АСПСП

Цитата момента



Отрывок из письма (1773 год) Александра Васильевича Суворова своей малолетней дочери:  «Моей лошадке сегодня ядрышком полмордочки снесло»…
Нежненько, душевненько и гламурненько

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Главное различие между моралью и нравственностью в том, что мораль всегда предполагает внешний оценивающий объект: социальная мораль — общество, толпу, соседей; религиозная мораль — Бога. А нравственность — это внутренний самоконтроль. Нравственный человек более глубок и сложен, чем моральный. Ходить голым по улицам — аморально. Брызгая слюной, орать голому, что он негодяй — безнравственно. Почувствуйте разницу.

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

Общение или интерес к одиночеству

Исследователи регистрируют поразительный подъем удовлетворения брачным союзом у сорокапятилетних супругов, которые вместе прошли переход к середине жизни. Дело, конечно. не в том, что партнеры чудесным образом меняются в лучшую сторону, просто мы перестаем обвинять друг друга в наших внутренних противоречиях. Резкий подъем удовлетворения брачным союзом достигает пика после пятидесяти лет.

Партнеры в это время уже очень хорошо знают друг друга (хотя всегда есть — и должно быть — что-то, что может их удивить). Многие супружеские пары в среднем возрасте сталкиваются с возможностью надежных дружеских отношений.

Однако ясно, что должны иметь место и взаимные интересы, и уважение к желанию уединенности. Прекрасно, когда рядом с вами находится человек, который стареет вместе с вами, человек. с которым вас объединяют общие друзья, воспоминания и прогулки под дождем, который вместе с вами занимается домом, где уже нет детей, и который находит удовольствие, живя рядом с вами.

Первичные брачные союзы у людей среднего возраста являются редкостью. Но те, кто развелся, готовы и хотят попробовать вступить в новый брак. Среди тех, кто заново вступает в брак, двадцать пять процентов составляют люди среднего возраста.

С возрастом снижается желание сравнивать себя с другими. Люди больше заняты своей внутренней жизнью. В качестве награды за это они получают две наиболее ярких характеристики зрелости: понимание и философское созерцание. В процессе познания себя люди начинают получать удовольствие в отрешенности от других.

Партнер рассматривается как ценный источник общения, а не как замена отца или матери. Обычно мы удивляемся, когда выросшие дети становятся прекрасными компаньонами. Особенно когда они уже освободились из-под влияния родителей и позволяют себе насмешливо улыбаться, глядя на их манеры, и оставлять банки из-под колы на полу по всему дому. Это не означает, что с возрастом мы теряем интерес к другим. Писатель из Флориды Скотт Максвелл замечает с высоты своего восьмидесятидвухлетнего возраста: “Независимо от возраста мать всегда ищет в своих детях среднего возраста признаки улучшений”.

Середина жизни определенно является временем уважения эксцентричности. Это становится возможно, когда мы преодолеваем в себе привычку пытаться угодить каждому, это относится к позднему развитию многих женщин. Так считает известный физиолог доктор Эстелль Рамей. Ей около шестидесяти лет, дети выросли. Она считает, что сейчас стала больше говорить правду:

“Раньше я даже не понимала, что лгу. Я просто думала, что это относится к манерам, принятым среди леди. Хотелось быть, как все. А сейчас я не обращаю внимания на великосветские манеры и забочусь о том, чтобы нравиться лишь некоторым людям”.

Люди, которые остаются одинокими в среднем возрасте, должны быть готовы принять это. В принципе, это может быть даже хорошо, особенно если вы подавлены личностью партнера или, много лет просуществовав в корпоративной ячейке, каковой является супружеская пара, не знаете, есть ли в вас ресурсы, чтобы выжить одной. Поверьте, опыт покажет вам, что, конечно же, можете.

