УПП

Цитата момента



Я люблю путешествовать, посещать новые города, страны, знакомиться с новыми людьми.
Чингисхан

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мои прежние мысли были похожи на мысли макаки, которая сидит в клетке и говорит:
— Если они там за решеткой такие умные, как ты говоришь, почему я этого не знаю? Почему они не демонстрируют? Почему нам не объясняют? Почему нам не помогают, то есть не дают целую гору бананов?

Мирзакарим Норбеков. «Где зимует кузькина мать, или как достать халявный миллион решений»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Реципрокное влияние и пределы социального контроля

Действие реципроктного влияния также вызывает обеспокоенность общества по поводу того, что успехи в психологическом знании приведут к усилению преднамеренного манипулирования людьми и контроля над ними. Общий ответ на подобные страхи заключается в том, что все поведение неизбежно контролируется. Следовательно, социальное влияние не влечет за собой серьезного контроля там, где его раньше не существовало. Этот аргумент справедлив в том смысле, что каждое действие имеет свою причину. Но все же не сам принцип каузальности беспокоит людей. На общественном уровне их опасения группируются вокруг распределения контролирующей власти, средств и целей, ради которых это осуществляется, и действенных механизмов для применения реципрокного контроля над практическим осуществлением власти. На индивидуальном уровне они беспокоятся о грязных психотехнологиях, используемых для программирования человеческих отношений.

Индивидуальные гарантии

Возможные способы применения психотехник обычно обсуждаются в терминах индивидуальных гарантий. Расширение осведомленности людей о возможных способах влияния на их психику обычно представляется как наилучшая защита против подобных манипуляций. Когда люди получают информацию о том, как может контролироваться их поведение, они стремятся сопротивляться очевидным попыткам влиять на них, тем самым затрудняя процесс манипулирования. Однако такая осведомленность сама по себе является слабой защитой. Большинство людей отчетливо понимают, что составители рекламы пытаются влиять на их поведение с помощью назойливых призывов, повторения заученных высказываний покупателей в пользу данного товара, хорошо отрепетированных демонстраций его превосходных качеств, описания преимуществ и т. д. Такое знание не обеспечивает людей иммунитетом к воздействию рекламы. То же самое справедливо и для убеждения через ответные последствия. С помощью принуждения можно вырвать согласие, а с помощью вознаграждения добиться уступчивости даже в тех случаях, когда люди осознают, что их действия вызываются всего лишь навязанными им стимулами.

Человек научился не позволять использовать себя в чужих интересах задолго до того, как наука психология сформулировала принципы изменения поведения и научилась применять их на практике. Для человека самым надежным источником противодействия попыткам оказывать на него влияние являются представления об ответных последствиях взаимодействий. Люди сопротивляются и будут сопротивляться своему использованию в чьих-то целях, когда вынужденное поведения создаст для них неблагоприятные последствия. Самые утонченные попытки воздействий на человека будут безрезультатны, если он поймет, что его уступчивость пойдет ему во вред. Благодаря существованию взаимных последствий никто не может манипулировать людьми по собственному усмотрению и по этой же причине каждый человек испытывает ощущаемое им чувство беспомощности, когда пытается добиться от других того, чего он хочет. Это справедливо для всех уровней поведения — как индивидуального, так и коллективного. Родители не могут заставить детей выполнять все свои пожелания, в то время как дети, занимаясь своими делами, чувствуют ограничения со стороны родителей. Администрация университетов, их профессорско-преподавательский состав, студенты и выпускники ощущают, что те группы, к которым они не принадлежат, оказывают чрезмерное влияние на возможности реализации их собственных интересов, но сами не имеют достаточной силы, чтобы изменить сложившуюся практику. На политической арене члены конгресса считают, что исполнительная власть обладает слишком большими полномочиями, а та, в свою очередь, испытывает противодействие своей политики со стороны законодателей.

