АСПСП

Цитата момента



Воля любого — сказать что-то в наш адрес, наша же воля — принять это или не принять.
Хм. Принять это — или не принять?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера
ОБРАБОТКА

Обобщенные показатели Оценки, Силы и Активности подсчитываются по следующим правилам. Оценка — сумма баллов в строках 1, 4, 7, 10, 13, 16, 19. Сила — сумма баллов в строках 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20. Активность — сумма баллов в строках 3, 6, 9, 12, 15, 18, 21. При этом для нечетных строк — 1, 3, 5 … 21 — показатель учитывается со знаком “+”, если он стоит в левой части листа, и со знаком “-” — в правой части. Для четных строк — 2, 4 …20 — показатель учитывается со знаком “-” в левой части и со знаком “+” — в правой. Итоговый показатель может варьироваться от -21 до +21. Например, по характеристикам фактора силы испытуемый оценил себя так: сильный-слабый 0; упрямый 3; зависимый 2; нерешительный 1; расслабленный-напряженный 0; неуверенный 1; самостоятельный-несамостоятельный 0. Подсчет: 0 + 3 - 2 - 1 + 0 - 1 + 0= -1. Показатель силы: —1.

ПРИНЦИПЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Методика позволяет оценить представление испытуемого о себе как по отдельным качествам, так и по трем обобщенным факторам Оценки, Силы, Активности. Методика не может дать объективной оценки этих качеств.

Показатель оценки характеризует такие аспекты Я-концепции, как принятие себя как личности, признание у себя социально одобряемых качеств (высокие показатели)— критическое отношение к себе, недостаточный уровень самопринятия, неудовлетворенность собой (низкие показатели). О низкой самооценке, как правило, свидетельствуют близкие к нулю и отрицательные показатели.

Показатель силы характеризует уверенность испытуемого в себе, склонность полагаться на свои силы в трудных ситуациях (высокие показатели) — восприятие себя как человека зависимого от внешних обстоятельств, не способного добиваться желаемого, контролировать ситуацию, настаивать на своем (низкие показатели). О низкой самооценке, как правило, свидетельствуют отрицательные показатели.

Показатель активности характеризуют самовосприятие испытуемого как человека общительного, активного, энергичного, эмоционально откликающегося на ситуацию или замкнутого, спокойного, сдержанного (речь идет лишь о том, каким считает себя испытуемый, а не о том, какой он на самом деле). Однозначной связи с самооценкой у этого фактора нет.

Данная методика наиболее информативна, если можно сопоставить несколько вариантов ее заполнения: например, сравнение нескольких вариантов Я-образа (как в данном задании) или самооценку с оценкой другого человека, хорошо знающего испытуемого (родители, друг, супруг), или методики, заполненные с интервалом в несколько недель (месяцев, лет). В первую очередь сравниваются комплексные показатели Оценки, Силы, Активности, а также те отдельные характеристики, которые отличаются по знаку (например, испытуемый не считает себя ни спокойным, ни невозмутимым, а свой Я-идеал оценивает как спокойный и невозмутимый; или же испытуемый считает себя уступчивым, а его мать, напротив, упрямым и т.п.)

АНАЛИЗ

1. Дать содержательную характеристику Я-концепции испытуемого, используя значения отдельных характеристик и интерпретацию факторов Оценки, Силы, Активности.

2. На основе сравнения Я реального и Я идеального, значений факторов Оценки и Силы охарактеризовать самооценку испытуемого.

Для того чтобы оценить устойчивость Я-концепции, необходимо повторить одну или обе методики через какое-то время.

СОВМЕСТНЫЙ АНАЛИЗ ДВУХ МЕТОДИК

1. Сопоставьте результаты и выделите имеющиеся соответствия или противоречия между методиками. Так, показательно противоречивы ответы семнадцатилетнего школьника, который оценивает свое дружелюбие в 3 балла, а из 14 его ответов в самоописании 4 посвящены характеристике того, что ему не нравится в общении с другими людьми: “Мне не нравится, когда задают слишком много вопросов”; “Мне не нравится наглость”; “В девушках меня раздражает кокетство”; “Мне не нравится, когда говорят, что я худею”.

