АСПСП

Цитата момента



Jesus has changed your life. Save the changes?
Yes. No. Save as…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прежде чем заговорить, проанализируйте голос и настроение вашего собеседника, чтобы выяснить его или ее настроение. Оцените его или ее состояние, чтобы понять, как себя чувствует ваш собеседник: оживлен, скучает или спешит. Если вы хотите, чтобы окружающие прислушались к вашему мнению, вы должны подстроиться под их настроение и перенять тон и ритм их голоса, хотя бы на некоторое время.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

ЧИНЧИНАТА

Индейцы всегда придавали особый колорит слету*. Каждый из них принадлежит к определенному племени и клану (оджибве, дакота, сиу и т.д.).

_____________

* Следующие два абзаца представляют собой слегка переработанный отрывок статьи Ники Самошко из журнала «Радуга» за 1996 год. Так как мы не искушены в тонкостях индейских ритуалов, то в нашем описании возможны неточности и ошибки.


Живут индейцы в настоящих типи, сделанных из сшитых кусков оленьих шкур, которые натягиваются на каркас из длинных (около пяти метров) шестов. Полок типи расписан символическими рисунками, на клапанах звенят колокольчики на ветру, а между шестами вьется дым костра. Типи – одно из немногих в кэмпе мест, где нет комаров. Это настоящее жилище, где индеец чувствует себя человеком, в отличие от тесной палатки. В двухместный типи может набиться в дождь или на миниконцерт до двадцати человек.

Индейцы устраивают зажигательные концерты латиноамериканской музыки. Среди инструментов – гаранги (маленькая гитара), сампонья (флейта из нескольких стеблей тростника), кена (дудка глубокой вибрации), бубен с рисунком кондора, обтянутый кожей оленя, трещотки типа маракасов и т.д.

На этом слете индейцы были представлены одиноким вождем Вапити (напомним, что остальные поехали на «Радугу»). Это был среднего роста, коренастый, горбоносый, с длинными бакенбардами, суровый на вид мужичок лет тридцати пяти. Обычно он носил черную фетровую шляпу с привязанными к ней на веревке различными перьями, потрепанные мокасины и кожаную двойку: жилетку и набедренную повязку.

Про Вапити ходили слухи, что он некоторое время жил в племени оджибве в Канаде, знал их обычаи лучше коренных индейцев и, говорят, ходил в одиночку на медведя с какой-то рогатиной. Кроме того, он был Fireman, то есть человек, наделенный правом общения с огнем. В его функции входил подбор, разогревание и внесение камней в специальное типи для индейской бани «Светлоч»**, а также процедура возжигания огня от Солнца с помощью линзы на церемониях открытия и закрытия слетов.

_________________

**Основное отличие индейской бани от симоронской состоит в том, что небольшие камни раскаляются на костре докрасна, а затем вносятся firemanом на чугунной сковороде (которую Вапити специально возит на слеты) в типи.


Опишем подробнее последний ритуал. Все участники слета образовывали внушительный круг, в центре которого находился Fireman. Его украшала парадная одежда, состоявшая из штанов, жилетки, одетой на голое тело, а также неширокой круговой ленты, опоясывавшей голову от лба до затылка, и мокасины. Торжественный вид дополняли таинственный амулет на груди, огромный нож в рыжем кожаном чехле на поясе. Все это было покрыто искусными пестрыми узорами, вышитыми из крупного бисера.

Вапити зажигал главный костер на центральной поляне, от которого воспламенялись четыре костра по сторонам света. Затем вождь брал в руки двухфутовую резную деревянную трубку и, подняв ее на вытянутых руках, поочередно поворачивался на все стороны света, оглашая лес громким гортанным пением, от которого у зрителей пробегали мурашки по спине. В конце церемонии Вапити обходил круг, предлагая каждому дотронуться до священной трубки мира и произнести пожелания участникам слета, всему космосу или поделиться впечатлениями от слета, а, может быть, просто помолчать.

В один прекрасный день, когда участники танцев мира кружились в большом хороводе, в центр круга, к Мамедананде, ведущему танцы, вышел вождь, облаченный в одеяние, подчеркивающее значимость момента – «пончо» из синего с черными полосами армейского одеяла, по краям обшитого ярко-малиновой полосой материи. Мамедананда объявил, что сейчас Вапити проведет танец, который исполняют члены его племени. Вождь изрек, что этот танец действительно танцуют настоящие индейцы, намекая на то, что индейские танцы, проводимые Мамеданандой, придуманы и к краснокожим не имеют никакого отношения.

