АСПСП

Цитата момента



Пессимист видит только бесконечный тоннель.
Оптимист видит свет в конце тоннеля.
Реалист видит тоннель, свет и поезд, идущий навстречу.
Самая маленькая декларация о принятии реальности

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прежде чем заговорить, проанализируйте голос и настроение вашего собеседника, чтобы выяснить его или ее настроение. Оцените его или ее состояние, чтобы понять, как себя чувствует ваш собеседник: оживлен, скучает или спешит. Если вы хотите, чтобы окружающие прислушались к вашему мнению, вы должны подстроиться под их настроение и перенять тон и ритм их голоса, хотя бы на некоторое время.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Целительство

Какие основные ошибки я встречал в общении с людьми по поводу выбора воздействия как основного приложения своих экстрасенсорных возможностей? Самая распространенная ошибка, о которой я уже говорил, это когда чувствительность принимается за способность к воздействию. Здесь наибольшее количество жертв – как со стороны воздействующего, так и со стороны тех, на кого воздействуют. Когда человек чувствует, что может диагностировать, ему кажется, что это сразу автоматически делает его целителем. Это самая распространенная ошибка, особенно среди женщин, потому что женщины достаточно часто обнаруживают в себе высокую чувствительность. Они склонны к этому по природе своей и очень часто принимают чувствительность за способность лечить. В результате начинают болеть сами, дети болеют, все вокруг болеют, а они лечат. И кончается это обычно плохо.

Вторая ошибка – путаница между заложенной в меня программой и собственной силой. Есть люди, которые стали целителями в результате контакта со знающими людьми. Очень часто случается, что человек хочет излечиться от какой-то болезни, которую не может помочь излечить официальная медицина. Он попадает к серьезному целителю, тот его излечивает и попутно сообщает пациенту, что у него, у пациента, теперь тоже очень хорошее биополе и что он, пациент, теперь тоже может лечить и должен лечить… И человек лечит. Он не может не лечить. Есть простой признак запрограммированности: пусть он попробует хотя бы месяц этим не заниматься – он опять начнет болеть. Как правило, болеть той самой прежней болезнью. Это цена.

Некоторые традиции считают, что ценой за излечение в определенных случаях бывает то, что человек всю оставшуюся жизнь должен лечить. Это не сила и не воздействие, это программа, вложенная в организм и психику данного человека. Этот момент – настоящее целительство и запрограммированное – очень важно различать. В тех случаях, когда человек действует в соответствии с программой, вложенной другим, он работает, как правило, профессионально. Тогда обычно никто не делает ошибку, которая очень распространена среди обученных целителей: незнание, что можешь и чего нет.

Индивидуальность имеет очень большой диапазон, и для того чтобы грамотно исцелять, целитель должен знать диапазон своих возможностей: что он может лечить, а что не может, на что он может воздействовать, а на что нет.

Мы крутимся все время вокруг целительства, поскольку это наиболее модная сейчас вещь. И в силу ее популярности люди перестают это искусство воспринимать всерьез. Поэтому в этой области очень много всякой дезинформации. Особенно распространились всевозможные курсы быстрого «изготовления» экстрасенсов. Главная ловушка – быстро и просто. Обучаются экстрасенсорике все кому не лень, скоро это будет общедоступное средство неизвестно для чего. А надо бы знать, что вы хотите с этим делать.

Магия – не последовательность действий

Кроме лечебного воздействия, существует масса других: боевое воздействие с целью нейтрализации агрессивных намерений, воздействие на реальность в различных объемах, на ход событий. По поводу воздействия распространена еще одна ошибка, которая состоит в том, что под магией понимается описание действий: взять цыпленка с утенком, извлечь внутренности, перемешать и т.д.

Все действия, которые вы встречаете в книжках, – это технология. Магия состоит в Маге, в нем или в ней, в их способности к воздействию. Это нужно очень хорошо понимать. Операциональное вооружение мага – это не магия. Магия – это он сам, его искусство владения силой. Поэтому, когда мы говорим о черных и белых магах, мы выставляем свою этическую оценку тому кодексу, которого придерживается данный конкретный маг, если мы вообще знаем об этом кодексе.