Социальные гарантии

Если защита человека от его использования в чьих-то целях опиралась бы только на индивидуальные гарантии личности, то люди бы непрерывно подвергались различным попыткам воздействия и даже принуждения. Поэтому они создали определенные законом меры защиты, которые очерчивают границы контроля за поведением человека. Неприкосновенность личности в значительной мере обеспечивается социальными гарантиями, которые, с одной стороны, налагают ограничения на использование недопустимых способов влияния, а с другой — поощряют развитие мер ответного воздействия для достижения баланса интересов. Вторая цель достигается путем выработки соответствующих механизмов взаимного влияния через сложившуюся судебную практику, деятельность различных контролирующих органов, а также посредством процедуры выборов. Установленные в обществе способы взаимного воздействия не только защищают от произвольного и необоснованного контроля, они также предоставляют людям средства для модернизации сложившихся отношений и улучшения условий жизни. Установленные законом и правилами общежития ограничения интенсивности и форм контроля, который люди могут осуществлять друг за другом, обычно упускаются из виду при обсуждении проблем психологии.

Хорошее знакомство с психологическими методами само по себе не дает права на их использование в отношении других людей. Например, промышленники хорошо знают, что производительность труда работников при сдельной оплате выше, чем при повременной. Тем не менее они не всегда могут применять более выгодную для них подкрепляющую систему материального стимулирования. В те времена, когда владелец предприятия обладал исключительными правами, он платил рабочим только за фактически произведенную продукцию, а также нанимал и увольнял их по собственному усмотрению. Тенденция выравнивания прав работодателей и нанимаемых работников привела к постепенным изменениям сути заключаемых трудовых соглашений. Когда рабочие получили возможность экономических воздействий на предпринимателей посредством коллективных акций, они добились права вести переговоры о гарантированной почасовой, недельной, месячной, а в итоге — и о годовой заработной плате. Через определенные промежутки времени существующие договоренности пересматривались и принимались новые, удовлетворяющие обе стороны. По мере того как вырабатываются новые средства коллективных действий, другие социальные группы начинают использовать свое влияние для того, чтобы изменить существующие соглашения, которые выгодны определенным группам предпринимателей и наемных работников, но оказывают негативное влияние на уровень жизни других слоев общества.

Предыдущий пример показывает, что улучшение знаний о том, как можно влиять на поведение людей, не обязательно приводит к повышению уровня социального контроля. Пожалуй, лишь в последние годы мы стали свидетелями перераспределения власти, создающего более широкие возможности для взаимного влияния. Это позволило людям выступать против социального неравенства, добиваться изменений практики сложившихся в обществе отношений, противодействовать попыткам нарушения их прав и распространить возможности подачи жалоб и проведения судебных разбирательств в отношении тех вопросов общественной жизни, которые до сих пор находились лишь под односторонним контролем государства. Однако тот факт, что все больше людей обладают реальной властью, сам по себе не гарантирует построения гуманного общества. Ведь как бы ни была распределена власть в обществе, важно и то, каким целям она служит. Также и знание о средствах психологического воздействия не обязательно приведет к механическому изменению межличностных отношений. Какой бы ни была внутренняя ориентация различных людей, они стремятся моделировать, истолковывать и подкреплять события в том виде, который представляет для них наибольшую ценность. Поведение, обусловленное намерениями и обязательствами, является не менее подлинным, чем любые импровизации.

Романы, посвященные описаниям авторитарных режимов и вымышленных государств, поведение людей в которых обусловлено постоянным страхом, ставшим неотъемлемой составляющей их образа жизни, могут произвести сильное впечатление на любого читателя. Защитники подобных утопических обществ описывают тот образ жизни, который им нравится. Так как личные предпочтения могут меняться в широком диапазоне, многие люди подвергают сомнению как ценности, представленные в романах-утопиях, так и правильность ценностной ориентации реального мира в целом. Даже те, кто с уважением относится к общественным устоям, тем не менее выражают опасения по поводу гомогенизации жизни в рамках социального устройства. Другие люди боятся, что если средства влияния могут оказаться в нечистоплотных руках, то они смогут быть использованы для формирования общественного согласия на авторитарное правление и благожелательного отношения к деспотизму. В их глазах сюжеты фантастических романов являются реальной пугающей перспективой.

