АСПСП

Цитата момента



Так жить, чтоб не единой долькой
Не отступаться от лица.
Чтоб быть живым. Живым и только.
Живым и только — до конца!
За это — спасибо

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Любовная порча

«Истинные слова не бывают приятными. Приятные слова не бывают истинными».

Дао‑Гее

«… И эта пятнадцатилетняя девочка спрашивает меня:
— А скажите, бывает такое чувство, что полюбил раз — и это на всю жизнь?
Детей обманывать нельзя, и я честно ответил:
— Конечно, бывает. Я сам его неоднократно испытывал».

Из беседы с психотерапевтом С. Гориным

«Соблазняют лишь тех, кто уже соблазнился».

Тиру д'Аргувиль

То, о чем мы будем далее говорить, имеет косвенное отношение к семейной и сексуальной жизни (то, что вещи эти строго различные, мы, пожалуй, оспаривать не будем). Разговор у нас пойдет по-прежнему именно о любовной порче, как феномене, связанном с гипнозом.

Одним из самых интересных направлений исследования в области наведения порчи, возможно, является «порча любовная». То, что иногда описывают словами «приворожила», «присушила», «очаровала» (производное — «привороты», «присушки», «чары»).

Бели кто‑то верит в мистические или паранормальные явления, то его модель тоже подходит, чтобы разобраться в данном феномене. Но если остаться на позициях материализма, то получается примерно следующее.

«Любовный бред» — явление, давно известное в психиатрии. Нас, прежде всего, заинтересовало, как его можно создать искусственно? Хотим подчеркнуть, что, нижеизложенная гипотеза — далеко не единственная причина «любовного бреда». Но эта причина тоже имеет место быть.

Мужчины чаще разводятся в возрасте около 30, 35‑37, 40‑42 лет. Есть довольно известная теория мужских кризисов, приходящих с семилетней периодичностью. Наши наблюдения подтвердили, что теория с практикой сходятся. Жизнь есть жизнь. Люди разводились, разводятся, и будут разводиться. Но что происходит дальше?

Бывает, что уходят от плохих жен к хорошим. Эти случаи мы рассматривать не будем, как логически понятные.

Бывает, что от хороших жен уходят к хорошим. Это мы тоже оставим за рамками рассмотрения. В конце концов, взрослые люди сами ответственны за свои решения.

Бывает, что от плохих жен уходят к плохим. Это уже судьба.

Но вот бывают случаи, когда от хороших жен уходят к плохим! А это уже интересно. Чего мужу в принципе не хватало, если жена — и умница, и красавица, и хозяйка прекрасная? И что заставило его уйти к другой, которая и глупа, и вульгарна, и смотреть не на что, и пробы ставить негде. Что это — судьба? Может быть. Но может быть, есть что‑то еще?

Не зря иногда говорят — «она слово знает». Если бы те, кто употребляет это выражение, понимали, насколько близки они к истине… Не надо быть циником, но не надо быть и идеалистом: люди очень любят обманывать себя, если им говорят то, что они хотят услышать.

Бывает так, что мужчине все надоело, жизнь кажется пресной — а тут вдруг такое!.. Нет, мы не говорим о мужчинах, которые постоянно — а значит, умело — изменяют своим женам. Как правило, это примерные мужья, для которых семья — святое понятие. Мы говорим о тех, для кого любовное (именно любовное, а не просто сексуальное) приключение в период кризиса является чем‑то совершенно новым, неожиданным.

Обычно такой мужчина внутренне готов к новой влюбленности — ведь ему кажется, что все нынешнее уже приелось. В принципе, на его пути в этот момент может возникнуть любая женщина. И, с определенной вероятностью, возникает именно та, которая его «привораживает».

Понаблюдав, можно легко заметить, что в массе своей «привораживающие» дамы не измучены образованием и не слишком страдают от избытка интеллекта. Они могут не быть истеричками в клиническом понимании этого термина, но постоянно желают быть в центре внимания и стараются его к себе привлечь. Даже по внешнему виду, манере одеваться, причесываться, пользоваться косметикой они выделяются. Обычно их поведение отличается театральностью, наигранностью (внешние проявления их эмоций — всегда чуть-чуть «сверх»), но такая неискренность заметна не сразу. И не слишком опытному в распознавании чувств мужчине это нравится: он воспринимает актерскую игру женщины как раскованность поведения или почти детскую непосредственность.

Кстати, данный конкретный мужчина подобной даме, скорее всего, не очень‑то и нужен. Как правило, увлечь его — для нее своего рода спорт. Она в вечном поиске: «кандидатов в мотыльки» вокруг хоть отбавляй! Правда, на определенном этапе она, привыкнув к обману, может обмануть и себя, посчитав, что влюбилась. Но это ненадолго.

Чем же она берет чужого мужа?

Во-первых, как было сказано, своей театральностью.

Во-вторых, невербально она постоянно оказывает своей жертве (иначе здесь мужчину не назовешь) знаки внимания, делая это либо осознанно, либо интуитивно. О жестах, которыми женщина демонстрирует сексуальную заинтересованность, написано много, вряд ли надо повторяться.

