УПП

Цитата момента



Если вы искренне считаете женщин слабым полом, попробуйте ночью перетянуть одеяло на себя!
Господи, нашли чем ночью заниматься! Спать нужно.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Кто сказал, что свои фигуры менее опасны, чем фигуры противника? Вздор, свои фигуры гораздо более опасны, чем фигуры противника. Кто сказал, что короля надо беречь и уводить из-под шаха? Вздор, нет таких королей, которых нельзя было бы при необходимости заменить каким-нибудь конем или даже пешкой.

Аркадий и Борис Стругацкие. «Град обреченный»

Читайте далее…


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

III. О РАЗМНОЖЕHИИ

Начало горбачевской перестройки ознаменовалось тенденцией увеличения числа объединений по интересам (клубов, групп) одинакового профиля в пределах одного города, даже относительно небольшого. Немаловажную роль в этом процессе сыграла демократизация общества, но она лишь устранила препоны на пути роста числа клубов. Сами же причины этого роста заключаются в другом и рассматриваются в этой главе.

В 70-е годы в отношении ряда клубов (например, КСП) существовало распространенное мнение, что в городе достаточно иметь только одно подобное заведение. Мнение это было особенно распространено среди работников тех структур, которые само понятие клуба "пасли" в диапазоне между морокой и крамолой. Удивительным же, на наш сегодняшний взгляд, было то, что и большинство клубных активистов как бы находилось под воздействием чар этого административного антиэнтузиазма. На самом же деле, скорее всего, это их состояние-отношение вписывалось в промежуток между инертностью (с таким трудом пробили и удерживаем на плаву этот клуб, так кому-то еще один понадобился!) и ревностью (как приятно быть единственными в своем роде!). Так или иначе, считалось, в частности, что в городе с миллионным населением вряд ли наберется больше интересных авторов и исполнителей, нежели способен переварить один КСП. Аналогичные рассуждения касались и клубов с дорогостоящей базой (к чему лишние затраты!) - таких, как, например, клубы любителей антикварных автомобилей. При этом факторы социально-психологические не учитывались вовсе.

Все же, несмотря на своеобразное это единство представителей столь разных слоев общества, жизненная реальность поставила его (общество) перед, ни больше, ни меньше, как необходимостью существования нескольких однотипных объединений на достаточно ограниченном участке пространства, неизбежностью их размножения.

А дело, собственно, вот в чем.

Поскольку объединение по интересам является формой организации досуга, члены такого объединения, пытаясь вести себя адекватно, кто невольно, а кто и вольно - стремятся к созданию в нем наиболее благоприятного психологического климата. А так как характеры, вкусы, жизненные принципы различных людей нередко бывают взаимоисключающими, то каждый из них, если он хочет оставаться членом не просто клуба данного профиля, а еще и возможно более бесконфликтного, психологически комфортного, - становится перед необходимостью выбора или создания вновь наиболее подходящей для себя группы. Неформальность отношений и мобильность групп только способствуют появлению таких объединений на все вкусы. Мешает же, повторим, всякого рода инерция, в том числе и перенесенная из сферы официальных отношений (например, в производственных подразделениях), где выбор - понятие экзотическое, а переходы затруднены, ограничены всевозможными резонами (непрерывностью стажа, очередью на квартиру, зарплатой, транспортом, детсадом и т.д.). Создание же своего собственного подразделения (напомним, речь идет о 80-х годах) практически немыслимо. Привычка терпеть несправедливое начальство, неважные условия труда, скверный микроклимат и многое другое ради ряда более серьезных выгод механически переносится в сферу досуга.

(А, положа руку на сердце, - такие ли уж мы "не такие" сейчас?)

Тем не менее, последние годы отмечены массовостью появления альтернативных образований. Альтернативных - потому, что новый клуб, возникший при наличии уже имеющегося, того же профиля, сознательно или интуитивно пытается разрешить какую-либо проблему, неразрешимую в рамках существующего (или всех существующих в пределах досягаемости).

Зачастую в таком случае может быть и несколько альтернатив, каждую из которых несложно выделить и проанализировать самостоятельно.

