АСПСП

Цитата момента



Люди играют в игры тогда, когда у них нет — НАСТОЯЩЕГО.
А еще — когда они просто любят играть!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Взгляните со стороны на эмоциональную боль, и вы сможете увидеть верования, повлиявшие на восприятие конкретного события. Результатом действий в конкретной ситуации, согласно таким верованиям, может быть либо разочарование, либо нервный срыв. Наши плохие чувства вызываются не тем, что случается, а нашими мыслями относительно того, что произошло.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Изменение эмоций

Как в вышеизложенном примере, наша толерантность увеличивается или уменьшается постепенно. Никто сразу не скатывается из энтузиазма в апатию. И хотя это может про­изойти довольно быстро, переход к апатии обязательно включает в себя все промежуточ­ные состояния.

Скажем, человек обнаруживает, что в его любимый автомобиль, оставленный у бордюра, врезался какой-то лихач. Обычно находясь в тоне 4.0 (энтузиазм), он испытывает горе, увидев свою разбитую машину. По мере того, как он обдумывает создавшуюся ситуацию, он быстро поднимается по шкале до тона злости. Продолжая размышлять над тем, что случилось, он может вновь соскользнуть вниз по шкале до тона горя («сколько сил и времени было потрачено на то, чтобы довести до ума эту машину»). А при мысли о чело­веке, виновном в том, что случилось, он вновь поднимается до тона злости и уже готов бежать и найти этого мерзавца.

Спустя какое-то время, поразмыслив еще, он в конце концов поднимается вверх по шка­ле, но прежде чем полностью оправиться от перенесенного потрясения, он еше несколько раз, как на американских горках, «прокатится» по каждому из эмоциональных состояний между тоном горя и энтузиазма.

Человек опускается вниз по шкале тонов из-за того, что кто-то или что-то разрушает его планы на будущее, мешает осуществлению решений, действий, игре и т.д. Когда люди не могут достичь цели в жизни, бизнесе, личной жизни - они опускаются вниз по эмоцио­нальной шкале тонов. И наоборот. Когда человек получает хорошие известия, когда будущее выглядит светлым и планы осуществляются — он поднимается по шкале. Цель, которую он потерял много лет назад, вновь перед ним! Как старый и дорогой друг, которого вы неожиданно встречаете на вечеринке — захватывающее чувство предстоящих свершений поднимает нас вверх по шкале!

Пример изменения эмоций

Для того, чтобы проиллюстрировать эмоциональную шкалу и то, как изменяется поведение человека с изменением его эмоционального состояния, давайте рассмотрим типичный случай из жизни ребенка.

Питеру 7 лет и он играет в песочнице. Ему скучно играть, потому что он уже миллион лет строит вот эти замки из песка {или ему так кажется).

Рассеянно наполняя песком очередное ведро, он слышит вдали знакомый звук колоколь­чика. Он думает, что это колокольчик тележки с мороженым, но, поскольку ему скучно, то он не вполне доверяет своим ощущениям. «Что это такое?» — думает он. Его внимание переключается на внешний мир. Его тон поднимается до тона бодрости.

Он снова слышит тот же звук, но теперь, находясь в состоянии бодрости, Питер не просто слышит звук колокольчика, но и уверен в том, что он означает: «МОРОЖЕНОЕ»!!!

Он поднимается еще выше по шкале тонов до тона энтузиазма и начинает мысленно рисовать свое будущее с вафельным стаканчиком мороженого в руке. Полный энтузиазма, он бежит к дому.

Взлетел по ступенькам со скоростью 30 миль в час, он чуть притормаживает у входной двери и, открыв ее, влетает в гостиную, где вынужден остановиться и оглядеться, чтобы затем направить льющуюся через край энергию на поиски няни. АХ! Она, наверное на кухне!