Круг разбился на пары. Танец сопровождался пением двух слов: «Оводей» и «Чинчината». Сначала пара шла, взявшись за руки, и пела «Оводей», до тех пор, пока вождь не стукнет в бубен с изображением орла. Тогда пара со словами «Чинчината» должна кружиться до очередного удара бубна, причем на каждую «Чинчинату» нужно было успеть сделать полный оборот. Вапити сам громко распевал слова танца: «Оводей» исполнялся медленно, соответственно, и идти надо было медленно; а «Чинчината» пелась быстро, и в результате над поляной поднялась плотная завеса пыли. В общем, танец напоминал упражнение на внимание для детей ясельного возраста. На лице Вапити разлилась блаженная улыбка.

Когда танец кончился, многие участники чуть не попадали от хохота, а Мамедананда смеялся до слез. Ведь в духовных танцах присутствует гармоничная мелодия, точно выдерживается внутренний ритм; если танец парный, то происходит смена партнера.

После этого танца среди симоронцев за Вапити закрепилось имя ЧИНЧИНАТА.

В один из вечеров по лагерю разнеслась новость: Вапити поймал браконьера! Им оказался наш Никита, который срубал ветки молодых елок, с целью постройки шалаша. Fireman сказал: «Это прецендент! Придется устроить суд!» Папа тут же вспомнил, что два года назад дал Чинчинате несколько камней с симоронской бани для «Светлоча». Особенно вождю понравился круглый камень, венчавший симоронский турик. Папа стал «тем, который дает голыш Firemanу», и в результате Никита отделался публичным порицанием.

Спустя несколько дней Борода и Папа занимались привычным делом – неторопливо пилили дрова для очередной бани, которые случались через день. Невзначай Папа произнес:

– Неплохо бы расколоть толстые чурки, а то они не успеют прогореть.

– Это чем вы собираетесь колоть? – внезапно раздалось из кустов, и оттуда вынырнул Чинчината.

– Я просто фантазировал, – обронил Папа.

– А вы не брали мой колун? – спросил вождь, с достоинством поглаживая кругленький животик, выглядывавший из-под жилетки. – Уже второй день, как он пропал.

– Да нам колоть лень – мы предпочитаем средние сосенки, так что колун нам ни к чему.

– Говорят, вы можете найти его?

– А ты повторяй: «Я тот, который поглаживает живот» – он и найдется.

Чинчината недоверчиво покосился на нас, а мы, не в силах сдержать ехидные улыбки, посоветовали не только повторять имя, но и почаще поглаживать живот на самом деле, причем обязательно по часовой стрелке. Поняв, что большего добиться не удастся, вождь покинул нашу стоянку.

Через пару часов мы отправились в общий лагерь и на подходе к нему услышали гулкие удары колуна.

ПРИЛОЖЕНИЯ

ЛЕСНАЯ БАНЯ

Однажды Андрей познакомился с офицерами, которые закончили лодочный поход по озеру. Они устроили лесную баню и пригласили Андрюху. Для многочисленных туристов изложим подробное описание конструкции бани.

Из больших камней выкладывается турик – устойчивая конусообразная конструкция, которую надо сложить достаточно тщательно, так как затем турик обкладывается дровами, и устраивается большой «пионерский» костер. Камни сильно раскаляются, могут потрескаться и даже развалиться на части. Поэтому сооружение турика производится с таким расчетом, что даже если часть камней развалится, то он будет устойчив и не рассыплется на части.

Когда костер прогорит, быстро убирают золу и угли. Потом над туриком ставится армейская палатка (без дна), и баня готова.

Нужно тщательно закрывать вход в палатку, причем желательно входить и выходить одновременно, сохраняя в бане температуру.

Андрей всласть попарился в такой бане часа четыре, и ему пришла идея сделать на слете под Питером свою. Необходимо было лишь догадаться, чем заменить армейскую палатку. Решение нашлось быстро. Андрюха построил деревянный каркас, на который вместо палатки можно положить внахлест несколько слоев толстого целлофана. Мы привезли с собой полиэтиленовые пленки большого размера, чтобы накрывать палатки во время дождя. Конструкция оптимальна, если использовать три пленки размером три на пять метров.

