АСПСП

Цитата момента



Инь. Янь. Хрень.
Гармония жизни!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

СОПЕРЕЖИВАТЬ

Выдающееся проявление этой эмоции это навязчивое согласие. Здесь мы в диапазоне Страха и Страх доминирует над 0.9. Поэтому на этой позиции шкалы. Сочувствие это не героизм, а трусость, происходящая от основного страха человека. Он слишком сильно боится навредить другим. Он навязчиво "понимающий" и "благоразумный" в отношении всех несчастий мира происходящих на нижних уровнях шкалы. Это человек, который "благоразумен" в отношении палачей. Он будет понимать льстивого вымогателя.

Сочувствие означает "сопереживать", поэтому, если бы кто-нибудь был полон сочувствия к высоко-тонному человеку, все было бы прекрасно; он бы чувствовал себя высоко по тону. Но человек в 0.9 редко когда достигает большего, чем просто внешней терпимости к высоко-тонным людям или состояниям. Он чувствует себя комфортно, когда может сочувствовать Апатии и Горю. Конечно, его "сопереживание" заставляет этого хамелеона шататься из стороны в сторону по низким тонам, находясь все время где-то между услужливой отзывчивостью и слезами.

Он выглядит безобидным. И это именно то, как он хочет выглядеть. Он отчаянно пытается отразить осуждение. "Видишь, какой я понимающий?" "Видишь, как я никому не причиняю вреда?" Его склонность восхвалять и страх осуждения делает его навязчиво понимающим.

Была тихая, приятная вечеринка. Мы обменивались идеями о будущем религии, когда Каспер - только что пришедший - вмешался и презрительно прервал нас: "Вы, конечно, читали теорию Шемерхорна о наказаниях и категориях?"

Никто не читал, но он стал много и сбивчиво говорить, усеивая свой сложный монолог малопонятными ссылками. Когда он выдохся, мы снова продолжили нашу беседу. Кто-то сказал: "Я думаю, что большинству людей просто нужно во что-то верить, называют ли они это религией или нет. Поэтому, если…"

Каспер вмешался, насмешливо улыбаясь: "Ну, это просто детские умозаключения! По-моему, есть только одна разумная точка зрения. Трактат Восгартена по величественной одержимости охватывает всю эту идею…" Натерпевшись за два часа его грубого высокомерия и неразборчивых речей, один менее терпеливый гость высказал ему: "Почему бы тебе не сказать просто то, что ты хочешь сказать, парень? Мы тебя не понимаем. Слышишь?"

"Ну, это не входит в мою модель отношений. Это как сказал Вумвуген…"

"Не начинай опять. Я пытаюсь сказать тебе, что мы не понимаем тебя. То, что ты говоришь не имеет для нас смысла. Ты захватил весь разговор, но так ничего и не сказал. Более того, ты не слушаешь то, что говорят все остальные. Что такое с тобой, что ты не можешь общаться?"

К нашему изумлению, оборона пала и его глаза наполнились слезами. Хотя каждый почувствовал к нему жалость (и мы вернули разговор на нейтральную почву), только один человек в навязчивом Сочувствии поднялся. Симпатичная молоденькая женщина, которую звали Джуди, до сих пор молчавшая, склонилась к нему: "Каспер", - сказала она, - "Я вижу твои прекрасные качества".

"Я не верю, что вы так думаете на самом деле".

"Я, правда, именно это и имею в виду".

"О, люди говорят так, но они сами не верят в это. Чтобы убедить меня нужно больше чем слова".

"Я хочу, чтобы ты поверил мне. Я говорю искренне".

Я видела начало сложных и достойных сожаления отношений. Джуди не видела ничего "прекрасного" в Каспере в моменты его грубого высокомерия. Чтобы вернуть ее к жизни требовалось, чтобы он находился в беззащитном состоянии Горя. Наивысшее единство этой пары так же вдохновенно как клейкая масса вчерашнего спагетти.

