УПП

Цитата момента



Спорить надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченное время.
Осваивай «Тотальное ДА!»

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Ничего нового…

В этой главе не было ничего такого, с чем бы вы не встречались в повседневности. Рефрейминги приходится постоянно делать политикам и прочим спорщикам. А как еще перевернуть ситуацию с ног на голову и найти признаки процветания в экономическом кризисе? Как убедить общественное мнение в необходимости войн?

Очень просто – сменить рамочку. Назвать по другому. Обратить внимание на другой аспект. Вы, например, думали о том, что время Мировых Войн – время небывалого роста технического прогресса? А то, что многие прекрасно работающие на вас бытовые мелочи – разработки военных конструкторских бюро?

– Почему экономика не идет в гору?

– Потому что счастье не за горами.

Как выиграть в любой полемике? Как проявить остроумие и оригинальность позиции? Как неожиданно развернуть всю ситуацию? Сменой рамки. Любой анекдот построен на эффекте неожиданности. На самом непривычном ракурсе. На разрыве стереотипов.

Полезные советы:

«Пятна масляной краски не будут так заметны на вашей одежде, если вы ее больше не наденете».

Говорят, наша жизнь хорошо развивает чувство юмора. Потому что без него – проще повеситься. Детство дает достаточно большую практику в рефреймингах. В школе «отличники» неизменно превращались в «ботаников». Курение становилось четким критерием повзросления. Впрочем, обратные преобразования тоже нередко проходили. Особенно намеки на плохую «дыхалку» юных курильщиков и слабую силу воли.

Учительница проводит опрос в классе:

– Кем у вас работают родители?

– Заведующим универмагом! – говорит Маша, и ей вторит хор восхищенных голосов.

– Охранником в банке! – говорит Петя, и раздаются бурные аплодисменты.

Вовочка плачет:

– А мой папа – доктор наук.

– Ну, ничего-ничего, все работы хороши, – успокаивает малыша учительница.

А вам нравится реклама? Мне, с некоторых пор, да. И не потому, что «реклама – двигатель прогресса». И не только потому, что она дает своевременную информацию о всех новинках сферы услуг. И даже не за просветительскую деятельность. Мне она нравится за обилие рефреймингов и других красивых методов воздействия. Мне доставляет удовольствие анализировать кухню того или иного рекламного ролика.

Помните классическое: «Реклама должна говорить правду, только правду, ничего кроме правды. И никогда – всю правду»? Это о рефрейминге смысла. Искусстве ставить нужные рамки восприятия. Всегда приятнее воспринимать рекламу бритвы на фоне нежного женского прикосновения, нежели на фоне боли от порезов и жгучего одеколона…

В общем, рефрейминг – это способ найти «свежее решение», даже когда рядом нет широко разрекламированной мятной таблетки…

Памятка на память

Мы создаем свой собственный реальный мир. В каждый момент времени, с каждым полученным сообщением. Каждой выданной нами реакцией. Только от нас зависит, каким смыслом наполнить полученное сообщение. События настолько многогранны, что из каждого можно извлечь свою выгоду.

Отношение к чему-либо определяется рамкой, в которую его поместить. Смена рамки вызывает смену отношения к происходящему. Провоцирует появление новых точек зрения и новых оценок. Такое «переобрамление» в НЛП называется рефреймингом.

Рефрейминг можно делать буквально: выделяя и помещая в различные рамки необходимую информацию. Этот эффект часто используется в рекламе. Да и везде, где требуется заранее задать отношение к подаваемой информации или просто привлечь внимание.

Можно сфокусировать внимание на другой аспект ситуации, и это будет называться рефреймингом смысла. Как говорил домовенок Кузя из детского мультика: «Я не жадный – я домовитый!» Или бессмертное: «Стакан наполовину выпит или наполовину недопит?»

Когда мы рассматриваем нечто на фоне других обстоятельств, это называется рефреймингом контекста. Он позволяет найти случаи, когда заявленный недостаток мог бы оказаться преимуществом.

Рефрейминг реализует принцип словесной подстройки и ведения. При этом, рефрейминг контекста – это прямое присоединение, а смысла - перекрестная подстройка.