Вот наиболее распространенные из них (ярлыки придуманы авторами), а также причины их появления.

1. Географическая: клуб находится в дальнем районе города. Создается другой, поближе.

2. Антиведомственная: администрация клубного учреждения ограничивает участие в его объединениях лиц, не имеющих отношения к ведомству-учредителю. Обидно. Или другая ситуация: клуб работает в помещении на территории "закрытой" организации - вход по пропускам. Неудобно.

3. Организационная: некоторых членов клуба не устраивают возможности или требования организации-учредителя, график работы клуба, параметры его помещений, оборудования и т.п.

4. Контактная: число членов клуба значительно превышает 15. Клуб становится малоконтактным, трудноуправляемым, психологически дискомфортным. Де-факто дробится на микрогруппы, которые остается "узаконить" для пользы дела.

5. Психологическая: не все члены клуба психологически совместимы друг с другом.

6. Лидерская: выпускник клуба в пору критического осмысления действий его лидера решает создать свою "контору", свободную от недостатков личности начальника прежней и его ошибок. Другой вариант: подросший в клубе новый лидер жаждет выйти на оперативный простор.

7. Нравственная: мораль лидера или детерминирующей (определяющей основные моменты жизни клуба) группы товарищей не устраивает некоторых его членов. Претензии их при этом, в отличие от предыдущего случая, не являются следствием "бунта стариков" или, во всяком случае, носят более объективный характер.

8. Ценностная: часть членов клуба не является приверженцами системы ценностей, характерной для данного клуба (например, коллективисты ощущают дискомфорт в творческом клубе эстетско-индивидуалистического толка). Отличие данного случая от предыдущего заключается в том, что здесь речь идет не о порядочности (признается, что нравственные принципы как таковые не нарушены), а о конфликте ценностей, целей, планов различных членов группы.

9. Социальная или социально-технологическая: социальный состав, система управления (чаще всего авторитарная) или структура клуба не устраивает часть его членов. Ими создается новое объединение, с иной структурой, стилем руководства и др.

10. Организационно-технологическая: некоторых членов клуба не устраивают формы или методы его работы.

11. Геронтологическая: в результате старения клуб приходит в упадок. Некоторые его члены, менее подверженные усталости, на новом месте (поскольку на старом уже ничего нельзя изменить) создают свою группу.

Перечень можно продолжить, упражняясь в изобретении названий альтернатив.

Анализ удовлетворенности клубом всех его членов хотя бы в плане вышеперечисленных причин необходим для того, чтобы избежать весьма распространенной ошибки: многие члены клубных объединений, недовольные родными клубами, причины своего недовольства представляют весьма смутно, а чаще просто не дают себе труда разобраться в них. В лучшем случае, выделяют одну-две наиболее заметных или привычных. Создав новый клуб и попытавшись устранить в нем осознанные недостатки, они повторяют все прочие ошибки и несовершенства старого, обрекая новый на преждевременный кризис. Чтобы избежать этого, необходимы как грамотный анализ причин своего недовольства, так и соответствующие знания в области основного интереса, организации и социальной психологии клубов.

Завершая эту главу, авторы предлагают провести самостоятельный анализ аналогичных ситуаций следующим категориям трудящихся практиков:

- педагогам, покинувшим стены частной школы с целью основания новой, еще более частной;

- предпринимателям, рассорившимся с былыми друзьями и компаньонами по причине недостаточной их предприимчивости;

- охотникам на гюрзу, пришедшим к выводу, что некогда сплоченная артель превратилась в настоящий серпентарий (змеюшник);

- а также всем, кому это может "понадобиться впредь".

IV. О ПОГОДЕ.

Мотивы, обуславливающие участие человека в деятельности той или иной неформальной группы, достаточно хорошо изучены. Это:

- потребность в общении (т.н. коммуникативная) в самых широких пределах - от попытки убить время за приятным разговором до надежды обрести духовно созвучного спутника жизни или, в крайнем случае, просто надежного друга;

- желание чему-либо научиться;

- информационная потребность, в частности, в сфере основного клубного интереса (диапазон может быть самым широким - от сплетен до культурных ценностей; в этом случае потребность, видимо, должна называться как-то иначе);

- жажда реализации своих способностей, будь то организаторский талант или талант поэта, музыканта, художника, исследователя, изобретателя, педагога;

- потребность в приличествующем, на взгляд индивида, социальном статусе, которого он почему-либо лишен в иных сферах;

- стремление принести максимум пользы обществу, в частности, пытаясь воздействовать на него с преобразовательной целью.

