УПП

Цитата момента



Вы можете быть любым. Разрешите себе это!
Не верю. Но — заманчиво…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

 

- Хорошо, - говорит Мишель через час. У него на лбу выступила испарина. Он интенсивно препирался с учениками на тему реальности и столкнулся с сопротивлением. - Давайте посмотрим, что мы извлекли из человеческих представлений о реальности.

Во-первых, она физична. Мы не называем что-то реальным, если эта вещь не физична. Физичность проявляется во времени, расстоянии и форме. Физические предметы, тела имеют форму, существуют во времени и имеют протяженность.

Можно сказать, что нечто, вроде единорога, существует, но он нереален. Воображаемый единорог не существует во времени и пространстве.

Во-вторых, смысл физичности в измеримости. Время, форма и расстояние должны быть измерены. Просто измеримость означает, что предмет имеет начало, середину и конец.

- Подожди минуту, Ричард, - говорит Мишель в ответ на энергично поднятую руку, - я хочу закончить.

Итак, в-третьих, суть измеримости-конвенциональность. Чтобы что-то было измеримым, оно должно иметь начало. За каждым началом идет середина, потом - конец. Конец этой доски является началом пространства между доской и той дверью. Это пространство имеет середину, находящуюся, скажем, там, где сидит Язон. Эта середина может быть началом головы Язона, а также концом пространства между потолком и его головой.

Все является началом чего-то, серединой чего-то и концом чего-то. Все во Вселенной существует по конвенции. Различные начала обязательно являются концами и серединами других вещей. Все во Вселенной течет через что-нибудь еще, начала, середины и концы - все в соответствии.

Эта доска реальна из-за своей физичности. Она имеет форму, существует во времени, имеет расположение, размеры. Она измерима, имеет начало, середину, конец. Всем ясно, о чем мы говорим? Да, Лестер?

- Я не понимаю, почему мы должны говорить, что реальное физично, - говорит Лестер, продолжая начатое ранее возражение, - по-моему, единственная вещь, которая существует, - это ум, сознание. Беркли и Хьюм говорят то же самое. Почему эта доска или автобус более реальны, чем мои мысли о Рокуэл Уэлш?

- Запомни, что твои мысли о Рокуэл Уэлш реальны, Лестер. Они формальны и существуют во времени. Они только не вещественны, как автобус. Автобус может физически переехать тебя, и мысли о Рокуэл могут привести тебя в физическое движение.

- Значит, ты согласен, - говорит Лестер, - что и то, и другое существует только в моем сознании?

- Нет! - кричит Мишель. - Твои мысли о Рокуэл Уэлш реальны, но существует другая реальность - сама Рокуэл, и между ними есть разница, будь ты проклят. Это касается и реального автобуса, и твоих реальных мыслей об автобусе.

- Нет никакого автобуса, кроме как в моем сознании, - настаивает Лестер.

- Я знаю твои теории, - резко отвечает Мишель, - я счастлив, что ты изучал Беркли и Хьюма. Твоя теория такова, что если я пошлю тебя в нокаут и положу на Пятой авеню перед автобусом, и он тебя переедет, то он не будет реальным из-за того, что не войдет в твое сознание.

- Правильно, для меня он никогда не станет реальным, - соглашается Лестер.

- Мне на срать, думаешь ли ты, что он реален или нет. Твои мысли о реальности какой-либо вещи не имеют никакого отношения к ее реальности. Автобус, который тебя переедет, покажется очень реальным твоей жене, и не покажется реальным тебе. Но, в любом случае, он реален.

- Нет. Это просто значит, что у нас разные реальности.

- Смотри, Лестер, давай возьмем двадцать человек и будем по очереди ставить их перед тем, что мы называем автобусом. Всех их задавит. Тогда, может быть, только может быть, имеет смысл предположить, что автобус реален из-за своей многократно продемонстрированной физичности.

- Да, я вижу.