2. Можно ли отнести Я-концепцию испытуемого к одному из двух этапов ее формирования, выделенных психологами?

3. Дайте итоговое описание Я-концепции и сопоставьте его с тем, что вам известно об испытуемом.

КОММЕНТАРИЙ

Обязательно проверьте правильность своих вычислений. Основой для категоричных выводов может стать простая арифметическая ошибка!

Иногда встречается “парадоксальное” соотношение: показатели по фактору Оценки для Я реального выше, чем для Я идеального. Скорее всего, это связано с тем, что такие социально одобряемые качества, как доброта, честность, отзывчивость, по мнению некоторых, не способствуют достижению успеха и благополучия; поэтому Я-идеалу могут быть приписаны обратные качества.

Полученные вами данные отражают не только особенности Я-концепции испытуемого, но и тот факт, захотел ли он быть искренним и откровенным. Последнее определяется вашими взаимоотношениями и тем, насколько вам удалось создать атмосферу доверия. Поэтому, получив описание, состоящее в основном из формальных характеристик, следует предположить, что испытуемый закрыт и не склонен давать информацию. Однако и анализ подобных “закрытых” данных также может быть содержательным и полезным.

3. Жизненный путь и кризисы

Кризис переходного возраста не уникален, это один из целого ряда кризисов на жизненном пути человека. Кризисы, по мнению психологов, — необходимый этап развития каждого, а то, как они проходят и разрешаются, во многом определяет последующие этапы жизни.

Личность обладает внутренней (и часто скрытой от человека) тенденцией к изменению, на определенном этапе приводящей к необходимости изменений внешних. “Кое в чем мы похожи на ракообразных, — пишет американская журналистка Гейл Шихи. — Рак развивается, сбрасывая защитные панцири. Он освобождается от панциря, который начинает ему мешать, и становится ранимым и чувствительным, пока не нарастет новый панцирь. У человека переход на новую ступень развития заставляет его разрушать устойчивую структуру, в рамках которой он чувствует себя защищенным. Вступая в переходный период (кризис), он становится ранимым и чувствительным”.

Проявления кризиса разнообразны и, как правило, заметны окружающим. Это психологический дискомфорт — беспокойство (причины которого часто непонятны), неудовлетворенность, депрессия, раздражительность, нервные срывы и т.п. Это могут быть изменения состояния здоровья и соматические заболевания. Учащаются или обостряются конфликты с близкими. Меняются привычные стереотипы поведения — интересы, привычки, круг знакомств, формы проведения досуга. Наконец, кризисам сопутствуют серьезные жизненные изменения — развод или вступление в новые связи, смена работы, учебы, профессии, переезды, — часто непродуманные или непонятные для окружающих.

Хотя, как правило, основные движущие силы кризиса и лежат во внутреннем мире человека, очень важным аспектом кризиса являются сопутствующие ему жизненные события и изменения. В некоторых случаях внешние события могут служить основной причиной кризиса, например, смерть близкого человека, потеря работы, война или общественные изменения нередко полностью изменяют практически все, что составляло привычную жизнь, и приводят к необходимости преодоления утраты и новых поисков своего места в мире. События могут стать толчком, своего рода “спусковым крючком” назревшего кризиса. Например, смерть сверстника порой служит толчком к так называемому “кризису середины жизни”, заставляя вплотную соприкоснуться с конечностью своего существования и под этим углом зрения заново переоценить достижения, цели, жизненные планы. Иногда то или иное событие является хорошим объяснением кризисного состояния для тех, кто не хочет искать его внутренние причины: “Все из-за переезда” или “из-за моей болезни”, или…

Значимые события и изменения не только предшествуют кризису, но и бывают его “симптомами”, а также признаками разрешения и перехода к новой, более “спокойной” фазе жизненного пути. Можно, конечно, попытаться проигнорировать кризис и продолжать жить по-старому, как будто ничего не происходит. Однако такой вариант окажется тормозом для развития и личностного роста. Обычно внутренние изменения требуют своего внешнего выражения. Поэтому жизненные изменения предсказуемы и желательны. Они означают развитие.

