АСПСП

Цитата момента



Простая и приемлемая ложь полезнее сложной и непонятной истины.
Вы не поняли?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

 

- Гарольд? Встань. Возьми микрофон, - говорит тренер после перерыва.

- То, что случилось со мной на пляже, было сперва приятным, а потом пугающим. Я был там, я действительно слышал волны и чувствовал воду. Когда ты сказал играть, я решил играть с двумя своими детьми. Но они не пришли, они не материализовались. Тогда я решил позвать своих приятелей. Никого. Никто не материализовался. Это было жутко. И тогда я понял, что никогда ни с кем не играл. Никогда. Не потому, что они не хотели со мной играть… Это я никогда не играл с ними…

Барбара: - …Я не понимаю, почему меня тошнит. Оба раза, в обоих процессах, как только ты заканчивал с размещением пространства в ногах, я начинала чувствовать боль в животе. Нет ни мыслей, ни воспоминаний, только тошнота… Почему?

Дэвид: - …Когда ты предложил играть, я неожиданно побежал вдоль пляжа, вдоль линии прибоя. Но ты сказал "играть", и я подумал, что это не игра. Я пытался представить себе игру, но я продолжал бежать, это было так живо, я бежал не от чего-то, а к чему-то, просто бежал по своему пляжу.

Дженифер: - …На этот раз я не плакала. Я сидела на песке и смотрела на волны, это было хорошо. Когда пришло время играть, я построила крепость из песка, в жизни я никогда этого не делала. Я построила крепость у самой воды, Я знала, что большая волна все разрушит, но это не имело значения… Я была счастлива. Когда стену смыло, было очень приятно…

Роберт: - Как можно играть на этом ебаном пляже, когда женщина рядом все время дергается? Все это смешно. Проклятая запись грохотала, как поезд. Я только раздражился и все время думал, что это за хуйня…

Анджела: - Я никогда не чувствовала запахов, первый раз в жизни. (Анджела излучает возбуждение и застенчиво улыбается.) Я почувствовала запах. Я знаю, что это покажется странным, но запах разлагающейся рыбы был прекрасен… просто прекрасен.

Хэнк: - Я только хочу сказать, что я ничего не получил от процесса. Я думаю, что зря потратил время. Я главным образом спал…

Том: - Отличный был пляж. Небо было таким голубым, как под травой, я даже чувствовал тепло. Но когда ты сказал играть, я пошел прямо в океан, а потом поплыл. Я не прыгал в прибое, как обычно, а плыл прямо, прямо в ебаный океан, прямо туда… ох, это было тяжело. Хорошо, что ты вернул нас обратно, пока не было уже поздно…

 

- Все вы убиваете жизнь, - говорит тренер позднее, - все вы пытаетесь измениться. Вы все пытаетесь изменить, что есть, и поэтому не живете тем, что есть. Каждый день своей жизни вы убиваете того, кто вы есть, тем, что не являетесь тем, кто вы есть…

- Все вы жопы, - говорит он, отхлебнув из металлического термоса, - и ваша ложь о том, где вы есть, не дает вам попасть туда, куда вы хотите попасть.

Смотрите, предположим, я - хороший, типичный нормальный человек и стою точно в центре платформы. Но, как хороший нормальный человек, я совершенно не представляю, где я нахожусь. Я вру. Я верю, что я радикал, левый. Я вру, что я стою на левой стороне платформы.

Великолепно! Я стою в центре платформы и вру себе, что я стою в левом переднем углу.

Смотрите, что получается. Я хочу попасть в правый передний угол платформы. Значит, я должен сделать тридцать шагов на запад… и смотрите, что получается…

- Я ПАДАЮ С ПЛАТФОРМЫ МОРДОЙ ВНИЗ! - кричит тренер и карикатурно изображает падение.

Вернувшись в центр платформы, он свирепо смотрит на аудиторию.

- Вы врете. Вы чувствуете, что вы застряли, и хотите вырваться, но вы не можете попасть туда, куда вы хотите попасть, пока не поймете, где вы действительность. Попытка изменения вещей ведет к их усугублению.

Единственный способ от чего-то избавиться - это наблюдать, обнаружить, что это и где это. Полное переживание вещей ведет к их исчезновению. Сегодня вечером мы устроим маленькие процессы, в которых вы полностью переживете свою усталость или головную боль, и они исчезнут. Это ерунда. Завтра вы переживете действительно важные для своей жизни вещи, и они исчезнут, по крайней мере для некоторых из вас. При наблюдении и воспроизведении вещи исчезают. Совершенно невероятно. Полная чушь. Кто первый?

Волна нервного смеха прокатывается через зал.

Поднимается несколько рук.