- Хорошо. Другой пример: предположим, что мы создали голограмму доски между этими двумя досками. Каждому в этом зале все три доски покажутся реальными, но только две из них, физические и измеримые, являются реальными досками. То, что реально для человека, необязательно физически реально.

- Хорошо, - говорит Лестер, - тогда возьмем, скажем, нашествие с Марса. Орсон Уэллес, сделавший радиопрограмму, заставил многих людей думать, что на нас напали марсиане. Их мысли о нашествии испугали их так же, как могло испугать само нашествие. Для них оно было реальным.

- НЕТ, ЖОПА, - кричит Мишель, - их мысли были реальными, они позволили своим мыслям управлять собой. Но когда они вышли на улицу, они обнаружили, что нашествие не было реальным.

Смотри, Лестер, ты застрял на промежуточном тесте реальности. В то время как физичность, измеряемость являются нашим ультимативным тестом реальности, существует еще промежуточный тест, который мы часто используем. В случае с радиопрограммой Орсона Уэллеса слушатели применили промежуточный тест: все, что говорил диктор, верно. Они не смогли, или не стали, физически проверять наличие марсиан, они подчинились авторитету радио.

Предположим, я объявляю, что через час мы переместимся из этого отеля в другой, причем мы поедем в другой отель на слонах, которые уже ждут нас на улице. На слонах… Вы должны применить промежуточный тест для определения реальности слонов. Чем вы воспользуетесь, для того чтобы определить, действительно ли вас у выхода ждут слоны? Да, Боб?

- Это нелепо.

- А если бы я сказал, что вас ждут автобусы?

- Это было бы правдоподобно. Я бы, вероятно, поверил.

- Ну, что это за тест?

- Имеет ли это смысл, правдоподобно это или нет.

-ДА, ПРАВДОПОДОБИЕ! Промежуточным тестом реальности является главным образом правдоподобие. Авторитет - это просто одна из форм правдоподобия. Другие возможные формы: нравится нам это или нет, считает ли это правдоподобным большинство людей, кажется ли это естественным, вероятно ли это и т. д. Теперь следующий вопрос: какова суть всех этих элементов правдоподобия?

- Соглашаюсь ли я считать тебя авторитетом или нет, - говорит Барбара, - соглашаюсь ли я считать это правдоподобным.

- Правильно, соглашение. Мы должны согласиться с общим мнением, мы должны согласиться, что естественно быть снегу в декабре, естественно быть автобусу в Токио. Но помните, что наше согласие с промежуточным тестом не означает, что в декабре действительно бывает снег, а в Токио - есть автобусы. Только физичность может ультимативно доказать это. Как бы там ни было, соглашение является основой как физичности, нашей первичной оценки реальности, так и правдоподобия, нашего вторичного, или промежуточного, теста реальности… Да, Брэд?

- Но мне кажется…

 

Обсуждение природы реальности продолжается. Мы ерзаем на стульях, включаемся в дискуссию и выключаемся из нее. Тренер выдвигает положения, иллюстрирует их, отводит возражения, отвечает на вопросы и медленно продвигается вперед. Перед первым перерывом он выводит на сцену пять учеников и ставит четырех из них вплотную одного за другим, а пятого чуть позади. Затем тренер резко толкает первого. Четыре человека, как костяшки домино, падают в руки пятого.

- С точки зрения четвертого человека, - говорит Мишель, отправив учеников на места, - почему он упал в руки пятого?

- На него упал третий.

-Хорошо. Третий вызвал эффект его падения в руки пятого. Он пережил себя как эффект номера три. А что третий? Какова его точка зрения?

- Его толкнул номер два! - кричит кто-то.

- Да, падение номера два вызвало эффект падения номера три, который кажется причиной эффекта падения номера четыре. А что второй?

- А его толкнул первый!

- Хорошо. Номер один вызвал эффект падения номера два, который вызвал эффект падения номера три, который вызвал эффект падения номера четыре… Но кто действительно сделал это?

- Ты сделал, - кричат несколько человек.