Сколько кризисов переживает человек на протяжении жизни? Наиболее известная теория, отвечающая на данный вопрос, создана американским психологом Эриком Эриксоном. Она описывает восемь стадий жизненного цикла (из них три приходятся на время “взрослой” жизни — после восемнадцати лет) и восемь возрастных кризисов, успешное или неуспешное разрешение которых определяет возможности последующего развития. Уже упоминавшаяся Г. Шихи, описывая конкретные кризисы, говорит об “отрыве от родительских корней”, “исканиях в двадцать лет”, “осознании своих тридцати”, “десятилетии подведения итогов” (кризис середины жизни, признаваемый большинством психологов) и, наконец, об “обновлении” (около пятидесяти лет). Однако универсальность подобных классификаций оспаривается теми, кто задается вопросом: что они, собственно, отражают — общечеловеческие закономерности развития или особенности жизненного пути конкретной социальной группы в конкретном обществе (например, американского и западноевропейского среднего класса, к которому принадлежат авторы большинства классификаций). А может быть, развитие каждого (во всяком случае в периоды взрослой жизни) настолько уникально, что его невозможно свести к неким единым для всех кризисам и периодам?

Литература

1. Берн Э. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы // Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 2000.

2. Шихи Г. Возрастные кризисы. — СПб, 1999.

3. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. — М., 1998.

Задание 3. Психологическое время

ИСПЫТУЕМЫЙ. Возраст от восемнадцати лет.

ПРОЦЕДУРА. Задание выполняется в несколько этапов.

На первом этапе испытуемого просят записать самые важные с его точки зрения события прошедшей и будущей жизни. Количество событий не ограничивается, но оптимальное их число с точки зрения последующего анализа — 10—20. Рядом с каждым событием проставляется дата (или дата начала и конца, если событие длилось определенный промежуток времени). Под событием понимается любая перемена, важная для испытуемого; она может не быть существенной для окружающих или даже совсем незаметной для них (например, “узнала о неизбежности смерти”). Если испытуемый не хочет раскрывать суть события, он может обозначить его условно (например, “вечеринка у Васи”, не объясняя смысла происшедшего на вечеринке) или просто проставить дату.

На втором этапе испытуемого просят оценить события по тому, насколько они оказались радостными или грустными для испытуемого, проставляя оценки от -5 до +5.

На следующем этапе анализируется взаимосвязь событий. Для этого испытуемому предлагается взять последнее по времени событие прошлого и указать несколько событий из списка (не более трех), которые послужили причиной данного события (например, событие 15 произошло потому, что произошли события 3, 7 и 14). Учитывается не только формальная, но и субъективная связь событий для испытуемого. Так, событие “первая влюбленность” может стать причиной события “вступление в брак”, хотя они и относятся к разным людям. Проделайте такую работу для всех событий от предпоследнего до второго (для некоторых событий связь с другими событиями из списка может быть и не найдена). Затем проделайте ее для событий будущего (причиной событий будущего могут служить как события прошлого, так и события будущего, ему предшествовавшие). По ходу работы испытуемый вправе добавлять в список отдельные значимые события, если он считает это необходимым. Желательно отмечать связи событий стрелками на списке событий или в специально сделанной таблице. В качестве примера приведем фрагмент выполнения задания Галиной (двадцать четыре года). Приводятся связи только нескольких событий из названных ею.

 1  2  3  4  5  6  7

События:

 1. Развод родителей.

 2. Новое замужество мамы.

 3. Поступление в институт (отец маминого мужа работал

преподавателем в этом институте — комментарий испытуемой).

 4. Работа у папы на фирме.

 5. Заняла на фирме ответственную должность.

 6. Хочу окончить профессиональные курсы (будущее).

 7. В будущем не хочу никаких разводов (будущее).

Наряду с очевидными причинными связями событий (повышение профессиональной квалификации как следствие того, что испытуемая заняла новую ответственную должность), испытуемая проводит связь между основными профессиональными достижениями и событиями в семье: поступила в институт, потому что там работал отец отчима, работает “у папы”. Эта особенность объясняется разными причинами (например, заниженной самооценкой: основной причиной личных достижения является деятельность родственников), которые можно попытаться выявить в последующей беседе. Очевидна также значимость события “развод родителей” для всей последующей жизни испытуемой.

