УПП

Цитата момента



Привязываться можно тогда, когда умеешь отвязываться.
А я еще и стрелять умею…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«– А-а-а! Нынче такие детки пошли, что лучше без них!» - Что скрывается за этой фразой? Действительная ли нелюбовь к детям и нежелание их иметь? Или ею прикрывается боль от собственной неполноценности, стремление оправдать себя в том, что они не смогли дать обществу новых членов?

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Психотехнические игры: творчество, общение, самопознание

В кульминационный момент соревнований, когда накал борьбы достигает наивысшей точки, спортсмены переступают какую-то грань, и обычный спокойный мир тренировочного зала остается по ту сторону. Все как бы смещается в новую, иную реальность, и становятся возможными любые сюрпризы. Здесь свободная игра творческих сил выносит человека за границы шаблонов и схем. Она возводит победителей на пьедестал, дает им радостные, ни с чем не сравнимые переживания. Она раздвигает границы возможного в спорте…

Умение выступать на соревнованиях — это умение импровизировать. Во многих случаях победить — значит отбросить все заранее рассчитанные варианты и выйти один на один с неизвестностью. В незнакомой обстановке действовать мгновенно, по наитию. Творить новое. Невозможно обучиться этому в том смысле, в каком мы учимся писать, читать или держать ложку. Результат всякого обучения — это твердое знание, четкий навык. Это всегда нечто определенное и конечное. Но вот требуется обратное: умение работать с неопределенностью, ориентироваться в бесконечном. Как же быть? Импровизации учиться не надо. Понаблюдайте за игрой трехлетних, ничего еще толком не умеющих детей, и это сразу станет очевидным. Для того чтобы обрести власть над неопределенностью, необходимо освободить себя от… благоприобретенных ограничений.

Что мешает неопытному спортсмену на соревнованиях? Страх перед новым. Скованность своим прежним опытом и неспособность действовать "здесь и теперь". Боязнь отступить от шаблона, сойти с накатанной колеи. Культ муштры и заблаговременного расчета, процветающий на тренировках, рождает страх перед неизвестностью и недоверие к себе. Спортсмен именно потому так часто бывает не готов к соревнованиям, что на тренировках тренер требует от него тщательного выполнения технических и тактических элементов, а на соревнованиях ставит задачу победить, хотя "искусству побеждать" на тренировках уделялось минимальное внимание.

Досадная неожиданность расстраивает планы спортсмена. Он растерян, разочарован. "Все пропало!" — говорит он себе и сам отворачивается от своей удачи. Быть может, немало утечет "золота", прежде чем к спортсмену придет смелость поступком обогнать мысль и действовать за пределами предусмотренного. Немало сил уйдет впустую, прежде чем по крупицам, от соревнования к соревнованию, собранный опыт спортивной борьбы выкристаллизуется в свойство, отличающее характер зрелого мастера, — открытость новому.

Этот опыт нельзя приобрести на тренировках, если тренироваться по старинке. А если тренироваться по-новому? Думается, что позитивный смысл психологической подготовки спортсмена как раз и состоит в пробуждении сил и способностей, которые могут вести его в непредсказуемой стрессовой ситуации соревнования. Решению именно этой задачи послужат игры и упражнения, описанные в главах 3—6.

В чем-то почти каждая из психотехнических игр — миниатюрная модель соревнования. Невозможно подготовиться, нельзя заранее научиться. Нет единственно правильного решения — всегда нужно искать свое собственное, и каждый раз — заново. Участие в этих играх дает спортсмену бесценный опыт раскрепощения и спонтанности, приобщает его к искусству "отвечать без подготовки", позволяет пережить радость творческого усилия, восторг неожиданных поворотов, счастье быть постоянно застигнутым врасплох.

Творческое содержание психотехнических игр сочетается с коллективной формой их проведения, и в руках опытного тренера или психолога эти игры могут стать действенным средством сплочения спортивной команды. Упражнения построены так, что для их успешного выполнения требуется скоординированная работа всего коллектива. Совместно решая конкретную задачу, участники психотехнической игры постоянно стремятся к взаимопониманию и согласованию действий. Нащупав принципы объединения усилий, они начинают что-то создавать, придумывать. Живое и полноценное участие в коллективном творчестве всегда связано с радостными переживаниями. Оно сближает и раскрепощает, дает психологический комфорт и свободу в общении. Захваченные игрой, члены психотехнической группы полнее раскрывают себя и больше узнают друг о друге. Более глубоким становится взаимное доверие. Более живым — взаимный интерес.

Кроме того, участие в играх обогащает общую психологическую культуру членов группы, позволяет им развить некоторые ценные для спортсменов качества и способности. Система включенных в книгу упражнений нацелена на осознание скрытых психических феноменов и укрощение "непроизвольных" проявлений человеческой психики. Все это необходимо спортсмену для того, чтобы лучше ориентироваться в своих собственных возможностях и лучше управлять ими. Более чутко улавливать те незримые изгибы и повороты внутренних течений своего "я", от которых зависит уровень спортивной формы. Не теряться в экстремальных ситуациях и полнее впитывать бесценный опыт крупных соревнований.

