УПП

Цитата момента



Если уж мечтать, так ни в чем себе не отказывая.
Эх…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мои прежние мысли были похожи на мысли макаки, которая сидит в клетке и говорит:
— Если они там за решеткой такие умные, как ты говоришь, почему я этого не знаю? Почему они не демонстрируют? Почему нам не объясняют? Почему нам не помогают, то есть не дают целую гору бананов?

Мирзакарим Норбеков. «Где зимует кузькина мать, или как достать халявный миллион решений»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Метод множественной диссоциации

Чтобы индуцировать состояние глубокого транса, сохранить его и провести сложную работу, автор довольно часто применяет метод индукции множественных зрительных галлюцинаций, при которых испытуемый видит разные, но взаимосвязанные события (в состоянии легкого транса испытуемого можно научить видеть картины в стеклянных или кристаллических шариках). Одной пациентке, находившейся в глубокой депрессии, совершенно упавшей духом, внушили, что она увидит в стеклянном шарике совершенно забытое событие из счастливых дней ее детства. Она с готовностью согласилась, потому что, вспоминая о счастливом детстве, чувствовала себя еще более несчастной. Учитывая эти мазохистские реакции, женщине внушали, что она видит еще один стеклянный шарик и там, одновременно с первым, — событие, произошедшее в другой период ее жизни. Вскоре в воображении пациентки выстроилась целая дюжина воображаемых стеклянных шариков, и в каждом разыгрывалась сцена из разных лет ее жизни, и в этих сценах участвовали люди, имевшие отношение к ее жизни в прошлом. Так была создана сложная экспериментально-исследовательская и терапевтическая ситуация, а пациентка, благодаря желанию ненадолго испытать состояние легкого транса, на несколько часов была погружена в глубокий гипноз, во время которого мы провели основательный курс гипнотерапии.

Этим методом можно пользоваться не только для индукции галлюцинаторных действий.

Одного музыканта, который не реагировал на прямые гипнотические внушения, попросили вспомнить, как его “мучила однажды навязчивая мелодия”. Это привело к тому, что он стал вспоминать и другие подобные случаи. Вскоре он был так поглощен попытками восстановить забытые воспоминания, отбивая такт, что незаметно погрузился в глубокий транс.

Другими словами, явление диссоциации (непроизвольное или внушенное) можно использовать, неоднократно повторяя его, чтобы создать психологическое состояние, при котором испытуемый охотно и легко дает погрузить себя в транс.

Метод внушения постгипнотических действий

В одной статье, написанной автором совместно с Э. М. Эриксон, обращалось внимание на самопроизвольный гипноз, который развивается в связи с выполнением постгипнотических заданий. В ходе гипнотического сеанса врач незаметно и ненавязчиво может сделать постгипнотическое внушение, исполнение которого в свою очередь вызовет самопроизвольное погружение в транс. Этот гипноз может стать исходным состоянием для развития какого-нибудь иного состояния транса. Он годится не для всех испытуемых, но во многих случаях неоценим.

Иногда испытуемому, который находится в состоянии легкого транса, делается простое постгипнотическое внушение. Когда при выполнении постгипнотического действия он самопроизвольно впадет в транс, можно сделать несколько внушений, чтобы углубить это состояние. Затем эту процедуру повторяют до тех пор, пока не удастся достигнуть состояния глубокого гипноза.

Делая постгипнотическое внушение, автор часто прибегает к такой форме выражений: “Каждый раз, когда я возьму вас за запястье и легонько подниму вашу руку, это будет для вас сигналом что-то выполнить: скажем, двинуть другой рукой, или наклонить голову, или уснуть покрепче; это неважно, но каждый раз, получив такой сигнал, вы будете готовы выполнить задание”. Услышав это несколько раз во время первого транса, испытуемый думает, что это относится только к данному сеансу гипноза. Тем не менее, если недели спустя в подходящей обстановке повторить сигнал, это может вызвать быстрое развитие транса. Этим методом мы активно пользовались при обучении студентов, которые собирались овладеть профессией как врача-гипнотерапевта, так и ассистента-гипнотика.

Что касается самих постгипнотических действий, то лучше давать испытуемому задание исполнить что-нибудь легкое и не требующее сосредоточенного внимания. Например, предложить ему наблюдать за тем, как закуривает врач и попала ли брошенная спичка в урну для мусора, или проверить, лежит ли книга на столе в двух дюймах от края, значительно эффективнее, чем попросить испытуемого хлопнуть в ладоши при слове “карандаш”. Чем непринужденней обстановка во время сеанса гипноза, тем легче испытуемому включиться в работу.