На последнем этапе психолог самостоятельно или вместе с испытуемым относит каждое событие к одному или сразу к нескольким из следующих типов:

  • собственные рождение и смерть;
  • личностно-психологические события — изменения во внутреннем мире испытуемого (“крах иллюзий”, “достижение внутренней независимости”);
  • межличностные отношения — любовь, дружба, общение (“новый друг”, “первое детское увлечение”);
  • семейные отношения — изменения семейного положения, взаимоотношения с членами семьи, события, происходящие с членами семьи (“ссора с родителями”, “свадьба”, “ребенок пошел в школу”). Если в этой группе много событий, их можно разделить на подгруппы, например, события связанные, с родителями, супругом, детьми…;
  • работа и учеба (“поступление в институт”, “повышение по службе”);
  • творчество и личные достижения (“первое место на конкурсе”, “написание романа”);
  • досуг, отдых, увлечения (“поездка за границу”, “впервые попал на рок-концерт”);
  • здоровье (“болезнь”, “операция”);
  • общественные изменения (“война”, “финансовый кризис”);
  • материально-бытовые изменения (“покупка машины”, “переезд на новую квартиру”);
  • прочее (можно предложить свою классификацию).

ТИПИЧНЫЕ (характерные для большинства испытуемых) ОСОБЕННОСТИ ВЫПОЛНЕНИЯ МЕТОДИКИ. Выраженные отклонения от них характеризуют индивидуальные особенности испытуемого и служат основой для анализа.

Количество событий прошлого больше, чем количество событий будущего.

Количество радостных событий превышает количество грустных; это особенно характерно для событий будущего. Выраженные отклонения от данного правила свидетельствуют о психологических проблемах, неудовлетворенности своей жизнью, возможно, о депрессии.

Средняя “удаленность в прошлое” больше, чем “удаленность в будущее”.

Количество указанных событий на единицу времени (например, за год) как в прошлом, так и в будущем возрастает при приближении к настоящему (моменту проведения методики).

ВОПРОСЫ ДЛЯ АНАЛИЗА И ОБСУЖДЕНИЯ С ИСПЫТУЕМЫМ

1. К каким сферам жизни относятся наиболее значимые для испытуемого изменения? Менялись ли они на протяжении жизни испытуемого?

2. Каковы наиболее значимые, “ключевые” события в жизни испытуемого (учитывается их оценка и количество связей).

3. Можно ли какие-то периоды в жизни испытуемого считать кризисными (учитывается оценка событий, сравнительно большое количество событий в небольшой промежуток времени)? Если да, то в чем их суть? В чем суть изменений, происшедших с испытуемым в результате кризиса?

4. От кого и от чего зависит, оправдается ли прогноз будущего, данный испытуемым?

КОММЕНТАРИЙ

У некоторых испытуемых вызывает затруднение необходимость указывать события будущего. В таком случае необходимо подчеркнуть, что испытуемый может придумать все, что хочет, что не следует относиться к прогнозу слишком серьезно и т.д. Если испытуемый все равно отказывается от этой части задания, следует ограничиться анализом прошлого.

В ходе анализа имеет смысл обращать внимание на явные пропуски в последовательности событий. Так, если испытуемый, сравнительно четко обозначив основные “вехи” своей жизни, пропустил рождение одного из своих детей, это может (но необязательно!) свидетельствовать о проблемах во взаимоотношениях именно с ним.

Основная ценность задания в том, чтобы дать испытуемому возможность осмыслить свое прошлое и уяснить ориентиры на будущее. Задание может служить вариантом начала психокоррекционной работы, в которую плавно перетекает его выполнение. Иногда логика беседы с испытуемым не соответствует указанным выше этапам работы с заданием. В таком случае имеет смысл от них отклониться, самостоятельно определяя вариант развития беседы. Если задание вызывает сильную эмоциональную реакцию или вскрывает серьезные личностные проблемы, начинающему психологу следует рекомендовать испытуемому обратиться к опытному психологу-консультанту.