Рефрейминг контекста уместен при сверхобобщениях, когда проблема заявляется в виде: «Я слишком…» или «Я недостаточно…» Рефрейминг содержания полезен при оценках: «Это означает, что…» Соответственно, для работы с контекстом изменяются обстоятельства: «Зато…», а для работы со смыслом – ищется новое значение.

Основная задача рефрейминга – выйти за рамки обычного восприятия проблемы. Показать другую сторону того же события. Когда-то, более привлекательную, когда-то – более шокирующую. Кому что полезнее. Рефрейминг может помочь изменить отношение на более благоприятное, когда нужно просто успокоиться. А может – подстегнуть к решительным действиям.

Наука дозированного переживания

Ассоциация – погруженность в переживание, при воспроизведении которого человек видит события своими собственными глазами, воспринимая его всеми органами чувств.
Диссоциация – выход из переживания в состояние наблюдателя за самим собой, рассматривающего и слышащего ситуацию со стороны. При этом отсутствует непосредственное кинестетическое восприятие.

Словарь НЛП

Пьяный падает с третьего этажа. К нему подходит милиционер и спрашивает:

– Что произошло?

– Откуда я знаю? – отвечает тот, отряхиваясь. – Я сам только что сюда попал.

Мы прекрасно умеем регулировать степень своей включенности в переживание. Бывает, мы с головой погружаемся в него, а порой – отстраняемся, словно это происходит не с нами. Мы можем буквально ассоциироваться со своими чувствами, а можем – диссоциироваться, отсоединиться от них. Иногда события буквально захватывают нас и мы несемся в бурном потоке жизни. В других случаях, мы остаемся безучастными наблюдателями на ее берегу.

Представьте, что вы видите себя со стороны стоящим под душем. Вы отсюда видите, как он там находится под прозрачными струями воды. Вы можете даже слышать звуки, которые доносятся из душа. Тот человек стоит и моется. Неожиданно на него полился поток холодной воды, т.к. горячую воду отключили…

Теперь немного по-другому. Вы стоите под горячим душем. Упругие струи воды приятно массажируют ваше тело и мягко стекают по нему вниз. Вы слышите шум бегущей воды и, может быть, собственное довольное мурлыканье… Неожиданно на вас полился поток холодной воды, т.к. горячую воду отключили.

Ощущения разные?

Возможно, вы уже и сами догадались, за счет чего появляется такая мощная разница. В первом случае вы были диссоциированы от своего тела. Вы буквально смотрели на него со стороны. Поэтому вы оказались оторваны от его переживаний и легко пережили даже очень резкое изменение ситуации. Максимум, что вы могли испытать – это ощущения по поводу происшедшего.

Сумасшедший пишет письмо себе.

– И что же ты там себе пишешь?

– Откуда я знаю! Я же его еще не получил!

Во втором случае вы ассоциировались с самим собой. Вы были в собственном теле, смотрели своими глазами, слушали своими ушами, чувствовали то, что происходит вокруг. И оказались связанными с собственными переживаниями. Не исключено, что вы пережили при этом легкий бодрящий стресс, не прерывая чтения.

Соответственно, вы получили представление об ассоциированных и диссоциированных состояниях. Набравшись некоторого опыта, можно достаточно легко обнаружить, ассоциирован или нет человек в свои переживания.

Так, для ассоциации характерны более интенсивное дыхание, покраснение кожи и легкий наклон корпуса вперед. Особенно показательно наличие микромоторики – мельчайших (и очень даже явных) движений телом, как в переживаемой ситуации. Это могут быть подрагивания пальцев, движения губ, смещения корпуса в ту или иную сторону. Иногда рассказчик может буквально «рисовать» обстановку вокруг себя.

Диссоциированный человек, как правило, легко читается по отклоненному назад корпусу. Он буквально отстраняется от ситуации в позицию наблюдателя. Его дыхание более поверхностное, кожа – намного бледнее. Он тоже может «рисовать» вам что-то, но он это делает, как на экране.

Пьяный мужчина ночью приводит друга к себе домой. Все спят. Он показывает квартиру:

– Это моя гостиная, это – спальня, это – наша кровать. Вот спит моя жена, а это рядом с ней – я…

Особенно бросается в глаза момент перехода между этими состояниями. Вот он сидел, включенный в переживания, а в следующий момент – подается назад и буквально за минуту меняет цвет лица до более бледного. Лицо становится гораздо менее подвижным, словно кто-то переключил невидимый тумблер.