Но если мы говорим о профессионализме или непрофессионализме, то никакой разницы между белыми и черными магами нет, а есть талантливые, более обученные, более способные и есть шарлатаны. Тренировка мага –очень серьезная и сложная тренировка, не менее серьезная и сложная, чем в любом другом искусстве воздействия.

Искусств воздействия очень много, и, естественно, их может быть значительно больше и по количеству, и по разнообразию, чем каких-либо других искусств, поскольку воздействовать – это любимое желание многих. Мы выросли в силовой культуре, в силовой цивилизации, и мы с младенчества приучены: не повоздействуешь – не получишь. Начинается все с папы и мамы, которые воздействуют кнутом, пряником, пятерками, двойками, рублями, игрушками. Все это воздействие.

Конечно, встречаются уникальные люди, которых людьми в нашем смысле слова трудно назвать, – это от рождения люди Силы. Эти люди владеют искусством воздействия как таковым, это мастера воздействия – им все равно: телепатия, телекинез, порча, сглаз, излечение, поворот судьбы, карьера силовая и т.д. Таких людей очень мало, потому что весьма редко сходятся особое стечение обстоятельств, определенный организм и очень рано начатая специальная подготовка.

И это воздействие?!

Что мешает взрослым, умным, образованным людям осознать до конца все, что связано с воздействием? Прежде всего знаменитая вещь под названием «извините, я, некоторым образом, артистка»…. Я так это называю. Люди часто пытаются выдать воздействие за что-нибудь другое, потому что эта деятельность противоречит их же собственным нравственным установкам, но и отказываться от силы не хочется.

Вокруг искусства воздействия разводят больше всего демагогии о моральных и нравственных кодексах, ограничивающих воздействие. Для людей, профессионально занимающихся воздействием, этих проблем нет, кодекс изначально закладывается той традицией, тем учением, в рамках которого они обучены. Они соблюдают этот кодекс, потому что нарушение его создает внутренний конфликт, что соответственно ведет к потере способностей. Это древний психологический прием, которым пользуется духовное сообщество с незапамятных времен: создать ограничительную установку, нарушение которой вызывает внутренний конфликт, дезинтеграцию субъективной реальности и, соответственно, исчезновение обусловленных кодексом способностей.

МЕДИТАТИВНЫЕ ПУТИ, ИЛИ АКТИВАЦИЯ ВНУТРЕННИХ РЕСУРСОВ

Пути медитации, или пути погружения, пути покоя. Люди таких традиций обладают необыкновенной притягательностью, потому что внутри них светится нечто такое, нечто такое они внутри себя знают, они настолько спокойны… Кришнамурти (1895 или 1897-1986, индийский религиозный мыслитель и поэт) был одним из достигших вершин на этом пути.

Наша жизнь: в дом входишь, радио включаешь, телевизор, еще что-нибудь было бы – включил бы, только бы не тишина.

А они очень спокойные. Спокойные – даже не то слово. Некоторые нервничать начинают рядом с ними, их раздражает немыслимое нечто, фантастически устойчивое, некоторым они кажутся холодными. Тут вокруг вулканы, атомные бомбы взрываются, а он так сидит… Да, действительно, чуть-чуть улыбочка. Кришнамурти!

А если вы с ними вступите в контакт, а не просто будете любоваться, то для большинства из вас они покажутся сверхжесткими людьми, потому что их доброта за пределами нашего понимания о доброте. Это как у Гессе: «Холод на вершине, боги сидят там, смеются»…

Но если суметь встроиться, войти в резонанс с этим состоянием, потрясающим глубиной тишины и покоя, тогда, в молчании, что-то начинает взрываться, открываться, внутри тебя происходит нечто…

Прежде чем говорить подробно об этом блоке путей, несколько слов о том, что такое медитация (в моем понимании, конечно).