В-третьих, известно, что секрет привлекательности — в том, чтобы постоянно находиться в поле зрения и центре внимания «жертвы».

В-четвертых, она начинает «петь дифирамбы» мужчине. На лесть покупаются почти все люди. А на лесть в сексуальной сфере покупаются почти все мужчины. Ах, как приятно почувствовать себя секс‑символом!

Рано или поздно (чаще рано) дело доходит до постели. И вот тут — самое интересное. Если кто‑то из мужчин подумает, что в постели такая дама лучше родной жены, пусть ошибается и дальше, но все же главное происходит в постели.

Говорят, что мужчина любит глазами. Это, увы, распространенный миф. Гораздо сильнее мужчина любит другими частями тела — и уши, например, здесь играют не последнюю роль. Главное для дамы: что сказать? как сказать? когда сказать?

Что сказать? Именно ту фразу, которая заставит «жертву» делать то, что ей надо.

Как сказать? Так, чтобы это намертво врезалось.

Когда сказать? Тогда, когда он наиболее восприимчив к внушению. А когда он наиболее восприимчив, когда у него повышена внушаемость? Естественно, когда он находится в измененном состоянии сознания. Но весь половой акт и есть измененное состояние! Пиком этого состояния является оргазм (или приближение к нему), и короткая, внятная, ясная команда, отданная в этот момент, врежется в подсознание.

И снова: как сказать? Это уже, скорее, из области актерского искусства. Обычные шлюхи (мы имеем в виду именно тех, кто такого названия заслуживает) специально, вроде, этому не обучаются. Однако богатый опыт сексуального общения с разными мужчинами (и умными тоже) непременно сказывается.

Общение оказывается обучением — и вот у дамы появляется «особо интимный» низкий грудной голос с паузами определенной длины. Такой голос, как будто она непрерывно испытывает оргазм! Впрочем, искусная имитация оного для нее тоже труда не составляет. А, кроме того, у сексуальных партнеров совпадают многие внутренние ритмы (например, дыхание), и т. д.

Теперь самое интересное. Что сказать? Как ни странно, фразы направленные на жесткое кодирование, в исследованных нами случаях не встречались. Встречались, как правило, короткие фразы, по звучанию нейтральные, либо хорошие и добрые. Примеры: «Будь со мной»; «Я — твоя»; «Ты — мой»; «Если бросишь — я с собою покончу».

Эти инструкции намертво врезаются в подсознание, в основном, за счет правильно выбранного момента и соответствующего невербального оформления.

Есть еще одна «нокаутирующая» мужчин фраза: «Я для тебя рожу». Фраза, кстати, по звучанию хорошая, добрая и сильная, имеющая суггестивные свойства. Если такую фразу сказать двадцатилетнему парню, то, невзирая на гипноз, искать его надо будет после этого днем с огнем. Другое дело — мужчина лет тридцати‑сорока. Неважно, желает ли он сам ребенка; главное, что такое желание, высказанное «его женщиной» — елей на его самолюбие. Плюс то, о чем было сказано ранее.

Обычно дамы, произносящие такие фразы, сексуально расторможены, и довольно умело имитируют постоянное сексуальное влечение к данному партнеру и мультиоргастичность. «Ну и пусть себе имитируют! — скажете вы, — при чем здесь мужчина?» Но дело в том, что на свете есть один‑единственный фактор, который быстро, мощно и однозначно вызывает сексуальное возбуждение и у мужчин, и у женщин. Догадайтесь — какой? Ответное возбуждение партнера!

Практически любой мужчина 30‑40 лет, «заскучавший на домашних харчах», с такой дамой оказывается способным… ох, как на многое. На то, о чем с родной женой и не подозревал. (Напомню, мы говорим не о тех, кто периодически и умело изменяет женам). Поэтому за одно любовное свидание сексуальных контактов бывает несколько. Этого уже достаточно, чтобы провести приличное внушение.

К тому же напомним, что сексуальная расторможенность партнерши здесь воспринимается мужчиной как проявление искренних чувств, глупость — как непосредственность, вульгарность — как открытость. В общем, он видит, слышит и чувствует то, что желает видеть, слышать и чувствовать. Нескольких таких встреч бывает достаточно, что серьезно «приворожить» мужчину.

А потом начинаются мучения. Ладно, если мужчина достаточно просто смотрит на прелести жизни, и влюбляться не собирается. Но иногда кажется, что среди мужчин 30‑40 лет, с хорошим образованием, специальностью, приличной должностью — море, мягко говоря, идеалистов! Один — учитель, другой — врач, третий — юрист… Вроде, с людьми работают, должны в людях разбираться, но — поди ж ты… По нашим наблюдениям, среди инженерно‑технических работников идеалистов меньше, но тоже хватает. Сплошная амбивалентность, как сказал бы дед Щукарь.

Главная мечта «привороженных» мужчин — чтобы разрешили многоженство. Они любят жену и детей, но и к подруге испытывают сердечную привязанность.