(Мы видим, что функции клуба, связанные с удовлетворением практически всех этих, да и иных мыслимых запросов, носят компенсаторный характер; причем, вряд ли какое другое социальное изобретение человека является столь же универсальным и в то же время эффективным. Дело же, как мы понимаем, в том, что клуб рукотворен, то есть, едва ли не каждый его член может заявить: "Что хочу, то и компенсирую!")

Бросается в глаза, что все вышеупомянутые мотивы лежат в области желанного и приятного, труд по удовлетворению соответствующих потребностей отнюдь не является неподневольным, и система взаимоотношений в таких группах, в идеале, должна исключать возможность ущемления свободы личности. Короче, член клуба справедливо жаждет максимального душевного комфорта, определяемого морально-психологическим климатом группы.

К сожалению, не так много клубов могут похвастаться теплой, дружественной обстановкой. Причина тому носит объективный характер: попытка реализации сразу всех ожиданий членов клуба приводит к конфликтам. Забегая вперед, скажем, что лучше всего себя чувствуют те клубы, которые сознательно ограничили свои притязания сферой, где возможно относительно бесконфликтное претворение в жизнь желаний своих членов.

Поясним теперь, как возникают конфликты. Как правило, инициатор создания клуба действует по принципу: "Все, кто любит то же, что и я,- идите сюда!" - имея в виду предмет интереса, но никак не нравственные принципы, ценностные ориентиры, привычки и другие аналогичные источники будущих проблем. Делаются даже объявления о наборе в клуб(!) в средствах массовой информации. Так закладывается мина замедленного действия.

Наконец, в любом клубе найдется не много желающих поссориться с сотоварищем, осложнить себе жизнь в неподходящей для этого сфере. Во многих клубах не принято делать друг другу критические замечания, особенно в области морали. И уж совсем непросто найти человека, который в случае необходимости смог бы заявить другому, что тот должен покинуть данное приличное общество по той или иной причине. Во всяком случае, традиции, а также связанные с ними навыки, существовавшие, как говорят знающие люди, в дворянской среде, да и вообще среди старой интеллигенции, нами безнадежно утеряны. Хочется, чтобы каждый каждому был приятен во внешних проявлениях.

Такого рода "терпимость" детерминирует клуб как собрание случайных людей. В то же время, человек, тратящий годы своей жизни на не всегда любимую официальную работу, простаивающий месяцы в очередях, убивающий время на транспорт - вправе рассчитывать на то, что его клубный к.п.д. окажется достаточно высоким, а душевное самочувствие будет вполне удовлетворительным. От случайного же состава ожидать чего-либо хорошего довольно проблематично.

Ясно, что отбор членов клуба, отсев претендентов бывает совершенно необходим по многим обстоятельствам.

Во-первых, сфера деятельности диктует условия физиологической совместимости. Так, желательно, чтобы член клуба дельтапланеристов имел здоровый вестибулярный аппарат. Число нелетающих членов не может быть неограниченным; неприкаянность многочисленного балласта "давит на психику" активной части группы.

Во-вторых, специфические особенности многих клубов, а также неформальный характер взаимоотношений выставляют требования и в области психологической и психофизиологической совместимости.

Вот два примера.

В престижном клубе общения, скажем, любителей театра, базирующемся на маленьком уютном кафе (во время заседания на улице - толпа желающих попасть) в числе прочих членов есть один, в общем-то, неплохой человек, но некоммуникабельный (стесняется своего заикания), угрюмый на вид, и т.д. Именно в общении - главной форме деятельности клуба - толку от него мало. Многие жалеют его, даже любят, но в глубине души хотели бы, чтобы во время мероприятия на его месте оказался бы кто-нибудь более общительный, обаятельный.

