АСПСП

Цитата момента



Врачи давно знают, кто по-настоящему заботится о своем здоровье всю жизнь. Это люди, пережившие в молодости серьезную болезнь.
А вам также повезло?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчиной не становятся в один день или в один год. Это звание присваиваешь себе сам, без приказа министра. Но если поспешил, всем видно самозванца. Как парадные погоны на полевой форме.

Страничка Леонида Жарова и Светланы Ермаковой. «Главные главы из наших книг»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

Творческое напряжение

Всякий раз, когда сталкиваешься со случаем нервного расстройства, слышишь объяснения типа: "Он взял на себя слишком большую ответственность" или "Он работает не по силам", и традиционное заключение, что человеку просто надо как следует отдохнуть. В большинстве случаев такое объяснение неверно. Правильнее было бы поинтересоваться, почему он так много работает? Какие внутренние перенапряжения не позволяют человеку выполнять свои обязанности? Часто человек бросается с головой в работу, чтобы уйти от нерешенных личных проблем.

Причиной личностных проблем является нарушение правильного распределения напряжений во внутренней структуре личности. На примере Джорджа мы видим разбалансированность таких напряжений (с одной стороны, эгоцентрическое честолюбие, а с другой – слабый общественный интерес, неспособность к сотрудничеству). Чем больше нарушается соотношение напряжений, тем больше опасность нервного расстройства.

Коррекция напряжений – процесс динамичный, творческий, постоянно происходящий в каждом из нас. Возьмем прохожего, остановившего вопросом встречного незнакомца. С одной стороны, ему хочется показать свою властность, а с другой – появляется интерес к встречному как к родственному человеческому существу. Прохожий испытывает внутреннюю "переналадку" напряжений. Или по дороге домой человек читает книгу в транспорте. Каждое новое переживание захватывает его и сопровождается соответствующим перераспределением напряжений. Такая же коррекция происходит каждый раз, когда человек ощущает необходимость какого-то действия, или переживает чувство ущербности, или состояние триумфа? или отчаяния.

Личность никогда не бывает статичной. Она подвижна, она постоянно изменяется. Поэтому не стоит говорить о внутриличностном "равновесии" или "балансе", поскольку это подразумевает, что личностные напряжения можно отрегулировать раз и навсегда, т.е. сделать личность статичной. А в царстве психики стать статичным значит умереть. Если прибегнуть к метафоре, то жить не значит настроить себя, как приемник, на одну волну и пусть работает, а постоянно ловить меняющуюся волну, т.е. новые переживания каждого дня, волну, идущую к нам из бесконечно созидающей жизни, всегда новой и разнообразной.

Однако не следует из вышесказанного делать вывод, что человек сегодня в корне отличается от себя вчерашнего или он так же бессилен под напором своих эмоций, как перекати-поле под порывом ветра. Модель личности сохраняет определенную преемственность благодаря прошлому опыту, глубоко отложившемуся в подсознании. То, каким был человек месяц, год, пять и много лет тому назад, оставляет определенный психический заряд в подсознании, который воздействует на сегодняшние напряжения. Это свойство подсознания тоже динамично и мобильно; бесконечное количество таких зарядов воздействует на человека в каждый данный момент. Вот почему даже привычки не могут быть статичными. Сомнительно, чтобы в здоровом организме существовала такая вещь, как привычка в чистом виде, поскольку ни одна жизненная ситуация не проходит бесследно, обогащая жизненный опыт новыми элементами, воздействующими на психические напряжения личности. Большинство людей даже не осознают, как богата творчеством, разнообразием и возможностями наша жизнь.

Мы намеренно используем термин "напряжение", потому что человек всегда испытывает определенное внутреннее натяжение, даже стресс и перегрузки. Такое натяжение, например, появляется у человека, находящегося в одном месте, но знающего, что через час ему надо быть в другом. Вот это осознание обязательности создает определенное психическое напряжение. Такое же напряжение существует между работой, проделанной вчера и предстоящей завтра. Этот груз человек несет в себе изо дня в день, словно навьюченный своей работой. Естественно, наиболее значительным является напряжение между тем, что человек собой представляет, и тем, чем ему, по его мнению, следует быть. Если прибегнуть к весьма несовершенной метафоре, человек – это сеть, состоящая из нитей напряжения между бесконечным количеством точек, причем направления нитей и точки их прикрепления подвержены постоянным изменениям.