Среди исследованных случаев не было жесткого кодирования словом. То есть, не встречалось фраз фонетически злых, страшных, плохих. Поэтому трудно сказать, применяется ли в «любовной порче» жесткое кодирование в принципе. Возможно, что жестко закодированные чересчур быстро уходят к новым женам, тогда как в рассмотренных нами случаях мужчины долгое время колебались с принятием решения.

Некоторые из мужей пытаются приспособиться: чем плохо — и жена, и любовница? Но в качестве окончательного решения это не получается ни у кого. Что же, дама зря старалась? Просто переспать с кем угодно — для нее проблемы нет. Как они порой говорят, «спать есть с кем — не с кем просыпаться». Она не хочет упустить этот вариант: он еще хочет, он еще может, он не глуп (хотя в отношении предмета влюбленности — откровенный дурак), с высокой зарплатой. Может, он — не Аполлон, так она и сама — не Бриджит Бардо.

Без всякого цинизма мы абсолютно твердо заявляем банальность, которую знают все: в нашей культуре у любой нормальной одинокой женщины (и приличной, и неприличной) мысль работает в одном направлении — ей нужен свой собственный мужчина. Прочие утверждения — либо обман, либо самообман..

Но вот в чем парадокс — приличная одинокая женщина имеет гораздо меньше шансов получить свое «скромное женское счастье», тогда как шлюха — пожалуйста. «Слово знает». Удержит она мужчину после или нет — еще вопрос, но вот отбить, увести — может.

Итак, мысль у нее работает в этом самом нужном направлении. И поздно или рано (чаще рано) она начинает намекать мужчине на то, чтобы он «был только мой». Внушение идет по отработанной схеме. Зачем какие‑то разговоры, зачем логическое убеждение, если можно внушить, да еще довольно приятным образом.

И у мужчины появляются признаки порчи. Тут и необоснованный риск, и пьянство, и много еще чего. Вплоть до попыток самоубийства. Существуя в своем ежедневном неврозе, он ведет туда и жену, и детей. Теперь страдает вся семья.

В этом месте можно было бы пустить слезу и добавить про страдания несчастной любовницы. Но не надо лукавить. «Профессиональная разлучница» помнит, что ее уже оставляли много раз, и понимает, что если ее снова бросят, она легко это переживет.

У мужчины — «любовная порча». Можно ли ее снять? Можно, но трудно. Клин клином вышибают. То, что «наведено» фактически под гипнозом, и снимается соответствующим образом. Способов несколько. Расскажем о них.

Несколько лет назад один из соавторов, будучи фанатиком эриксоновского гипноза, свято и слепо верил в его всемогущество. Поэтому применял его, когда надо и когда не надо. Тогда он и попытался впервые снять «любовную порчу». Забегая вперед, скажем, что порча снялась. Но мы до сих пор не уверены, что благодаря вмешательству. Дадим теперь возможность рассказать сюжет от первого лица:

«Ко мне обратилась жена одного знакомого, попросив помочь избавить его от «порчи». Проще говоря, «муж загулял», но не просто загулял, а серьезно влюбился. При этом любил и жену, и ребенка. Метался и туда, и сюда.

Я согласился помочь. Это была моя первая ошибка: в случае неудачи нажил бы врага; в случае удачи — рисковал тем же. Но я свято верил в эриксоновский гипноз. Кроме того, подсмотрел, как «любовную порчу» снимают «колдуны» и «экстрасенсы». При этом, как и любой фанатик, даже не интересовался: а что же потом происходит после этого снятия? Все казалось простым и ясным.

Мой знакомый был в состоянии сильнейшего невроза. А значит, принять решение самостоятельно он не мог в принципе. Я погружал его в гипнотический транс, при этом нахваливал жену (зачем, спрашивается?) и пытался вызвать отвращение к любовнице (зачем, спрашивается?). Я внушал, что именно она навела порчу (это была моя самая большая глупость!).

Я придумал ритуал: снимать порчу, предварительно завязав на шее нитку, а через неделю ее сжечь. Сжигал он нитку, как позднее выяснилось, вместе с любовницей.

Я говорил ему, чтобы он не смел употреблять спиртное за пределами дома — он уходил к ней трезвый. Ему не надо было пить. Он и так был, как пьяный.

Наконец, отчаявшись, я решил провести что‑то вроде кодирования. Естественно, все делал только с личного согласия своего «пациента». Он искренне желал избавиться от наваждения — но не мог. Порча есть порча.

Я, внушив ему легкий транс, рассказывал об ужасах, которые последуют, если он нарушит правила после кодирования. Я даже взял с него расписку, что если с ним что‑то случится, то ко мне он претензий не имеет. Разумеется, такой расписке юридически грош цена, но надо же было как‑то напугать.

Потом по всем правилам (которые почерпнул из книг) провел «кодирование». При этом осознавал, что не имею на это ни малейшего права.