ЗА КАЖДЫМ ПОРАЖЕНИЕМ

Кто-то однажды сказал, что за каждым преуспевающим мужчиной стоит женщина. Но что никто не сказал (пока Рон Хаббард не открыл эту эмоцию), что за каждым высоко-тонным мужчиной, который катится под откос и терпит неудачу, возможно, стоит женщина в сочувствии. Ни один высоко-тонный мужчина не сломается от обычной тяжелой работы и даже от нескольких неудач. Однако его может уничтожить медленная, разрушающая благожелательность человека в Сочувствии, который "помогает", снабжая его бесконечным количеством оправданий его неудач.

Сочувствие так разрушительно, потому что оно говорит низко-тонному человеку: "Беспомощность, которую ты чувствуешь в отношении себя настолько оправдана, что я тоже ее чувствую". Никому не нужна такая помощь, она делает проблемы человека сильнее его способности решать проблемы. Она лишает индивидуума ответственности. "Бедненький. Мир несправедлив к тебе".

Высоко-тонный человек (особенно если он понимает шкалу тонов) сказал бы: "Да, это крупная неудача, но давай-ка взглянем на это и найдем, что было не так. Ты можешь пойти и попробовать еще раз". Но Сочувствие любит компанию, поэтому оно никому не помогает восстановиться после поражения и вернуться, чтобы победить. Он не может так, ведь тогда не будет никого, кому он мог бы Сочувствовать.

Высоко-тонный человек видит тонущего человека и бросает ему веревку Человек в Сочувствии прыгает к нему и тонет вместе с ним.

ВЛИЯНИЕ НА НИЗКО-ТОННЫХ ЛЮДЕЙ

Мы можем обнаружить, что нам больше нравятся люди в Сочувствии, чем более агрессивные между 1.1 и 2.0 на шкале. Он не бросает нам колкости. Он не требует, чтобы мы изменились. Он чересчур нас не критикует. Если нам нужно опустить голову и проплакаться, он всегда рядом с мягким бархатным плечом. Так удобно, когда рядом есть человек, который в самые неприятные для нас моменты воспринимает нас безо всякой критики (возможно это чувство похоже на то, которое испытываешь когда тонешь).

Но это не эффективно. Он не делает ничего, чтобы улучшить ситуацию. Высоко-тонный человек говорит: "У тебя несчастье, мы уладим это". Но 0.9 подъезжает на той же длине волны, говоря: "О, ты так устал. Мы позаботимся о тебе". В этом совершенно отсутствует время Он не говорит "вылечим". Он говорит "позаботимся".

Сочувствие (так же, как и Задабривание) чувствует себя лучше всего около больных людей. И если они уже не больны, он поможет им в этом. Если человек, получающий подобную доброту, начинает верить, что о нем действительно нужно заботиться, он остается на дне шкалы. 0.9 слишком боится навредить остальным, чтобы делать что-либо эффективно. Он просто соглашается, что все это ужасно. Высоко-тонный человек не боится навредить другим, если для этого есть обоснованная причина; он способен предпринять все необходимые действия, чтобы принести пользу большинству. Но Сочувствие, вместо того, чтобы излечить алкоголика, сидит и пьет вместе с ним. Не загоняйте себя в мыло, пытаясь выяснить, находится ли этот человек в Сочувствии или Задабривании. Хотя каждый тон немного отличается по характеру, они переплетены как вешалки у двух спутанных пальто. Сочувствие очень часто автоматически ведет к Задабриванию. Мать говорит: "Слишком холодно для прогулки (Сочувствие). Я отвезу тебя в школу (Задабривание)". Студент говорит: "Плохо, что ты заснул на лекциях. Вот, ты можешь переписать мои записи".

ПРЕСТУПЛЕНИЕ СОЧУВСТВИЯ

Преступление Сочувствия - это преступная бездеятельность, преступная неспособность справиться с чем-нибудь, неумение управлять, отсутствие дисциплины, отсутствие силы. Его жалость и терпимость просто усиливают низкие тона.

Он довольно разрушителен, когда создает семью с высоко-тонным индивидуумом, потому что эта эмоция вытекает из скрытой цели сбить более высоко находящегося человека до точки, где Сочувствие будет необходимо. Он ждет момента, когда высоко-тонный человек начинает переживать из-за неудачи и тогда он оживает. Он замедляет или останавливает другого индивидуума, жалея его.