4. Индивидуальные личностные различия. Психологические тесты

Для того чтобы описать конкретного человека в его неповторимости, определить, чем он отличается от других людей, необходима некая система, классификация бесконечного многообразия индивидуальных психологических различий. Попытки создания подобной системы предпринимались с античности и до наших дней. Само количество существующих теорий свидетельствует о том, что человеческая индивидуальность слишком сложна, чтобы ее можно было проанализировать в рамках даже самой совершенной схемы. Тем не менее, каждая из теорий расширяла и углубляла наши представления о природе человека, открывала новые возможности для его понимания. В самом общем виде теории индивидуальных различий сводятся к двум типам: теории типов и теории качеств (черт). В рамках теорий типов каждого человека можно отнести к одному из заданного набора типов, существующих в рамках конкретной типологии. Принадлежность человека к определенному типу объясняет целый ряд его психологических особенностей. Наиболее известная типология — четыре типа темперамента (холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик), выделенные еще Гиппократом, но сохранившие актуальность до сегодняшнего дня.

В рамках теорий черт описание человека дается через оценку степени выраженности различных качеств или черт (например, доминантный, тревожный, склонность к риску на среднем уровне и пр.). Различные теории черт отличаются количеством и сущностью тех черт, в рамках которых дается описание.

Психологическая черта характеризует устойчивую предрасположенность человека к поведению определенного вида. Зная выраженность тех или иных черт человека, далеко не всегда можно правильно предсказать его поведение в конкретной ситуации, потому что оно определяется не только индивидуальными особенностями человека, но и зависит от ситуации. Например, некто испытывает тревогу и беспокойство, потому что у него выражена тревожность (большинство людей в аналогичной ситуации тревоги не испытывают). В другом случае наличие тревоги у конкретного человека будет отражать скорее особенности ситуации: она провоцирует тревогу у большинства людей (например, ответственное испытание с высокой вероятностью неудачи). Однако знание индивидуальных различий помогает правильно понять и предсказать поведение, если речь идет о рассмотрении достаточно широкого круга ситуаций в течение длительного времени (например, склонность или несклонность человека к возникновению тревоги в разнообразных ситуациях).

Каково же минимальное количество черт, в рамках которого можно описать человека? В поисках ответа на этот вопрос английский ученый Ганс Айзенк проанализировал огромное количество эмпирических данных и, основываясь на них, выделил две фундаментальные черты психики. Они получили название ЭКСТРАВЕРСИЯ — ИНТРОВЕРСИЯ и НЕЙРОТИЗМ — ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ.

Под экстра- или интроверсией понимается преимущественная ориентация индивида на внешний мир (физический и социальный) либо на внутренний мир своих чувств и переживаний. Эта ориентация в значительной степени определяет психологические и поведенческие различия между экстра- и интровертами.

Экстравертам, как правило, свойственны общительность, легкость вступления в контакт, их круг общения широк, но не очень глубок: имея много знакомых, приятелей и тех, кто к нему хорошо относится, экстраверт может не иметь настоящих друзей. Такие люди привлекают других своим обаянием, активностью, живостью, но они не склонны вдаваться в тонкости и нюансы взаимоотношений, анализировать мысли и чувства — ни свои, ни партнеров по общению. Экстраверты эмоциональны, они живо откликаются на происходящее, их эмоции легко “прочитать” по голосу, мимике, жестикуляции. Экстраверты недостаточно хорошо умеют контролировать свои эмоции, могут быть несдержанны и импульсивны, действовать под влиянием момента, необдуманно. В стрессовой ситуации экстраверт вспылит, а, возможно, будет агрессивен. Экстраверты любят новое. Более того, они испытывают постоянную потребность в новых впечатлениях, поэтому они инициативны, с охотой берутся за новые дела (и далеко не всегда их завершают), легко адаптируются к изменениям. Экстраверты легко принимают решения, любят рисковать, причем далеко не всегда их рискованные поступки оправданы.