Внимание, медитация

Медитация – это прежде всего покой, тишина.

Медитация не есть сила, усилие, напряжение. Она может проявляться в напряжении, в усилии, в чем угодно, но сама медитация всегда есть покой.

Вот в этой нулевой точке, точке покоя, или, как образно сказал Д. Лилли, в центре циклона, и рождается медитация. Сразу же в вашем беспокойном уме возникает вопрос: а как попасть в точку покоя? Успокоиться. Те же медитации, которые делаются по рецепту, то есть по инструкции «как надо», – это не медитации, это просто упражнения, хорошие, разнообразные упражнения, которые зачем-то названы медитацией.

Скажем, у Раджниша есть штук сто разных «медитаций»: с музыкой, без музыки, динамическая, смеховая и всякие другие. Совершенно великолепные медитативные упражнения есть в книге Тартанга Тулку «Пространство. Время. Знание» – просто высшего класса, но это не медитация, это упражнения.

А медитация – это покой. Этот покой и эта тишина – это и есть медитация, она сама. А есть медитативные упражнения, этого в книжках сколько угодно.

Понятие «медитация» сейчас получило такое же безразмерное употребление, как и понятие «сознание». Что такое сознание? Да все на свете. Что такое медитация? Да все что угодно. Сели, сосредоточились, пофантазировали – и уже медитация.

Поэтому нужно отделять суть медитации от упражнения, которое не есть медитация. Медитация не может быть известной заранее ни по содержанию, ни по результатам. Все, что должен сделать человек, желающий войти в медитацию, – это успокоиться, перестать знать, перестать хотеть чего-либо, кроме самой медитации, и быть готовым принять то, что она даст.

Путь святого

То, что мы обозначили как медитативный путь, в определенном смысле – путь святого. Что имеется в виду? В таком варианте приложения знаний один из первых постулатов, который нужно принять, чтобы развиваться более или менее профессионально, – это постулат, что единственное воздействие, которое я имею право производить, это воздействие самим фактом моего существования. В этом принципиальный момент такого варианта пути. Воздействие только фактом своего существования, уровнем своего бытия, образом своей жизни. Это единственное внешнее воздействие, все остальные знания и умения направлены на раскрытие своей внутренней реальности.

Исходное решение состоит здесь в отказе от воздействия. В некоторых ортодоксальных традициях этот отказ доводят до полной неподвижности. Есть некоторые факирские традиции, где человек достигает того, что однажды садится в позу лотоса и больше не двигается. Ученики переносят его с места на место, пыль сдувают. Но несмотря на то что биологическое существование в нем еле теплится, фактом своего существования он производит для объективного наблюдателя большие, иногда очень большие изменения в окружающем его мире. Но такое удавалось немногим.

Для человека, который встал на этот путь, существенно раскрытие внутренней жизни, внутреннего мира, внутреннего качества своего бытия, и соответствующие этому внешние проявления совершаются как бы сами. Поэтому это в определенном смысле путь святого. Человек погружается во внутреннюю реальность, раскрывает свои внутренние резервные возможности, без желания применять их вовне. Это принципиально, потому что если человек раскрывает свои внутренние резервы, но его основная мотивация связана с воздействием, то практически он не раскрывает этих резервов, он только функционально по отношению к воздействию совершенствуется как орудие.

Без внутреннего глубокого осознания отказа от воздействия качественного перехода в эту ситуацию не происходит. Нужно понять, что каждый вариант имеет свои ограничивающие условия. На медитативном пути первым ограничивающим условием является отказ от воздействия до той степени, до какой это реально для вас, возможно и доступно. Все воздействие сводится к факту, что я вот такой существую. С неизбежностью этот путь сводит до минимума возможную для данного субъекта внешнюю активность, как мы ее обычно понимаем. Проповеди и те постепенно перестают читать. По словам Раджниша – он сидит, светится, вы пришли, прикоснулись, поняли, что да, есть еще святость в этом мире, и пошли дальше. Для этого человека контакты с реальностью происходят иначе.

