АСПСП

Цитата момента



Браком по любви мы называем брак, в котором состоятельный мужчина женится на красивой и богатой девушке.
Горько?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Как перестать злиться - совет девочкам: представь, что на тебя смотрит мальчик, который тебе нравится. Посмотрись в зеркало, когда злишься. Хочешь, чтобы он увидел тебя, злораду такую, с вредным голосом и вредными движениями?

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как жить, когда тебе двенадцать? Взрослые разговоры с подростками»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

 

Хотя буфет при отеле невероятно плох - несъедобная пища, надо полагать, тщательно отбирается из самых подозрительных мест во вселенной, - девять учеников, сидящие за нашим круглым столом, не замечают этого. Четверо из них все еще парят над землей, сияют, смеются и охотно дурачатся. Пятеро других сдержанно и подозрительно наблюдают: веселая четверка либо спятила, либо обманывает, претендуя на то, что просветлилась. Наблюдают внимательно, пытаясь определить, что это.

- Вы знаете, - говорит Том, парень с четками, который много спорил, а теперь в экстазе, - я вспомнил, что я читал в какой-то статье, что ЭСТ заканчивается тем, что нам говорят, что мы машины. Я помню, как я сказал себе: этого не может быть, здесь есть какой-то секрет. И вот мы здесь, все так и есть, и это правда.

- Мы не машины, - коротко говорит Дэвид Тому через стол, - я понял, что то, что есть, есть, и нет смысла бороться с этим, но теория ЭСТ, что мы - машины, - чистая ерунда. В сегодняшней аргументации было столько дыр, что она похожа на сито.

Его высказывание встречается вежливым молчанием. Пожилой человек по имени Хэнк, который периодически порывался уйти, мрачно говорит:

- Да, я думаю, что все это было… слишком абстрактно. То есть он двигался слишком быстро. Мы не успевали выдвигать логические возражения.

Двое, мужчина и женщина, начинают смеяться, но тут же осекаются.

- Извините, - говорит Дженифер, - да… вы правы, вы абсолютно правы. Я полагаю, аргументация не была слишком логичной, но, видите ли, те из нас, кто смеются, смеются не потому, что поверили в аргументацию. Я не верю, что я - машина. Это чушь, верно?

- А я верю, - отвечает Хэнк.

- Нелепо верить, что я - машина, - говорит Дженифер, снова начиная смеяться, - но… видите ли… я просто пережила свой ум как машину, - она смущенно улыбается.

- Но что в этом смешного, черт побери? - резко вмешивается Дэвид. - Человечество эволюционировало примерно биллион лет, а не триста пятьдесят триллионов кстати, чтобы выйти за стимул - ответ. А кроме того, бихевиористский детерминизм, лежащий за этой глупой идеей машинности, вышел из моды лет двадцать назад.

- Я этого не знаю, Дэвид, - отвечает Дженифер, - я только знаю, что последние тридцать лет моей жизни я верила в то, что я имею контроль, что я могу измениться, и моя жизнь обычно была… говном. Теперь я переживаю, я переживаю, что у меня нет контроля, что все, что я могу сделать, - это выбрать и принять то, что есть. И я нахожу это чувство восхитительным. Я понимаю, что это бессмысленно. Но, как я осознала, смысл - это одна из тех вещей, которые исковеркали мою жизнь.

- Знаете, - говорит Дэвид, внимательно вглядываясь в лица, - вам как будто промыли мозги. ( Четверка смеется) ЭСТ сделал свое дело. Я думаю, вы теперь станете хорошими маленькими эстиками, будете вести семинары для гостей и потратите остаток жизни, "делясь", "создавая пространства" и посылая Вернеру поздравления на Рождество.

Нападки Дэвида вновь встречаются молчанием.

- Что мы делаем, то делаем, - говорит наконец Алан, - а чего не делаем, того не делаем.

- Абракадабра! - яростно произносит Дэвид.

- Если я сделаю все, что ты сказал, - мягко продолжает Алан, - то Вселенная выживет, а, Дэвид?

- Да. Но мне жалко тебя, - отвечает Дэвид.

- Но если мне промыли мозги до экстаза, то в чем моя проблема?