Через неделю он попросил меня его «раскодировать». И тогда я, плюнув на гипноз, просто спросил его: «А зачем ты туда ходишь?». Он совершенно искренне ответил: «А как же я не буду туда ходить?» И тогда я, возможно, сделал то, что заменило весь гипноз и всю «экстрасенсорику» вместе взятые. Я сказал: «А не ходи, и все».

И кошмар в его жизни закончился. Он перестал туда ходить, и все! Что это было — моя заслуга или просто совпадение — я до сих пор не знаю. И возможно, не узнаю никогда. Потому что проводить эксперименты на знакомых, вероятно, больше не буду. Если и убирать «любовную порчу», то только с людей посторонних, за очень большую оплату, и взяв деньги вперед (кстати, говорят, это очень усиливает воздействие).

Я продолжаю верить в эриксоновский гипноз, но вот уверенности в своих способностях тогда поубавилось. Потому как лечение «любовной порчи» — дело рискованное и, честно скажу, неблагодарное». Реально помочь мужчине может только один человек — его жена. С ней иногда тоже можно поработать. Но лучше не давать таким женщинам советы. Дав совет, становишься причастным к ее беде. Можно запросто остаться виноватым.

Поэтому лучше дать гипнотические скрытые прямые инструкции. Можно рассказать таким женщинам, погрузив их в легкий транс, о том, как может наводиться «любовная порча», и что значит: «знает слово». Транс наводится неявно, в процессе обычного разговора. Самые обычные техники погружения: «5‑4‑3‑2‑1», забалтывание, описание естественных трансовых состояний. Самые обычные стратегии маскировки инструкции — трюизмы, пресуппозиция, чем… тем, иллюзия выбора, полный выбор: «… Ты можешь это попробовать хоть сегодня, или несколько позднее, или вообще ничего не делать и дальше мучиться» — (невербальное оформление соответствующее) — «И ты сама поймешь, что тебе делать, как только придешь домой и посмотришься в зеркало».

Смысл инструкции сводится к тому, что клин клином вышибают. И что она сама может точно так же провести сеансы внушения со своим мужем (а как его в постель заполучить — ее учить как раз не надо)».

Наверное, для чистоты эксперимента надо было набрать больше материала. Но, что делать, таких женщин оказалось девять. К тому же мы их специально не искали. Они обращались случайно…

Каков результат? Пять женщин благодарили за помощь и убеждали нас (нас‑то зачем?), что именно мы им помогли. В семье у них все нормализовалось.

Четыре ничего не сообщили. Мужья у них со временем определились и из семьи ушли. У всех этих четырех женщин вскоре появились любовники. Точно знаем, что двое из любовников женаты… Поэтому не спешите делать добро, исходя из благих намерений (зло, впрочем, тоже).

Между прочим, мы специально интересовались у многих дам, «знающих слово», откуда они это знают. Ведь про НЛП им известно столько же, сколько про жизнь на Альфе Центавра. Ответы были разными: «от матери», «от подруги», «сама догадалась»… Наверное, сколько женщин — столько и ответов. Наверное, все дело в интуиции, которая, как известно, есть опыт, обобщенный на уровне подсознания.

Мы не хотели бы все упрощать. «Знание слова» — далеко не единственно возможная причина семейных драм. Тем не менее, это объективная реальность, напрямую связанная с внушением и гипнозом.

Мы не рассмотрели здесь случаи, когда женщины бросают семью и уходят к другим мужчинам. Но, как говорил Киса Воробьянинов, «к науке, которую я в настоящее время представляю, это не имеет никакого отношения». Действительно, это — совсем другая история.

Но что это мы все о веселом? Давайте, слегка отвлечемся.

Слово о слове

«На смелого собака лает, а трусливого рвет».

Русская пословица

Есть люди, утверждающие, что не боятся собак, поскольку «знают слово». По их утверждениям, собака на них не нападает. Что это? Воздействие на животное через фоносемантику? Наверное, нет. Однако такое явление — не вымысел.

В свое время мы заинтересовались этим вопросом. Известно, что собака чутко ощущает запахи. При этом она безошибочно по запаху определяет, боится ее человек или нет. В этом нет ничего сверхъестественного. Дело в том, что собака чувствует запах норадреналина, который выделяется у человека, когда он пугается.

Человек, «знающий слово», не отпугивает собаку этим «словом». Нет, он заставляет себя не бояться. Нужная фраза, сказанная про себя, помогает человеку не выделять норадреналин. Безусловно, это воздействие через фоносемантику, но воздействие не на животное, а на себя, на свой организм.

К сожалению, нам пока неизвестны такие фразы на русском языке. Мы знаем, что они есть, но нам пока они неизвестны. Мы точно знаем, что такие фразы есть в цыганском языке, но нам они тоже пока неизвестны (теоретически, разработать такие формулы довольно легко, но не хочется проверять их действие на себе).