Будет грубой ошибкой рассматривать личность без учета напряжений, т.е. исходить из предположения, что душевно здоровый человек счастливо обходится без напряжений. Само собой разумеется, что ненормальное распределение напряжений, в результате чего перенапряжение в какой-то точке грозит разрывом, может привести к нервному расстройству. Желательно не стремиться избегать напряжений, но вовремя корригировать их. Даже при желании избавиться от внутриличностных напряжений невозможно. Невротики предпринимают такие попытки, например, не выходя из дома, не встречаясь с людьми, что в итоге приводит к стагнации и неизбежному нервному расстройству. Следует мужественно признать необходимость напряжений и выработать наиболее эффективный механизм коррекции, с тем чтобы личность могла творчески выразить себя в окружающем мире.

Надо особо подчеркнуть, что коррекция напряжений происходит внутри личности. Нельзя, конечно, отрицать роль внешних факторов, но они приобретают значение тогда, когда личность включает их в свою структуру и использует как точки опоры. Все разговоры о необходимости "приспосабливаться к окружению", столь популярные среди дилетантов новой волны в психологии последних лет, подразумевают, что единственной "заботой человека является умение вписаться" в свое окружение. Такой взгляд искажает проблему и принижает личность человека. Как будто человек всего лишь кусок резины, можно сжать или растянуть и всюду подойдет! Да, приспосабливаться необходимо, но не только к тому, что находится вне индивидуума. Это творческий, динамичный и, в первую очередь, внутренний процесс.

Консультанту следует особое внимание обращать на склонность клиента переносить свою проблему вовне, винить, например, в своих бедах кого-то из окружающих. Пришедшая ко мне однажды на консультацию молодая женщина начала разговор со следующей фразы: "У меня не ладятся отношения с семьей; скажите, что со мной не так". Это был мудрый подход. Работа терапевта принесет наибольший результат, если, учитывая должным образом внешние факторы, он все же будет прослеживать связь проблемы с внутренними напряжениями в личностной модели клиента.

Даже такой, несомненно, объективный фактор, как сексуальное самовыражение, важен для состояния личности, так как создает внутреннее напряжение. Если бы вся проблема сводилась к тому, что удовлетворение сексуального желания обеспечивает психическое здоровье, а неудовлетворенность ведет к неврозу, то и не было бы самой проблемы! Но порождаемые сексом проблемы объясняются не столько реальной возможностью удовлетворения желаний вовне, сколько внутренним восприятием личностью наличия или отсутствия такой формы самовыражения. До прихода ко мне один из моих пациентов консультировался у профессора по поводу общего состояния меланхолии и безрадостного отношения к жизни. Тот посоветовал ему побольше общаться с противоположным полом и разрешить свою проблему сексуальным самовыражением. Последовав совету, студент только убедился, что ему стало еще хуже. Любая попытка разрешить свою проблему вовне, равно как и аскетическое подавление, только усиливает невротическое состояние пациента. Фрейд совершенно четко считает, что проблема секса решается коррекцией напряжений внутри личности, вызываемых сексуальным желанием, социальными требованиями, как они представляются индивидууму, и влиянием нравственного воспитания. Действуя в сочетании, они создают непростую ситуацию. Только прояснив все эти позиции, можно найти правильную модель поведения.

Обычно толчком к нервному расстройству служит какое-то внешнее событие или тяжелое жизненное испытание, например, любовный роман или смерть одного из членов семьи. Возьмем, например, нашего условного Джона Доу, который покончил с собой, не выдержав измены любимой. Вывод окружающих: "Не встреть он эту женщину, ничего бы не произошло". Возможно, но скорее всего, нет. В нем уже гнездились зачатки невротического поведения, рано или поздно они вышли бы наружу в той или иной форме. Хотя индивидуум постоянно взаимодействует с внешней средой, используя ее отдельные элементы в качестве точек опоры, главная сфера его напряжений – он сам, структура его личности. Вспомним Джорджа, который злился на своего соседа по комнате, но последний был для Джорджа лишь удобным "громоотводом". Не будь соседа, Джордж нашел бы еще кого-нибудь. Для личности элементы окружения служат чем-то вроде гвоздей, к которым она прикрепляет нити своих напряжений. Таким образом, элементы внешней среды приобретают значимость, поскольку они связаны с внутренними напряжениями личности. Можно сказать, что личность включает эти элементы в собственную структуру.

