базового доверия к миру и отсутствие любви на ранних этапах развития человека. Трудно исправить психику нежеланного или нелюбимого ребенка, даже если он будет умен и красив, на нем все равно останется пятно неудачника. Вместе с тем стыд — это важная эмоция, которая способствует приспособлению человека к жизни в обществе. Благодаря стыду, углубляется самопознание, формируются самоуважение, способность оценивать последствия своих поступков, чувствительность к оценкам других. Эта эмоция необходима на определенных этапах развития, но затем стыд надо уметь не просто переживать, а анализировать.



Страница сформирована за 0.66 сек
SQL запросов: 190