-Мог бы и помучиться, - говорит Том, и они с Аланом смеются.

- Что случилось с тобой, когда тренер начал говорить нам, что мы - машины? - спрашивает Том Дэвида с явным интересом.

- Сначала я увлекся… - отвечает Дэвид. (По мере того как он начинает рассказывать о своих переживаниях, с его лица уходит напряжение). То есть я знаю, что многое из того, что мы делаем и чувствуем, особенно расстраиваясь, вытекает из переживаний прошлого, которые более важны… более важны для выживания, можно сказать. Затем, задолго до того как он сказал, что мы - полностью машины, я начал ощущать подавленность. Я начал чувствовать себя в ловушке. Когда тренер сказал нам, что мы - машины, и это все, я просто оцепенел. А люди начали смеяться… Иисусе… (Дэвид уставился на искусственные цветы в центре стола, но, очевидно, вглядывался в свои внутренние переживания.) Когда люди начали смеяться, я почувствовал… невероятную панику… невероятную панику… (Дэвид бросает взгляд на Тома. Он выглядит испуганным и почти готов расплакаться.) Должно быть что-то еще. Должно быть что-то еще.

Том смотрит серьезно.

- Я не могу помочь тебе, Дэвид. Я понял, что это все, и получил освобождение. Но ты этого не получил. То, что ты получил, - это именно то, что ты и должен был получить.

Дэвид смотрит на Тома.

- Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что то, что я получил, это именно то, что я и должен был получить?

- Ну, - говорит Том, нахмурившись, - что ты получил… уже там, то есть это то, что ты получил, и этого уже никогда не изменить. Для тебя было бы безумием пытаться получить то, что получили я, Барбара или Хэнк.

Дэвид внимательно смотрит на Тома. Его глаза пусты. Он тыкает вилкой в несвежую сосиску, его ум напряженно работает.

- Но… я понял, что эта теория - чушь.

- Именно, - спокойно говорит Том, - и не могло быть иначе, верно?

- …Нет… но… что есть, есть, это я понял, - говорит Дэвид, напряженно сосредоточившись, - но эти машины…

- Я не думаю, что машины так уж важны, - говорит Барбара, - важно, что ты вдруг прекращаешь сопротивляться вещам, позволяешь вещам быть такими, какие они уже есть.

Дэвид начинает смеяться и вдруг прекращает. Его глаза загораются и потухают.

- Минутку, - говорит он, начиная улыбаться, - минутку… сейчас я думаю, что я не машина, верно?

- Надо полагать, - отвечает Алан.

- Это то, что со мной происходит, верно?

- Да, - отвечает Том.

- И это. нормально, верно? - спрашивает Дэвид, широко' улыбаясь.

- Это прекрасно, - говорит Том.

- Я думаю, что я не машина, и это прекрасно. Верно. А вы, жопы, думаете, что вы - машины, и это прекрасно для вас, верно?

Все улыбаются и наклоняются к Дэвиду.

- Да. Продолжай.

- В чем тогда проблема? - спрашивает Дэвид, улыбаясь.

- А у тебя была проблема? - заинтересованно спрашивает Том.

- Да, верно, - отвечает Дэвид, - я думаю, что вам, жопам, промыли мозги. Верно? (Он снова коротко посмеивается.) И это тоже прекрасно, верно?

- Верно!

- Верно!

- Я ПОЛУЧИЛ ЭТО! - смеясь объявляет Дэвид. - Мы не машины, но некоторые думают, что они машины, но мы есть то, что мы есть, как бы ни старались, поэтому все мы можем расслабиться и получить удовольствие.

-Вот и хорошо! - говорит Барбара. Дэвид внезапно хмурится.

- Но… -начинает он, - но (хмурясь)… А (улыбаясь)… То, что я сейчас получил, - это "но", верно? И "но" - прекрасно, верно? (Он начинает смеяться.) Говно. Все просто. Я провел четыре изнурительных дня, чтобы узнать, что когда я говорю "но", я говорю "но".