Следует избегать поползновений приписать личностные проблемы фактам наследственности или окружающей среды. Непривлекательная женщина склонна повторять: "Если бы я родилась красавицей…". Консультант способен разъяснить, что ее так называемая непривлекательность – результат неадекватного отношения к себе и к жизни и научить ее правильно пользоваться той физической формой, которой наградила ее природа. Неврозы – общее понятие для обострившихся личностных проблем – не наследуются, а возникают от нашего неумения пользоваться тем, что мы получили в наследство.

Внешняя среда чрезвычайно важна как арена адаптационных усилий индивидуума, но будет неверным и непродуктивным считать ее причиной неврозов. Среда – это как бы шахматная доска с расставленными на ней фигурами, но этого недостаточно, чтобы предсказать, как развернется игра.

В книге не рассматривается очень важный вопрос: влияние на личностные проблемы таких социальных болезней общества, как безработица, экономическая нестабильность, боязнь войны и вызываемых ею социальных потрясений. Периодическая безработица с ее угнетающим чувством неуверенности в будущем в огромной степени увеличивает личностную напряженность. Само собой разумеется, что душевное здоровье личности и здоровое социальное устройство находятся в тесной взаимозависимости.

Признавая этот и многие другие факторы, мы все же оставляем в силе утверждение, что личностная проблема в первую очередь требует перераспределения напряжений внутри личности, а не поисков причин вовне. Естественно, неблагоприятная среда (например, у выросшего в трущобах ребенка) в большей мере способствует возникновению личностных проблем. Но правда и то, что у двух детей, выросших в бедности, могут сложиться различные модели личности. Совершенно различными могут стать дети из одной семьи, с одинаковой наследственностью и почти одинаковой средой. Наследственность и среда – это рамки, в которых развивается личность. Человеку, у которого в роду все были низкорослые, не стоит рассчитывать на высокий рост, но его физическое здоровье вовсе не зависит от роста. Здоровье человека – аспект качественный, а не количественный.

Простая перемена обстановки – хотя иногда и полезное, но не главное условие исцеления. Например, девушка, уехавшая учиться в колледж, пережила неудачный роман и родители переводят ее в другое учебное заведение. Это может ей временно помочь, но, вероятнее всего, она снова попадет в похожую ситуацию, если не укрепить ее систему личностной адаптации. "У тех, кто летит по волнам, изменчивы небеса, но не разум", – заметил Гораций, а личностные проблемы как раз требуют изменения разума.

Психотерапевты иногда настаивают на некоторых изменениях в среде, особенно работая с детьми. Но консультируя взрослого человека, терапевт никогда не начнет с предложения изменить окружение, хотя это было бы вполне разумно. Терапевт постарается помочь пациенту понять свое внутреннее состояние относительно среды, а уж желание внутренних перемен должно исходить от самого пациента. Часто возникает необходимость смены профессии. Случается, что человек с ярко выраженным артистическим темпераментом занят таким делом, что просто невозможно избежать невроза. Терапевт должен обладать умением помочь своему клиенту найти его истинное призвание. Но следует помнить, что такого рода помощь не совсем относится к непосредственному решению личностных проблем. Бывают случаи, когда терапевт оказывает пациенту конкретную помощь в трудоустройстве. Для человека, угнетенного своим экономически нестабильным положением, такая практическая помощь иногда важнее психологической. В подобных случаях, строго говоря, терапевт играет косвенную роль в разрешении проблем своего клиента.