В то же время есть прекрасные фразы для этого на санскрите (и они прекрасно действуют). О причинах воздействия этих фраз пусть ломают голову академики. Хотя одна из наиболее признанных теорий на этот счет гласит, что воздействие мантр на санскрите связано с генетической памятью и тем, что санскрит считается одним из самых древних языков на Земле. Кстати, все цыганские диалекты основаны именно на санскрите (это неудивительно, ведь цыгане — выходцы из Индии).

Итак, зарекомендовавшими себя мантрами, которые позволяют избавиться от страха, являются давно известные мантры «Ом мани падмэ хум» и «Ом мани бхагаватэ». Мы далеки от мистики, но фоносемантика этих фраз обладает потрясающим эффектом. Поэтому многократное повторение таких фраз при встрече с собакой помогает. Но в некоторых случаях и эти мантры вряд ли помогут.

Во-первых, это вряд ли сработает против служебной собаки, которую на вас специально натравили. Она привыкла бросаться по команде хозяина на любого.

Во-вторых, это может не сработать против собак, порода которых предопределяет их природную злобность (бультерьеры, пит‑бультерьеры и т. п.).

В-третьих, не сработает и против стаи одичавших изголодавшихся собак вне пределов города.

Однако исключения из правил бывают не часто. Если же такое случается, то лучшим средством борьбы с дикими животными остается автомат Калашникова. В крайнем случае — газовый баллончик «Анти‑дог» (который подходит и для хулиганов).

А вот избежать нападения бродячей или безнадзорной собаки на улице вполне возможно, не дав ей почуять, что вы ее боитесь. Хоть она и собака, но ведь не нападает на всех подряд. Она выбирает (на нюх) того, кто послабее. А кто для нее слабее? Тот, кто ее боится.

Биоритмы

«Никто не спотыкается, лежа в постели».

Японская пословица

При наведении порчи, в принципе, можно учитывать что угодно, вплоть до фаз Луны. Можно, но нудно. Давайте, поговорим о том, что учесть вполне реально: о биоритмах. Это — тоже действующая модель.

В 1928 году доктор Фридрих Тельчер из университета Инсбрука окончательно доказал наличие биоритмов у людей. У человека есть три цикла. Физический — продолжительностью 23 дня, эмоциональный — продолжительностью 28 дней и интеллектуальный — продолжительностью 33 дня.

Половину каждого из трех циклов человек проводит в положительной фазе, а половину — в отрицательной. Днем повышенного риска считается день перехода из положительной фазы в отрицательную и наоборот. День накануне считается столь же опасным: в такие дни у людей чаще происходят несчастные случаи, обострения болезней, и т. п.

Высчитать эти дни в наше время проще простого. Есть и компьютерные программы, и карманные определители. Есть таблицы, по которым легко высчитать нужный день (единственное, что для этого надо знать: дату и год рождения конкретного человека). В частности, такая таблица есть в книге Евгения Гольцмана «Знаменитые психопаты. Защита от порчи и сглаза».

Если вы знаете дни повышенного риска у конкретного человека, вы можете заранее подобрать для него подходящую формулу порчи. Наиболее опасны «критические дни» в эмоциональном и физическом циклах. «Критический день» в интеллектуальном цикле при наведении порчи особой роли не играет.

ЧАСТЬ X. РАССУЖДЕНИЯ ПО ПОВОДУ. НАСКОЛЬКО ОПАСНЫ ФОРМУЛЫ ПОРЧИ?

«Раз в году и палка стреляет».

Народная мудрость

Опасны ли формулы наведения порчи сами по себе? Думаем, что нас легко поймут, если мы скажем, что опасность — возможна. Примерно такая же, как у ружья.

А ружье опасно, когда из него стреляют. И не просто так, а тщательно прицелившись. Что уже зависит от стрелка. И убивает не ружье, а стрелок.

При наведении порчи тоже все зависит от умения того, кто ее наводит. Если наводить порчу неумело, то можно причинить вред самому себе. Опять так же, как с ружьем: в неумелых руках оно представляет опасность и для окружающих, и для того, кто ружье держит.

При этом надо учитывать, что порчу навести можно и без фоносемантических формул. Это труднее, это дело случая. Это так же, как из ружья не стрелять, а умело им бить— по сравнению с выстрелом эффект будет ниже.

Поэтому, видимо, не стоит относится к таким формулам, как к сверхтайным и сверхопасным знаниям. Вряд ли надо уподобляться Пятнице из романа «Робинзон Крузо». Помните, поначалу Пятница очень боялся ружья Робинзона, и даже молился этому ружью, прося его пощадить. А со временем Робинзон сделал из Пятницы хорошего стрелка, и Пятница мог защищаться и добывать еду.

А. Котлячковым разработано для наведения порчи несколько тысяч фоносемантических формул, действие которых можно прогнозировать заранее. В данной книге мы для примера приводили некоторые их них. Публиковать все формулы не видим смысла. Причин несколько.

Во-первых, при желании можно подобрать на компьютере таких формул сколько угодно, по сотне‑другой в день.

Во-вторых, зная основы (плюс фантазия и чуть-чуть лингвистических способностей), это могут делать многие.