При изложении этого материала мы не ставили перед собой цель описать характерные и точные приемы гипноза. Напротив, мы старались показать, что гипноз, прежде всего, должен быть следствием ситуации, в которой межличностные отношения и субъективная оценка строятся так, чтобы они наилучшим образом отвечали целям и врача и пациента. Этого нельзя достичь, если пользоваться жесткими приемами и строгими методами или стремиться к какой-нибудь одной заданной цели. Из-за сложности человеческого поведения и его скрытых мотивов необходимо считаться с множеством факторов в ситуации, когда два человека вовлечены в одно общее дело. Какова бы ни была здесь роль врача, роль испытуемого неизмеримо больше, ибо его поведение зависит от его способностей, знаний, жизненного опыта, то есть от его личности в целом. Врач может только вести, направлять испытуемого, создавать условия, в которых последний успешно проявил бы себя. Он должен принимать поведение испытуемого и использовать любые его формы для того, чтобы создать новые возможности и ситуации, которые благоприятствовали бы адекватным реакциям испытуемого.

Метод овладения поведением больного

Обычно при наведении транса, как правило, стремятся изменить состояние испытуемого, в каком он находится в начале сеанса, и навязать ему какую-нибудь иную форму поведения. Испытуемому предлагают свободно устроиться в кресле, задержать на чем-нибудь взгляд, постепенно расслабиться и рисовать в воображении приятные картины идеосенсорного характера, что незаметно приводит к состоянию транса. Применяя метод, основанный на поднятии и опускании руки, Необходимо вызвать у испытуемого ощущение соучастия, интереса к проводимому эксперименту и его собственным идеомоторным реакциям.

Разумеется, такие методы должны предусматривать готовность испытуемого принять и осуществить ту форму поведения, которую ему предлагают или навязывают со стороны. Если испытуемый отвергает навязываемое ему поведение или сопротивляется ему, надо попробовать другой метод, более подходящий и приятный для него, или вызвать у испытуемого утомление настойчивыми действиями гипнотерапевта и добиться от него, пусть неохотного, согласия сотрудничать. Иногда для этого приходится отложить сеанс гипноза. Так или иначе, тем или иным приемом, а противодействие пациента, как правило, преодолевается. Но если метод меняют на другой, слишком долго индуцируют транс или несколько раз переносят попытку ввести его в гипноз на другой сеанс, то эти действия могут оказать нежелательный эффект на пациента и вызвать у него сомнения относительно того, является ли вообще гипноз подходящим для него методом лечения.

Некоторые пациенты нечувствительны к обычным методам индукции транса, но в действительности гипнозу поддаются. Чаще всего они встречаются в психотерапевтической практике но нередки и в обычной медицинской и стоматологической практике Полагают, что лечению гипнозом такие люди не поддаются. Это те пациенты, которые ни за что не согласятся слушаться других, если не считаются сначала с их собственным поведением, их возмущением и сопротивлением. Их физическое состояние, беспокойство, повышенный интерес, озабоченность или поглощенность собственным здоровьем не позволяет им активно или пассивно сотрудничать с врачом; и врач, естественно, испытывает трудности при попытках изменить их поведение. Имея дело с такими пациентами, следует прибегать к методу, который можно назвать “методом овладения поведением”. Он также ускоряет и облегчает индукцию транса и у обычного среднего пациента. По сути, это ни что иное, как перевернутый задом наперед обычный метод индукции транса. Обычно при начале индукции транса пациент в той или иной форме должен принять волю врача и сотрудничать с ним. в методе овладения поведением все иначе: здесь врач должен поначалу принять поведение пациента, каким бы оно ни было, и, исходя из него, вступить с ним в сотрудничество, как бы это на первый взгляд не расходилось с лечебным правилом.

Ниже приводится несколько клинических случаев, иллюстрирующих различные приемы метода овладения поведением.

Случай 1. Этот пациент вошел в кабинет очень энергично и с ходу объявил, что не знает, поддается ли он гипнозу. Он хотел бы, чтобы у него вызвали состояние транса, если это возможно, и надеется, что тут обходятся без мистики и глупых ритуалов, а дело поставлено на научной, интеллектуальной основе. Он заявил, что по ряду причин нуждается в курсе психотерапии, побывал у многих психотерапевтов, принадлежащих к разным школам, но все без толку. Его не раз уже пытались лечить гипнозом, но ничего из этого не выходило, а все из-за “мистики”, из-за “недостаточно интеллектуального подхода” к делу.

Из расспросов выяснилось, что он подразумевает под “интеллектуальным” подходом: врач должен расспрашивать его о том, что он думает об окружающей его действительности и о чувствах, которые она у него пробуждает. Автор, как врач, должен признать, что он, пациент, сидит сейчас в кресле, что кресло стоит у стола и что это, несомненно, реальные факты.

Их нельзя забыть, отрицать или игнорировать. С тем же напором пациент заявил, что его беспокоит и заботит дрожание рук, лежащих на подлокотниках, и что все вокруг, каждая вещь, привлекает его внимание, и от этого у него голова трещит. Автор тут же ухватился за это последнее замечание, поскольку оно давало хорошую возможность для контакта, и сказал: “Пожалуйста, излагайте свободно свою мысль и свое понимание вещей, но позвольте мне перебивать вас и кое-что уточнять, чтобы быть уверенным, что я правильно вас понимаю и не упускаю вашу мысль. Вот, к примеру, вы сказали про кресло, но вы, очевидно, замечаете и мой стол, и предметы на нем отвлекают вас. Растолкуйте, пожалуйста, подробнее”.