Сочувствие находит много способов обессилить более высоко-тонного человека. Босс впадает в гнев, когда слышит, что пьяный продавец оскорбляет покупателя, и он планирует серьезные меры. Подходит Сочувствие, который успокаивающе мурлычет: "Ну, ну, босс. Конечно, это расстраивает, но позвольте мне урегулировать это. У меня больше терпения, чем у вас".

Терпение может быть достоинством на вершине шкалы, но в 0.9 это еще один эвфемизм для слабости.

В КРУГЕ СМЕРТИ

Каждый - даже человек на вершине шкалы - иногда становится угрюмым. Однако Сочувствие более чем любой другой тон склонно вращаться по бесконечному кругу между счастьем и меланхолией. Его сорт счастья это, конечно не то, что вы разлили бы по бутылкам и стали продавать на улицах. Это по большому счету просто утешительное самодовольство: "О, какой же я милосердный и сострадательный. Я никогда не поворачиваюсь спиной к тому, кому я нужен".

Это магнит для отбросов общества. Он уделяет свое внимание преступникам, инвалидам, бродягам из района притонов, наркоманам, алкоголикам и всем несчастным, бедным, раненым, хромым, плачущим кошечкам в Горе и Апатии, которых он только может найти. Он легко ведется на их ложь. Горе говорит, что у нее нет денег, нет работы и никто ее не любит. Поэтому Сочувствие говорит: "Ах ты бедненькая. Жизнь с тобой беспощадна. Конечно, я помогу тебе". Потом он опускается в Задабривание, давая приют, еду, деньги, секс -возможно, всю свою жизнь. Вскоре он уже сам оказывается в Горе (помните, он всегда копирует другие тона) и мы слышим, как он планет: "Я сделал все, что мог, но ничего, кажется, не помогает".

Когда Сочувствие не распускает нюни над кем-нибудь со дна шкалы, он бездумно защищает разрушительные тона в диапазоне 1.0 - 2.0. Он настаивает, что "Никто не является совершенно плохим. Их можно оправдать за недостаточностью улик".

Он наиболее доверчивая жертва мошенничества 1.1. Также, из-за того, что он с легкостью подвергается влиянию, человек в Сочувствии может быть легко подкуплен; скользкий 1.1 может завлечь его во всякого рода преступления, извращения или промискуитет (все это больше подходит к 1.1). В конце концов, вся эта деятельность приводит Сочувствие к проблемам и мы слышим, как он снова горюет. Слишком слабый, чтобы действительно помочь низким тонам, он притягивает и слишком навязчиво "понимает" их, чтобы позволить себе уйти, он прикован к лифту, который вечно ездит между Сочувствием и Апатией.

Вы можете узнать его по его колебаниям. Даже если вы обратите его внимание на то, что он связан с низко-тонными людьми, которые тащат его вниз, он не сможет с этим справиться, и не желает разорвать связь. Ведь так он может навредить кому-нибудь. И поэтому этого симпатягу так часто предают. Но, не смотря на это, он благороден. Вскоре он вылезает в Сочувствие и снова пытается.

НА РАБОТЕ

Если вы ведете бизнес и хотите остаться платежеспособным, не ставьте во главе отдела человека в Сочувствии. Его непреодолимый страх нанести вред другим - опасное качество. Он будет неэффективным на работе, он будет разбазаривать ваш доход и он будет привлекать к работе неудачников, потому что он чувствует к ним жалость. Это тот человек, который будет настаивать на принятии на работу несчастной девушки, потому что ей во всем не везет. Он будет защищать служащего, который слоняется без дела, потому что "у него больная жена и четырнадцать детей, понимаешь".

В СЕМЬЕ

Именно человек в Сочувствии чаще всего выбирает себе весьма скверного супруга. Здесь мы видим прекрасную молодую девушку, которая вступает в брак с опустившимся человеком, потому что не может сделать ему больно, оскорбив его чувства.

