АСПСП

Цитата момента



Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было.
Вы хорошо выглядите!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Твое тело подтверждает или отрицает твои слова. Каждое движение, каждое положение тела раскрывает твои мысли. Твое лицо принимает семь тысяч различных выражений, и каждое из них разоблачает тебя, показывая всем и каждому, кто ты и о чем думаешь, в каждое мгновение!»

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010
Литература

1. Берн Э. Игры, в которые играют люди // Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 2000.

2. Харрис Т. Я хороший, ты хороший. — М., 1993.

Задание 8. Анализ позиций общения по текстам

I. Составьте схемы трансакций для нижеприведенных отрывков из художественных произведений. Обратите внимание, что в большинстве отрывков позиции персонажей неоднократно меняются, поэтому необходимо рассмотреть несколько схем. Постарайтесь зафиксировать как явные, так и скрытые трансакции. Аргументируйте свои схемы: какие признаки свидетельствует в пользу занимаемой собеседниками позиции.

Ю.В. Трифонов. Обмен

Всегда как встречаются (две знакомые) на семейных сборищах, затевается между ними какая-то петуховина… Пикируются хитро, так что со стороны и не заметишь. Вроде ватерполистов, которые бьют друг друга ногами под водой, чего зрители не видят.

И тогда началось с подводных толчков. “Как поживаешь, Марина? У тебя все по-прежнему?” — “Конечно! А как у тебя? Служишь все там же?” Эти фразы, сказанные с улыбкой и в рамках правил, означали на самом деле: “Ну как, Марина, никто на тебя по-прежнему не клюнул? Я-то уверена, что никто не клюнул и никогда не клюнет, моя дорогая старая дева”. — “А меня это не волнует, потому что я живу творческой жизнью. Не то, что ты. Ведь ты служишь, а я творю, живу творчеством”. Марина работала редактором в издательстве. “А что-нибудь хорошее вы издали за последнее время?” — “Кое-что издали. Это у тебя что за материал? Брала в ГУМе?” И тут были упругие удары под водой. “О каком творчестве ты лепечешь? Хоть одну хорошую книгу ты лично отредактировала, выпустила?” — “Да, конечно. Но говорить с тобой об этом нет смысла, потому что тебя это не может интересовать. Тебя же интересует ширпотреб”.

Ю.В. Трифонов. Другая жизнь

В гастроном забегали последние посетители. Ольга Васильевна услышала знакомый голос за спиной, оглянулась: Иринка? Дочь стояла с двумя подружками, все трое болтали и жевали что-то… Девочкам еще нет семнадцати, и она сама в их годы не думала ни о чем, кроме учебы. Десятый класс, такая ответственность.

— А деньги, между прочим, были даны на универмаг, — сказала Ольга Васильевна. — А ты, я вижу, транжиришь на пирожные и сигареты… Ира, пойдем домой, будем ужинать. Пора, девочка, пойдем.

— Мама, я пойду домой, когда захочу, — отчеканила Иринка с внезапной враждебностью.

— Что значит когда захочешь?

— То и значит: когда захочу, тогда пойду.

— Нет, ты пойдешь сейчас со мной.

— Нет, не пойду.

Ольга Васильевна почувствовала, как хлынула изнутри какая-то слабая ярость.

— Да как ты можешь… со мной… сейчас… — заговорила задыхаясь.

— А как ты можешь? У меня тоже неприятности. Мне надо поговорить с друзьями.

Ольга Васильевна повернулась и пошла из магазина…

Иринка пришла спустя час. Ольга Васильевна уже простила ее, и когда, отворив дверь, увидела ее с поникшей головой, шмыгающую носом, увидела детское виноватое выражение ее лица, опять охватила волна тепла и жалости. “Бессовестная я! Зачем рычала на нее?” — пронеслось в сознании.

Ничего не сказала, провела рукой по волосам дочери. Та вдруг рванулась, обняла мать, шепча что-то жалобное… И обе вдруг ослабели, обнявшись и едва сдерживая слезы, пошли на кухню, чтобы побыть одним… потому что ближе их людей не было. Там долго сидели, пили чай, Иринка рассказывала… Она была скрытной, делилась переживаниями редко… Но это значило, что силы ее оставили, она нуждалась в помощи.

В. Токарева. День без вранья

В пятом “Б” раньше помещался спортивный зал, и в классе до сих пор находится шведская стенка. Собакин каждый раз забирается на перекладину, и каждый раз я начинаю урок с того, что уговариваю его сойти вниз. Обычно это выглядит так:

— Собакин! — проникновенно вступаю я.

— А? — с готовностью откликается Собакин.

— Не “а”, а слезь сию минуту.

— А че, я мешаю?..

Я проигрываю явно… Кончается это обычно тем, что детям становится жаль меня, они быстро и без разговоров водружают Собакина на его положенное место.

Сегодня я как обычно открыл урок разговором с Собакиным.

— Собакин?

— А?

— Ну что ты каждый раз на стену лезешь? Хоть бы поинтереснее что придумал.