Перепрыгивая через стулья в гостиной и промчавшись через столовую, он видит на кухне няню Сюзанну, разговаривающую по телефону со своей подругой Элис. Он вытягивает вперед руку ладонью вверх, привлекая ее внимание.

Теперь давайте предположим, что эмоциональный тон Сюзанны — скрытая враждебность. Возможно, она распространяет злобные слухи и рассказывает другим деликатные подроб­ности, которыми делится с ней ее лучшая подруга и которые касаются их общей знакомой Мэри.

В тот момент, когда перед ней возникает Питер, ее импульс — остановить его движение. Она злится на него и поэтому говорит: «Питер! Сколько раз тебе повторять, чтобы ты не мешал мне, когда я разговариваю по телефону. Иди в свою комнату.»

Ее злость заставляет Питера потерять скорость и задерживает осуществление его планов. Он быстро соображает, что если он будет продолжать в том же духе, он не получит моро­женого никогда, и отступает. Он замедляет движение и оказывается в тоне консерватизма. Его импульс — поддержать существующий статус-кво!

Сюзанна, видя, что его поведение уже не такое требовательное, а движение замедлилось, больше не возражает против его присутствия. Она снова соскальзывает в тон скрытой враждебности и продолжает прерванный разговор по телефону, не замечая того, что она больше не настаивает на том, чтобы он ушел в свою комнату.

Между тем Питер, пребывая в тоне консерватизма, ищет себе занятия на кухне. Сначала он двигает магниты по холодильнику, потом играет с зубцами вилки — одним словом, просто занимает себя пока Сюзанна успокаивается. Он не продолжает наступление, но он и не уходит с кухни! Сохраняет спокойствие!

И снова до него долетает звук приезжающей тележки с мороженым, и Питер через кухонное окно следит за тем, как она едет вдоль соседнего дома. Он оглядывается на Сюзанну, которая продолжает разговаривать по телефону, и ему кажется, что она никогда не закон­чит свой разговор. Он снова впадает в тон скуки и надеется на то, что «скоро что-то произойдет», а сам продолжает ждать.

Звук колокольчика слышится вновь, и Питер видит, как она движется по направлению к его дому! Он снова оглядывается на Сюзанну, не видит никаких признаков того, что раз­говор подходит к концу, и его эмоциональный тон понижается до антагонизма.

Он подходит к ней и слегка раздраженно говорит: «Эй, Сюзан. Извини! Мороженое… малыш… деньги…?» Он имеет в виду: «В чем дело? Давай купим мороженое, которое продается на улице!» Его отношение к происходящему: «Жизнь должна подарить мне что-то вкусненькое!»

И опять движение Питера раздражает няню. Она кричит: «Ну все, хватит! Убирайся отсю­да!»

Испуганный ее реакцией, Питер поворачивается и идет через кухню. Он бормочет себе пол нос (так, чтобы Сюзанна слышала): «Ведьма!»

Сюзанна моментально отрывается от разговора по телефону, снова впадает в тон поста и говорит: «Что Вы сказали, молодой человек?»

Он говорит ей неправду (потому что пугается, и его тоном становится страх, когда он понимает, что натворил): «Я сказал, что у меня чешутся ноги. Когда я играл, песок попал мне в носки.» (в английском языке слова «ведьма» и «зуд» созвучны друг другу)

Она возвращается к телефону, а Питер демонстративно ходит по кухне (он быстро вернулся к тону антагонизма), с треском выдвигает ящики шкафа и рассуждает на тему «отсутст­вия справедливости»: «Вот мама бы меня поняла».

И снова с улицы слышен колокольчик тележки с мороженым. Питер выглядывает из окна и сидит, что на этот раз тележка уезжает от его дома! Она еще ниже спускается по шкале и оказывается в тоне эмоциональной боли.

Эмоциональная боль — это ощущение близкой потери. Питер очень недолго испытывает это эмоциональное состояние («О нет! Я лишаюсь мороженого!») и тут же опускается по шкале еще ниже до тона злости. Он поворачивается к Сюзанне и кричит ей то, что всегда приводит ее в бешенство: «Безмозглая курица!» Она ненавидит, когда он так ее называет.