- Правильно. Я толкнул Вена, это было причиной эффекта падения Вена, что вызвало эффект падения номера два и т. д. Причина - эффект, причина - эффект, причина - эффект, или, в действительности, причина - эффект, эффект, эффект, эффект, эффект.

Очень хорошо. Однако подождите. То, что я толкнул Вена, явилось эффектом инструкции Вернера, не так ли?

После короткого молчания раздается несколько утвердительных ответов.

- А инструкции Вернера для этого процесса явились эффектом того, что он видел, как его отец толкал его мать, когда ему было четыре года. А то, что его отец толкал его мать, явилось эффектом того, что мать называла отца лентяем, что явилось эффектом того, что ее отец говорил, что мужчина всегда должен быть занят. А то, что ее отец говорил, что мужчина всегда должен быть занят, явилось эффектом того, что его отец однажды его отшлепал, когда он… Эффект, эффект, эффект, эффект, эффект, эффект, эффект, - бубнит Мишель.

- При таком типе анализа - все эффект. Причины нет. И этим типом анализа вы пользовались всю жизнь. Он согласуется с вашей реальностью. Кроме того, он научен, не так ли? Ты переживаешь себя как эффект того, что сделал кто-то другой, а этот другой переживает себя как эффект чего-то из своего прошлого. И ТАК ДО БЕСКОНЕЧНОСТИ! Эффект, эффект, эффект, эффект, эффект…

У нас есть простое название для этого типа поверхностного анализа. Мы называем его "ЛОЖНАЯ ПРИЧИНА". И этот тип анализа управляет вашей жизнью. После перерыва мы увидим, кто действительно сделал это…

 

- Сейчас мы переходим к ответу на основной вопрос: "Кто это сделал?", - говорит Мишель после короткого тридцатиминутного перерыва. - Ответ на основной вопрос - не так уж плохо за двести пятьдесят долларов. И когда мы на него ответим, правда освободит вас. По всей вероятности, правда сначала заставит вас описаться, но позднее вы, возможно, переживете свою свободу. 'Начиная отвечать на вопрос "Кто это сделал?" или "Как нам спастись от реальности ложной причины?", мы рассмотрим сначала природу нереальности. Что такое нереальность? Джордж?

- Всё. (Смех.)

- Терренс?

- Воображение.

- Бред?

- Мысли.

Фантазия… верования… концепции… сознание… ум… чувства… счета из прачечной… Бог… дух… иллюзии и т.д.

- Хорошо. Спасибо. Прежде чем продолжить, отметим, что нереальность не должна быть ничем, чем является реальность. Если реальность физична, нереальность должна быть нефизична. Правильно?

(Ответа нет.)

- ПРАВИЛЬНО? ПРОСНИТЕСЬ ЖЕ, ПРАВИЛЬНО?

- ПРАВИЛЬНО! - кричит дюжина голосов.

- Если реальность измерима, нереальность должна быть неизмерима. Правильно?

- Правильно! - кричат многие.

- Если о реальности иногда судят по правдоподобию, нереальность не может быть правдоподобной. Правильно?

- Правильно!

- Если реальность основана на соглашении, нереальность не должна зависеть от соглашения. Правильно?

- Правильно.

- Нереальность не должна зависеть от авторитета общественного мнения, соображений естественности и прочих частей правдоподобия, правильно?

- Правильно!

- И если реальность неразрывно связана с концепциями, то нереальность не должна быть связана с концепциями.

Хорошо, посмотрим, к чему мы пришли. Нереальность - это нечто, что не может быть физическим, измеримым, правдоподобным и не должно зависеть от соглашений или концепций. Можете вы придумать что-нибудь, что подходило бы под это описание?

Мишель отходит от левой доски, на которой он записывал различные характеристики реальности и нереальности, и смотрит на молчащих учеников.

- Что нефизично, неизмеримо, неправдоподобно и не зависит от соглашений или концепций?

- Ум, - предполагает кто-то.

- Сознание, - кричит другой.