— А что?

— Ну вот, буду я тебя учить на свою голову.

Собакин смотрит на меня с удивлением. Он не предполагал, что я сменю текст и не подготовился.

— А вам не все равно, где я буду сидеть? — спросил он.

Я подумал, что мне, в сущности, действительно все равно, и сказал:

— Ну сиди.

Я раскрыл журнал, отметил отсутствующих…

Собакин слез сразу, так как, получив мое разрешение, потерял всякий интерес публики к себе, а просто сидеть на узкой перекладине не имело смысла.

II. Подберите отрывки из произведений художественной литературы или мемуаров, в которых взаимодействие партнеров можно проанализировать с точки зрения трансактного анализа. Составьте для них схемы трансакций.

2. Игры и манипуляции в общении

ИГРЫ и МАНИПУЛЯЦИИ представляют собой серию трансакций, включающих скрытые дополнительные трансакции с заранее заданным исходом, которые содержат скрытую ловушку и направлены на получение практического, социального или психологического выигрыша. Для того чтобы раскрыть приведенное объяснение, разберем структуру игры и манипуляции на конкретных примерах.

Пример манипуляции — сцена в магазине.

Продавец. Вот наша лучшая модель, но она, конечно, очень дорогая (тяжелый вздох).

Покупатель. Я ее беру.

Для того чтобы разобраться в сути происшедшего, недостаточно уровня явных трансакций, на котором идет разговор двух Взрослых о достоинствах и цене модели. На уровне же скрытых трансакций тот же самый диалог будет выглядеть совсем по-другому.

— Вы зря строите из себя богатого. Я-то прекрасно вижу, что дорогие вещи вам не по карману.

— Я вам покажу, наглец, что ничуть не хуже ваших покупателей из новых русских.

Манипуляция продавца сработала: покупатель приобрел более дорогую вещь, чем хотел, о чем, скорее всего, будет потом жалеть.

В качестве примера игры рассмотрим вариант игры “Скандал” (“Тупик”)для супружеской пары.

Супруги собираются в гости (в театр, ресторан, на прогулку и т.п.). В разгаре сборов один из них (например, жена) заводит малоприятный для обоих разговор (например, о необходимых покупках, явно превышающих возможности семейного бюджета). Слово за слово, и разгорается ссора, и в какой-то момент муж произносит: “Я не пойду в гости, иди одна”. Супруга уходит (или произносит “Никуда я не пойду” и остается дома, в зависимости от того, что больше хочет), но в любом случае результатом является взаимная обида, хлопанье дверьми и более или менее длительная размолвка; в ней больше заинтересована жена, затеявшая несвоевременный разговор, но в какой-то степени и муж. Цель игры — избежать совместного похода в гости и более широко — избежать тесного контакта, который по какой-то причине нежелателен для супругов. Соответствующую схему трансакций лучше изобразить в два этапа: первый — разговор о покупке, второй — ссора.

Игра и манипуляция имеют общую структуру. И та, и другая начинаются с УЛОВКИ (приманки), суть которой — игнорирование или искажение некоего важного аспекта ситуации. Например, того, что неприлично постороннему (продавцу) оценивать материальное положение другого человека, или того, что сборы в гости — неподходящее время для обсуждения дорогостоящих покупок.

Для того чтобы уловка сработала, необходимо, чтобы она попала в УЯЗВИМОЕ МЕСТО собеседника. В первом примере — это мысли о том, что покупатель не может себе позволить дорогие покупки, доступные другим; во втором — готовность мужа обсуждать проблемы, связанные с расходами, в любое, даже неуместное время.

Далее следует обмен скрытыми трансакциями, которые завершаются ОШЕЛОМЛЕНИЕМ и РАЗВЯЗКОЙ: “Я куплю эту модель”; “Я не пойду в гости, иди одна”. И, наконец, существенный компонент игры и манипуляции —ее ПОЛЕЗНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ: продавец продал дорогую вещь; супруги избавились от совместного похода в гости.

Из структуры игр и манипуляций с очевидностью следуют общие принципы “выхода” из них. Тому, кто не желает включаться в игру или становиться жертвой манипуляции, следует либо не поддаваться на уловку (не задумываться в магазине о своих финансовых возможностях и не начинать обсуждение денежных проблем перед походом в гости), либо, не поддаваясь на скрытые трансакции, не менять позицию в общении (то есть рационально обсуждать достоинства дорогой модели или предстоящие траты на уровне Взрослого, а не Родителя, воздерживаясь от упреков или эмоций), либо, наоборот, сделать скрытые трансакции явными (“Я вижу, ты изо всех сил пытаешься меня разозлить и не пойти в гости. Но нас действительно ждут, поэтому давай не будем ссориться и пойдем. Или, если тебе так уж не хочется туда идти, давай просто погуляем”).