Его цель сейчас, несомненно направлена в сторону разрушения.

Слыша это, Сюзанна говорит в трубку: «Элис, я тебе перезвоню позже. А сейчас мне нужно решить одну маленькую проблему!» Она вскакивает на ноги и поворачивается к Питеру, чтобы разобраться с ним, но Питер к этому времени сполз из тона злости в тон страха и улизнул с поля брани!

Сейчас Сюзанну не интересует восстановление справедливости. Ее задача — окончательно заставить этого мальчишку замолчать. Она запрет его в его комнате, и он будет сидеть там, пока не поумнеет!

Выиграв время у этой «чертовой няни» и чувствуя себя от этого в большой безопасности, Питер оказывается в тоне «скрытой враждебности» и остается в нем, пока случайно не задевает вазу в столовой и не роняет ее на пол. Она разлетается на мелкие кусочки.

На какой-то момент его охватывает чувство радостного возбуждения от того, что он отомс­тил этой злодейке, но это чувство быстро сменяется страхом, когда он слышит ее прибли­жающиеся вопли. Вдруг до него доходит, что ваза, которую он разбил, принадлежала совсем не Сюзанне. Это была любимая мамина ваза! Он бежит в свою комнату, крича: «Сюзанна, извини! Я не хотел!»

Его воображение рисует картину того, что должно сейчас произойти (он делает это по аналогии с тем, что уже бывало в таких случаях, -и.е. с прошлым опытом — обратите внимание, с прошлым, а не с будущим), и эта воображаемая картина накладывается в его сознании на жуткую реальность — на то, что происходит с ним сейчас. Он вбегает в свою комнату, захлопывает за собой дверь и запирает ее на ключ.

Между тем, Сюзанна уже тут, у его двери, и он слышит се вопль: «Питер, сейчас же отк­рой дверь!»

Питер понимает, что его загнали в угол. Он ничего не может сделать! Он опускается еще ниже до тона умилостивления (жертвоприношения). («Умилостивление» означает: «дать что-то кому-то, чтобы избежать наказания». Эта эмоция проявляется тогда, когда человек пытается откупиться от неприятностей.)

К этому времени он находится в состоянии сильнейшего эмоционального стресса. Сюзан­на пытается ворваться в дверь его комнаты, а звук ее голоса становится непереносим для него. Он через дверь начинает молить ее о пощаде: «Сюзан, прости меня. Ты не безмозг­лая курица. Честное слово, я больше никогда не буду тебя так называть, и я буду сидеть здесь, в комнате, до вечера, и никуда не выйду, и вообще я сделаю все, что ты захочешь.»

Сюзанну настолько раздражает непереносимая для нее скорость движения, порожденная данной ситуацией, и кроме того, ей еще столько всего предстоит сделать, что ей и в голо­ву не приходит беспокоится по поводу эмоционального состояния маленького мальчика, трясущегося от страха по ту сторону двери.

Она слышит, как он через дверь извиняется перед ней, и понимает, что она «победила». Но это не радует се. Она так же расстроена, как и он.

И она кричит через дверь: «Вы правильно сделаете, молодой человек, что останетесь здесь». И перед тем, как уйти: «Вот подожди, придут твои родители!..»

Этот прощальный залп, выпущенный по нему хоть и неумышленно, тем не менее ставит под угрозу его будущее.

Тяжело переживая случившееся, он рисует в своем воображении картину того, что сделают с ним родители, когда придут домой. Итак, будущее представляет угрозу, в настоящем он чувствует себя очень неуютно, а прошлое связано с потерей мороженого и уважения к себе — и все это вместе взятое лишает его всяких надежд. Он начинает плакать. Это горе.