Не менее важно и то, что, внося в отношения к другим и к самому себе дух исследования, психотехнические игры стимулируют творческий поиск скрытых в человеке резервов и освоения новых способов "проживания" соревнований и тренировок.

Духовный мир спорта

Давайте сравним статью театрального критика, разбирающего премьеру спектакля, и репортаж спортивного комментатора о футбольном матче. Критик мастерски анатомирует психологию драматического героя и психологию его исполнителя. Он придает отчетливые формы интимнейшим переживаниям человека на сцене. Улавливает тончайшие движения его души. Комментатор же жонглирует скромным набором выражений, описывающих перемещения игроков на поле: "Иванов прорывается по левому краю… Сидоров отдает мяч вратарю". Конечно же, он хочет сказать больше. Бурная игра страстей сквозит в его голосе, в напряженных паузах и взрывах междометий. Хочется сказать больше — и нечего.

"Психология искусства" обладает сказочным богатством понятий и символов для самовыражения, в то время как безъязыкость спорта относительно всего, что касается внутренней жизни людей, поистине удивительна. У спортсмена нет слов для выражения жизненной драмы, пережитой им в предстартовые секунды, на финишной прямой, на высшей ступени олимпийского пьедестала. "Мандражировал", "выложился", "плакать хотелось от счастья" — вот и все, что он мог бы об этом сказать. И у тренера нет слов для того, чтобы развернуть свой уникальный опыт, передать молодому спортсмену то, что сам накопил за долгие годы соревнований и тренировок. Он говорит о технике, физической подготовке, просчетах в тактике. Он может описать внешнюю сторону того, что делает спортсмен. Но ведь на соревнованиях человек не просто демонстрирует свою силу или воспроизводит какую-то "технику" — он борется. Что он при этом переживает? Что движет им? В чем смысл его борьбы? А может быть, здесь-то и спрятана истинная пружина происходящего на соревнованиях? Может быть, это-то и составляет соль спортивного мастерства? Но для того чтобы описать внутренний мир спортсмена, необходим особый язык, который проникал бы в самую суть неповторимых, глубоко личных переживаний человека, улавливал бы тончайшие оттенки чувств, настроений, состояний сознания. Такого языка не существует, и о психологической, духовной стороне спорта мы не знаем практически ничего.

Неудивительно, что стороннему наблюдателю спорт кажется чем-то грубым и примитивным. Над концертным залом витает атмосфера утонченного благоговения — на трибунах переполненного стадиона царит грубый дух спортивного азарта. Много ли найдется людей, воспринимающих спорт как утверждение безграничной власти человека над своей собственной природой, как самовыражение и творчество, как диалог жизненных философий! "Сила есть — ума не надо", — отзывается молодой интеллектуал о своем приятеле-спортсмене. Духовная сторона спорта попросту просеивается сквозь сознание людей из-за отсутствия необходимых для ее выражения символов, образов, понятий.

Из-за неразвитости "внутренней спортивной культуры" начинающему спортсмену нелегко бывает сориентироваться в своем отношении к спорту, осмыслить свою жизненную позицию в спортивном мире. Сколько людей вовлекается в спорт силой случайных интересов! Двенадцатилетний мальчишка записывается в секцию бокса в надежде отлупить когда-нибудь своего обидчика из соседнего двора. А его одноклассница ходит на тренировки в бассейн, чтобы на водной дорожке наверстать упущенное в учебе. Многими из тех, кто связал свою судьбу со спортом, движет жажда самоутверждения: доказать себе, другим! Любой ценой доказать! Нередко человек становится фанатиком победы. И весь смысл своей жизни в спорте видит только в своих личных достижениях. Резко сужается круг его интересов. Он идет вперед, будто загипнотизированный, — сжав зубы, не глядя по сторонам. Затевающий со спортом эту жестокую игру всегда остается в проигрыше. Неудачи на соревнованиях оборачиваются болезненным потрясением, надолго лишают душевного равновесия, опоры в жизни. Тому, кто не знал их в своем восхождении к вершинам спортивной славы, тяжелее вдвойне. Закат спортивной карьеры становится закатом жизни, утратой ее ценности и смысла.

Спортивная жизнь может и должна стать более гармоничной, осмысленной. Организация специальной психотехнической работы со спортсменом — это качественно новый аспект тренировки. В центре внимания тренера и спортсмена оказывается именно внутренняя, духовная сторона спорта. Впервые субъективные, глубоко внутренние феномены спортивной жизни, о которых иной спортсмен и говорить-то стесняется, становятся предметом серьезного обсуждения и, более того, — предметом специальной работы.