Три банных фаната могут взять с собой по куску полиэтилена, немного веревки и париться на протяжении всего слета. Неплохо прихватить также хороший топор, двуручную пилу, небольшую лопату и пару толстых строительных рукавиц.

Каркас же делается следующим образом. Вбиваются четыре колышка на высоту 1м. над землей, обозначающие углы бани. По верхнему периметру натягивается веревка. Этим мы «убиваем» сразу нескольких зайцев. Во-первых, деревянный каркас нужно крепить гвоздями, которых у нас не было. Во-вторых, каждый раз каркас надо ставить снова, так как он может сгореть во время очередной топки, ведь пламя костра довольно сильное, особенно при ветре. И в-третьих, веревка не протыкает целлофан, в отличие от малейшего сучка на дереве.

Края пленки, лежащие на земле, присыпаются песком. Позже конструкция неоднократно дорабатывалась. Сверху полиэтилена стали класть спальные мешки, уменьшая теплообмен пленки с воздухом снаружи бани, и одновременно закрывая дырочки, которые неизбежно появляются в целлофане после нескольких бань. После бани спальники могут быть влажными из-за конденсации, но их можно быстро подсушить на теплых камнях.

Замечу, что у меня был довольно толстый полиэтилен, который я возил на слеты три года. Этот рекордсмен выдержал 25(!) бань. Если класть сверху спальные мешки, то каркас необходимо укрепить двумя жердями, которые привязываются к верхушкам диаметрально противоположных колышков.

Еще одним усовершенствованием явилась идея выкопать яму глубиной полметра и диаметром чуть больше метра. В центре ямы выкладывается турик. Затем по его периметру разводится несколько маленьких костров, в которые постепенно подкладываются все более толстые дрова. И достаточно быстро костры объединяются в один огромный бушующий и ревущий костер, который напоминает доисторическую печь для плавки металла.

Ценность этой идеи в том, что стенки ямы не дают прогорающим дровам откатиться от турика, и, кроме того, на край ямы можно сесть, опустив ноги в углубление. Последняя возможность позволяет увеличить количество парильщиков. Земля на дне и стенках ямы сильно раскаляется, и если плеснуть водой, то она мгновенно вскипает. Поэтому внутреннюю часть ямы необходимо обрушить лопатой на дно, а затем засыпать его мокрым песком. Этот песок сильно разогревается, и затем им можно посыпать края ямы, на которых располагаются парильщики.

Я думаю, что дал исчерпывающее описание конструкции походной бани. Замечу лишь, что ее хорошо делать на берегу реки или озера. Какое огромное удовольствие получаешь, когда ныряешь в прохладную воду, выскочив распаренным из бани! Кстати, на углях, оставшихся от костра, можно приготовить травный чаек, и если этим чайком плеснуть на раскаленные камни, то вся баня наполнится терпким ароматом луговых трав.

Итак, мы пристрастились к лесной бане под Питером. Там сварганить баню легко: повсюду валяется много камней и полно дров. Через две недели после «Радуги» мы поехали на слет под Москвой на речке Яхроме. Там было много интересного, но мы, вкусив прелесть лесной бани, слегка тосковали по ней. Мы думали, что сделать баню в Яхроме невозможно по двум причинам. Во-первых, где взять большое количество камней в одном месте? Во-вторых, на поляне, на которой мы расположились, уже давно проводятся разные слеты, приезжают туристы и рыболовы. Поэтому с дровами проблемы.

Мы промаялись два дня, а на третий нас озарило, что камни можно найти прямо в реке. А если пройти вдоль реки подальше от поляны, то и с дровами проблем не будет. Стояла жара. Вдвоем с Андрюхой мы двинулись по руслу Яхромы, высматривая подходящее место. Мы брели уже около получаса, а по обоим берегам реки были буйные заросли деревьев, кустарника и крапивы. Нам пришла в голову идея поблагодарить лесного духа и преподнести ему подарки. Не успели мы закончить эту акцию, как увидели на низком берегу реки полянку с замечательным желтым песочком и почувствовали, что наши подошвы стоят на больших камнях, идеально подходящих для постройки турика. Еще раз поблагодарив лесного духа, мы с рвением принялись за работу.

Вокруг обнаружилось немереное количество сушняка, и к вечеру мы уже парились в баньке. Место оказалось сказочно красивым. Нас окружала стена травы выше человеческого роста, заросли кустарников, плюща, дикой смородины, гигантские лопухи и колокольчики, замшелые стволы деревьев. Все это напоминало джунгли, и трудно было поверить, что где-то рядом находится пыльный город с большими домами и с людьми, у которых множество психологических проблем.