- Нет, - говорит тренер, - вы не поняли. Вы даете мне концепции. Это не зависит от рассудка, концепций или соглашений.

- Мысли, - говорит одна женщина.

- Воображение.

- Переживание, - говорит кто-то.

- ДА, ПЕРЕЖИВАНИЕ! - кричит тренер. - Переживание нефизично, неизмеримо, не определяется правдоподобием и не зависит от соглашений. Нереальность - это переживание. Нереальность - это переживание… не чувства… не мысли… не размышления… не анализ… ваше переживание.

Он делает паузу, смотрит на доску, на которой он написал "переживание" на стороне "нереальности", затем смотрит на учеников.

- Еще минуту, мы еще не закончили. Если реальность - это эффект, эффект, эффект, то нереальность - это причина, причина, причина, источник всех вещей. И конечно, наше переживание - это источник, как некоторые из вас уже догадались…

Что же получается? Слева у нас - "реальность", которая физична, измерима, базируется на соглашении и создает мир эффекта, эффекта, эффекта. Справа - "нереальность", которая нефизична, неизмерима, не базируется на соглашении и которую мы должны признать источником, или причиной, всех вещей…

Он делает паузу.

- Что-нибудь не так?

Он ждет, долгое время ответа нет. Наконец доносится голос с заднего ряда.

- Да, - говорит Митч, - только одна проблема: переживание - это самая реальная вещь, которую я знаю. Как, черт побери, оно попало на сторону нереальности?

Тренер ведет себя так, как будто он не слышит Митча. Он просто смотрит на учеников.

- Да! - вдруг кричит он и снова поворачивается к доске. - Маленькое затруднение: переживание - это наиболее реальная вещь из всех нам известных. Это источник всех вещей. На нем основано абсолютно все. Оно реально.

С другой стороны, у нас есть то, что большинство людей называют "реальностью". Она полностью зависит от соглашения. Если достаточно большое число людей согласятся, что мир плоский - бац! - у нас есть реальный плоский мир. Если физики соглашаются, что атом - это мельчайшая частица материи, атом становится реально мельчайшей частицей материи. Конечно, когда они потом соглашаются, что мельчайшая частица материи - электрон, реальность меняется. И конечно, через некоторое время они согласятся, что мельчайшая частица - это не электрон, а… позитрон или кусок антиматерии, или что-нибудь еще. Зависит от того, будут они соглашаться в будний день или в выходной.

- Вы турки! - кричит на нас Мишель. - Из маленького затруднения получилась гигантская проблема. То, что все называют реальным, в действительности - иллюзия. А то, что все называют нереальным, в действительности - самая реальная вещь, какую мы знаем. То, что мы обозначили на доске как "реальность" - это "нереальность", а то, что обозначили как "нереальность" - это "реальность".

Мишель смотрит на нас, затем подходит к доске, перечеркивает слово "реальность" и пишет над ним "нереальность", перечеркивает слово "нереальность" и пишет "реальность". Затем снова выходит на край платформы.

- Однако я хочу вас предостеречь, - громко продолжает он, - не выносите этого из зала… не то вас лишат права голоса. Если вы начнете говорить людям, что физики тратят свое время на игру с иллюзиями, вас посадят под замок. Физикам, конечно, все равно, они знают, что их профессия основана на интеллектуальной игре с договорными нереальностями, но остальные лишат вас права голоса.

И попробуйте сказать людям, что единственная реальная вещь - это ваше переживание. Большая радость. Когда мы говорим о нереальной физической вселенной, мы должны называть ее кодовым словом "реальность". А когда говорим о нашем реальном переживании тренинга, нам приходится называть его "нереальностью". Действительно, с точки зрения общества, "реальный" тренинг - это что-то, что можно измерить, записать, с чем можно согласиться… - Мишель смотрит с сардонической ухмылкой. Он садится на стул. - Да, Генриэтта?

- Ты хочешь сказать, что физическая вселенная нереальна?