Перемены действительно разительны, поскольку переход между ассоциацией и диссоциацией дискретный – разрывный по своей природе. Можно или смотреть на мир своими глазами, или видеть себя со стороны. Промежуточного состояния конструктор мира не предусмотрел.

Зато можно регулировать степень диссоциации от переживаний. Главный способ – это изменение расстояния до собственного тела. Помните привычное: «Мне это совсем не близко», «Это далеко не так важно!», «Я бы хотел отодвинуться от своих проблем». Все эти фразы выражают буквальные процессы, происходящие в наших переживаниях. Мы действительно отодвигаем картинку с воспоминаниями на большее расстояние. И мы буквально можем войти в них, ассоциировавшись с собственным телом.

Кладовая памяти

Полагаю, у вас уже вовсю заработала фантазия, как это можно использовать. Мне остается только описать те способы применения этого чудесного инструмента, которые уже давно применяются всеми НЛПерами. Первое – это работа с воспоминаниями. Весь наш жизненный опыт закодирован в нашей нервной системе. И то, как он там закодирован, может существенно повлиять на наше настоящее и даже будущее поведение. А может и не повлиять – береженого Бог бережет.

Возле травматологической больницы стоят перебинтованные муж и жена. Садятся в такси и просят шофера:

– Только, пожалуйста, не гоните! А то вчера нам достался такой лихач, что мы попали в аварию. Чтоб ему пусто было!

Таксист радостно оборачивается:

– Ой, это были вы! А я вас не узнал.

Можно, например, поработать с приятными и неприятными воспоминаниями. В жизни всякое бывает, и все это – наш жизненный опыт. Ценнейший, потому что пережитый. Это те уроки, которые щедро раздает наша жизнь. И из этих уроков можно многому научиться. Но что делать с теми событиями, одни воспоминания о которых причиняют нам боль? Не воспитывать же у себя мазохизм!

Ответ на поверхности – диссоциироваться от них. События были связаны с неприятностями – разорвите эту связь. Просто выйдите из своего тела. В воспоминаниях, естественно. Пусть все те события происходят с ним – более молодым. А вы будете на них учиться. Оставаясь на поверхности и не погружаясь лишний раз во всякие гадости.

Прорвало канализацию. Молодой и старый сантехники открывают люк, оттуда выплывают испражнения. Старший ныряет в люк, и через минуту показывается его голова и говорит напарнику:

– Ключ на двенадцать!

Взял ключ – снова нырнул. Через минуту:

– Ключ на семнадцать!

И так далее. Когда все было исправлено, старший сантехник не без гордости заявляет:

– Вот, учись! А то всю жизнь будешь ключи подавать!

Хорошо помогает зафиксировать диссоциацию довольно простой трюк – сделайте картинки черно-белыми. Или фильм – не знаю, что там у вас. При особенно мощных эмоциях помогает двойная диссоциация. Когда диссоциировавшись однажды, вы повторяете диссоциацию. И теперь смотрите на то, как он смотрит на того, кто сейчас переживает события. Запутались? Тогда получайте анекдот:

Прайс-лист в одесском публичном доме:

Занятие сексом – 100 у.е.

Наблюдение за занимающимися сексом – 200 у.е.

Наблюдение за наблюдающим за занимающимися сексом – 500 у.е.

Таким образом, вы перекодируете свои воспоминания, связанные с болезненными переживаниями, и научитесь более трезво относиться к подобным ситуациям в будущем. А скорее всего – сможете обойти их стороной.

А как вновь почувствовать вкус жизни? Насладиться всеми красками былых воспоминаний? Как возродить весь трепет лучших моментов жизни? С помощью ассоциации. Переживите сами раз за разом свои самые прекрасные воспоминания! Войдите в них, смотрите на все своими глазами, на этот объемный, красивый и цветной мир! Обратите внимание на то, какие звуки вас окружали в тот момент. Какие были ваши ощущения в теле? Насколько тверда поверхность, на которой вы стоите?

Подзарядитесь от прошлого теми чувствами, которые вы переживали тогда. Удивительно, но вспоминая события, произошедшие в прошлом, мы можем изменять свое состояние здесь и сейчас. Вспомнили радостное событие – порадовались прямо сейчас, огорчительное – огорчились, «не отходя от кассы».