Однажды ко мне на прием пришла молодая женщина. Как выяснилось, она выросла в весьма неблагоприятной среде, в доме своей мачехи и двух ее сестер, у нее был сводный брат и куча других родственников со стороны мачехи. У нее даже не было своей отдельной спальни. В доме шли бесконечные ссоры, а ей, как падчерице, доставалось больше всех, потому что удобнее всего было срывать зло на самом безответном существе. Для того, кто считает, что человека формирует среда, было бы естественным предположить, что 15 лет подобного существования сделают из девочки циничную, подозрительную и хитрую интриганку. Тем не менее, это была привлекательная и общительная женщина, обладающая чувством юмора и веселым нравом. В ответ на жизненные трудности в ней необычно сильно развилось чувство юмора и живость характера. Можно привести множество примеров, когда неблагоприятные условия только усиливали творческую адаптацию личности. Здесь-то и нужна помощь специалиста.

Структура наших трудностей

Давайте разберемся в структуре личностных трудностей. Неумение приспосабливаться к окружающей среде может выражаться рядом симптомов, таких как смущение, робость, чрезмерная застенчивость, чувство постоянного беспокойства, тревоги, боязнь общения, боязнь неуспеха на работе, неспособность сосредоточиться. Смущение, например, – признак того, что различные напряжения внутри личности блокируют друг друга, как два борца в захвате, что не могут сдвинуться с места. Человек теряет способность свободно говорить, думать и выражать свои чувства, чтобы быть адекватно понятым окружающими. Эта неспособность становится серьезным осложнением в работе, мешает установлению нормальных социальных контактов, препятствует зарождению любви и заключению брака, а также другим способам развития и применения способностей личности.

Люди с такими проблемами переживают внутренний конфликт, что их в определенной степени сковывает. Такой человек, как говорится, в разладе с самим собой и, как следствие, со своей социальной группой. Это битва одновременно на двух флангах. Вспомним Джорджа, который в перестроечном азарте не мог найти общий язык с однокурсниками, что объяснялось его внутренним стремлением командовать. В подобном случае выздоровление зависит одновременно от коррекции внутренних напряжений и от налаживания отношений с товарищами.

Адлер считал социальную адаптацию основным критерием, "плодом" эффективного внутреннего просветления. Но здесь таится опасность сведения проблемы к поверхностному приспособленчеству. На самом деле поведенческая модель личности складывается из различных установок, но все они зарождаются в уме. Только прояснив все эти установки, можно по-настоящему адаптироваться в обществе, иначе подлаживание к окружающим с помощью хитростей и лицемерия, в конечном итоге, закончится крахом. Точно так же для редких личностей, вроде Сократа, святого Франциска Асизского или Матери Терезы, возможно творческое урегулирование внутренних напряжений, в силу чего уже одним своим существованием они еще больше подчеркивают несовершенство общества, в котором мы живем.

Когда обострение личностной проблемы мешает человеку работать и общаться с окружающими, такое состояние называется "неврозом". Возьмем довольно частый случай нервного перенапряжения студентки перед экзаменами. Накануне экзамена ей делается совсем плохо и ее освобождают от сдачи этого экзамена. В результате, у нее формируется устойчивая (и удобная для нее) невротическая модель, когда она заболевает перед каждым экзаменом. Подобное невротическое состояние может быть вызвано глубоким эмоциональным конфликтом, который человек не в состоянии разрешить. Слово "невроз" происходит от слова "нервы", потому что душевные расстройства становятся заметными из-за той нервозности, которую они порождают и которая выражается в виде тревог, беспокойства и даже в явной дрожи отдельных частей тела. Но этот термин не означает, что в нервных волокнах происходят какие-либо органические изменения, он относится к общему состоянию человека. Невроз может перейти в более сильную форму душевного расстройства, называемую "психоз", под которой понимаются различные виды психических заболеваний, в обыденных ситуациях обозначаемых общим словом сумасшествие. Некоторые психозы имеют органическое происхождение и вызываются поражением тканей нервной системы, но большей частью они имеют функциональный характер. В таких случаях терапевт бессилен помочь, но он должен уметь распознать психоз, с тем чтобы пациент вовремя попал под профессиональное психиатрическое наблюдение.