- То, что мы называем физической вселенной, полностью базируется на соглашении. Атом, например, - это просто соглашение между физиками. Сейчас физики договариваются о существовании все большего числа частиц, которых они не видели. "Хорошо, Чарли, - говорит один физик другому, - что-то должно вызывать этот феномен. Давай назовем это позитроном и посмотрим, какие у него могут быть свойства". - "Ладно, Бэлли, - говорит Чарли, - давай только назовем какую-нибудь другую частицу чарлитроном". Иногда физикам удобно считать, что свет это - волны, иногда - что движущиеся частицы. Их не интересует, что такое свет на самом деле. Они знают, что им никогда этого не узнать, потому что свет реально не может быть ничем, кроме их переживания. Они знают, что оперируют в мире нереальности, в котором свет не может быть ничем иным, кроме того, на что они согласятся. И ничем другим… Да, Генриэтта, физическая вселенная нереальна, но только никому этого не говори, не то тебя лишат права голоса.

Генриэтта, нервничая, стоит с микрофоном. В зале раздается смех.

- Но если мы попадем под автобус, то он нас задавит. Ты сам говорил, что задавит.

(Смех.)

- Правильно, - отвечает Мишель, - вне всяких сомнений, нереальная физическая вселенная материальна, она может убить. Настоящая реальность - это наше переживание. Но ты лучше поверь соглашению о том, что надвигающийся на тебя автобус материален, чем бы он ни был в переживании других людей. "Автобус" - это соглашение, он нереален, и он может убить. Поняла?

- Я думаю, да, - говорит Генриэтта, садясь. (Смех.)

- Да, Элания, встань.

- Все это очень интересно, но я не понимаю, как это отвечает на вопрос: "Кто это сделал?" Ты обещал ответить на этот вопрос.

- Совершенно верно, мы все еще не выяснили, кто это сделал. Однако теперь, когда мы знаем, что реально, а что нереально, нам будет несколько легче, чем если бы мы оперировали в мире иллюзий, мире эффекта, эффекта, эффекта… Ответ настолько прост, что мне даже неловко его произносить. Реально переживание, верно? -Да.

- Хорошо. Кто является причиной, или источником, твоего переживания?

Элания стоит с достоинством, но не отвечает секунд десять.

- Ну… - неуверенно начинает она, - причиной одних моих переживаний являются одни люди или вещи, а других - другие.

- НЕТ! ВСЕ ТВОИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ИМЕЮТ ОДИН И ТОЛЬКО ОДИН ИСТОЧНИК.

- Один источник? - робко спрашивает Элания.

- Один источник, - мягко отвечает тренер, игнорируя дюжину поднятых рук. - Кто или что является источником всех твоих переживаний?

- Ну… я, - тихо говорит Элания.

- Да, ты! - кричит Мишель. -Не твоя мама, не твой муж, не я, не твой эдипов комплекс, а ты!

- Но я не являюсь источником всего, что я переживаю. Когда меня сбивает автобус, он тоже отчасти является причиной моего переживания.

- Автобус - это соглашение. Ты должна согласиться, что этот сгусток вещества является автобусом, до того как ты переживешь удар.

- Соглашусь я, что это автобус или нет, меня все равно убьет.

- Тебя, конечно, убьет. Но твое переживание будет определяться твоими соглашениями о нереальной физической вселенной. Ты являешься источником этих соглашений и всех последующих переживаний.

- Это кажется несколько абстрактным, - говорит Элания, садясь под легкие аплодисменты.

- КОНЕЧНО, ЭТО КАЖЕТСЯ АБСТРАКТНЫМ! Вы не хотите признать, что вы отвечаете за все cвои переживания. Если бы вы это сделали, вам пришлось бы оставить все свои игры, тотально зависящие от ваших претензий на то, что другие люди виноваты в том, что с вами происходит.

Если реально существует только по соглашению, каждый из вас отвечает за свою "реальность". Каждый создает свои собственные переживания. Вы не можете назвать ничего, за что вы не несли бы ответственность. Кирстен? Возьми микрофон.