0.9 это самый худший из родителей, какие только могут быть. Его сверх-вссдозволенность воспитывает неуправляемого, разрушительного ребенка.

Любящие родители очень легко впадают в Сочувствие. Кто из нас может остаться равнодушным, когда видят, как маленький ребенок плачет из-за того, что его мороженое упало в песок? Отношение Сочувствия и Задабривания автоматическое: "Ну, ну, не плачь. Я куплю тебе еще". Это не настоящая доброта, потому что она не заботится о будущем ребенка; подобный поступок учит ребенка, что не имеет значения насколько он невнимателен и неаккуратен, если он будет плакать достаточно громко, то кто-нибудь пожалеет и позаботится о нем. Было бы также жестоко просто не сочувствующе пожать плечами и сказать: "Подумаешь незадача, тебе нужно быть более осторожным". А какова же реакция высокого тона? Дать ребенку шанс выйти из этого положения с достоинством, а не как попрошайка: "Как ты смотришь на то, чтобы сделать для меня кое-что? Ты можешь заработать себе деньги на другое мороженое, если хочешь".

Когда мы видим ребенка, который постоянно ведет себя отвратительно - плачет, хнычет, визжит или раздражается - с уверенностью можно сказать, что его родители застряли в тонах Сочувствие/Задабривание. Очевидно, что они поддаются, причем постоянно, подобному поведению, поэтому ребенок продолжает этим пользоваться. Он вознаграждается за свою слабость, поэтому никогда не становится сильнее.

Родители в Сочувствии причитают: "Что мы сделали не так?" когда их ребенок вырастает в так и не повзрослевшего человека, который продолжает хныкать по жизни, ища себе постоянную сиделку, чтобы держала его за руку и соглашалась, что это жестокий мир.

Когда я была ребенком, я знала одного маленького мальчика, которого постоянно лупил соседский хулиган. Однажды он прибежал домой в слезах и его мать решила не сочувствовать: "Вернись туда и дай хорошенько этому парню или я сама тебе надаю".

Больше напуганный настроением своей матери, чем соседом, мальчик вернулся и в первый раз побил этого хулигана. С этой победы он вскоре установил свое превосходство в драке над всеми соседями. Насколько я помню, сначала ему потребовалось подраться почти с каждым задирой в школе, но в конце он приобрел известность как миролюбивый человек, который знает, что может постоять за себя.

Мать, застрявшая в Сочувствии такая "понимающая", что воспитывает вечного неудачника. Я не предлагаю взращивать драчунов, но мы должны понимать, что драться это более высокий тон, чем сдаваться. И человек, который не может драться, не может подняться вверх по шкале.

Возможно, лучшим ответом будет обучить ребенка шкале тонов, чтобы он смог выбирать более высоко-тонных друзей.

ВЫВОДЫ

Сочувствие - это прекрасный парень, который женится на беспомощной, требующей к себе постоянного внимания женщине, потому что "я нужен ей".

Не каждый, кто ходит читать книги слепым детям, находится в хроническом Сочувствии. Высоко-тонные люди тоже проявляют заботу. На самом деле, они, возможно, будут первыми, кто научит этих детей азбуке Брайля (система чтения и письма для слепых).

Высоко-тонный человек, конечно, сострадает, но он поможет вам снова подняться. Когда вы обнаруживаете кого-нибудь, кого, кажется, трудно определить по таблице, кто никогда не бывает злым, кто склонен к великодушным поступкам и хорошим намерениям, но кто собирает около себя физических и эмоциональных калек быстрее, чем собака блох на блошиной ферме, подозревайте Сочувствие.

Я начала исследование этого тона с предположения, что я найду совсем немного таких людей - возможно только тех, кто получает огромное удовольствие посещая похороны или возлагая венки на могильные плиты. Более ошибочного предположения я вряд ли могла бы сделать.

Я закончила исследования с шокирующим выводом, что это один из наиболее заселенных уровней шкалы тонов. Тех, кто еще не в Сочувствии, общество часто заталкивает туда через большое количество популярных движений типа пожалейте неудачников.