Когда в качестве единственной возможной формы утопической общественной жизни, основанной на бихевиоральных принципах, представляется только та, которая была описана в «Walden Two» (Skinner, 1948), общие методы развития более совершенных социальных систем ставятся в тупик тем особенным образом жизни, который она подразумевает. В итоге процедуры достижения человеческих идеалов отвергаются, так как предлагают малопривлекательный образ жизни. Определенные принципы могут быть отделены от существующей социальной практики путем обеспечения иных типов общественной жизни, основанных на тех же бихевиоральных принципах. При общественном устройстве, основанном на плюрализме, люди получают возможность вести тот образ жизни, к которому они стремятся. Те, кто считает, что некий стиль жизни ему не подходит, может попробовать изменить его на другой. При этом добиться массовой манипуляции людьми оказывается очень трудно, так как ценностные предпочтения и каналы влияния различны для каждой группы населения. Предоставляя уместные ценностные установки, принципы социального научения могут эффективно использоваться для культивирования многообразия взаимоотношений.

Футуристический кошмар романа Оруэлла «1984» и его современных последователей отвлекает внимание публики от менее заметных регулирующих влияний, которые представляют непрерывную угрозу благополучию общества. Большинство обществ создали реципрокные системы, которые защищены действием законов и социальных установок, препятствующих всеобъемлющему контролю человеческого поведения. Хотя злоупотребления властью случаются время от времени и в демократических государствах, все же в них нет беззакония тоталитарного правления, представляющего постоянную угрозу для любого человека. Существующая в них опасность заключается в большей степени не в принудительном контроле, а в интенциональном стремлении к личным целям, которые могут быть не только материальными. Вредные социальные порядки возникают и сохраняются даже в открытом обществе, когда в них оказываются заинтересованными многие. В качестве распространенного примера можно привести ситуацию, когда несправедливый по существу подход к решению своих проблем группы в чем-то обделенных людей может получить общественную поддержку — и все это будет происходить безо всяких требований введения деспотического правления.

Разумеется, человек должен бороться не только с антигуманным отношением к себе со стороны других людей. Когда негативные последствия определенного образа жизни подолгу сохраняются и постепенно накапливаются, люди могут стать добровольными пособниками своего самоуничтожения. Например, если достаточное количество людей получают выгоду от тех видов деятельности, которые наносят существенный вред окружающей среде, то в конце концов они нанесут ей непоправимый урон, который, несомненно, скажется и на людях.

С ростом населения и распространением образа жизни, основанного на стремлении к материальному благополучию и приводящего к быстрому расходованию невозобновляемых ресурсов, люди должны будут учиться справляться с новыми условиями существования. Широкое распространение видов деятельности, которые значительно увеличивают личные доходы, могут привести к пагубным результатам, которые скажутся на всех членах общества. Эти новые реалии потребуют от человека большего внимания к своему поведению и ответственности за его социальные последствия. Будут расти внешние влияния, направленные на подчинение свободы выбора личности коллективным интересам. Таким образом, задача на будущее состоит в выработке социальной политики, которая станет способствовать развитию общественного благополучия при одновременном сохранении максимально возможной индивидуальной свободы.