Кирстен с раздражением берет микрофон и быстро говорит:

- Ты, кажется, хочешь сказать, что острые боли в руках и плечах от моего наследственного артрита - это моя вина.

- Мы говорим не о вине, мы говорим об ответственности.

- Я не собираюсь брать на себя ответственность за жжение в руках. У моей матери то же самое. Это наследственное.

- Это твое переживание, это ты чувствуешь эту жгучую боль, правильно?

-Да,- она смотрит прямо на тренера, она явно озадачена.

- Кто является источником этого переживания боли? Кирстен в недоумении смотрит на тренера и молчит,

- Я? - спрашивает она и кладет руку на грудь. - Ты имеешь в виду меня?

- Ты источник своего артрита, ты источник переживания этого жжения в руках. Никто тебе его не давал. Никто не может пережить его за тебя. Нет никого ни здесь, ни в другом месте, кто был бы источником жжения в твоей левой руке. Ты слушаешь, Кирстен? Это ты! Ты отвечаешь! Ты источник и причина своей боли, - говорит тренер и поворачивается к аудитории.

- Это касается и всех остальных артритов, язв, гипертоний, простуд, головных болей и прочих недомоганий. Все это - ваше. Вы - источник ваших переживаний. Когда вы начинаете это понимать и принимать ответственность за все свои переживания, ваша жизнь начинает работать.

Вы думаете (он изображает пальцами кавычки), что вы таковы, каковы вы есть, из-за того, что отец или мать сделали вас такими. Или муж, жена, босс, или кто угодно еще, кого вы обвиняете в том, что ваша жизнь не работает. Но это все - эффект, эффект, эффект. У МЕНЯ ЕСТЬ ДЛЯ ВАС НОВОСТИ! Если твоя жизнь не работает, угадай, кто это сделал? Кто угадал?

Тренер делает паузу и смотрит через плечо на затерроризированную аудиторию. - Правильно, это вы, - добавляет он. В тишине поднимается рука. Встает молодой человек с густыми черными волосами, в очках с толстыми линзами. Его зовут Клифф.

- Хорошо, а как насчет Бога?! - со злостью и раздражением спрашивает он.

- Что это значит - "а как насчет Бога?" Причем Он здесь, черт подери? Что ты знаешь о Боге? Вы все? Кто это - Бог? Мне не нужно ваше религиозное говно. Ты хочешь сказать, что Бог это сделал?

- Я хочу сказать, - раздраженно продолжает черноволосый, - что вполне может быть, что наши жизни написаны и запланированы для нас. То, что случается с нами в этой жизни - карма наших прошлых жизней. Случайностей нет. Все предопределено.

- Как телепередача, да? Мишель стоит теперь рядом с Клиффом.

- Слушай, Клифф, что ты знаешь о Боге? Готов поспорить, что ты не узнаешь Бога, если Он наступит тебе на ногу. Единственная реальная вещь в твоей жизни - это твое переживание. Вне его либо темнота, либо иллюзорная сфера верований и правдоподобности. Ты ничего не знаешь о Боге.

- Я знаю, что Бог существует. Я прочувствовал это. Я пережил это, как вы тут говорите.

- Хм, ты пережил Это. Опиши нам свое переживание Бога, Клифф.

Клифф минуту думает, потом говорит:

- Ты явно меня провоцируешь. Ну ладно, я расскажу. Занимаясь медитацией, я переживал моменты экстаза и единства со всей Вселенной. Если с тобой такого не было, тебе не понять, о чем я говорю.

- Я оценил твое переживание, Клифф. Для меня это не проблема. Какие выводы ты извлек из своего переживания?

- Бог существует, - отвечает Клифф. - Он всемогущий и всезнающий. Наши жизни могут быть предопределены.