Во втором случае членом клуба оказывается человек, у которого в свое время был серьезный личный конфликт с другим членом, и конфликт этот отнюдь не изжит. Группа не хочет терять ни одного из них, да и каждый из них самих не хочет уходить из клуба. Уж во всяком случае, не понимает, почему должен уйти именно он. В результате в клубе появляется резко антагонистическая пара, взаимоотношения которой сильно влияют на весь клубный микроклимат. В случае, когда оба, составляющие эту пару, по своему статусу близки к лидерскому, клубу грозит катастрофа.

Конфликт возможен и в случае больших различий в интересах, квалификации, уровне интеллекта и т.п.

Наконец, в-третьих, объективно необходимы требования по идеологической совместимости членов клуба. Иначе неизбежны конфликты в таких, например, случаях, как при появлении в клубе очень талантливого (энергичного, умного, влиятельного в официальных кругах), но непорядочного человека, так что встает вопрос, избавиться ли от него, или терпеть ради успеха дела. Кроме того, как показывает "клубная генетика", ценностные ориентации клуба (а они тесно связаны с идеологией) сильно влияют на цели, планы, формы работы клуба, так что в случае идеологической несовместимости членов группы каждому из них приходится либо тратить много времени на пережидание периода, когда она занята не тем, чего бы ему хотелось, либо занимается этим в компромиссном, полунакальном, а потому неэффективном режиме (скажем, часть людей и оборудования задействованы в реализации иных, "чужих" задач. Нисколько не лучше, когда ради сохранения консенсуса приходится делать вообще неинтересную, а то и неприятную работу.

Во всех этих случаях налицо анемичность клуба, недостаточность реализации ожиданий его членов.

Каков же выход? Он один: соблюдать условия совместимости членов группы по всем важнейшим параметрам. Да, отказывать в приеме, а иногда и исключать. Кажущаяся бесчеловечность этого принципа оборачивается великим благом для остающихся, для которых иначе жизнь в нем становится еще одним мучением, так же и, как ни странно, для того, кто продолжает пребывать в группе в статусе отверженного.

Надо сказать, что многими практиками наработаны методы "скрытого отказа" - с помощью специальной рекламы (или антирекламы), таблички на двери, обстановки внутри клуба, манеры ведения клубного общения. Если удариться в мистику, можно сказать, что сильный клуб создает вокруг себя некое "поле", препятствующее появлению в клубе психологического чужака.

У того может быть своя перспектива - альтернативные клубы с аналогичной сферой основного интереса. Практика показала, что во всех отношениях "выгоднее" дружной, сплоченной, эффективной группе вкладывать ресурсы в создание альтернативных клубов и помощь им, нежели тратить время и нервы на преодоление внутренних конфликтов.

Возникает вопрос - а хватит в среднем по величине городе людей на несколько альтернативных объединений?

Здесь целесообразно рассмотреть вопрос о численности и структуре клуба. Если мы исходим из того, что это должна быть группа (не будем пока говорить, большая или малая), нацеленная на выполнение достаточно сложных задач и имеющая развитые межличностные связи и теплый внутренний климат, следовательно:

- она должна иметь достаточно людей, чтобы выполнять свои задачи;

- она должна быть не слишком велика, чтобы не терять внутреннюю контактность, иначе она перерождается (вырождается?) в производственную единицу, наподобие фабрики или филармонии, где дело делается, а взаимоотношения - "так себе".

Итак, клуб - это сколько? Это кто, наконец? Если взять "нормальный" большой (человек 30) коллектив и посмотреть, "кто есть кто" в нем, то можно, во-первых, выделить лидера или небольшую лидерскую группу; во-вторых, группу людей, регулярно и помногу работающих в клубе и поэтому реально влияющих на его судьбу (это и есть члены клуба, наряду с лидерами); в-третьих, довольно значительное количество тех, кто что-то делает, но не столь систематически, как актив, или больше говорит, нежели делает, а зачастую и просто приходит "на все готовенькое" (аура). Поскольку таким анализом мало кто в клубах занимается, то к лику членов клуба чаще всего причисляются все мало-мальски регулярно его посещающие. Мысленно отбросив всех, чей уход не будет для клуба ощутим, чаще всего, получаем число в пределах 5 - 15 человек. Это и есть, строго говоря, клуб.