Я беру предельность, предельную выраженность этой ситуации. Блок традиций, связанных с этим путем, обогатил психотерапию, психологию, видимо, больше, чем другие. В современной практической психологии используется многое из добытого представителями этих традиций. Они добыли эту информацию, оформили ее, и потом пошли модификации.

По мере продвижения по этому пути возникает необходимость создавать себе пространство свободы от внешней деятельности. Представители такой традиции в социальном плане выбирают себе максимально пассивную позицию. Они или примыкают к религиозным общинам, или выбирают пассивную позицию, без активного социального функционирования в любом аспекте: от научного до общественно-политического. Самый активный представитель этой традиции, из реально достигших, Кришнамурти. Кришнамурти позволяет себе общаться с людьми один на один. Несколько книжек этих бесед он выпустил в свет. Для этой традиции он очень активный представитель.

В г. Ош был человек, который раз в год, в определенный день, появлялся на горе. Он сидел один день и ничего не говорил. Люди шли бесконечной чередой, чтобы только мимо него пройти. Потом он исчезал до следующего года. Те, кто с ним соприкасался, утверждают о своих исцелениях, внутренних изменениях, но это их дело, а он что-то только сидит.

Условия покоя

Главным техническим условием профессионализма в этом деле является покой и деконцентрация, умение деконцентрироваться, умение победить локальность внимания, включить расширенное внимание, освободиться от привязанности к внешним объектам.

Медитативное состояние, погружение, является главным техническим приемом этого блока традиций. Самое главное, чему необходимо научиться физически, – это сидеть неподвижно. Во всех медитативных традициях существует очень долгая, а иногда и очень жесткая практика канонической позы, в которой последователь должен уметь пребывать очень длительный для нас срок (минимум трое суток неподвижного сидения).

Умение замереть, создать максимально пассивную позицию по отношению к внешней реальности – это сложно для современного человека. Это особое состояние – когда вы тренируете, развиваете навык деконцентрации, этого сидения, этого выключения, этого погружения, тогда и организм приобретает эти навыки. На организме это видно наглядно, т. к. каждая такая способность имеет свою цену на уровне организма. И здесь нужно разобраться, проследить, какую цену с вас начинает брать тот или иной способ приложения ваших возможностей, насколько вы внутренне для этого предназначены, насколько ваша конструкция подходит для этого варианта.

Естественно, можно не делать этого глубоко, но мы разбираем эти ситуации всерьез. Важно учесть, что есть две принципиально разные медитации: с открытыми и с закрытыми глазами. Процессы, происходящие в мозгу в одном и в другом случае, абсолютно не совпадают. Я сторонник того, чтобы любые медитации делались с открытыми глазами. Можно чередовать, но быть внимательным. Далее нужно устанавливать контакт со своей внутренней, субъективной реальностью, изначально приняв ее всю как нечто, что мне способствует, помогает. Даже та некая часть вас, которую вы считаете дурной привычкой, может делать эту работу для какого-то вашего блага. Весь вопрос, для какого блага и как найти другие пути к этому благу.

Мне встречалось относительно много серьезных людей, принадлежащих именно этому блоку традиций. У них получалось по три-шесть дней в процессе обучения входить в медитативное состояние. Самая опасная ловушка – использовать это не для общения с собой, со своей субъективной реальностью, а в качестве наркотика для появления переживаний, видений. Есть тибетская книжка «Океан удовольствия для мудрого», в которой объясняется, что любые проекции твоего сознания – это лишь проекции твоего сознания, не более. В тибетской «Книге мертвых» в конце есть специальная страница, где написано: «Это проекции твоего сознания, это проекции твоего сознания, не забывай, что все это проекции твоего сознания».