Интроверт, в противоположность экстраверту, замкнут и имеет достаточно ограниченный круг контактов. При необходимости общаться с новыми людьми или в большой компании он часто испытывает трудности, смущается и тревожится. Зато интроверт преданный друг, ценящий глубокие и прочные взаимоотношения; его друг или близкий человек скорее всего тоже интроверт. Как правило, интроверты серьезны, склонны к занятиям, требующим сосредоточенности и длительных усилий, возможно, даже однообразных и монотонных (то, что ужасно для экстраверта). Их интересуют абстрактные дисциплины — наука, философия, но самое интересное для интроверта — он сам. Интроверт склонен к самоанализу, к длительному обдумыванию своего поведения и переживаний, часто задним числом, что в сложных ситуациях легко переходит в самокопание и самобичевание. Стороннему наблюдателю интраверт может показаться сухим и малоэмоциональным, но это не совсем так. Интроверты сдержанны в проявлении эмоций и не делают свои переживания достоянием партнеров по общению, поэтому их переживания иногда нелегко понять, однако они могут быть не менее интенсивными, чем у экстравертов.

Выраженные экстраверты, так же, как и выраженные интроверты, — редкость. Большинство людей в своем поведении сочетают черты экстраверсии или интроверсии, в зависимости от ситуации проявляя те или другие. При этом черты экстра- или интроверсии могут преобладать (потенциальные экстраверты и интроверты) или быть выраженными практически одинаково (амбиверты).

Вторая основная черта личности по Айзенку, нейротизм — эмоциональная стабильность, характеризует эмоциональную устойчивость человека. Лица с высоким нейротизмом склонны к частой смене настроения и выраженной реакции на стресс. Даже мелкая проблема или неудача порой вызывает сильную эмоциональную реакцию или дезорганизует поведение. Таким людям свойственны повышенная эмоциональная чувствительность, впечатлительность, тревожность, низкая самооценка, неуверенность в себе. В стрессовых ситуациях легко возникают беспокойство, раздражительность, чувство вины и другие симптомы эмоционального неблагополучия. Человек с высоким нейротизмом — это совершенно необязательно невротик, но в неблагоприятной ситуации невроз или другие нарушения (психические или соматические) у него развиваются чаще, чем у эмоционально стабильных людей.

Эмоционально стабильные люди не склонны к беспокойству, сохраняют спокойствие и способность эффективно действовать в стрессовых ситуациях, не боятся проблем и трудностей и стремятся их преодолевать.

Большинство людей находятся не на краях континуума нейротизм — эмоциональная стабильность, а занимают промежуточное положение, тяготея к тому или иному полюсу.

Ганс Айзенк (1916—1997), создатель вышеописанной теории личности, посвятивший около полувека (с середины сороковых годов) исследованию личностных черт, — одна из колоритных фигур в психологии. Помимо исследования личности, круг его интересов охватывал множество вопросов — от интеллекта и физиологических основ темперамента до чувства юмора и политических убеждений человека. Чего стоят одни названия некоторых из его книг (пока не переведенных на русский язык): “Факты и фикция в психологии”, “Закат и падение фрейдовской империи”. Айзенк зачастую весьма суров и категоричен по отношению к своим коллегам-психологам. Вот, в частности, его оценка работ К.Г. Юнга, с именем которого, как правило, связывается разработка понятия экстраверсии, столь интенсивно им используемая: “Теория (Юнга) настолько запутанна и трудна для понимания, что в настоящее время практически никто или лишь единицы психиатров и психологов принимают ее всерьез”. И это о работах человека, на которых основано целое направление современной психотерапии!

Не менее категоричен Айзенк и в собственных теоретических позициях, далеко не всегда разделяемых другими психологами. Так, он полагает, что и интеллект, и особенности личности являются генетически заданными: “Характер человека — это следствие случайного сочетания генов его родителей… Роль окружающей среды сводится лишь к небольшим изменениям и маскировке нежелательных личностных проявлений”.

Айзенк известен не только как психолог-теоретик, но и как блестящий популяризатор своих идей; многие из его популярных книг, прежде всего по тестированию интеллекта, хорошо известны русскому читателю. В своих трудах Айзенк предстает как фанатичный сторонник тестирования всего, что только можно протестировать. Тесты, по его мнению, помогают человеку лучше понять себя и других, улучшить взаимопонимание между людьми, правильно определить жизненные ориентиры, спланировать карьеру. Собственно, обилие его популярных работ как раз и объясняется тем, чтобы познакомить с идеей и принципами тестирования как можно более широкие массы населения.