ТАНЦЫ УНИВЕРСАЛЬНОГО МИРА

Ниже приводится письмо одной любительницы Танцев Универсального Мира.

Человек – существо социальное, и ему хочется обмениваться информацией, чувствами с единомышленниками. А где можно встретить таких людей, чтобы окунуться, раствориться в океане любви, тепла и творчества?

Для меня таким океаном стали Танцы Универсального Мира. Мы не садимся в самолет, поезд или пароход, а встаем в круг, беремся за руки и через танец переносимся в дальние страны. Это своего рода путешествие вокруг света. Если мы танцуем африканский танец, то можем представить вокруг себя джунгли, а рядом в кругу танцуют родные соплеменники. Мы можем покачаться на волнах лазурного океана в гавайском танце, а затем ощутить себя в племени индейцев, исполняющих танец-молитву. А у кого не развернется душа от русских хороводов?

Всего не описать. В танце все равны, и, взявшись за руки, мы видим и чувствуем, что являемся одной большой семьей. Здесь не так важны слова, потому что мы учимся говорить сердцем, взглядом, улыбкой.

А началось все в 1988 году, когда приехали люди из Нетвока и провели первые танцы в Кремле и на Дворцовой Площади в Питере. И отозвались сердца в России, в северной столице возник танцевальный центр, и теперь русские хороводы танцуют в других странах.

Каждое лето в середине июня мы организуем танцевальные слеты, куда люди берут гитару, палатку, котелок…, чтобы отдохнуть на берегу чудесного озера. Мне очень нравится праздник Ивана Купала, который проводят специально приглашенные «славяне». Мы поем русские песни, участвуем в играх и обрядах: прыгаем через костер; загадывая желание, пускаем в плавание кораблики со свечой.

Десять дней, которые мы проводим вместе на природе, дают заряд бодрости, радости, любви до следующего лета. У нас появляется множество друзей.

Осенью мы начинаем танцевальный сезон в Москве, который заканчивается весной.

А вот еще один рассказ о танцах.

На духовные танцы приехала наша знакомая из Риги. Она провела два замечательных новых танца. Кратко опишу один из них. Взявшись за руки и образовав большой круг, мы поем под гитару замысловатую песнь на древнем языке. В быстром темпе мы идем красивым шагом, называющимся «виноградная лоза». Причем, я двигаюсь в противофазе с двумя моими партнерами, поворачиваясь лицом то к одному, то к другому. Во второй части танца я, поменявшись местами со своим партнером, оказываюсь перед новым, и все повторяется опять. Сочетание пения на непонятном языке со сложными телодвижениями, когда перед глазами непрерывно мелькают счастливые лица, приводит в состояние парения.

Мы протанцевали четыре часа. Приятно было встретиться со старыми знакомыми. После летнего отдыха многие принесли фотографии со слетов, делились впечатлениями. Кроме того, интересно наблюдать за новичками – как постепенно изменяются их лица, как начинают светиться счастьем и любовью глаза. На духовных танцах всегда царит праздничная атмосфера веселья, непринужденности, всеобщей симпатии, мы реально ощущаем себя взрослыми детьми. Духовные танцы очень близки к групповым симоронским техникам, и поэтому московские симоронцы с удовольствием в них участвуют.

ЯКАТЕЛЬНЫЕ ПЕРЕВОДЫ

УБОРКА

Ну вот, опять я сегодня в комнате не убралась. Мне что говори, что ни говори, толку никакого! На полу пыль столбом, а мне и дела нет. Я, видите ли, забыла! А почему я об этом не забываю? Почему только я должна об этом думать, а сама дурака валяю! Неужели за целый день я не могла хотя бы груду одежды на стуле разобрать! А грязные кеды, в которых я на слет ездила, долго еще будут в коридоре валяться? А сковороду из-под рыбы, которая со вчерашнего дня стоит, мне тоже некогда было помыть?

Ну, я понимаю, я теперь опять книжку засела писать, бумаги везде разбросала. Я, наверное, как всегда, жду, пока сама порядок наведу. Поесть я, конечно, ничего не приготовила. Картошку сварила?! Да, это большое достижение. И могу себя не переименовывать, знаю я свои штучки.