Изменение общей практики, которая приносит сиюминутную выгоду, но окажется вредной в будущем, не обязательно требует ограничения свободы выбора. Поведение легче изменить не путем установления запретов, а с помощью предоставления лучших альтернатив. Например, на замедление роста рождаемости заметно влияют подъем в экономике, информированность людей об опасностях перенаселения, реализация программ планирования семьи и распространение средств контрацепции, а не наложение ограничений на сексуальную активность и установление для родителей квот на количество детей. В этом случае более широкие общественные интересы совпадают с личностными. В других случаях вредные порядки быстро бы устранялись и заменялись более полезными, если бы этот процесс не встречал сопротивления со стороны лиц, заинтересованных в получении прибыли от данного хода вещей. Борьба с загрязняющими воздух автомобилями, которые к тому же потребляют много материальных ресурсов, может быть ускорена путем создания удобных и экономичных высокоскоростных транспортных систем, а не ежегодным производством миллионов автомашин, строительством автострад и, как следствие, ростом стоимости и риска пользования этим видом транспорта. Но так как большое число людей, прямо или косвенно, получают финансовые выгоды от благополучия автомобильной индустрии, то ограничения выбора альтернатив, которые могут принести ей вред, получают широкую общественную поддержку.

Это только лишь несколько примеров того, как практика коллективного выживания лучше стимулируется путем расширения, а не ограничения индивидуального выбора. Изменения быстрее достигаются за счет предоставления новых благоприятных возможностей традиционным типам поведения, которые, на самом деле, создадут вредные последствия в будущем. Когда выгода от использования альтернативных средств не так очевидна, люди неохотно отказываются от поведения, которое в перспективе угрожает их благополучию, даже перед лицом нарастающих негативных последствий.

Психология не может сказать людям, как они должны прожить свою жизнь. Однако она может предоставить им средства для осуществления личностных и социальных перемен. Также она может помочь им в оценке их выбора путем определения последствий альтернативных стилей жизни и различных видов общественного устройства. Как наука, заботящаяся о социальных последствиях своего практического применения, психология должна стремиться к общественному пониманию своих достижений, затрагивающих вопросы социальной политики — для того, чтобы гарантировать использование своих открытий в целях совершенствования человека.

БИБЛИОГРАФИЯ

Allen M. R., & Liebert R. M. «Effects of Live and Symbolic Deviant Modeling Cues on Adoption of a Previously Learned Standard». Journal of Personality and Social Psychology, 1969,11:253-260.

Aron freed J. « The Origin of Self-Criticism ». Psychological Review, 1964, 71: 193-218.

Ayllon Т., & Haughton E. «Control of the Behavior of Schizophrenic Patients by Food». Journal of the Experimental Analysis of Behavior, 1962, 5: 343-352.

Baer D. M., & Sherman J. A. «Reinforcement Control of Generalized Imitation in Young Children». Journal of Experimental Child Psychology, 1964, 1: 37-49.

Baer В. M., Wolf M. M. «The Entry into Natural communities of Reinforcement». Paper presented at the American Psychological Association Meeting, Washington, D. C, September, 1967.

Baker N. «The Influence of Some Task and Organismic Variables on the Manifestation of Conservation of Number». Unpublished master's thesis, University of Toronto, 1976.

Baldwin A. L., & Baldwin С. Р. «the Study of Mother-Child Interaction». American Scientist, 1973, 61: 714-721.

Bandura A. «Influence of Models' Reinforcement Contingencies on the Acquisition of Imitative Responses». Journal of Personality and Social Psychology, 1965, 1: 589-595.

Bandura A. Principles of Behavior Modification. New York: Holt, Rinehart & Winston, 1969.

Bandura A. (Ed.), Psychological Modeling: Conflicting Theories. Chicago: Aldine-Atherton, 1971a.

Bandura A. «Vicarious and Self-Reinforcement Processes». In R. Glaser (Ed.), The Nature of Reinforcement. New York: Academic Press, 1971b.

Bandura A. Aggression: A Social Learning Analysis. Englewood Cliffs N. J.: Prentice-Hall, 1973.

Bandura A. «Effecting Change Through Participant Mo- deling». In J. D. Krumboltz & С. Е. Thoresen (Eds.), Counseling Methods. New York: Holt, Rinehart & Winston, 1976a.

Bandura A. «Divergent Trends in Behavioral Change: Towards a Unifying Theory». Unpublished manuscript, Stanford University, 1976b.