Как же психологи тестируют особенности личности? Для этого существует специальная разновидность психологических тестов — ЛИЧНОСТНЫЕ ОПРОСНИКИ. Заполняя личностные опросники, испытуемые отвечают на довольно большое (от нескольких десятков до нескольких сотен) количество вопросов о себе и своей жизни, выбирая один из нескольких вариантов ответа (иногда соглашаясь или не соглашаясь с утверждениями). Отличительная черта личностных опросников — их объективность; они дают информацию о психологических особенностях испытуемого, не зависящую от представления испытуемого о самом себе и часто существенно от него отличающуюся. Более того, личностные опросники могут дать информацию об особенностях испытуемого, которые он сам не осознает.

Психолог, работая с личностными опросниками, должен четко понимать: для оценки испытуемого важно не только и не столько соответствие ответов испытуемого фактам реальной жизни, сколько его мнение. Например, практически невозможно “правильно” ответить на вопрос: “Часто ли у вас портится настроение?”, потому что для этого необходимо иметь какой-то объективный критерий того, что такое “частая порча настроения”, и соотнести с ним свое состояние. Однако подобный объективный ответ и не нужен исследователю. Для него существенна именно точка зрения испытуемого (он сам считает или не считает, что у него часто портится настроение), которая соотносится с определенными личностными особенностями. Необходимо только помнить: выводы никогда не делаются на основании единичного ответа, для этого нужно достаточно большое их количество — обычно несколько десятков.

В личностных опросниках ответы испытуемого далеко не всегда понимаются “буквально”, но именно они — единственный источник информации об испытуемом, и для получения результата необходимо, чтобы он был искренним и честным. Поэтому большинство личностных опросников имеют специальные шкалы, защищающие тесты от различного рода намеренных искажений. Конечно, если испытуемый не давал о себе правдивую информацию, скорее всего о нем удастся узнать немного, но шкала искренности четко покажет, что данные теста непригодны для объективной оценки испытуемого.

Таким образом, при интерпретации личностных опросников существенно не прямое содержание ответов, а связь определенного ответа с особенностями личности испытуемого. Откуда же известно о существовании такой связи? Она должна быть установлена и доказана создателем (разработчиком) теста, что представляет собой весьма долгий, трудный, но интересный и творческий процесс. Созданием тестов занимается специальный раздел психологии — психодиагностика. Кажущаяся простота теста и работы с ним (ответил на вопросы, подсчитал баллы — узнал все о человеке) на самом деле — результат огромной работы. Она включает в себя не только отбор вопросов, но и доказательство валидности теста (то есть того, что тест действительно измеряет требуемые психологические характеристики), надежности (стабильности результатов во времени), а также получение стандартов выполнения теста достаточно большими группами испытуемых, с которыми потом можно будет сопоставлять результаты конкретного человека. Правда и легкость получения информации о человеке на основании результатов теста — только кажущаяся.

Немного найдется психологических идей, которые имели бы такое огромное количество ревностных сторонников и яростных противников (причем не только среди психологов), как идея тестирования. Противники тестирования указывают, что практически каждый в одних ситуациях думает, чувствует, поступает, к примеру, как экстраверт, а в других — как интроверт. Более того, в какие-то периоды жизни человек может быть больше похож на интроверта (или эмоционально стабильного), а в какие-то — на экстраверта (или человека, у которого выражен нейротизм). Тогда в чем же смысл выделения (и тем более измерения) черт? Подобные житейские доводы подтверждаются результатами исследований, которые показывают, что особенности личности (без учета того, как они соотносятся с ситуацией) способны предсказать поведение людей в конкретных случаях с точностью… не более 10%.

Сторонники тестирования указывают на ценность информации, которую дают тесты, для решения огромного количества практических задач — от профессионального отбора до оценки эффективности психотерапии — и на точность долговременных прогнозов, сделанных с помощью тестов. Многочисленные же претензии противников тестирования они относят за счет неуместного и неквалифицированного применения тестов, нарушений этики тестирования; все это — увы! — встречается гораздо чаще, чем хотелось бы. Как ни странно, но, по-моему, в позициях сторонников и противников тестирования гораздо меньше противоречий, чем это кажется им самим.



Страница сформирована за 0.66 сек
SQL запросов: 191