Неврозы в основе своей функционального происхождения, они порождаются скорее измененными поведенческими и психическими структурами, чем органическими расстройствами. Невротические изменения могут вызывать в организме изменения органического характера, такие как гипотония или слепота в результате контузии во время войны, например. Консультант должен ознакомиться с физическим состоянием клиента, чтобы учесть все органические факторы, причинные или следственные, относящиеся к основному, нервному, заболеванию. Здесь ему может помочь семейный доктор пациента или медицинские работники учебного заведения, если это студент.

Современная психотерапия считает что, в целом, невозможно провести четкую разграничительную линию между "нормальными" людьми и невротиками или между невротиками и психотиками. По закону, большинство страдающих психозами больных должны находиться в специальных медицинских учреждениях. Но психиатры и судьи признают неизбежность принятия, в отдельных случаях, произвольных решений относительно того, кого считать умалишенным, а кого только слегка "тронутым". У любого человека личная проблема может развиться в невроз, а затем в психоз, также возможен и обратный процесс. Можно привести массу случаев, подобных истории болезни миссис Д., которая, невзирая на личностные трудности в раннем возрасте, тем не менее довольно успешно закончила среднюю школу. Внутренний конфликт стал более выраженным в институте и приобрел форму невроза. Несколько лет спустя в результате сильного эмоционального и физического стресса она неожиданно заболела шизофренией и была помещена в психиатрическую больницу. Сейчас она дома, ее можно считать практически здоровой, во всяком случае ничем не выделяющейся среди окружающих ее "нормальных" людей.

Каждый человек сталкивается с внутренними проблемами и в нем постоянно идет процесс коррекции напряжений. Никого нельзя считать абсолютно "нормальным". Я думаю, у каждого из нас иногда появлялось желание перейти на другую сторону улицы, чтобы избежать встречи с кем-то из наших знакомых. Возможно, нам потом было стыдно за свой поступок. Но когда мы начинаем избегать все большего количества знакомых, а потом вообще всех, запершись в четырех стенах, это уже невроз. Разница только в том, что те из нас, кто считаются "нормальными", лучше корригируют эту тенденцию, входящую в совокупность личностных напряжений. Говоря откровенно, у меня еще не было ни одного пациента, чья трудность не была бы знакома мне самому, по крайней мере как возможная. Теоретически, сам терапевт, как личность, мог бы пережить то же самое, отсюда его постоянная мысль: "Если бы не милость Божия, на его месте мог бы оказаться я". Поэтому в нашей профессии не должно быть высокомерия или самодовольства, а только бесконечное смирение.

Будет весьма разумно, если каждый из нас присмотрится к своим малозаметным невротическим склонностям, будь то не более чем невинная привычка посплетничать о знакомых, или пропустить стаканчик "для храбрости" перед ответственным шагом. Как писал Адлер, "мелкие трудности – норма, крупные трудности – невроз". Если уточнить, норма – это когда человек может справиться с эмоциональными конфликтами, а если не может, то это – невроз. Если человек знает о своих невротических особенностях, он будет настороже и охранит свое душевное состояние от расстройства в случае эмоционального кризиса.

Употребляя слово "нормальный" в кавычках, мы хотим подчеркнуть, что это скорее идеал, чем действительность. Норма – это стандарт, основанный на нашем знании предлагаемых ситуацией возможностей и ожидаемых способов реагирования. Как и физическое здоровье, это не лимитирующая категория. Всегда можно определить, насколько человек нездоров или насколько поражена его психика, поскольку невроз заставляет человека поступать неадекватно, но невозможно определить его соответствие "эталону" здоровья. Психотерапевт может только помочь пациенту свободно развиваться в соответствии со своей уникальной моделью. Таким образом, быть нормальным не значит стать статичным или "средним", отнесенным в какую-то постоянную категорию, совсем наоборот. Норма для личности понятие в определенном смысле идеальное, основанное на творческих принципах свободы, индивидуальности и других, которые мы обсудим в следующей главе.

Возможность коррекции личностных напряжений – величайший дар природы человечеству, синонимом которого является творчество. Чем одареннее человек, тем легче и быстрее происходит в нем коррекция, он более восприимчив и глубже чувствует страдание, но его потенциал гораздо богаче. Невротик обладает особой способностью к коррекции личностных напряжений, к этому его принуждает, собственно говоря, его сложное положение. Если воодушевить такого человека, помочь ему избавиться от боязни перемен и вывести из статичного болезненного состояния, начнется процесс коррекции и неожиданно могут раскрыться его необыкновенные творческие способности.