Несколько женщин, у которых я брала интервью, говорили об этом понимании: “Я полностью отвечаю за себя. Разве это не прекрасно!” На семинаре, где рассказывались различные жизненные истории, исключительно честная пятидесятидвухлетняя женщина сказала: “После тридцати лет замужества я была просто выжата, как лимон”. Прежде чем кто-то высказал ей слова сожаления, она продолжила: “Я ненавижу быть одна. Но я не хочу делить все свое время с каким-то человеком и поэтому останусь в одиночестве, сколько смогу. Это самое великолепное, что когда-либо случалось со мной”.

Вдовец отметил такое же изменение в себе. После смерти жены он не был уверен, что сможет хорошо воспитать дочь-подростка, которая тяжело переживала смерть матери, и начал унылые поиски женщины, которая могла бы стать женой ему и матерью девочке. Прошел год, потом два. Он все еще оставался одиноким. Однако через некоторое время он перестроил свою работу и освободил время для общения с детьми и вскоре почувствовал в себе уверенность как в родителе. И хотя он поддерживал дружеские связи с несколькими женщинами, однако с удивлением обнаружил в себе способность самостоятельно готовить и довольствоваться собой.

Наверное, наиболее ярким примером женщины, которая проявила уверенность в своих силах в среднем возрасте, является Кэтрин Грэхэм. Она была робкой и зависимой женой, в то время как ее муж, человек очень энергичный, руководил работой в “Вашингтон Пост”. После самоубийства мужа она выступила против передачи газеты в ведение других менеджеров. Понемногу она собрала в себе силы, разбудила дремлющие способности и через некоторое время, к своему удивлению, стала одним из самых сильных и уважаемых генеральных директоров газет в стране.

Процесс изменения может продолжаться много лет. Для одной женщины, назовем ее Джанет, это продолжалось в течение десяти лет. Она счастливо жила со своим мужем, известным ученым. Однажды он заявил, что, как только их дочь возвратится в июне из колледжа, он уйдет из семьи. Для Джанет это было как гром среди ясного неба.

Муж так и не написал свою книгу, над которой долго работал, и обвинил в этом Джанет. Он заявил, что не может писать дома, так как здесь у него слишком много обязанностей. В действительности же вся домашняя работа была на Джанет, которая сделала из этого своего рода искусство, отказавшись от всего ради служения семье. Ее муж, который считал себя гением, был в процессе переоценки своей нереализованной мечты. И для того чтобы избавиться от чувства презрения к самому себе, он решил просто избавиться от всего, что напоминало ему о ней.

“Самое страшное, — говорит Джанет, — в том, что я понимала весь механизм. Мое зго не хотело этого принимать. Я понимала, ради чего все это делается, и заболела. Когда я вошла в период климакса, моя щитовидка, которая не беспокоила меня с детских лет, снова дала знать о себе. Физически я была не в том состоянии, чтобы спокойно перенести это. Муж разочаровался во мне, когда увидел, что я уже не такая сильная, как раньше, а я все еще продолжала жить его миром. В это время у меня не было своей индивидуальности, без него я была никто”.

Джанет нашла в себе силы переехать на юг страны и пойти работать. Около года она пользовалась поддержкой друзей, затем к ней стала понемногу возвращаться физическая энергия. Постепенно она втянулась в академическую жизнь, хотя всегда считала это “нереальным”, а в пятьдесят пять лет даже внедрила совершенно новый отдел в медицинскую школу местного университета. Из этого периода жизни она вышла обновленным человеком. По утрам, просыпаясь, она уже не испытывала мук одиночества. Джанет отказалась от воздержания и обнаружила, что есть еще мужчины, которым она нравится. Она узнала также, что многие из них были обременены алиментами или просто помогали своим детям материально. Тогда она почувствовала, что ее положение еще и лучше, чем у них. Она организовывала конференции, устраивала приемы, писала статьи, наслаждалась одиночеством на южных морях и чувствовала себя совершенно свободной. “Сейчас я поражаюсь, как могла десять лет назад жить без своей индивидуальности. Это просто невероятно”.