В безжалостном свете своих исследований я поняла, что очень большое, просто приводящее в замешательство, количество моих любимых людей находятся в 0.9 - людей, которых я пыталась (сочувственно) определить как находящихся в более высоком тоне. Проявление Сочувствия убеждает человека, что он проиграл и как только он полностью поверит, что он может проиграть, он уже не способен побеждать. Когда человек находит уютное тепло Сочувствия, он начинает его желать. Он может настолько пристраститься к этому, что будет бегать вокруг надеясь на несчастный случай или болезнь, чтобы получить еще больше сочувствия.

Это мутная, липкая, коварная, разрушительная эмоция. Все это действительно так серьезно. На самом деле, это просто безобразие.

ГЛАВА 8. СТРАХ (1.0)

Страх: Чувство тревоги или беспокойства, обусловленное ожиданием опасности, боли, несчастья и т.п.; ужас, трепет, дурное предчувствие.

Американский Словарь Наследия

"Так, Фред, потише. Будь осторожен, там машина, Фред. Лучше перейди на внутреннюю полосу, Фред. Нам нужно повернуть через восемь кварталов отсюда. Собака может убежать. Осторожно, Фред!" (вопль)

Водитель в панике (от вопля, а не от какой-нибудь внешней угрозы) и жмет на тормоза, его чуть не протаранил автомобиль сзади. Все на нервах.

Страх.

У этого тона много личин. Он соскальзывает вниз, чтобы проявить себя как человек в Сочувствии (кто боится нанести вред другим) и Задабривании (где мы видим странное проявление: человека, пытающегося откупиться от воображаемой опасности задабривая), и он незаметно крадется вверх по шкале тонов, чтобы спрятаться за тонами Скрытой Враждебности и Отсутствие Сочувствия.

Большинство людей скрывают некоторые конкретные, временные страхи. Мы видим грубого, развязного студента, который превращается в дрожащую бабочку в кресле самолета. Мы видим домохозяйку, которая имеет мужество быть матерью логова Волчат-Скаутов, но которая вздрагивает при виде безобидной змеи. Мы видим, как буйволиная мощь промышленного воротилы тает и превращается в безвольный ужас, когда ему приходится произносить речь. Хотя они и неразумные, эти страхи редко бывают хроническими, поэтому это не показывает, что человек - 1.0.

Есть время для страха, также как есть и время для радости или горя. Это вполне оправдано, когда есть опасность, как, например, в горящем доме или в такси Нью-Йорка. Тогда это выживательно.

Сильный Страх (разумный или неразумный) заставляет сильно биться сердце, вызывает холодный пот или дрожь. Это может быть страх реальной смерти, повреждения или даже безобидной угрозы. Полный ужас это высочайший уровень Страха. На низком уровне, мы видим Страх выраженный в виде непомерной робости, чрезвычайной застенчивости или необоснованной подозрительности. Мы видим человека, который легко становится косноязычным, избегает людей, подпрыгивает от хлопанья двери.

ХРОНИЧЕСКИЙ СТРАХ

Человек в хроническом Страхе живет все время в одном или другом из этих проявлений. Он постоянно напуган; все кругом опасно. Он боится быть. Он боится иметь вещи (ведь он может потерять их). Его решение - быть осторожным в отношении всего в жизни. Поэтому, находится ли он в ужасе, небольшом беспокойстве, опасении или неуверенности, он в тоне Страхе на шкале тонов. Он говорит о страшных вещах, действительных или воображаемых.

В Горе мы видим беспокойство, которое принимает мягкую форму ("О, дорогой, как же с этим справиться? Я просто не знаю, что мне делать"), но в более высоком тоне Страха человек пытается урегулировать все беспокойства. Конечно, он совершенно неэффективен, но он очень старается.

РАССЕИВАНИЕ

Этот человек разбросан - как бумажный носовой платок, который прокрутили в стиральной машине. Он пытается быть где-нибудь еще - где угодно еще. Он летает с места на место, физически и в мыслях. Его внимание перепрыгивает с одного предмета на другой. Его речь как кузнечик прыгает с одной темы на другую.