- Дэвид, - говорит тренер и показывает на высокого, хорошо одетого мужчину, который часто с ним спорит.

- Мне все еще неясно, - говорит Дэвид. - Почему сопротивление не является лучшей стратегией по отношению к очевидно нежелательным вещам?

- Хорошо, Дэвид, я вижу, что ты очень умный и рациональный человек и читал про самые разные системы верований. Ты мог бы припомнить, что китайцы знали про все эти вещи пять тысяч лет назад. Они называли это инь-ян. Если кто-то тебя толкает, а ты толкаешь его, вы наверняка будете толкаться вечно. Не может быть темноты без света. Темнота существует только из-за "сопротивления" света. Плохое может существовать только из-за сопротивления "хорошего", а "хорошее" - только из-за сопротивления "плохого". Уничтожь сопротивление, уничтожь полярность, уничтожь попытки что-либо изменить и… Ты получишь ничто. НИЧТО. А когда получил ничто, ты действительно получил кое-что.

- Ты, кажется, говоришь, что хороший человек должен перестать избегать плохого?

- Правильно, Дэвид.

- Это говно.

- Правильно, Дэвид, а говно - твоя контртеория. Хорошие люди миллионы лет пытаются уничтожить плохое, и это не работает. Это не работает.

- Это работает лучше, чем не делать ничего.

- Не так, Дэвид. Я знаю миф о том, что если все будут делать хорошо и избегать плохого, все станет лучше. Но грустная правда состоит в том, что человек, который убивает своего соседа, всегда верит в добро и зло - свое добро и соседское зло…

Работает ничего-не-делание. Ты, вероятно, пока не можешь этого понять, но даосы знали это тысячи лет назад…

 

- Прекрасно. Кто хочет, чтобы усталость исчезла? Сэм? Поднимайся сюда.

Сэм, взъерошенный человек с тяжелой походкой, поднимается на платформу. Его глаза красны, и он, действительно, выглядит уставшим. Он садится на один из двух высоких стульев и автоматически обвисает. Он бросает короткий взгляд на тренера и снова смотрит в землю.

- Сэм, хочешь ли ты, чтобы твоя усталость исчезла?

- Да, хочу.

 - Прекрасно. Закрой глаза… войди в свое пространство. Скажи, Сэм, ты устал?

-… Да.

- Хорошо. Где ты чувствуешь усталость?

- В плечах.

- Хорошо. Где еще?

- В шее… в икрах.

- Хорошо. Где еще?

- В плечах… спине… глазах… Глаза устали.

- Хорошо. Что ты чувствуешь сейчас в плечах?

 - …Тяжесть.

- Где?

- …сзади… сверху…

- Прекрасно. Опиши тяжесть.

Сэм сидит прямее, он сконцентрировался на своих внутренних ощущениях.

- Хорошо… все в порядке… больше ее нет.

- Прекрасно. Опиши нам, что ты чувствуешь в глазах.

- Легкое жжение.

- Хорошо. Точнее.

- Как маленькие вспышки.

- Сколько вспышек в секунду?

- Ммммм… они вроде перестали, - мягко говорит Сэм, внезапно широко открывает глаза и смотрит на аудиторию. - Я чувствую себя отлично, - заключает он.

- Ты устал?

- Нет, все прошло. Я чувствую себя отлично.

- Прекрасно. Спасибо, Сэм.

Сэм спускается под легкие аплодисменты. Некоторые смотрят скептически. Поднимается несколько рук.

- Когда вы успели подсадить Сэма? - кричит кто-то. Тренер не слышит. Он вызывает Джери, большого человека, чья злость на тренера "исчезла" ранее.

- Мне кажется, - говорит Джери, - что все, что случилось, это то, что когда Сэм вышел на платформу, он нашел все это интересным, и его усталость со скукой исчезли.

- Прекрасно, Джери, - говорит тренер и отхлебывает из своего термоса, - я понял. Только помни, что этот процесс должен показать вам, жопам, как мало вы наблюдаете. Понял ли ты, что, когда Сэм сидел, он чувствовал усталость, которая ему, конечно, не нравилась, а когда он вышел на платформу и пронаблюдал ее, то обнаружил, что ее нет?

- Может быть, но я не уверен, что дело тут в наблюдении.

- Великолепно. Смешно думать, что, просто описывая усталость, можно от нее избавиться, не так ли?

-Да.

- Особенно так быстро.

-Да.

- И она может вернуться к Сэму через десять или пятнадцать минут…

- Правильно.

- Все это иногда составляет на тренинге проблему. Мы поднимаем людей, которые говорят, что они чувствуют изнеможение уже несколько часов подряд, просим их описать свое состояние, и через тридцать секунд они говорят: "Все прошло, я чувствую себя отлично". Или у человека весь день болит голова, а когда мы просим рассказать, какой величины его головная боль, он говорит: "Какая головная боль?" (Смех.)