Несмотря на общую структуру, игры и манипуляции имеют существенные различия, хотя между ними нет четкой границы и в промежуточных случаях один и тот же набор трансакций можно интерпретировать и как игру, и как манипуляцию. Прежде всего, в манипуляции существуют полярные роли: активный манипулятор и пассивная, страдающая жертва. В игре все сложнее: она не состоится, если каждый из ее участников не будет активно включаться в игру, получая собственный выигрыш. Это может быть одна и та же игра, в которой у каждого — своя роль. Так, в игре “Алкоголик” есть роли Алкоголика, Преследователя, Спасителя, Подстрекателя и Посредника-продавца. Иногда каждый из игроков играет в свою игру и их игры дополняют друг друга. Например, имеются пары игр “Ну что, попался негодяй” и “Бейте меня” или “Видишь, как я стараюсь (но все равно ничего не получается)” и “Я всего лишь пытаюсь помочь вам”.

Другое различие — осознанность поступков действующих лиц. Манипулятор ставит свою ловушку всегда сознательно; сознательные же цели участников игры могут быть противоположны тем неосознаваемым (скрытым) мотивам, которые они реализуют в игре. Так, если бы кто-то сказал супругам, собирающимся в гости, что они стремятся поссориться и остаться дома, то они бы, скорее всего, очень удивились и обиделись. На сознательном уровне игры часто создают проблемы и приносят боль, и однако они не смогли бы существовать, если бы не приносили “игрокам” особого рода выигрыш, о котором речь пойдет ниже.

Выигрыш при манипуляциях очевиден и всегда носит практический характер. Это могут быть деньги, любые материальные ценности, хорошие отметки, помощь, освобождение от неприятных обязанностей и многое другое. В манипуляциях выигрыш получает один из участников, другой остается проигравшим.

В отличие от манипуляций, в игре выигрыш получают оба участника, но он очень редко имеет практическую ценность. Более того, с практической точки зрения, игра часто приносит неприятности (например, несостоявшийся поход в гости). Основной выигрыш в играх — психологический, реализация неосознаваемых мотивов или избегание нежелательных ситуаций. Так, скандал позволяет супругам избежать совместного похода в гости и необходимости целый вечер общаться друг с другом (для них это нежелательно). Возможен и экзистенциальный выигрыш — утверждение в некой жизненной позиции (“Мой муж/жена — невыносимый человек; с ним невозможно по-человечески провести время — даже в гости не сходишь”), социальный выигрыш и некоторые другие.

Последнее из рассматриваемых различий между играми и манипуляциями состоит в их продолжительности. Манипуляции продолжаются от нескольких минут до (достаточно редко) нескольких месяцев. В качестве примера длительных манипуляций можно привести почтовых аферистов, которые сообщают, что вы стали победителем лотереи и выиграли дорогой приз; для его получения необходимо заплатить относительно небольшую сумму; через какое-то время вы получаете небольшой приз и предложение заплатить еще какую-то сумму для получения главного приза и т.п.

Длительная манипуляция — скорее исключение, чем правило. Игры же могут длиться от нескольких минут до десятилетий, охватывая большую часть жизни человека. Для примера приведем игру “Если бы не ты”. В нее часто играют родители (особенно матери), не добившиеся в жизни особых успехов. Такие женщины внушают своим детям и всем окружающим (а в первую очередь, самим себе), что они “пожертвовали всем ради ребенка”. Список жертв включает образование, карьеру, личную жизнь и многое другое. Играя в игру “Если бы не ты”, можно одновременно избавить себя от тягостных размышлений о причинах неудач, вызвать у окружающих восхищение своим благородством и самопожертвованием, а у ребенка — чувства благодарности и вины, которые порой ложатся в основу новых игр и манипуляций.

Одна и та же ситуация может по психологическому смыслу быть и игрой, и манипуляцией. Так, рассмотренная игра “Скандал” становится манипуляцией, если в ссоре заинтересован лишь один из супругов, например, муж, который хочет провести вечер не с женой, а с другой женщиной. В таком случае он целенаправленно провоцирует скандал, добиваясь реплики жены “Никуда я не пойду”. Дождавшись ее, он хлопает дверью и проводит вечер с другой женщиной, а состоявшаяся ссора избавляет его от последующих расспросов, где и с кем он был. Если они все же последуют, он может нагрубить и не дать прямого ответа. В подобной ситуации все выигрыши — и практический, и психологический — получает только муж.

И игры, и манипуляции стары, как мир. Количество и разнообразие манипуляций, цель которых — заставить каждого потратить деньги так, как необходимо продавцу и производителю товара, резко возросло со вступлением нашей страны в рыночную стихию. Некоторые приемы подобных манипуляций будут рассмотрены в следующей главе.

Блистательный “тезаурус” игр составлен основателем трансактного анализа Эриком Берном. Не лишая читателя удовольствия изучить его по первоисточнику, мы приведем лишь некоторые из названий игр, сущность которых можно понять из самого названия. Это игры “Динамо” (от глагола “динамить”), “Посмотри, что я из-за тебя сделал” (“Все из-за тебя”), “Загнанная домохозяйка”, “Подумайте, какой ужас”, “Гость-растяпа” и многие другие.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 191