В-третьих, большую часть формул мы оставляем «про запас» — скажем, на тот случай, если придется писать новую книгу.

В-четвертых, мы готовы поделиться своими запасами с заинтересованными лицами, и предпринимали это на сайте летом 2000 года.

И, в-пятых, вопрос о нравственности наших занятий все равно остается сложным и не решенным до конца. И нам не хотелось бы уподобляться Паниковскому, который в свое время искал людей, высоконравственных настолько, чтобы дать «настоящую цену».

Защищаться ли от своих слов при наведении порчи?

«Молнии, поражающие одного, пугают многих».

Латинская пословица

«Хоть и остро лезвие ножа, да не обрежет рукоятки»

Вьетнамская пословица

Бытует мнение, что порча «падает» и на того, кто произносит соответствующую фразу. В некоторых случаях это действительно так. Связано это с тем, что в обыденной жизни чаще всего порча наводится неосознанно для наводящего ее, случайно. Обычно это фразы, произносимые в процессе бытового хамства.

Человек, случайно произнесший фонетически плохую и страшную фразу, слышит ее точно так же, как и тот, кому она адресована. В результате последствия для него могут быть не лучшими, чем возникшие у того, кого обхамили.

Если же порча наводится осознанно, то, как правило, это осознание уже является достаточной защитой для наводящего.

Рассуждения по поводу

«Некоторые способны поджечь мир только потому, что считают себя хорошими пожарниками».

Илья Эренбург

«Идите вы к…» И он назвал весьма популярный в России адрес».

Эммануил Казакевич

Когда и при каких условиях целесообразнее наводить порчу? Желательно это делать без свидетелей. Слова, как известно, к делу не пришьешь, но к делу подшиваются свидетельские показания.

Хотя, надо сказать, и уголовная ответственность за наведение порчи отсутствует. А если даже такое обвинение последует, то всегда можно выдвинуть встречное обвинение в мракобесии. Правда, лучше на вопрос, наводилась ли порча, ответить уклончиво: «Н‑дык…». В крайнем случае, можно ответить уклончиво в стиле армейских прапорщиков, то есть «послать…»

Прекрасно охлаждает пыл любознательного фраза: «Может, повторить? Можно».

Свидетели не нужны, еще и потому, что они могут пострадать от ваших слов. Если это не входит в ваши планы, то лучше наводить парчу с глазу на глаз.

При этом надо помнить и то, что хотя за порчу уголовной ответственности нет, но есть ответственность за оскорбление и за угрозу убийством.

Не надо выбирать объектом тренировки невиновных людей.

Немаловажный момент: фраза должна быть к месту, адресована данному конкретному человеку.

Поэтому, поскольку случаи бывают разные, лучше иметь на разные случаи жизни разные, заранее заготовленные фразы.

Преимущество таких фраз в том, что последствия их воздействия можно заранее прогнозировать. Желательно не «перегибать палку»: если есть возможность отпугнуть, вряд ли надо быть чрезмерно жестоким. Тем более, что некоторые, почувствовав вашу силу, в следующий раз будут вести себя абсолютно иначе.

В общем, надо быстро уметь ориентироваться в обстановке. Иногда проще не «метать бисер перед свиньями», а уйти, убежать, ударить или просто сказать «нет».

ЧАСТЬ XI. ПУТИ К СОВЕРШЕНСТВУ. ОСОБЕННОСТЬ ТРЕНИРОВОК

«Если бы это было просто, то все бы это и делали».

Похоже, из Одесского фольклора

«Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию»

Аксиома Кана

«Жаждешь крови? Стань гнидой».

Станислав Ежи Леи

Как добиться того, чтобы порча непременно наводилась (и конечно, снималась)? Ответ прост. Нужно довести свои действия до автоматизма.

Специалисты считают, что ничто так не подводит человека в опасности, как необоснованное сознание своей вооруженности. Мы знали многих хороших борцов, боксеров, рукопашников, которые на улице в решающий момент позволяли себе расслабиться и пропускали удар от противника (особенно первый, который оказывался решающим). Кое-кто за это поплатился жизнью. Они настолько были уверены в своих силах, что пренебрегали элементарной осторожностью.

Еще хуже, когда малоподготовленный человек начинает носить оружие. Он считает, что если в кармане или кобуре у него пистолет, то это уже гарантия его безопасности. А когда возникает угроза, он не успевает вытащить оружие, или снять с предохранителя, или передернуть затвор, или…

Да что там говорить. Видимо, ясно, что оружие — еще не гарантия безопасности, надо уметь им пользоваться. Вроде и знает все человек, но… теоретически. А на практике… и побили, и пистолет отобрали. Хорошо, что живой.

Любое оружие (так же, как и приемы рукопашного боя) необходимо применять, не задумываясь, «на автопилоте». Только это дает определенную гарантию успеха.

А как добиться автоматизма? На это вам ответит любой тренер рукопашного боя. Да и любой тренер по другим единоборствам или сложным координационным видам спорта. Автоматизм в движениях достигается, если это движение правильно повторить пять тысяч раз. Подчеркиваем, повторить правильно. И все.