И вдруг Питер, поглощенный мыслями о своей потере и о безвыходности положения, слышит удаляющийся звук колокольчика — это все дальше уезжает тележка с мороженым. Еще одно сильное ощущение горя — и он соскальзывает в тон апатии.

Дело кончается тем, что домой приходят его родители, выслушивают сообщения Сюзанны о том, как «безобразно вел себя Питер весь день», и что именно по его вине разбилась ваза, а она здесь ни при чем.

Жизнь продолжается, и родители Питера могут оказаться в недоумении, отчего так изме­нился характер их сына? И они никогда не поймут, что причиной этих изменений была гго реакция на несправедливость со стороны другого человека, лишившего Питера его законных прав в то время, когда родителей не было рядом с ним.

Устойчивые (навязчивые) эмоции

У людей, оказывается, бывают устойчивые эмоции.

Гарри всегда пребывает в тоне злости. Бывают периоды, когда его тон повышается, но что 5ы не случилось в окружающем его мире, его реакцией является злость. Диктор, читающий новости, всегда проявляет одну и ту же модель поведения. Служащий фирмы при первых же признаках того, что ему будет трудно справиться с работой, проявляет эмоцию горя. Это — примеры устойчивых эмоции.

Устойчивые эмоции — это тот уровень эмоциональной реакции, на котором со временем человек воспринимает то, что связано с выживанием: комфорт, деньги, восхищение, согла­сие и т.д., и который становится моделью его поведения.

Поскольку устойчивые эмоции не изменяются в разных ситуациях, они могут рассматри­ваться как нечто нерациональное. Устойчивые эмоции — это не что иное, как необычное «решение», которое принимает человек в нежелательных для себя обстоятельствах.

Если ребенок постоянно слышит: «Не делай это», перед тем как его движение принуди­тельно останавливается, он, в конечном счете, войдет в тот эмоциональный тон, который у него ассоциируется с этими словами. И это будет его стандартной реакцией. Остановка его движения ассоциируется в его сознании со словами, голосами, манерами людей из его окружения, и когда он видит или слышит это, он реагирует в определенном эмоциональ­ном тоне. Это является защитным механизмом, который он использует для того, чтобы избежать остановки своего движения.

Если управляющий в офисе имеет низкий эмоциональный тон, одного звука его голоса достаточно, чтобы служащие расстроились и замолчали. Всплеск злости в общественном месте может стать причиной того, чтобы люди оказались в тоне страха! Их собственный прошлый опыт столкновения со хчостью диктует им запрограммированную реакцию на ее проявления, когда бы это не произошло.

Давайте рассмотрим еще один пример того, как проявляются устойчивые эмоции. Вернем­ся к нашему юному другу Питеру.

Прошло три недели после инцидента с няней. Мы снова видим, что он играет в песочни­це. Ему кажется, что он что-то слышит. «Что бы это могло быть?» — думает он, и его тон поднимается до бодрости. Он снова слышит колокольчик и бежит на улицу убедиться в том, что это действительно то, что он думает. «Да, это мороженое!»

В энтузиазме он бежит через газон, по ступенькам, и вот он уже в доме. Он знает, что няня сидит на кухне и разговаривает по телефону. Он мчится через гостиную, перепрыги­вает через стулья в столовой и медленно подходит к кухонной двери.

Замедленное движение — это его реаг^шя на недавнее столкновение с няней. В тот раз она остановила его движение, и он испытал тогда облегчение только после того, как он проявил эмоцию умилостивления.

Поэтому он, опустив голову и шаркая ногами, подходит и говорит (мягко потянув ее за рукав): «Сюзан? Сюзан? Сюзан?! СЮЗАН!!!» С каждым разом он все более настойчиво повторяет ее имя, но бормочет его в тоне неискреннего умилостивления. Это продолжает­ся до тех пор, пока она не говорит: «Подожди минуточку, Элис. Питер что-то хочет мне сказать». Она поворачивается к Питеру, видит, что его движения медленные и поэтому переносимы для нее, и она с большой симпатией спрашивает: «Что, дорогой?»