Когда человек под видом медитации настроен на воздействие, на изменение внешней реальности, на самоутверждение себя как внешнего, действующего существа, то он начинает использовать медитативную технику погружения для установления контактов с иными мирами (миром Бога, миром сил, инопланетянами и т.д.). С точки зрения моих знаний и опыта это неграмотно, потому что все эти визуализации, достигаемые в процессе погружения, есть не более и не менее, согласно самым строгим источникам, как способы представления самому себе своей субъективной реальности. И когда человек встает на внутренний путь, он должен набраться мужества для встречи со своей субъективной реальностью в том объеме, в котором обычно человек с нею не общается.

Путешествие по субъективной реальности не менее опасно, увлекательно и безгранично, чем путешествие по Вселенной. «Господи! Зачем такая бесконечная Вселенная внутри?» Людей, которые прошли или идут этим путем, которые смогли бы избежать соблазна деления внутренней реальности опять на две реальности (или больше), очень немного. И путь медитативного погружения во внутреннюю реальность один из самых трудных, его реально осуществить, в предельном выражении безумно сложно.

Погружение во внутреннюю реальность – дело, требующее подготовки, инструктора или проводника, который имеет и знает карту этого пространства. Очень много также зависит от системы образных обозначений областей субъективной реальности. Ведь проблема еще и в том, как передавать эти знания, ибо много ушедших и не вернувшихся оттуда, потерявших мотивацию рассказывать другим о том, какие события происходят в его внутренней реальности. Поэтому особенно напоминаю, что играть можно до тех пор, пока вы помните, что это игра и она принесет вам пользу. Можно играть в просветление, медитацию. Но как только вы решаете, что хотите не играть, а заниматься этим всерьез, тогда вы должны становиться внимательным профессионалом, тщательно изучающим предмет.

Это безумно мужественный путь – путь медитативного погружения в свою внутреннюю реальность. Тем из вас, у кого есть скепсис по отношению к людям, которые этим способом пытаются что-либо постичь, советую от этого пути отказаться. Пространства субъективной реальности настолько плохо описаны и настолько мало изучены (в основном они изучались в старинных духовных традициях и описаны экзотично), что необходимо найти для себя способ перевода доступных вам по литературе описаний внутренней реальности на максимально упрощенный язык. Упрощенный – значит, максимально приближенный к вашим возможностям реализации. Такая рабочая установка обязательна.

Принципы структурирования субъективной реальности

Традиции, принадлежащие этому блоку, отличаются друг от друга принципом структурирования субъективной реальности. Как только мы ставим вопрос о подлинности-неподлинности, истинности-неистинности содержания субъективной реальности – мы выпадаем из этих традиций. Вначале я писал, что все содержание субъективной реальности подлинно для меня как для субъекта, истинно для меня как для субъекта, это моя субъективная реальность, для меня она всегда подлинна.

Способ ее структурирования может быть иерархический, линейный, например по принципу – это богово, а это кесарево. Богово выше кесарева и так далее… В «Книге мертвых» единый мир субъективной реальности разбивается на энное количество миров, между которыми устанавливаются определенные взаимоотношения, и в рамках этих взаимоотношений происходит иерархическая организация пространства субъективной реальности.

Естественно, субъективная реальность – сверхсложная система, которая принципиально не может быть исчерпана линейным описанием. Мы вынуждены делить ее на блоки, объемы, чтобы в конечном итоге представить ее себе самому как некое целое. Практически конечной целью будет интегрирование, представление себе самому своей субъективной реальности как целого. Путь к этому есть вопрос традиции, вопрос психотехники, психотехнологии данной традиции.

Другое дело – медитативное состояние как некий способ активизации умственного или эмоционального процесса – легкое медитативное погружение. Вот это – игра, это театр, по-моему. Игра в том смысле, что это нечто среднее между искусством и жизнью. Как театр – немного искусство, немного жизнь. Практическая психология – немного наука, немного искусство. Такие пограничные вещи. В данном случае медитация тоже пограничная вещь.