И, наконец, самоутверждение

Одно из самых больших вознаграждений, которое дает нам разложение себя на составные части для обновления, — это самоутверждение в этическом и моральном плане и независимость от стандартов и мнений других людей. Испытав различные модели поведения и дойдя до благородства, которое стоит защищать, можно достичь того, что Эриксон называет объединением. Под этим он понимает достижение такого уровня развития взрослого человека, когда человек может дать благословение своей собственной жизни.

Такой шаг означает отказ от модели поведения, оказавшейся неудовлетворительной. Это определенно означает осознание своего образа жизни, который вы собираетесь использовать, но не хотите, чтобы он вас разрушил.

К изумлению своей семьи, Кен Бэбкок в середине жизни расстался как с прежней моделью поведения, так и с заторможенным подходом к жизни. Отец вбил в него мысль о необходимости стремиться к чему-то и обеспечивать кого-то. Кен пассивно принял эти ценности и оказался в замкнутом круге, мечтая о том, что должен стать президентом компании. Все это время он старался добиваться этой цели, старался жить по стандартам отца. Но Кен был охвачен страхом. Он постоянно боялся, что потерпит неудачу. Кен маскировал это под бюджетным консерватизмом. Теперь о его подходе к жизни: для того чтобы не пользоваться возможностями, Кен отрицал все негативное — он отрицал, что ненавидит свою работу, отрицал, что не может содержать дом, в котором жил, отрицал, что у него были сомнения в самом себе и поэтому он не выставил свою кандидатуру на политический пост. Он отрицал это до тех пор, пока не был вытолкнут кем-то со своих позиций.

В сорок три года мечта Кена провалилась. Он обнаружил, что президенты компании не обязательно всегда оказывают поддержку хорошим работникам. Когда компания переживала спад, его просто уволили. Ирония не спасла его. Он слишком долго исповедовал защищенность через материальную независимость и сейчас не знал, что делать.

“Мне понадобилось три месяца, прежде чем я решил испытать судьбу. Это был реальный риск. Я должен был определиться в жизни и посмотреть, что смогу сделать. Маргарет чувствовала, что я постепенно становился все консервативней, так как для меня была крайне важна финансовая защищенность”.

Он сделал ход конем и купил брокерскую фирму на Уолл-Стрит, которая была на грани банкротства. Он вложил в это предприятие все свои сбережения, все свои эмоции и на полгода снял квартиру в городе, чтобы круглосуточно пестовать свой бизнес. Это был шаг, который действительно что-то значил. Вырвавшись из-под влияния родительского фантома, Кенпет Бэбкок, в конце концов, становился самостоятельным мужем. Этот шаг абсолютно не вписывался в ту модель поведения, которой он придерживался. Дело провалилось.

А что же случилось с прекрасным, будто нарисованным, домом Бэбкоков? Продан!

Что же означает этот маленький одноэтажный домик, изображенный на фотографии в конце семейного альбома? Значит ли это, что мы должны горевать об утере семейного гнезда, которое превратилось в маленький деревянный домик?

Поздно вечером, отвечая на мой телефонный звонок, Кен сказал, что передаст мое сообщение Маргарет. “Она по локти в грязи — возится перед домом в саду в ночной сорочке”. Супруги нашли забытую упаковку цинний, и теперь, подсвечивая себе ручным фонариком, Маргарет сажает их под окном спальни. Сейчас они делают пристройку к своему новому дому.

Маргарет первая предложила Кену продать их большой дом, который стал слишком просторным для двоих. Это позволило бы решить и денежные проблемы. Но для Кена дом был выражением всего того, что он достиг в жизни своим трудом. “Это действительно мое единственное имущество, — говорил он, сопротивляясь доводам Маргарет, — не считая семьи”. Сегодня Кен говорит: “Теперь мы выбрались из затруднений. Меня уже больше не мучает продажа старого дома”.