И он смеется. Хэнк и Стелла, однако, выглядят мрачными и неудовлетворенными. Хэнк беспокойно ерзает на стуле…

 

- Разница между просветленным человеком и непросветленным человеком - ничто, - дружелюбно говорит Мишель после перерыва (Ученики смеются. Они часто будут смеяться в течение этого долгого вечера). - Непросветленный человек действует по принципу: стимул - ответ, стимул - ответ, стимул - ответ. Велика важность. Разница - ничто. Непросветленный человек пытается с этим что-то делать. Он всегда что-то делает. Когда он занимается любовью, он думает; когда он медитирует, он стремится к просветлению; когда он читает, он стремится к просвещению. Просветленный человек не делает ничего. Полностью просветленный человек никогда ничего не делает. Ничего не делать - это просто принимать то, что есть. То, что есть, есть, принимаем мы это или нет, поэтому не нужно быть очень умным, чтобы быть просветленным. Нужно только принимать то, что есть, или, как мы говорили десять дней, брать, что получил… когда ты это получил.

В обеденный перерыв один из вас задал мне вопрос о полном переживании переживаний, ведущем к их исчезновению. Можем ли мы медленно, но верно избавляться от переживаний номер один, два или три, пока наконец не уничтожим свой машинный ум? Абсолютно. Теоретически все, что мы должны делать, - это воспроизвести все свои переживания и полностью их пережить. Тогда записи исчезают из кучи. Когда мы уничтожили все свои записи - мы безумны! (Смех.)

Только одна проблема. По некоторым оценкам, у нас есть около трехсот триллионов записей. (Смех) Прибавьте или убавьте триллион или два. Если мы уничтожаем, скажем, по тысяче в день, то мы можем полностью вытереть доску и достичь полного освобождения и безумия где-то немногим больше чем через восемьдесят миллионов лет!

Но есть другой резон полностью переживать свои переживания. Когда вы что-то полностью переживаете, запись исчезает, и что остается? Пространство. Вот почему когда вы что-то полностью переживаете или воспроизводите переживание, у вас появляется чувство облегчения. Когда вы не переживаете, вы добавляете к куче новые записи, и ваша ноша становится тяжелее.

Быть просветленным - это выбирать то, что происходит, когда это происходит. Быть просветленным - это знать, что ты есть то, что ты есть, и не есть то, что ты не есть, и быть этим довольным. Быть просветленным - это говорить "да" тому, что происходит, говорить "да" своему "да" и "да" своему "нет".

Это не значит, что из-за того, что все и так хорошо, мы не должны протестовать против войн, бороться с бедностью, помогать тем, кому нужна помощь, или работать над созданием лучшего общества. Нет. Просветление - это говорить "да" тому, что есть для нас, и если мы считаем, что наше общество больно и нуждается в переменах, то мы выбираем работать для изменения общества. Если то, что есть, - это страх смерти, то мы говорим "да" нашему страху смерти, мы выбираем наш страх смерти и, выбирая наш страх смерти, мы полностью переживаем его. Он может либо исчезнуть, либо нет. Если он исчезает, мы говорим "да" его исчезновению. Если остается, мы говорим "да" своему страху.

То, что в вас трансформировалось, это не ваши страхи или огорчения. Не сейчас по крайней мере. Трансформировалась ваша способность переживать жизнь, чтобы те ситуации, которые вы пытались изменить или отказывались изменить, прояснились в процессе самой жизни, в процессе выбора того, что есть.

Иногда ваши боли, страхи, барьеры исчезнут, иногда нет. Но ваше переживание их будет совершенно другим.

В Калифорнии был проведен эксперимент: безнадежным раковым больным, которые знали, что они умирают и обычно чувствовали сильную боль, если не были под анестезией, в течение последних недель жизни регулярно давали предписанное количество ЛСД. Все больные сообщали, что боль и знание о том, что они умирают, остались, но их переживание боли и умирания трансформировалось. Боль больше не тревожила их. Она казалась неважной. Умирание больше не тревожило их. Оно казалось неважным. Они сохраняли полный контакт с реальностью. Они не галлюцинировали. Ничто не изменилось.

Они переживали освобождение, говоря "да" тому, что есть.

С вами сейчас происходит то же самое. Вы узнали секрет, с которым в конце концов возвращаются парни, просидевшие двадцать лет в пещере: ты не Деятель. Ты источник и создатель всех своих переживаний, ты Бог, но ты - индивидуальная личность, разгуливающая внутри созданной тобой вселенной, не имеющая никакого контроля над своими действиями.