Он отвечает тихо, мило и скромно: «Сюзан, на нашей улице стоит тележка с мороженым, и если ты дашь мне доллар, я буду весь день хорошо себя вести».

«Конечно, дорогой». Она дает Питеру доллар. Она понимает и ценит его тон умилостивле­ния и тем самым преподает ему урок, усвоенный ею еще в юности: хочешь чего-нибудь добиться — умилостивляй.

Теперь маленький Питер знает, что делать. Большую часть времени он находится в тоне энтузиазма, но интуитивно он чувствует, что скорость движения имеет что-то общее с мороженым.

В дальнейшем, в особенно напряженный период своей жизни он снова использует этот прием и чем лучше это «работает», тем чаще он его использует. Чем больше необходимого для выживания он может получить таким образом, тем более «запрограммированной» становится его реакция. В стрессовых ситуациях она самопроизвольно проявляется в виде определенной манеры себя вести. И в результате, конечно, тон умилостивления становится его устойчивой навязчивой эмоцией.

Когда мы говорим о том, что в случае с Питером тон умилостивления работает, это озна­чает всего лишь то, что он помогает Питеру избежать ситуаций, когда он может быть остановлен. Ирония судьбы состоит в том, что он сам останавливает себя при этом, без всякой помоши извне!

И это может стать трагедией, если то движение, которое впоследствии он может расценить как чью-то попытку остановить его, на самом деле будет обычным движением, которое необходимо для выполнения работы, дающей средства к существованию. И если такая ассоциация у него возникнет, это будет означать, что его устойчивая эмоция будет «рабо­тать» таким образом, что его будут увольнять с работы. Все! Ни одного движения больше!

Постоянные (хронические) эмоции

Общий эмоциональный тон человека складывается из ряда факторов, включающих обуче­ние, опыт, тон ближайшего окружения, травмы, а также количество жизненной силы или энергии, находящейся в его распоряжении.

Хаббард дает определение «постоянной эмоции» как явно не выраженного скрыто­го эмоционального тона человеческой жизни.

Для того, чтобы определить этот тон, необходимо принимать во внимание каждый из перечисленных выше факторов. Для того, чтобы понять, что такое постоянный тон, нужно сравнить черты характера, обычно ассоциируемые с молодостью (идеализм, энергия, сила и т.д.), с тем, что имеется в старости. Это сравнение покажет нам контраст между не сомневающимся оптимизмом молодости и разрушительным воздействием жизни на эмоци­ональное состояние человека. Постоянный тон имеет тенденцию постепенно снижаться.

Каждый человек ежедневно перемешается вверх-вниз по шкале тонов, но этот повышаю­щийся или понижающийся тон (который называют «социальным» или «острым») всегда связан с постоянным эмоциональным состоянием человека. Постоянный эмоциональный тон не меняет своего положения на шкале тонов.

Острый тон может неожиданно измениться из-за получения хороших известий или перево­да разговора на более приятную тему. Этот тон непостоянный и меняется под влиянием окружающей среды.

Постоянный тон оказывает доминирующее влияние на то, насколько продуктивно человек действует и насколько счастливым себя чувствует. Люди с высоким постоянным тоном быстрее восстанавливаются после получения плохих новостей, проявляют большую настой­чивость в достижении досрочных целей, обладают способностью более быстрого воспри­ятия и лучшего контроля над всеми сферами жизни.

В нашей повседневной деятельности нас больше интересует состояние острого и устойчи­вого тонов. Эта книга описывает и анализирует их.

Наша задача заключается не в том, чтобы превратить свои рабочие места в реабилитацион­ные центры для людей с низким постоянным тоном. Нам и нашим коллегам необходимо иметь высокий уровень тона и продуктивно работать, причем сделать это безотлагательно. А это значит, что мы сами должны научиться эффективно выходить из нежелательных кратковременных острых эмоциональных состояний, а состояния низкого постоянного тона доверить специалистам, работающим по технологии, которая специально была разработана им для того, чтобы решить эту проблему.