Выбравшись из затруднений со своим делом, Кен проанализировал неудачи. Он должен был принять тот факт, что его мечта стать президентом компании не сработала, он должен был смириться и отбросить свои старые иллюзии и искать обновления в нестереотипном подходе к работе.

“Я решил, что, в конце концов, стал жертвой принципа. Я достиг своего пика неэффективности. Мне нужно пойти туда, где я наверняка добьюсь успеха. Например, возглавить отдел брокерской конторы и самому стать торговцем”.

Изменив свои убеждения в рамках бизнеса, которому он прекрасно соответствовал, но не меняя направления работы, Кен смог открыть маленький местный офис и стать его руководителем. Это можно было приветствовать. Однако другая часть его внутреннего “я” требовала самовыражения. И вот, вместо того чтобы быть задавленным человеком, который пытается пробиться на Уолл-Стрит, он стал уважаемой личностью в своем городке. Кен понял, что его мечта может быть снова реализована на местном уровне. “Теперь я чувствую, что могу стать президентом, как только мне будет нужно. Я испытал радость, когда отказался от обязательств по отношению к своей мечте”, — говорит Кен. В глазах его светится радость.

Будущее уточняет наши планы. Теперь семья Бэбкоков имеет два хороших дохода и минимум домашних обязанностей. Супруги хотят вместе поехать в путешествие. Они даже планируют ранний выход на пенсию для Кена. На днях он собирается выставить свою кандидатуру на выборы в органы местного самоуправления, и это доставляет ему удовольствие.

Мужчина, который при первой встрече явно не выглядел победителем (если сравнивать по внешним меркам ценностей американского бизнеса), оказался победителем в более глубоком смысле. Это человек, который открыл что-то в самом себе (хотя многие находят процесс внутренних исканий очень мучительным), который пошел на риск, пережил неудачу и в этой пустоте нашел себя и создал заново.

Будет ли это вознаграждением для людей, которые поняли смысл слова “достаточно”? Достаточно хорошо. Достаточно успешно. Достаточно тонко. Достаточно богато. Достаточно с точки зрения социальной ответственности. Если вы уважаете себя, то этого достаточно. Если вы имеете достаточно, то вы имеете самоуважение. К счастью, всегда есть люди и события, которые нас обогащают. Никто из нас не беспокоится, что впадает в нишу самоудовлетворенности “абсолютной” зрелости.

Было бы поразительным, если бы мы не испытывали некоторые муки, оставляя знакомую ступень развития взрослого человека и поднимаясь на другую, еще такую неопределенную, ступень. Однако готовность продвигаться через эти переходы эквивалентна готовности жить в изобилии. Если мы не меняемся, мы не развиваемся. Если мы не развиваемся, мы не живем реально. Развитие требует временного отказа от безопасности. Это означает отказ от известных, но ограничивающих моделей поведения, надежной, но не приносящей удовлетворения работы, от ценностей, в которые больше не веришь, отношений, которые уже потеряли свою значимость. Достоевский так говорил по этому поводу: “Люди больше всего опасаются сделать новый шаг, произнести новое слово”. Этот страх необходимо преодолеть.

Если физическая сила и удовлетворение чувств считаются наибольшими ценностями жизни, то мы отрицаем в нас все, что находится за рамками молодости, то есть наш опыт. Если мы не видим ничего, что могло бы соперничать с накоплением хороших дел и успехов, то загоняем себя в ловушку утратившего новизну повторного среднего возраста. Удовольствие от саморазоблачения всегда под рукой. Хотя наши любимые входят в нашу жизнь и выходят из нее, однако ниша для любви остается. И для мозга, освобожденного от постоянных стремлений юности, пришло время непрерывно разгадывать тайны существования.

Смелость предпринимать новые шаги позволяет нам пройти каждую ступень развития с чувством удовлетворения и найти свежие ответы, которые покажут нам богатство других ступеней развития. Силой, которая может оживить в нас все периоды жизни, является наша внутренняя сила.



Страница сформирована за 0.16 сек
SQL запросов: 191