Иногда через полчаса их голова ухитряется снова заболеть. Мы снова их выводим, и… все исчезает. Проблема в том, что ебаный процесс - процесс прекращения усугубляющего сопротивления - работает так быстро, что вы, жопы, решаете, что все это обман.

Хорошо, давайте составим список причин головной боли. Ты говорил, Беверли, что напряжение вызывает у тебя головную боль. Есть еще причины головной боли? - тренер поворачивается и быстро пишет на доске слово "напряжение".

-Тим?

- Перепой.

- Правильно. Перепой, - тренер пишет на доске слово "перепой". Поднимается множество рук.

- Перенапряжение глаз.

- Хорошо. Перенапряжение глаз.

Тренер просит Марсию подняться и помочь ему записывать. Молодая женщина сначала чувствует неловкость, но быстро проникается важностью задачи и записывает мириады возможных "причин" головной боли.

- Джон?

- Злость.

- Правильно, злость. Энн?

- Беспокойство.

- Хорошо. Беспокойство.

Ассистенты бегают с микрофонами, иногда не успевая вовремя подбежать. Но ученики кричат просто так. Они в безопасности.

- Да, Майк.

- Желудочные боли.

- Разговор с тренером.

- Правильно, разговор с тренером. Запиши, Марсия. Боб?

- Удар по башке, - говорит Боб, улыбаясь.

- Правильно, удар по башке. Кэрол?

- Перегрев.

- Правильно. Андреа?

- Переутомление.

- Хорошо. Джек, ты не можешь помочь Марсии?

Джек охотно выходит. Список растет. Причины головной боли бесконечны: ревность, шум, холод, тревога, ненависть, страх, несварение желудка, голод, беспорядок, недосып, депрессия, телевизор, спор с женой, дети, плохие очки, перееб, завтрак с боссом, тесная шапка, вонь…

- Хорошо, - заключает тренер, - давайте возьмем одну из этих головных болей и устроим процесс, который покажет, что вы не умеете наблюдать. Я не имею в виду хронических головных болей. Я имею в виду боли, которые продолжаются часов пять - шесть. Хочет ли кто-нибудь выйти, сесть на этот стул (он кладет руку на спинку стула) и быть перед группой со своим переживанием головной боли?

Из большого количества желающих сообщить о причинах головной боли осталось теперь только трое.

- Хорошо, Джоан. Не хочешь ли ты?

- Она выходит на платформу.

- Как давно у тебя болит голова?

- Около часа.

- Хочешь ли ты быть со своим переживанием головной боли перед группой?

- Да, - спокойно отвечает Джоан.

Тренер сажает ее на стул.

- Хочешь ли ты сейчас пережить головную боль перед всеми, и если она исчезнет, то пусть исчезнет, а если останется, то пусть останется?

-Да.

- Хорошо, Джоан. Расслабься, закрой глаза, войди в свое пространство.

Тренер дает ей минуту.

- Прекрасно. Ты готова?

- Да, я готова.

- Джоан, опиши нам свою головную боль. Расскажи о своем переживании.

- Это как давление в голове.

- Где в голове?

- У… позади глаз, позади бровей.

- Прекрасно. Какой она величины?

Аудитория сосредотачивается. Джоан секунду думает.

- Как кирпич. От виска до виска.

- Какого цвета?

- Красного.

- Прекрасно. Какой формы?

- Продолговатой, с острыми краями.

- Как далеко за глазами?

- Около половины дюйма и дюйма два в глубину.

- Хорошо. Какой величины?

Джоан сосредотачивается.

- С кирпич.

- Какого цвета? (Пауза.)

- Оранжевого.

- Хорошо, какой формы?

- Как округлый гладкий кирпич.

- Какой величины?

- Как губка.

- Прекрасно. Какого цвета?

Аудитория притихла.

- Оранжевого с серым.

- Какой формы?

Джоан колеблется.

- Она тает. Как растаявшее мороженое.

- Хорошо. Какой величины?

- Может быть, с мяч для гольфа.

- Какого цвета?

Она колеблется.

- Желтого с серым.

- Какой формы?

- Круглой.

- Какой величины?

Джоан молчит почти пятнадцать секунд. В зале полная тишина.

- Ее почти нет, - удивленно говорит Джоан, - она не больше горошины.

- Прекрасно. Какого цвета?

- Ммммм… никакого, она прошла, ее больше нет.

Джоан открывает глаза, снова закрывает и повторяет: - Она прошла.

- Спасибо, Джоан, - говорит тренер.

Аудитория взрывается бурными продолжительными аплодисментами.

 (Конец описания первого дня тренинга)



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191