Часть третья

Весь мир — театр

Теперь рассмотрим некоторые характеристики эмоциональных тонов. Здесь дается краткое описание каждого тона и указываются те отличительные особенности, которые позволяют распознать определенный тон.

В конце каждого раздела, посвященного описанию конкретного тона, я привожу перечень кино-персонажей для того, чтобы проиллюстрировать эти эмоциональные состояния. Перефразируя Шекспира, можно сказать: весь мир — театр, а люди — всего-навсего акте­ры.

Начнем с нижней строчки шкалы тонов и будем подниматься по ней вверх.

0.1 АПАТИЯ

Пребывающий в апатии человек избегает общения и полностью не осознает ни того, что происходит с ним, ни того, что происходит в мире вокруг него.

Этот человек хронически болен и неустойчив как по отношению к себе самому, так и к другим людям. Он не передает и не получает информацию и даже представить себе не может, что есть внешний мир, с которым он может общаться. «Это не имеет никакого значения. Все равно я умру.»

Его готовность переносить движение практически равна нулю. Его готовность контролиро­вать, движение равна нулю.

Он привержен наркотикам и заядлый игрок. Он полностью подчиняется внешним движе­ниям и изолировался от жизни.

Люди, которые вышли на пенсию и удалились с*: дел, вскоре обнаруживают, что движение их работы давало им определенный азарт в жизни. Если они не будут поддерживать свою активность на прежнем уровне, они неизбежно согласятся с отсутствием движения и во­йдут в тон апатии.

Несколько лет назад я разговаривал об этом с несколькими людьми. Ни один из них не хотел говорить о своем будущем. Их настоящее было совсем не таким, о каком они мечта­ли, но если бы вы только слышали, как они говорили о своем прошлом!

Единственное движение, которое существовало для всех этих людей, было движение из памяти, когда они вспоминали события давно минувших дней.

Сказанное мной вовсе не означает того, что апатия — это возрастная категория. Апатия -это эмоция, а не старость.

Однажды я помог одному молодому человеку, который окончательно оставил надежду когда-либо научиться водить машину. Он не помнил даже, с каким энтузиазмом мечтал когда-то, что будет разъезжать повсюду на собственном автомобиле. Он рассуждал о том, что для него это не так уж и важно, потому что его вполне устраивает велосипед — и опять же, это полезней для здоровья. Но могу поклясться, что он отнюдь не выглядел при этом счастливым человеком.

Прошла неделя, и когда он прошел тест, невозможно было поверить, что это был тот же самый человек. Его тон быстро поднялся вверх, когда мы определили причину его труд­ностей, и он сиял от гордости! И он полностью избавился от чувства апатичной безнадеж­ности в отношении вождения машины.

Был случай, когда я работал с одним продавцом, который успешно занимался своим бизнесом, но в один прекрасный день, столкнувшись с множеством проблем, оставил его. Он кое-как перебивался, установив минимальные цены на свои продукты. А все дело было в том, что когда движение стало для него невыносимо, как бизнесмен он вошел в тон апатии и напрочь забыл о том радостном возбуждении, которое сопутствует удачному бизнесу.

Когда люди счастливы в браке и долгие годы живут, завися друг от друга, в тон апатии часто впадает тот, кто переживает смерть своего партнера. Пережив горечь утраты, он оказывается в тоне апатии, если не найдет какое-то занятие или деятельность, которая отвлечет его внимание.

Если этого не происходит, за его апатией иногда быстро следует смерть, т.е. полное эмо-мональное опустошение и прекращение физического существования.

Дастин Хоффман в финале фильма «Полночный ковбой», Стив Мак-Кин в фильме "Папиллион» в последние дни пребывания в одиночной камере.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 191