УСАЧИ

Вхожу я на кухню, смотрю: а там я бегаю. И по столу, и по стене, и по раковине. Такая маленькая, шустрая, с усами. Как мне на себя смотреть противно! Я ползаю и ползаю, и меня так много – спасу нет! Я уже просто на кухню заходить боюсь. Я и порошками себя посыпала, и ловушки на себя ставила – никакая зараза меня не берет. Живучая я!

Я тогда стала по-хорошему себя уговаривать, я добром себя просила: не переселиться ли мне куда-нибудь? Я уж и симоронила, и подарки себе дарила, однако на моей усатой нахальной морде никаких чувств не отразилось. Ползаю и ползаю. Мне просто нравится себя пугать. Я, наверное, хочу себя до истерики довести.

ЗЕЛЕНЫЙ ЗМИЙ

– Ну что ж я за скотина такая? Опять нажралась!

– А че я на себя ору? Ну выпила немного, имею право.

– Сколько же я буду пить? И как в меня столько влезает! Что мне с собой делать, не знаю. Прибить себя, что ли? Или милицию вызвать? Сил моих уже нет…

– Да пошла я!

– Я себе сейчас пойду, я себе сейчас пойду! Я у себя дождусь, чертовка пьяная! Все люди как люди, одна я как свинья нализалась. Посмотрю на себя – на ногах не стою. Тише, зараза, телефон уроню на пол.

– Да хватит мне бубнить. И бубню, и бубню, и бубню. Мне бы десяточку лучше!

– Фигаточку! Мне все мало, еще надо бутылку высосать. Куда я еще поперлась? Да когда ж я нажрусь?! Глаза бы мои себя не видели, паразитку!

– Заткнусь я или нет?! Я тоже себя видеть не могу, хожу тут, башкой своей седой трясу!

– Да чтоб я сдохла! Качусь, куда хочу, и лучше бы я не приходила!

– Ну и пошла я…

СЦЕНКА В АВТОБУСЕ

– Зачем я себя в спину толкаю?

– А я себя в спину не толкаю, я просто спрашиваю: «Я на следующей выхожу?»

– Да, я выхожу, но вот в спину себя толкать не надо. Некрасиво я себя веду.

– Да я знаю, как я себя веду, до себя дотронуться даже нельзя. Ну ладно, я же не специально.

– Да ладно уж.

ЖИТЬ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ

Почему бы мне не встретить себя по-человечески, когда я прихожу домой? Да потому что я себя уже сто лет не люблю и сто лет себе не нужен. Но я же все равно живу с собой в одном доме, и у меня от себя есть дети. Лучше жить с собой хорошо, чем плохо. Я собираюсь установить с собой сердечные и человеческие отношения.

БДИТЕЛЬНОЙ НАЧАЛЬНИЦЕ

Моя начальница Галина Пантелеевна нервировала меня, начиная с самого утра. Поглядывая на свои огромные блестящие часы, она зловеще цедила: «Сегодня вы пришли вовремя». Я уже на взводе. На другой день: «Мария, сегодня вы опоздали на две секунды». Если я приходила на две минуты позже, она такой шум поднимала, что меня потом весь день трясло. Я – человек спокойный, но Пантелеевна для меня – как красная тряпка для быка.


                        Глаза открываю и встать не могу.
                        Пора на работу, а я не хочу.
                        Расческа пропала, и ключ не найду,
                        Троллейбус уехал, бегу как в бреду.

                        А там, на работе, стоя у окна,
                        Себя уже жду, разозленная Я.
                        И глядя в большой от часов циферблат,
                        Себе я сама констатирую: мат!

                        Вот восемь пробило! Вот восемь ноль две!
                        Сама я скандал объявляю себе!
                        А впрочем, чего я ругаю себя?
                        Поспи, дорогая, целую себя.


Теперь Пантелеевна относится ко мне с уважением, а я ставлю будильник на 15 минут раньше.

КЛАДЕЗЬ ИНФОРМАЦИИ

Говорю я себе: «Куда же я себя засунула?» На работе прошлась по всем ящикам стола – нет меня. Дома все мыслимые места просмотрела, а меня, любимой, все нет и нет! Дело чуть ли не до генеральной уборки дошло, а все равно не нашла себя, маленькую, красненькую, мною полезной напичканную. Монолог от самой себя прочитала, обозвала себя «кладезь информации». Буду себя терпеливо дожидаться, изо всяких углов выманивать.

Результат удивительный: я нашлась, но другая, серенькая, с похожей информацией.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 191