Соответственно, ассоциация нам нужна тогда, когда мы возвращаемся в прошлое за нужными состояниями. Нужна уверенность – берем уверенность. Ярость – подыскиваем ярость. Любовь – переживаем любовь. Мы черпаем из прошлого то, что нам нужно сейчас.

– Дайте мне вон ту буханку хлеба.

– С сегодняшнего дня хлеб подорожал.

– Да? В таком случае, дайте мне вчерашнего.

Когда же нам нужна только информация – диссоциируемся. И хладнокровно собираем ее там, куда раньше не могли без дрожи даже заглянуть. Впрочем, искать нужную вещь на прибранном складе все равно приятнее, чем на помойке…

Выходим из себя…

Между прочим, диссоциация может дать вам информацию в новом ракурсе, а скорее всего – и в новом объеме.

– Ну и чего ты смеешься? Не вижу ничего смешного!

– А ты и не можешь видеть. Ты сидишь на моем хлебе с повидлом.

Порою мы так застреваем в своих переживаниях, что не замечаем, что решения некоторых задач лежит на поверхности. Надо только на нее всплыть – диссоциироваться – и просто хладнокровно взглянуть на задачу со стороны. Попросту говоря, «сбоку виднее».

Банальная ситуация. Муж неожиданно возвращается из командировки. Любовник, спасаясь, вылезает в окно, а спрыгнуть на землю боится. Висит себе на карнизе, час висит, два. Вот уже утро настало. По улице метет дворник:

– Что, висишь?

– Вишу.

– Спрыгнуть боишься?

– Боюсь.

– Ну, виси-виси. Только подними ноги, подмести надо.

Особенно приятно, что инструмент ассоциации–диссоциации неплохо работает в реальном времени. Достаточно часто бывали случаи, когда одна только диссоциация прекрасно заменяла анестезию. Люди, которым уже не помогали никакие обезболивающие, спасались разглядыванием себя со стороны. Буквально представляя себе, как они выглядят со спины, сверху, с верхнего правого угла комнаты, с точки зрения телевизора…

Порою, можно диссоциироваться от своей боли, просто начав ее внимательно разглядывать. Какого она цвета? Какой формы? Не хочет ли она прямо сейчас уменьшиться? Проявив к ней интерес, многие с удивлением замечали, как он неожиданно удаляется. А что делать, если вы перестали ее переживать и начали на нее глядеть?! Кому нравится, что на тебя пристально смотрят, оставив все дела?!!

Диссоциация может повлиять буквально на все чувства, которые мы испытываем. Лишившись подпитки от ваших чувств, спешно удаляется боль, исчезает страх, испаряется возмущение, «сматывает удочки» досада… Буквально все – это значит и приятные тоже. Куда подевалась радость? Где счастье? Странно, где это мой интерес? Диссоциация способна превратить самый страстный поцелуй в обычный массаж. Ассоциируйтесь, когда хотите полных переживаний! Связывайте свои воспоминания с самыми прекрасными чувствами!

Волшебство речи

Связывайте себя с самыми лучшими проявлениями этого мира и отстраняйтесь от неугодных вам. В этом вам поможет великий, могучий, правдивый и свободный – родной язык. Когда вы произносите: «Я счастлив! Мне улыбнулась удача! У меня отличное настроение !» – я аплодирую вам. Вы ассоциированы с самым лучшим. Слова действительно очень хорошо связывают самые разные вещи. А иногда, и людей тоже.

– Мне надоело слушать, как ты все время говоришь: «моя машина», «мой телевизор», «мой магнитофон». Раз уж мы поженились, у нас не может быть твоих или моих вещей, а только «наши». Слышишь, муженек, наши!!! Кстати, что ты там ищешь в гардеробе?

– Я ищу наши брюки.

А как диссоциироваться от плохого?

Пятилетняя девочка Оля: «Сегодня Оленька упала и разбила коленку. А сейчас я уже чувствую себя хорошо!»

Действительно, очень помогает именование себя в третьем лице. Это только на первый взгляд кажется непривычным. На самом деле, такие вещи используются достаточно часто. Помните, классическое:

– Дорогой Леонид Ильич слушает.

Здесь прекрасно помогает использование званий и должностей: «Вы оскорбили сотрудника правопорядка! Пройдемте в отделение!» Гениальная фраза с точки зрения диссоциации! И оскорбление – мимо, и возмездие – неотвратимо. Диссоциация от критики – это действительно довольно изящный способ сохранить хорошее состояние духа. «Мухи отдельно, котлеты отдельно».