Bandura A. «Self-Reinforcement: Theoretical and Methodological Considerations». Behaviorism, 1976c, in press.

Bandura A., Adams N. E., & Beyer J. «A Common Cognitive Mechanism Mediating Behavioral Change». Unpublished manuscript, Stanford University, 1976.

Bandura A., & Barab P. G. «Conditions Governing Non- reinforced Imitation». Developmental Psychology, 1971, 5: 244-255.

Bandura A., & Barab P. G. «Processes Governing Disinhibitory Effects Through Symbolic Modeling». Journal of Abnormal Psychology, 1973, 82: 1-9.

Bandura A., Blanchard E. В., & Ritter B. «The Relative Efficacy of Desensitization and Modeling Approaches for Inducing Behavioral, Affective, and Attitudinal Changes». Journal of Personality and Social Psychology, 1969, 13: 173199.

Bandura A., Grusec J. E., & Menlove F. L. «Observational Learning as a Function of Symbolization and Incentive Set». Child Development, 1966, 37: 499-506.

Bandura A., Grusec J. E., & Menlove F. L. «Some Social Determinants of Self-Monitoring Reinforcement Systems». Journal of Personality and Social Psychology, 1967, 5: 449455.

Bandura A., & Jeffery R. W. «Role of Symbolic Coding and Rehearsal Processes in Observational Learning». Journal of Personality and Social Psychology, 1973, 26: 122-130.

Bandura A., Jeffery R., & Bachicha D. L. «Analysis of Memory Codes and Cumulative Rehearsal in Observational Learning». Journal of Research in Persolality, 1974, 7: 295305.

Bandura A., & Kupers C. J. «The Transmission of Patterns of Self-Reinforcement through Modeling». Journal of Abnormal and Social Psychology, 1964, 69: 1-9.

Bandura A., Lipsher D. H., & Miller P. E. «Psychotherapists' Approach-Avoidance Reactions to Patient's Expressions of Hostility». Journal of Consulting Psychology, 1960, 24: 1-8.

Bandura A., & Mahoney M. J. «Maintenance and Transfer of Self-Reinforcement Functions». Behaviour Research and Therapy, 1974, 12: 89-97.

Bandura A., Mahoney M. J., & Dirks S. J. «Discriminative Activation and Maintenance of Contingent Self-Reinforcement». Behaviour Research and Therapy, 1976, 14: 1-6.

Bandura A., & McDonald F. J. «The Influence of Social Reinforcement and the Behavior of Models in Shaping Children's Moral Judgments». Journal of Abnormal and Social Psychology, 1963, 67:274-281.

Bandura A., & Menlove F. L. «Factors Determining Vicatious Extinction of Avoidance Behavior through Symbolic Modeling». Journal of Personality and Social Psychology, 1968, 8: 99-108.

Bandura A., & Perloff В. «Relative Efficacy of Self-Monitored and Extermally-Imposed Reinforcement Systems». Journal of Personality and Social Psychology, 1967, 7: 1 1 1116.

Bandura A., & Rosenthal T. L. «Vicarious Classical Conditioning as a Function of Arousal Level». Journal of Personality and Social Psychology, 1966, 3: 54-62.

Bandura A., Ross D., & Ross S.A. «A Comparative Test of the Status Envy, Social Power, and Secondary Reinforcement Theories of Identificatory Learning». Journal of Abnormal and Social Psychology, 1963, 67: 527-534.

Bandura A., Underwood В., & Fromson M. E. «Disinhibition of Aggression through Diffusion of Responsibility and Dehumanization of Victims». Journal of Research in Personality, 1975, 9: 253-269.

Bandura A., & Walters R. H. Adolescent Aggression. New York: Ronald Press, 1959.

Bandura A., & Whale n С. К. «The Influence of Antecedent Reinforcement and Divergent Modeling Cues on Patterns of Self-Reward». Journal of Personality and Social Psychology, 1966, 3: 373-382.



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 190