Полная чушь. Полный парадокс. Ты являешься источником всех своих переживаний, и у тебя нет ни малейшего контроля. Все, что ты можешь сделать, - это выбрать то, что происходит. Когда ты научишься хотеть то, что получаешь, то знаешь что? Ты получаешь то, что ты хочешь. И с этих пор ты всегда получаешь то, что получаешь. (Смех.)

Все это космическая шутка, как сказал один из вас. Что значит понять шутку? Поэтому если кто-то будет спрашивать у вас про ЭСТ, не пытайтесь объяснить. Объяснять шутку - это вернейший способ нагнать скуку и заставить думать, что ты дурак. Человек либо понимает шутку, либо нет. Если он ее не понимает, не велика потеря. Большинство людей ее не понимают, а человечество как-то прожило триста триллионов лет. Оно доживет до следующего уик-энда, если ты или твой друг ее не поняли.

Если они ее не понимают, то что это значит? То, что они ее не понимают…

 

- Ладно, - говорит Мишель Элании несколько позднее. Она на платформе, сидит на одном из стульев. - Я хочу, чтобы ты вообразила, что у меня в руках два мороженых, одно шоколадное, другое ванильное. Я хочу, чтобы ты выбрала одно, шоколадное или ванильное. Какое ты выберешь?

- Ванильное, - говорит Элания, улыбаясь.

- Прекрасно, - говорит Мишель, - почему ты выбрала ванильное?

- Я хочу ванильное.

- Нет, - говорит Мишель, - есть два мороженых, одно шоколадное, другое ванильное. Выбери одно.

- Хорошо, - говорит Элания, улыбаясь чуть нервно, - я выбираю ванильное.

- Прекрасно. Почему ты выбрала ванильное?

- Я выбрала ванильное потому, что я люблю ванильное больше, чем шоколадное.

- Нет, - говорит Мишель, - есть два мороженых.

Какое ты выберешь?

Элания хмурится.

- Я выбираю шоколадное, - говорит она.

- Хорошо. Почему ты выбираешь шоколадное?

- Я решила, что раз с ванильным ничего не получается, то я попробую с шоколадным.

- Нет, - твердо говорит Мишель, - смотри, есть два мороженых, одно ванильное, другое шоколадное. Выбери одно.

Элания смотрит на Мишеля, затем на аудиторию.

- Ну… но я больше люблю ванильное! - выпаливает она.

- Выбери одно, Элания.

- ВАНИЛЬНОЕ!

- Грандиозно. Почему ты выбрала ванильное?

- Потому что я люблю ванильное.

- Нет, - твердо говорит Мишель, - это рассудочно. Вот шоколадное. Вот ванильное. Выбери одно.

Элания выглядит раздраженной, краснеет. Она застывает на несколько секунд.

-Я… выбираю… шоколадное…-осторожно говорит она.

- Хорошо. Почему ты выбрала шоколадное?

- Я выбрала шоколадное… потому что… мне хочется шоколадное.

- Нет. Это рассудочно. Вот два мороженых. Ванильное и шоколадное. Выбери одно.

Элания явно злится. Многие ученики чувствуют, что знают ответ, и дрожат от нетерпения. Элания смотрит в стену.

- Ванильное, - говорит она без особого энтузиазма.

- Прекрасно. Почему ты выбрала ванильное?

- Я выбрала… ванильное… потому что… я люблю ванильное мороженое больше любых дру…

- Нет! Это рассудочно…

- НО Я БОЛЬШЕ ЛЮБЛЮ ВАНИЛЬНОЕ!

- Это грандиозно, Элания, - говорит Мишель, - я понял. Ты любишь ванильное мороженое больше шоколадного. Верно?

-ДА!

- Прекрасно. Вот два мороженых - одно ванильное, другое шоколадное. Выбери одно.

- ВАНИЛЬНОЕ!

- Грандиозно, Элания. Слушай внимательно. Почему ты выбрала ванильное?

- Я выбрала ванильное, потому что выбрала! (Смех и аплодисменты)

- Хорошо. Почему ты выбрала выйти на сцену для этой демонстрации?