(Практики так и заявляют: 5 - 6 человек - уже клуб. Подразумевается, что они сплочены и активны.)

А максимум? Это все те же 15. Более крупная группа перестает быть по-настоящему контактной, в ней уже трудно, тесно заниматься вместе чем-нибудь одним; наконец, в ней образуются свои микрогруппы, легко обнаруживаемые в результате социометрического исследования. Они могут иметь тенденцию к внутриклубной "официализации" в виде секторов, обрастать своей материальной базой, своими формами работы, традициями; у них выкристаллизовываются свои жизненные принципы, возникают свои цели. Общение между людьми разных микрогрупп все чаще идет не напрямую каждого с каждым, а опосредованно - через функциональных представителей и даже лидеров. Клуб, состоящий из развитых микрогрупп, правильнее было бы рассматривать как объединение мелких клубов, иногда достаточно условное. Очень часто развитые микрогруппы отпочковываются, объявляют себя новыми независимыми образованиями (вот они где, корни "парада суверенитетов"!), и это действительно так. Только в контактной группе возможно психологическое единство ее членов, без которого клуб перестает быть таковым.

Практики много спорят о проблеме членства: нужен ли клубу строго очерченный круг членов, каковы должны быть ( и должны ли у них быть) права и обязанности, стоит ли собирать взносы и т.п.

В "клубной генетике" описываются характеристики различных социально-психологических типов клубов. В зависимости от типа клуба и уровня его развития, членство может быть либо абсурдным, либо необходимым.

Каковы, в общем случае, прерогативы члена клуба?

Он, как правило, имеет права:

- на получение благ, вырабатываемых клубом (например, на участие в престижном внутреннем мероприятии клуба, на пользование клубным помещением, имуществом и т.д.);

- иметь решающий голос при обсуждении проблем клуба;

- быть избранным в число его руководителей.

Он, как правило, обязан:

- вести большую и регулярную работу в клубе;

- нести ответственность перед клубом за результатом своей деятельности.

В клубах, члены которых затрачивают не очень много сил на производство внутриклубных благ, а результат легко поделить на всех желающих (например, вся работа - собраться раз в неделю, поболтать и разойтись; организовать пикник на природе; вместе сходить на спектакль), система членства, скорее всего, выглядела бы непонятной и обременительной. Стало быть, она и не нужна.

Необходима она либо в клубе, который с заметным трудом нарабатывает ограниченное количество благ (в этом случае она спасает его от потребительства); либо в клубе элитном, например, ставящем перед собой серьезные профессиональные задачи (туристская группа высокого класса, полупрофессиональная театральная студия - в этом случае она способствует функциональному отбору членов и, в конечном счете, успеху дела); либо в клубе, ставящем перед собой задачи нравственного свойства (при этом она охраняет чистоту его рядов).

В каждом случае вырабатываются свои критерии членства (общительность, обязательность, талант, моральность, осведомленность и др.).

Строгое членство обладает сильным дисциплинирующим действием, но возможно оно только в авторитетном, эффективном, внутренне привлекательном клубе (иначе у члена клуба не будет стимула "блюсти" себя в плане членских критериев).

Существует множество видов приема в члены клуба. В них варьируются проценты голосов при решении этого вопроса, сами методы решения (простое голосование вплоть до "списком", или обсуждение кандидатур - "с писком"), уровни критичности; наконец, ритуалы.

В одном из клубов ("Восход", (г.Туапсе) - группа будущих комиссаров детских трудовых коммунарских лагерей), который строился как группа единомышленников, была выработана оригинальная система приема в члены и удаления из их числа (и вообще из клубного пространства) - система небезупречная, но занятная своей оригинальностью, достаточно эффективная и потому заимствованная впоследствие некоторыми группами.