Иногда (не всегда) вы видите это рассеивание в его глазах, когда он разговаривает с вами - они бегают туда, сюда, вверх, вниз - куда угодно, только не прямо на вас. Он не может на вас смотреть.

УГРОЖАЮЩАЯ ЖИЗНЬ

Страх осторожен, потому что он знает, что почти все вокруг угрожает ему. Я как-то знала одного мужчину, который настаивал на том, чтобы все двери и окна в его доме были закрыты, и днем и ночью. Он звал свою жену по несколько раз на дню, просто чтобы посмотреть все ли в порядке. Если случалось так, что она наносила внеплановый визит соседке, он обзванивал каждый дом в квартале, пока не находил ее. Его речь была усыпана фразами типа "Осторожность не помешает", "Никогда не знаешь, что может произойти" и "Не стоит рисковать". Там, где более высоко-тонный человек будет планировать атаку на вражеские силы. Страх всегда планирует защиту (если он в верхней зоне) или отступление (если он в нижней зоне Страха).

Когда на другом конце города происходит ограбление. Страх вешает дополнительные замки на свои двери. Если он живет в Миннесоте, но узнает, что в тропиках появился совершенно новый вид комара, он начинает об этом беспокоиться. Его внимание летает по всей вселенной, в попытке предусмотреть любую возможную опасность. Если вы думаете, что в Страхе не так уж много людей, то позвольте мне напомнить вам, уже знаменитую радиотрансляцию Орсона Уеллса "Война Миров" в 1938 г., реалистичный, но фантастический отчет о "вторжении" Марсиан. Около миллиона слушателей пропустили три сообщения о том, что это выдумка и впали в панику. Телефонные линии были безнадежно загружены и люди стали выбегать на улицы. Человек в Страхе очень доверчив и легковерен в отношении вселяющих страх вещей. Он выборочно слышит только общение своего уровня.

Красноречивый страховой агент считает счастливым день, когда он встречает человека в Страхе - бедняга купит все.

ПРИГОРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Он боится потерь, поэтому он ходит, постоянно опасаясь плохих новостей - новостей о потерях. Он боится услышать, что его дом сгорел; он полон предчувствий, что его уволят; он интересуется, не умрет ли кто-нибудь; он беспокоится о том, что жена может уйти от него.

Я однажды жила через улицу от пары в Страхе. Его лицо порезали глубокие морщины беспокойств, совершенно лысый в 29 лет (я не знаю, относится ли это к делу, но все равно я это отмечу). Он и его жена постоянно беспокоились о микробах, болезнях, плохом здоровье, кражах, несчастных случаях и бедствиях. Упомяни что-нибудь страшное - они начинают бояться этого. Перед тем как отпустить детей поиграть, они упаковывают их как эскимосов из-за боязни, что они подхватят простуду. Интересно, что два их мальчика страдали от простуд и других болезней больше чем другие дети в этом же квартале. В одно тихое воскресное утро я увидела этого соседа осторожно выходящим из своего дома. Тщательно проверив закрыта ли дверь, и убедившись в этом, он пошел к гаражу и открыл его. Открыв машину, он выехал к воротам, которые он так же открыл. Он вывел машину за ворота, вернулся к гаражу и запер его, спустился по подъездной дороге, повесил цепь с висячим замком обратно на ворота и уехал. Удивленная, я подумала: он, должно быть, уезжает на месяц. (Мы ведь жили не в сердце криминального района, понимаете. Самое серьезное преступление в этом тихом пригородном обществе за последние шесть месяцев произошло, когда один трехлетний малыш укатил с трехколесным велосипедом другого трехлетнего мальчика). Однако десять минут спустя, сосед вернулся с воскресными газетами. Он открыл ворота, гараж и повторил всю процедуру по закрыванию в обратном порядке. Этот малый мог бы посрамить систему безопасности Форт-Нокса.

Мы все еще жили с ними по соседству, когда однажды вечером к нам зашел коммивояжер, предлагая купить противопожарную систему сигнализации. Мы отказали ему, но, после того как он ушел, я подумала: если бы он зашел в дом напротив, они наверняка купили бы.

Ну и что же вы думаете, он зашел и они таки купили.



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 191