- Будь я проклята, если я знаю, - говорит Элания, явно радуясь концу мучения.

- Почему ты выбрала быть добровольцем для этой демонстрации?

- Потому что я хотела как можно больше получить от тренинга…

- Нет! - говорит Мишель. - Это рассудочно, это делает тебя эффектом чего-то. Почему ты выбрала быть добровольцем для…

- ПОТОМУ!

- Что потому? - спрашивает Мишель.

- Я выбрала быть добровольцем, потому что я выбрала быть добровольцем! (Смех и аплодисменты.)

- Это очень хорошо, - говорит Мишель) - теперь, Элания, ты можешь либо остаться на платформе, либо вернуться на место. Выбирай.

Элания улыбается.

- Я выбираю сесть, - говорит, встает и идет на место.

- СТОП! - кричит Мишель. - Это прекрасно. Почему ты выбрала сесть?

Элания смотрит на него секунд десять.

- Очень просто, - говорит она наконец, теперь широко улыбаясь, - я выбрала сесть потому… что выбрала сесть.

Элания идет на место, ученики аплодируют.

- Хорошо. Продолжим ЭСТовскую бессмыслицу. Хочет кто-нибудь спросить или прокомментировать? Да, Джек?

- Теперь я знаю, что Дон пытался мне объяснить в прошлый уик-энд. Я сказал ему, что пришел на ЭСТ потому, что мне порекомендовали друзья, а он настаивал на том, чтобы я выбрал быть здесь. Тогда я сделал вид, что понял. Теперь я получил это.

- Спасибо, Джек. Бетси? (Аплодисменты.)

- А я не получила. Элания предпочитает ванильное мороженое шоколадному. Разве не из-за этого она выбирает ванильное?

- Из-за этого она выбирает ванильное в мире эффекта, эффекта, эффекта, в мире нереальности - кодовое слово "реальность", но не из-за этого люди выбирают вещи в реальности, в сфере ответственности, в мире причины, причины, причины. В этой сфере мы выбираем что-то потому, что мы это выбираем.

- Это различие кажется мне тривиальным, - говорит Бетси.

- Я боюсь, Бетси, что если различие между реальностью и нереальностью кажется тебе тривиальным, ты можешь столкнуться с проблемами. Смотри. Большинство людей говорят: "Я злюсь потому, что мой друг потерял мои двадцать долларов" или "Я ем ванильное мороженое потому, что мой язык предпочитает ваниль", потому что они переживают свое тело или своих друзей как причину, а себя как эффект. Это верный путь к тому, чтобы жизнь не работала. На ЭСТе мы являемся причиной. Наш язык предпочитает ваниль, любит ваниль, но мы выбираем… либо ванильное, либо шоколадное, мы выбираем то, что мы выбираем, мы не переживаем себя просто как эффект своих тел.

- Но мне казалось, что ты сказал, что мы только машины.

- Я это сказал? - говорит Мишель с напускным удивлением. - Ах да, я это сказал. Я сказал, что вы - машины, потому что вы машины, и когда вы получаете это, вы выбираете свою машинность, выбираете действовать скорее как причина, чем как эффект.

- Но есть ли у нас свобода воли, в конце концов? - спрашивает Бетси.

- Мы не произносили слов "свобода" или "воля", или "свобода воли" ни разу за тренинг и не собираемся этого делать. "Свобода воли" - это концепция, и она может привести только к беспокойству. Просто выбирай, Бетси, выбирай, что получаешь, выбирай, что выбираешь, и бери ответственность за то, что происходит.

- Что касается меня, то я думаю, я всегда бы ела то, что люблю. Я бы съела, вероятно, тысячу ванильных.

- Грандиозно. Если ты получила ванильное, выберешь ли ты ванильное?

- Конечно.

- А если есть только шоколадное, и ты получила шоколадное, выберешь ли ты шоколадное?

Бетси смотрит на Мишеля.

- Ох! - внезапно говорит она. - Теперь я получила это.

Она начинает смеяться.

- Почему ты смеешься? - спрашивает Мишель.

- Я смеюсь, - говорит Бетси, счастливо улыбаясь, - потому что я выбрала смеяться…



Страница сформирована за 1.44 сек
SQL запросов: 191