- Удивительно, - говорит тренер, поворачиваясь ко всем. - Жопы, вы видите, что делает Клифф? Он берет явно ценное переживание и приклеивает к нему совершенно постороннее верование. Вот что я тебе скажу, Клифф, - продолжает он, снова обращаясь к Клиффу, - ты прячешься в веру. Твоя жизнь не работает, а ты чувствуешь себя правым, веря, что Бог это сделал. Когда ты перестанешь обвинять Бога?

- Я не обвиняю Бога! Все, что я хочу сказать, это то, что какое бы направление, хорошее или плохое, ни приняла наша жизнь, это может быть уже заранее решено. Я никого не обвиняю!

- Тебя так заебали, что ты даже не понимаешь, что то, что ты говоришь, значит: если моя жизнь не работает, то это потому, что Бог так предопределил. И ты опускаешь руки, садишься, жалуешься, скулишь и ждешь магического момента объединения со Вселенной, когда ты сможешь забыть о том, что происходит сейчас. Поэтому ты выключаешь свои переживания!

Ну и ладно. Есть много других зомби, которые составят тебе компанию. А у меня есть еще новости.

Мишель терроризирует нас как учитель, и мы ждем экзамена.

- Каждый раз, когда вы выключаете свое переживание и не берете на себя ответственности за него, вы приносите в жертву свою сущность. Вы также обрекаете себя на повторения. Вы застреваете на воспроизведении своей дряни.

Клифф, который уже сел, снова хочет что-то сказать.

- У меня создается впечатление, - говорит он, - что, что бы мы ни сказали, мы не сможем победить, - он снова садится.

- Это верно. Мне не для того платят, чтобы я проигрывал. Скажу еще. Что бы вы ни говорили сейчас, я выиграю, но в конечном счете вы не сможете проиграть. Да, Кирстен?

- Мне нужен пакет и платок.

Ассистент спокойно подает ей все необходимое.

Кирстен нервничает, но ее не рвет.

- Хорошо, - говорит тренер. - Барбара?

- Мне очень жаль, - говорит Барбара, крупная, привлекательно одетая женщина лет под тридцать, - я все время следила за тобой, но я нахожу идею тотальной ответственности нелепой. Две недели назад, пока я была на работе, мою квартиру взломали, и я лишилась новой стереосистемы, телевизора и кое-какой одежды. Уверяю тебя, я не была причиной ограбления своей квартиры.

- Конечно, была, - говорит тренер, направляясь к своему термосу.

- Ноя не грабила свою квартиру.

- А кто грабил?

- Я не знаю вора! - раздраженно отвечает Барбара.

- Кто заставляет тебя думать, что твою квартиру ограбили?

- Я пришла домой, а моей стереосистемы нет!

- Может быть, я ее одолжил. (Смех.)

- Мою квартиру ограбили, и я не несу за это ответственности.

- Ты говоришь мне, что ты пережила ограбление своей квартиры, и я говорю тебе, что ты создала это переживание.

-Но я не создавала. Я поставила дополнительные замки, я говорила сторожу…

- Ты берешь на себя ответственность за покупку стереосистемы?

-Да.

- Ты берешь на себя ответственность за покупку телевизора и дорогой одежды?

- Конечно, но я их не крала.

- Ты берешь на себя ответственность за наем этой квартиры?

-Да.

- Ты берешь на себя ответственность за наем на работу, из-за которой весь день в квартире никого нет?

- Что из этого?

- Берешь?

-Да.

- Ты берешь на себя ответственность за то, что не завела друзей, которые могли бы все время находиться в квартире?

- Может быть, но…

- Когда ты пришла домой и обнаружила, что из твоей квартиры исчезли вещи, чья это была идея, что тебя ограбили?

- Моя идея.

- Именно.

- Проклятье, - раздраженно говорит Барбара, - что "именно"?!

- Именно ты создала идею, что тебя ограбили.

- Но я не была причиной ограбления.

- Не было бы никакого ограбления, если бы ты не создала его. Если твою стереосистему украли, то сделала это ты.

- Ты спятил!