Пусть кто-то любит говорить всяческие гадости. Это же не повод, чтобы принимать их близко к сердцу! Диссоциируйтесь! Перед тем, как решить, прилеплять ли эти слова к себе, полезно внимательно рассмотреть, а что означают эти слова. И сравнить их со своим мнением.

То есть буквально сравнить две картинки, изображающие ваше мнение и мнение другого. «Ты козел!» – говорит он. Представляем себе козла, ставим рядом собственное изображение, сравниваем: «Не похож». Как ловко сформулировал Николай Козлов: «Данный взгляд на меня мне представляется неубедительным».

Если дело касается боли, то всегда можно исправить «у меня болит нога», на «моей ноге больно». Конечно, вы, как заботливый хозяин, позаботитесь о ней. Но уже не как о своей боли, а как о приболевшем слуге. Внимательно, но без особых эмоций.

Хорошо работает использование временных особенностей языка.

– У меня совершенно неразрешимая проблема!

– Вы хотите сказать, что она не была до сих пор решена?

Мастерский пируэт, и проблема отправляется в прошлое. Сейчас, глядя на нее из настоящего, мы уже достаточно от нее отделены, чтобы начать ее решать. Недостаточно? Сейчас исправим:

– То есть, до того, как вы решили об этом заявить, вы еще не нашли ее решение?

Теперь уже между проблемой и настоящим вклинилось еще одно событие – сам факт принятия решения. Будьте уверены, порой на принятие решения обратиться к кому-либо за помощью уходит больше времени, чем на попытки разрешить ситуацию самому. Даже если защита оказалась не слишком прочной, всегда можно добавить еще множество щитов. Дай только волю!

При том, что инструменты ассоциации–диссоциации и рефрейминга на первый взгляд кажутся столь различными, они работают заодно. Их цель – дать нам возможность выбора в управлении собственным Внутренним Миром. С помощью рефрейминга мы определяем, что нам переживать по тому или иному поводу. Ассоциация–диссоциация – как, и стоит ли это вообще делать.

И что самое удивительное, оба этих инструмента работают на одном и том же принципе: на смене точки зрения на происходящее. Меняется точка зрения – изменяется и переживание. Вплоть до полного исчезновения нежелательных эмоций. И это естественно! Ведь все, что происходит вокруг нас, представляет собой весьма сложные и многогранные явления. И для их объемного описания требуется, как минимум, несколько позиций восприятия. Об этом – следующая тема.

С разных сторон

На уроке русского языка:

– Иванов, как ты думаешь, слово «брюки» единственного или множественного числа?

– Брюки? Сверху – единственного, а снизу – множественного.

Восприятие любого явления зависит от того, с какой стороны на него посмотреть. С какой стороны к нему подойти. Это особенно верно для явлений сложных и неоднозначных – спорных. А вы часто встречали простые? Это только шарик, с какой стороны на него не взгляни, везде круглый.

«Широкое распространение получил специально разработанный «кубик Рубика» для военных – со всех сторон одинакового цвета – защитного. Особой популярностью пользуется усовершенствованная модель для прапорщиков – монолитная, с невращающимися блоками,» – новости науки и техники.

Мы уже знаем, что помещенное в разные обстоятельства поведение может квалифицироваться и как уместное, и как неуместное. Знаем и можем использовать это в своих интересах. Ни для кого также не секрет, что одно и то же событие, рассмотренное с разных позиций, может вызывать как позитивные, так и негативные реакции.

Из сообщений прессы: «На недавно прошедших соревнованиях наш бегун занял почетное второе место! А представитель команды наших главных соперников пришел к финишу предпоследним».

Бегунов было двое.

Как говорят специалисты по конфликтам в крупных организациях: «Точка зрения зависит от занимаемого положения». В организации. Или в обществе.

В ответ на угрозу высылки в свою страну спивающийся дипломат гордо сказал:

– Ты меня Родиной не пугай!

В споре люди, скорее всего, будут отстаивать ту позицию, которая им ближе. Которая их больше касается, защищает кровные интересы. А вы чего ждали!? И в битве за свою правоту они, порою, совсем забывают, что когда-то в спорах рождалась истина.