История дает нам немало подтверждений того, что выдающиеся творческие личности в своем большинстве были невротиками. Всю свою жизнь боролся с психозом Ван Гог, спасаясь неимоверной силой творчества, которое способствовало коррекции страшных внутренних напряжений. Он с трудом удерживался на тончайшей грани, отделяющей рассудок от безумия, и именно это напряжение, перелитое в творчество, сделало его великим художником. То же относится к Достоевскому и Ницше, которые творили в состоянии колеблющегося невроза.

Чем сильнее чувствительность внутреннего соотношения напряжений, тем мощнее творческий потенциал. Я ни в коей мере не пытаюсь восславить невроз или озаглавить книгу "Радуйтесь, что вы невротик", но лишь хочу заметить, что смелое и конструктивное отношение человека к своим невротическим склонностям может открыть перед ним путь к собственному творческому развитию.

Каждый из нас должен совершенствовать свои корригирующие способности. "Конечной остановки" в этом процессе нет. Различие между невротиком, с трудом справляющимся со своей работой, и "средним", удовлетворительным работником ничуть не больше, чем между этим "средним" и тем, кто, просветлив свою личность, в полную меру использует все свои способности и быстро поднимается по служебной лестнице.

Приведу пример из своей практики. Поступив в колледж, молодой человек, назовем его Джон К., мало чем выделялся среди других студентов. Способности у него были чуть выше средних, он отличался необыкновенной застенчивостью, легко краснел, а на вечеринках был скован и трезв.

На втором курсе он пришел ко мне с просьбой провести с ним "психологический анализ". Этот термин вряд ли подходит к моему методу консультирования, но мы договорились о цикле консультаций. По ходу дела выяснилось, что его воспитывала бабушка, и хотя в школе он был членом школьного совета и редактором школьного ежегодника, его жизнь текла весьма одиноко. Он не помнил, чтобы ему приходилось играть с другими детьми, но помнил, что регулярно косил лужайку перед домом и самостоятельно выполнял другие домашние поручения.

Уже тогда он начал сочинять стихи о "смерти". Джон С. принадлежал к типу "интровертов". Застенчивость мешала его общению с девушками и сделала его закоренелым трезвенником, что в компании скорее является осложнением. Джон отличался развитым интеллектом, хотя была заметна некоторая медлительность в мыслях и словах; он увлекался философией, историей религии и более "весомыми" видами литературы.

Таким образом, Джон предстает перед нами нормальным молодым человеком со склонностью к уединению. Из него мог бы получиться способный преподаватель, и его невроз никогда не развился бы до такой степени, чтобы привести его в клинику для душевнобольных. Но в его личности было так много мелких самоограничений, сдерживавших свободное развитие всех его творческих возможностей, что, как и множество людей, он так и остался бы навсегда на уровне "чуть-чуть выше среднего", не в силах освободиться от гнета внутренней скованности и мелких конфликтов.

Через год после цикла наших встреч я получил от Джона письмо:

Этот последний учебный год был самым замечательным из всех. Помните наши беседы год назад насчет моего отношения к жизни? Они прямо перевернули меня, за последний год я изменился во многих отношениях. Хотя у меня еще бывают "мрачные понедельники", мне кажется, я добился значительных успехов в преодолении укоренившегося во мне эгоцентризма, который еще год назад преследовал меня, как Немезида.

Я избавился от многих из моих предубеждений и страхов: я почти вылез из своей скорлупы. Даже Ханк, мой товарищ по комнате, не раз отмечал во мне значительную перемену. И я ужасно рад, что мне удается, как Вы выразились, "отвыкание от детских привычек".

 

При следующей встрече с Джоном в Нью-Йорке, я узнал, что его избрали президентом крупной студенческой организации, что он приехал в Нью-Йорк на межвузовскую конференцию и уже познакомился с интересными и влиятельными людьми. Он был полон энергии и жизнерадостности, его личность была явно "раскована" и творчески развивалась в геометрической прогрессии.



Страница сформирована за 0.95 сек
SQL запросов: 191