- В этом весь ЭСТ, - беспечно говорит Мишель, делает шаг к Барбаре и кричит: - СОЙДИ С УМА, БАРБАРА! Ты думаешь штампами и ПОЗВОЛЯЕШЬ ДРУГИМ ЛЮДЯМ диктовать реальность, тогда как ты создаешь ее сама!

- Не кричи, - нервно говорит она.

- Я кричу, когда я кричу, Барбара, а когда я не кричу, я не кричу, - спокойно отвечает он. - Ты создала ограбление. Кажется абсурдным, верно?

-Да.

- Барбара ограбила собственную квартиру. Кажется абсурдным, а, жопы?

(Нервный смех, несколько "Да " и "Полный абсурд!")

- Прекрасно, - говорит Мишель и продолжает тихим серьезным голосом: - Жил однажды старый учитель Дзэн по имени Ноноко. Он жил один в лесной хижине. Однажды ночью, когда Ноноко медитировал, сильный незнакомец вошел в дверь его хижины, и, размахивая мечом, потребовал от Ноноко денег. Ноноко, продолжая считать свои вдохи и выдохи, сказал незнакомцу: "Все мои деньги на полке за книгами. Возьми, сколько тебе нужно, но оставь десять иен. Мне нужно на этой неделе вернуть долг". Незнакомец подошел к полке и взял все деньги, оставив десять иен. Он также взял с полки красивую вазу. "Будь осторожен с вазой, - сказал Ноноко, - ее легко разбить". Незнакомец оглядел маленькую пустую комнату и собрался уходить. "Ты забыл сказать "спасибо"", - произнес Ноноко. Незнакомец сказал "спасибо" и ушел.

На следующий день в деревне был переполох. Полдюжины людей рассказывали, что их ограбили. Когда приятель Ноноко заметил пропажу вазы, он спросил у него, не стал ли и он также жертвой вора. "А, нет, - ответил Ноноко, - я одолжил вазу и немного денег незнакомцу. Незнакомец сказал "спасибо" и ушел. Он был очень мил, но небрежен с мечом".

(Тишина.)

- Ноноко выбрал не считать свою квартиру ограбленной, - комментирует Мишель через некоторое время.

(Тишина.)

- Суфии рассказывают другую историю на ту же тему, - спокойно продолжает Мишель. - Богатый мусульманин пришел в мечеть прямо из гостей и, конечно, должен был снять свои очень дорогие туфли и оставить их у входа в мечеть. Когда он вышел после молитвы, туфель не было.

"Как мог я быть таким неосмотрительным, - сказал он другу, - как глупо я сделал, что пришел в мечеть в таких дорогих туфлях. Я стал причиной того, что какой-то бедняк взял их и решил, что украл. Я бы охотно отдал их ему, а вместо этого я отвечаю за создание вора".

(Тишина.)

Кто-то кашляет.

(Тишина.)

- Кто ограбил твою квартиру, Барбара? - спрашивает Мишель.

(Тишина.)

- Я не оставляла свою стереосистему у входа в мечеть, - говорит она наконец.

(Смех.)

- Нет, ты не оставляла.

(Тишина.)

- Но я вижу, что ты имеешь в виду.

- Что я имею в виду, Барбара? Барбара хмурится в серьезной концентрации.

- Я купила кое-какие дорогие вещи, - говорит она, - а однажды… дорогие вещи исчезли… вот и все. Спасибо, Мишель, - заключает она и садится.

(Долгие аплодисменты.)

- Вы впоследствии можете удивиться, почему, когда выпускники ЭСТа аплодируют тренеру или лидеру семинара, он или она аплодирует им. Но это просто. Тренер знает, что вы и только вы создаете тренера в своей вселенной, и если он потом вам нравится, то это ваше создание, и вы заслуживаете доверия. Но если вы, жопы, переживаете меня, как высокомерного фашистского мерзавца (смех), угадайте, кто создал меня?.. Именно… (Смех и аплодисменты.)



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 191