Отстаивающим истинность своей точки зрения спорщикам уже невдомек, что их позиция – лишь одна из многих. Их правда – это только кусочек одной огромной правды. Которая всегда многогранна и многомерна. В битве за собственные интересы, люди иногда совершенно забывают, зачем они начали этот конфликт. Чего они от него хотели. Некоторые даже умудряются по нескольку раз сменить свое мнение на диаметрально противоположное…

– Ну ты и козел!

– Это я-то козел?!

– Да ты и на козла-то не похож!

– Это я-то не похож?

И возвращение к осознанию собственного намерения, умение встать на место другого человека, возможность выйти за рамки конфликта в позицию беспристрастного наблюдателя – это уже достаточно солидная основа для построения действительно эффективной коммуникации.

С себе подобными.

Три кита и три ракурса

В нашем совершенно трехмерном мире удивительную роль играет цифра три. Толи людям удобно все подгонять под привычные рамки, толи это действительно какая-то магия чисел… Три кита, три богатыря, святая троица, «три девицы под окном», даже «соображают» и то «на троих». Чуть ли не Евклид в свое время успел определить, что треугольник – это самая устойчивая фигура. Так или иначе, но у двоих без третьего работа клеится далеко не всегда.

На улице двое рабочих – один копает ямы, другой их тут же закапывает. Прохожий у них спрашивает:

– Ребята, вы чего же делаете? Не успел первый яму выкопать, как второй ее тут же обратно засыпал!

– Это не второй, это третий. Второй сегодня на работу не вышел – он должен был деревья сажать.

Шутки шутками, а когда НЛПеры стали выяснять, какое требуется количество позиций восприятия для получения полной картины ситуации, выяснилось, что их опять три. И назвали их совершенно неоригинально: первая, вторая и третья. Что это за позиции такие? Что стоит за этими числительными?

Вы с ними уже встречались! Достаточно близкая аналогия: личные местоимения. «Я», «мы» – первое лицо. «Ты», «вы» – второе лицо. «Он», «она», «оно», «они» – третье лицо. Вспомнили? Итак, позиции восприятия.

Первая – это моя родная позиция. Это мои интересы, мои потребности, моя точка зрения. Находясь в первой позиции, я гляжу на ситуацию со своей колокольни. В чем моя выгода? Чего я хочу? Что я могу донести, предложить, сделать? Это мои чувства и эмоции. Это мои личные предпочтения и убеждения, мои мнения – моя карта.

Вторая позиция – позиция другого. Во всем. Когда я в ней, я думаю и чувствую за собеседника. Я сам – мой собеседник. Его интересы становятся моими интересами, взгляды – моими взглядами. Теперь я уже отстаиваю его позицию, учитываю его убеждения и ценности. Моими главными вопросами становятся: «Что он чувствует, когда слышит мои слова? Каково это – быть на его месте?» И в некотором смысле, я уже могу предсказывать его реакцию.

Одна женщина вызвала слесаря:

– Понимаете, – говорит, – у меня что-то со шкафом случилось. Как по улице трамвай пройдет, двери слетают с петель.

Слесарь снял туфли, залез в шкаф и стал дожидаться трамвая. чтобы понять, в чем тут дело. Как всегда бывает в подобных ситуациях, в это время заходит муж. Видит туфли, открывает дверь шкафа – а там мужик.

– Ты что здесь делаешь?!

– Гадом буду, хозяин, не поверишь – трамвая жду!

С третьей позицией восприятия мы тоже хорошо знакомы еще по детским спортивным играм. Это позиция беспристрастного наблюдателя – арбитра, судьи, рефери. Третья позиция – это возможность выйти за рамки конфликта. Это способ спокойно взглянуть на него со стороны, взвесить все за и против. Она идеально подходит для оценки ситуации в целом. Глядя на игру через экран телевизора, мы имеем возможность насладиться мастерством игроков безотносительно их побед и поражений. Мы можем оценить класс игры, оставаясь за ее пределами.

Таким образом, чтобы полностью описать процесс общения, достаточно воспользоваться тремя основными точками зрения. Две из них непосредственно участвуют в событиях, и третья – вне игры. Это интересы каждой из заинтересованных сторон плюс взгляд на их взаимодействие. И каждая из этих позиций привносит свой взнос в общее понимание ситуации.



Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 191