Речь его была многословной, изобиловала более или менее связными замечаниями обо всем, что он видел. При малейшей паузе автор вставлял слово или фразу, чтобы переключить внимание пациента на что-то другое. Делал он это все чаще и чаще, и выглядело это так: “И это пресс-папье; шкаф с документами; ваша нога на коврике; верхний свет; шторы; ваша правая рука на подлокотнике; картины на стене; ваш зрачок меняется, когда вы глядите вокруг; любопытные заглавия у этих книг; напряжение в ваших плечах; приятное кресло; раздражающий шум и мысли; тяжесть в руках и ногах; тяжесть проблем; тяжесть стола; неподвижная рука; карточки многих пациентов; трудности жизни; давление болезней, эмоций, физических и душевных переживаний; приятно расслабиться; потребность, чтобы вас поняли; как важно, чтобы поняли, как вам тяжело; просто смотреть на стол, на пресс-папье, на шкаф с документами; как приятно отключиться от всего; усталость, хорошо, когда она появляется; стол совсем не меняется; а шкаф с документами все так же скучен; как хочется отдохнуть; как приятно закрыть глаза; как снимает напряжение глубокий вздох; какое наслаждение узнавать все без усилий; способность познавать, полагаясь на подсознание”. В этом духе автор сделал много других замечаний, сначала медленно, а затем со все большей скоростью.

Поначалу эти реплики шли в русле собственных мыслей пациента и лишь дополняли его речь, не давая угаснуть красноречию. Когда такой контакт был установлен и пациент не возражал, что его поведение в какой-то мере стимулируется и поощряется, автор, прежде чем произнести свою реплику, стал делать паузу. Это невольно заставило пациента ждать, что скажет автор, и таким образом он попал в некоторую зависимость от автора.

Постепенно и незаметно, по мере продолжения “беседы”, внимание пациента переключилось на его субъективные переживания. Это позволило с помощью простого приема постепенной релаксации индуцировать у него состояние легкого транса. При проведении курса психотерапии метод индукции транса мало чем отличался от приведенного выше, но, разумеется, время, необходимое для наведения транса постепенно укорачивалось.

Случай 2. Нечто подобное произошло с одной женщиной. По ее уверениям, все лечебные мероприятия ни к чему не приводят из-за того, что каждая мелочь в окружающей обстановке невольно отвлекает ее внимание. Она никак не могла изложить свою историю и понять, что ей говорят, поминутно отвлекаясь, чтобы сделать замечание обо всем, что попадало в поле ее зрения (даже за время этого вступления она ухитрилась задать несколько вопросов о разных предметах в кабинете или просто назвать их). Один психиатр, друг семьи, посоветовал ей полечиться с помощью гипноза и направил к автору.

Автор пришел к заключению, что с пациенткой можно провести курс гипнотерапии, но поскольку предварительная беседа ничего не дала, он, исходя из характера ее поведения, сделал попытку ввести ее в транс. Провел он это следующим образом. Когда пациентка что-то спросила о пресс-папье на столе, последовал быстрый ответ: “Оно в углу стола сразу за часами”. Когда она, метнув взгляд на часы, резко спросила: “Который час?”, ей ответили:. “Минутная стрелка показывает то же число, что и настольный календарь”.

Это вызвало у пациентки целый поток замечаний и вопросов, она говорила быстро, переключаясь с предмета на предмет и не делая пауз, во время которых можно было бы вставить слово или ответить. Она вела себя как маленькая несчастная девочка, которая ни о чем не хотела слышать. Этот ее словесный поток удавалось прервать с большим трудом, да и то без результата. Однако когда передвинули нож для разрезания бумаг, она сделала по этому поводу замечание, на секунду прервала свой монолог и опять пошла тараторить без умолку. Автор снял и стал протирать очки, и это снова побудило пациентку сделать замечание на их счет. Автор положил очки в футляр, и это тоже на миг отвлекло пациентку; затем автор переставил пресс-папье, бросил взгляд на книги, открыл и закрыл регистрационный журнал.

Каждое из этих действий находило отклик в безудержном потоке речи. Поначалу эти действия выполнялись автором через короткие интервалы времени и довольно быстро. Но по мере того как пациентка стала ждать их от автора, он сознательно начал замедлять свои движения и делать паузы, точно колеблясь, выполнять их или нет. Такое поведение заставило и пациентку замедлить свою речь и ждать, как на это среагирует автор. Тогда автор стал пользоваться предметами по их назначению, молча или сопровождая свои действия словесными комментариями.

Это его поведение произвело на пациентку сильный тормозящий эффект, и она все более и более доверяла автору словами или жестами указать на предмет, который ей следует назвать или по поводу которого сделать замечание. После сорока минут такой работы автор предложил ей закрыть глаза и назвать по памяти все, что она видела. Женщина делала это до тех пор, пока не впала в глубокий гипнотический сон. Когда это произошло, ей сделали такого рода внушения: “А теперь „пресс-папье", и спите крепче; а теперь „часы", и спите еще крепче, и т. д.”. Через десять минут она уже была в сомнамбулической стадии глубокого гипноза.



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 190