В то же время установлено, что на одной тренировке количество повторений не должно превышать трехсот. Иначе от тренировки будет вреда больше, чем пользы.

Думаем, что такой расклад будет правильным и в нашем деле. Много это или мало? В зависимости от того, как тренироваться. В принципе, — чем чаще, тем лучше. Главное, чтобы не наводить порчу на невиновных людей. Если вы задумали осваивать эти приемы, то вначале необходимо овладеть навыками эриксоновского гипноза в целом. Для успешного результата это просто необходимо. В противном случае — многим рискуете.

Ну, а приемы эриксоновского гипноза можно отрабатывать всегда и везде. Например, на работе, если ваша работа связана с общением. Но тренироваться можно не только в процессе общения.

Когда один из авторов, только начиная заниматься гипнозом, отрабатывал техники присоединения, то делал это перед телевизором, слепо копируя то, что видел на экране. Понятно, что отрабатывай он это в процессе общения — настораживал бы людей. Ведь поначалу отзеркаливать незаметно довольно трудно. Зато, потренировавшись перед экраном месяца два, вы будете отзеркаливать любого непринужденно, «на автопилоте», и совершенно незаметно для собеседников. И для себя тоже! Оба автора иногда ловят себя на мысли, что отзеркаливают всех, с кем общаются. И делают это совершенно естественно и непроизвольно. И как это облегчает жизнь!

В деле наведения порчи та же самая картина. Произнесение формул порчи тоже должно быть «на автопилоте». Когда на вас неожиданно «наезжают» хулиганы, нет времени думать, что сказать. Надо говорить, и все. А потом или убегать (если есть возможность), или бить (если убежать нельзя).

Естественно, мы говорим о формулах отпугивания. Но и при запугивании картина такова: некогда думать, что же сказать этому хаму. Поэтому для таких случаев у вас есть одни формулы, для несколько иных случаев — другие, а для отличных от этих — третьи…

Пожелание вреда — несколько иное. Это ведь скорее нападение, чем защита. По меньшей мере, это контратака. Здесь можно подготовиться заранее. Но все равно, и для таких случаев неплохо иметь несколько заранее заготовленных и отработанных до автоматизма формул.

«Отработанных до автоматизма» — это не только выученные наизусть фразы. Это и отработанная мимика, и взгляд, и жесты. Практически, это тоже прием рукопашного боя, только удар здесь наносится взглядом и словом. Мы знали специалистов‑рукопашников (высокого уровня), которые одним взглядом могли остановить противника. Знали и таких из них, которые криком могли ввести противника в оцепенение. Это — отработанный многолетней практикой своеобразный сглаз и порча, хотя и с кратковременным действием. Этого им было достаточно, чтобы самим провести прием.

Однако отработанная до автоматизма формула — тоже не окончательный залог успеха. Надо еще уметь мгновенно оценить обстановку, применить не просто формулу, а именно подходящую к данной ситуации (или не применить!) Не зря хорошие тренеры по рукопашному бою со временем выводят учеников из стен спортзала и проигрывают ситуации, сходные с боевыми: на улице, в лесу, в подъезде, в лифте и т. д. Только тренировки в обстановке (обстановках), приближенной к реальной, позволяют достичь нужного эффекта в подготовке. Поэтому и здесь нужны тренировки, тренировки и тренировки.

Когда тренировки являются эффективными? Только тогда, когда они приносят удовольствие. А что людям нравится? Естественно, то, что они умеют делать хорошо. Так в любом деле. Поэтому вначале придется учиться «через не хочу». Когда же появится навык, когда вы научитесь это делать, можно будет ориентироваться на свое самочувствие.

Кстати, по нашим подсчетам, из не подготовленного, но умного и желающего все освоить человека, специалиста в наведении порчи можно сделать за год или несколько раньше. Из человека, имеющего навыки эриксоновского гипноза, специалиста можно сделать за неделю или несколько раньше (зависит от уровня подготовки и желания).

На Диком Западе револьвер системы «кольт» в свое время прозвали уравнителем. В том смысле, что он уравнял сильных и слабых. Однако на смену одному критерию пришел другой. Теперь уже во внимание принимались не сила и наглость, а быстрота реакции и меткость. То же самое можно сказать и о приемах наведения порчи. Это ведь — тоже оружие, а оружие требует постоянных тренировок и ухода. Между прочим, у ковбоев было признаком дурного тона лечь спать, не разобрав и не почистив револьвер. Ведь для того, чтобы шутки ради прострелить сигару в зубах у друга, нужно было постоянно упражняться в стрельбе.

Есть одна китайская легенда о мастере единоборств. К нему попросился в ученики молодой человек. Мастер согласился взять его, но с условием, что тот будет выполнять все его приказы. Целый год молодого человека заставляли выполнять черную работу, при этом мастер нещадно бил его палкой. Молодой человек все вынес. Когда через год мастер приступил с ним к тренировкам, оказалось, что молодой человек практически неуязвим. За год он так научился уклоняться от ударов, что ударить его не мог даже мастер. Что ему помогло? Он делал это инстинктивно. То есть, не задумываясь, автоматически. На этом комментарии можно закончить.