Есть своеобразная форма медитационного упражнения, она обычно используется как часть пути трансформационного – это созерцание пустоты. Не путешествие по субъективной реальности, а выход как бы за пределы любого содержания, так называемая «пустотная медитация». Принцип Великой Пустоты. Она тоже требует соответствующей подготовки. В этом деле всегда есть риск. И инструктор должен знать, подходит эта технология этому человеку или не подходит, как его провести и прочее. Здесь вопрос ответственности, договора, условия обговариваются. Иногда выбор очень простой: «Или ты пройдешь, или сойдешь с ума. Согласен? Согласен. Все». Бывает и так.

Я сторонник того, чтобы описания эти становились доступными людям, чтобы в определенном смысле упрощать отношение к этому, упрощать технологию, извлекать оттуда максимум того, что может быть общедоступным, просто общедоступным.

Что нужно усвоить

Итак, мы выяснили: в этом варианте путей основное – это постижение внутренней реальности. Основным требованием на этих путях является покой, умение быть спокойным, умение снизить до максимального предела уровень внутренних шумов, выработать устойчивость, умение деконцентрироваться. Основное техническое средство – медитация.

Что нужно здесь усвоить? Главное – что медитация как таковая есть образ жизни человека, идущего по такому пути. Образ жизни… Все. Остальное – это медитативные упражнения. Эти понятия нужно четко развести. Потому что в тех восточных книгах о медитациях, которые мы читаем, чаще всего они не разведены. Нужно твердо для себя усвоить, что между медитативными упражнениями и медитацией как образом жизни огромная разница.

«Сядем помедитируем» – это выражение несколько условное, потому что сесть помедитировать в строгом смысле слова – это нонсенс. «Сядем помедитируем» – это сделаем какое-нибудь медитативное упражнение. Упражнение, которое позволяет наработать овладение медитативным состоянием как особым состоянием сознания, позволяет осознать часть своей проблематики и отработать какую-нибудь грань.

А для этих путей медитация, она же молитва, есть образ жизни. В чем внешне выражается такой образ жизни? Прежде всего в том, все главные ценности переносятся в пространство субъективной реальности, естественно, поскольку познание, постижение и устремленность носят такой характер. Крайний случай проявления таких путей описан в рассказах о йогах, застывших в определенной позе и ушедших полностью в состояние медитации, как пишут (наполовину с юмором), что ученики их переносят с места на место, пыль с них сдувают.

Люди, ушедшие в медитацию, в свою внутреннюю реальность, практически не едят, не пьют, медленно усыхают, доходят почти до мумифицированного состояния, хотя и живут. Это крайняя степень погружения. Есть красивая поэма о том, как такой человек сидел на скале совершенно неподвижно. У него в руках ласточки свили гнездо, прилетали каждую весну, выводили птенцов и улетали. Многие люди были вокруг него. Некоторые приходили просто прикоснуться к нему. И вот однажды он заплакал. Это было как извержение вулкана. Народ впал в ужас, думая, что грянет катастрофа мирового масштаба. Ближний ученик спрашивает у него: «Учитель, что такое? Что случилось?» Учитель ответил: «Ласточки не прилетели. Что-то во мне не так. Ласточки не прилетели».

Это трудный Путь. Если относиться к нему всерьез, он требует большой работы, впрочем, как и все остальные пути, которые, в отличие от убежищ, требуют очень серьезного к себе отношения. И самое главное, что в этом пути, пути медитативном, очень много требуется отказов – с точки зрения постороннего наблюдателя. Но нужно помнить, что отказы для человека, идущего по пути, не являются отказами, просто лишнее отпадает само собой. Иногда с болью отпадает, но это не есть отказ. Это со стороны глядя иногда трактуют: он отказался. А он ни от чего не отказался, это просто отпало по пути.

Вот притча: жили-были два брата-царевича. Один бросил царство и ушел в монахи. И вот однажды их пути пересеклись, и царь говорит брату: «Ну, брат, ты герой. Бросил царство ради Бога, я тобой восхищаюсь». А брат ему отвечает: «Да брось ты. Я эгоист. Я променял дерьмо на алмаз. Вот ты герой действительно».



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 191