Один из членов клуба брал на себя функции диспетчера. Остальные спонтанно и конфиденциально давали ему свои предложения по поводу приема в члены того или иного человека из клубного окружения (актива). По мере поступления мнения последнего из действительных членов, включая самого диспетчера, он обращался к человеку, получившему единодушное одобрение, с предложением статуса. Церемония приема исключала при этом этом нервное обсуждение кандидатуры и моральную травму от возможного провала на выборах. Это не лишало соискателя права узнать мнение мнение членов клуба о его персоне - достаточно было задать вопрос. Но на практике такое случалось не часто.

Аналогично система срабатывала, если кто-либо из клубного окружения начинал сильно не нравиться его членам. Достаточно было диспетчеру получить два таких мнения (включая его собственное), чтобы он предложил незадачливому "абитуриенту" (или просто любопытствующему) покинуть клуб. Роль неприятная, но необходимая; на нее подбирался человек с развитым чувством такта. В целом же система способствовала сохранению клуба как группы психологически, идеологически единой.

Оригинальная система "плавающего членства" применялась в детском коммунарском клубе "Светлячок" (Туапсинский район Краснодарского края). В чем она заключалась?

Если проанализировать социальный уровень члена клуба, можно выделить некие составляющие, постоянную и переменную. Первая из них определяет приблизительный социальный статус ("звезда", "предпочитаемый", "пренебрегаемый"), вторая - конкретную сиюминутную величину, положительную или отрицательную, которая, складываясь с первой, уточняет статус на каждый момент.

Величина "постоянной" составляющей определяется авторитетом, заработанным членом клуба в течение продолжительного времени (месяцев, лет). Стабильно активный член группы знает ее людей, их характеры, их вкусы, взаимоотношения; он способен предугадывать их мнения. Он в курсе целей и задач группы, форм и методов ее работы. Он компетентен в вопросах деятельности клуба. На основании своего опыта и знаний он способен действовать самостоятельно не в ущерб клубу и может полномочно представить его во внешних сферах. Как следствие, он вполне достоин звания действительного члена клуба со всеми вытекающими.

Величина "переменной" составляющей складывается из результатов деятельности члена клуба за последний период (много или мало, хорошо или плохо поработал), его деловой, нравственный и т.д. "формы" (утратил обязательность, зато стал терпимее, тактичнее), совокупности взаимоотношений с другими членами группы (кому-то помог, кого-то избил). На основании величины "переменной" составляющей он может на очередном клубном сборе наделяться правом решающего голоса или лишаться его. Более того, клубный старожил в силу разных обстоятельств может даже подвергнуться наказанию в виде лишения права работать в течение, скажем, недели. И наоборот, активный, покладистый новичок может получить на этом сборе право решать вопросы той или иной степени важности.

Практика показала, что оперативность действия и потому осязаемость стимулов "плавающего членства" весьма способствует поддержанию высокого морального и делового уровня членов клуба.

Вопрос о необходимости устава, другой документации, а также общей официализации клуба решается аналогично вопросу о системе членства. Это как раз та проблема оптимальной формализации, которая описывалась там, где в нормальных книгах находится предисловие. Авторы же надеются, что читатель не истолкует формализацию как производное от формализма. Примат формы над содержанием деятельности группы - как правило, следствие ее старения (гл.VI).

Обилие же документации, не влияющей на неформальный характер группы, лучше обозначить словом "регламентация", которая в целом, как уже было сказано, может быть целесообразна или нет, равно как и такая ее часть как система членства.

Итак, тест на неформальность. Во-первых, степень проявления энтузиазма члена группы - то, о чем уже говорилось: отдает ли он больше, жертвует чем-то, работая на группу, - или получает?

Во-вторых, значимость межличностных отношений: человек приходит в группу ради работы (как на завод) или ради общения? Насколько второе необходимо ему в процессе первого? Что чего важнее, что чему может быть принесено в жертву?

Резюме раздела: оптимальные формализация и регламентация, численность и структура клуба, хороший внутренний климат делают его более жизнеспособным, комфортным и эффективным, что наилучшим образом отвечает его предназначению.



Страница сформирована за 0.8 сек
SQL запросов: 190