В чем особенности тренировок по наведению порчи? Овладеть приемами наведения порчи без первоначальной подготовки в области эриксоновского гипноза довольно трудно.

Если же навыки использования гипнотических техник имеются, то можно попробовать использовать формулы порчи самостоятельно. Здесь необходима осторожность, так как имеется опасность самонаведения порчи. Без тренировок перед зеркалом не обойтись. Поэтому на первых порах надо себя к таким тренировкам готовить. Поначалу не стоит тренироваться в полную силу.

Не увлекайтесь просушиванием магнитофонных записей с формулами порчи и, особенно, никому не давайте такие записи слушать, если в ваши планы не входит причинение этим людям вреда.

В чём преимущество фоносемантики и гипноза в разработке формул порчи?

«Быстро — это медленно, но без перерыва».

Японская пословица

Главное преимущество — скорость. Когда появились кремневые ружья, они практически не имели преимуществ перед луком. Английский лук даже превосходил их в скорострельности. Дальность же боя и убойная сила были почти равными.

Но для того, чтобы стать хорошим лучником, нужно было упражняться с детства, ежедневно. Хорошим стрелком из ружья можно было стать за год. Используя современное стрелковое оружие, за этот срок, при желании, можно стать снайпером.

Аналогичная картина и здесь. Если так называемой «ведьме» требуются годы для овладения приемами порчи, то при использовании знаний из области суггестивной лингвистики, фоносемантики и гипноза приемами наведения порчи можно овладеть сравнительно быстро.

Это — о наведении порчи с использованием готовых формул. Чтобы разрабатывать такие формулы, необходимы знания из области психологии в целом, и НЛП в частности.

И даже с учетом этого, на первых порах не обойтись без помощи компьютерных экспертных нейро‑лингвистических программ типа «ВААЛ» или «Диатон». В дальнейшем, при наличии определенного опыта, без них можно обойтись. Однако лучший результат дают именно формулы, разработанные на компьютере. Точно так же можно строить дом с помощью одного лишь топора, но лучше все же использовать и другие инструменты.

Насколько это нравственно?

«Осуждают того, кто молчит; осуждают того, кто много говорит; осуждают и того, кто мало говорит. Нет того человека, которого бы не осуждали».

Дхаммапада

«Не стриги бороду при двух людях, ибо один скажет „длинна», а другой — „коротка».

Арабская пословица

«Обе стороны медали отлиты в одном металле».

«Каннибалы предпочитают бесхребетных».

Станислав Ежи Лец

Теперь — о нравственном аспекте данных разработок. Все это безнравственно так же, как применение любого оружия — и нравственно точно так же. Все зависит от того:

кто;

при каких обстоятельствах;

против кого это использует.

Прежде чем заняться разработкой формул наведения порчи (а здесь показана лишь малая часть таких формул), мы длительное время занимались разработкой универсальных формул для оздоровления и общения. С использованием приемов суггестивной лингвистики и фоносемантики, таких формул тоже разработано довольно много. И ознакомиться с ними можно, прочитав книгу А. Котлячкова «Взгляд на модели».

Безусловно, порча может быть использована (и используется) в качестве оружия. Есть все же два момента, которые позволяют нам говорить о разработках в этой области открыто.

Во-первых, слава Богу, никто не называет преступниками физика Альберта Эйнштейна за создание атомной бомбы, а конструктора Михаила Калашникова — за создание самого популярного в мире автомата.

Во-вторых, сроки обучения наведению порчи являются короткими относительно. На это нужно тратить время, силы, энергию. А хам, хулиган или профессиональный преступник предпочитает проводить свое время иначе.

В то же время для специалистов (в том числе из спецслужб и правоохранительных органов) это может представлять интерес.

Специалисты считают, что из всех восточных единоборств быстрее всего осваивается муай‑тай (таиландский бокс). Считается, что через месяц‑полтора интенсивных тренировок человек уже вполне может постоять за себя. (Для сравнения — аналогичный уровень подготовки, при тренировках той же интенсивности, в айкидо достигается через два‑три года). Но в настоящее время никто не боится, что муай‑тай может представлять угрозу для общества. Выдержать этот месяц интенсивных тренировок могут далеко не все, поэтому владеющих муай‑тай: раз, два, и обчелся.

А кроме того, у по-настоящему сильного человека и мировоззрение другое. Люди, которых мы обучили некоторым приемам наведения порчи, обнаруживают общую закономерность. Они применяют эти приемы в самых крайних случаях, только тогда, когда это действительно необходимо. По их словам, они чувствуют себя достаточно вооруженными, чтобы «не обнажать оружие по пустякам».

Давайте дальше поговорим об оригинальных приемах порчи. Помните, мы упоминали «двойную и тройную спираль»?



Страница сформирована за 0.59 сек
SQL запросов: 191