Пожалуй, самое значительное, что может произойти в результате союза психотехники и спорта, — это создание выразительных средств (языковых или образных), которые позволили бы раскрыть внутренние богатства спорта, сделать их "весомыми и зримыми", — иными словами, формирование духовной культуры спорта, его духовных традиций, без которых живой поток "внутреннего опыта" не может быть передан сходящими с арены мастерами новым поколениям спортсменов и без которых трудно увидеть в спорте нечто большее, чем просто "опиум для болельщиков".

С развитием внутренней, духовной культуры спорта по-новому развернется этот яркий, пронизанный драматизмом мир, раскрывающий величие человеческого тела и человеческого духа.

2. КАК ОРГАНИЗОВАТЬ И ПРОВЕСТИ ЗАНЯТИЯ

"ЗА" И "ПРОТИВ"

В последующих главах приведены описания упражнений и даны подробные комментарии к ним, а также методические рекомендации по построению всего курса психотехники.

Стоит ли проводить занятия? Общий ответ очевиден: да. Надеемся, что с ним согласитесь и вы, прочитав эту книгу. Тем не менее, для каждого конкретного случая необходимо трезво взвесить все "за" и "против", прежде чем дать утвердительный ответ.

Работа с психотехническими упражнениями — хороший стимул включения неиспользованных психических резервов спортсмена. Она дает дополнительный толчок личностному развитию. Занятия облегчают обмен опытом, позволяют по-новому взглянуть на многие проблемы, помогают увидеть свою деятельность в более широком, культурном контексте. Наконец, психотехнические игры служат отличным средством восстановления сил, действенной формой реабилитации.

Но, с другой стороны, проведение психотехнических занятий требует затрат сил и времени. Речь идет не столько об астрономическом времени (оно, кстати, может быть и не очень большим), сколько о времени мысли и переживания. Игры требуют солидной подготовки тренера и даже некоторой переориентации его спортивной работы для согласования с идеями психотехники. В некоторых случаях занятия требуют и привлечения специалистов "со стороны". И самое важное: введение психотехники в подготовку спортсмена неизбежно приводит к пересмотру завоеванных позиций и, как следствие, к нарушению линейной поступательности роста спортивных результатов.

Так или иначе плюсы и минусы занятий связаны друг с другом. Психотехника нацелена на развитие спортсмена и тренера. Но она не только выход из тупика и застоя. Развитие — это боль отказа от старых воззрений, отход от завоеваний прошлого, нарушенное спокойствие. Развитие — это не скорый успех, а риск и возможность отступлений.

Тренеру нужна смелость для того, чтобы отказаться от рутины тренировки и рискнуть ввести новый элемент в свою работу. Это особенно сложно потому, что сам по себе процесс подготовки представляет неограниченные возможности для совершенствования и экспериментирования, и зачастую непонятно, зачем осваивать новую сферу, в то время как еще не исчерпаны "классические" резервы.

Мы полностью согласны с тем, что идеально сбалансированная подготовка даже в ее традиционных вариантах может решать задачи психологического формирования спортсмена. Более того, гармонично построенная работа тренера не только средство повышения квалификации, но и воспитание человека, гражданина. Тренировка, как это ни парадоксально звучит, должна быть и техникой отдыха.

Но всегда ли удается достичь столь высокого синтеза противоположных свойств в тренировке? Ведь часто оказывается, что тупая методичность превращает живую работу в изнурительную нагрузку. И тогда возникает вопрос о средствах реабилитации, о времени, необходимом для естественного восстановления после всевозрастающих объемов нагрузки, о мероприятиях, воспитывающих боевой дух вопреки унылому однообразию условий. Если тренер согласен с этой критикой, то действительно назрела необходимость сознательно подойти к более широким задачам, чем регулярные тренировки, и рассмотреть психотехнические игры под этим углом зрения.

Время спортсмена очень дорого. Многочасовые ежедневные тренировки и частые переезды поглощают его почти полностью. Оставшиеся часы должны быть бережно распределены между отдыхом, личной жизнью и учебой. Поэтому нелишне будет напомнить: если вы решили проводить психотехнические занятия со спортсменами, организуйте и проводите их на предельно высоком уровне. Для этого каждый час упражнений с группой должен быть подготовлен двумя часами домашней работы.

КРАТКОЕ ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОТЕХНИЧЕСКИЕ ИГРЫ

Развернутое обсуждение методических вопросов проведения занятий вынесено в главу 7. Однако прежде чем знакомить читателя с описаниями психотехнических игр, необходимо дать краткую характеристику некоторых сторон психотехнического курса в целом. Строго говоря, речь пойдет лишь об одном из возможных вариантов ведения группы (с точки зрения приведенной в главе 7 классификации его можно определить как скольжение от программного ведения к свободному в рамках интенсивного курса, ориентированного на тренинг и реабилитацию). Надеемся, что предварительное знакомство даже с этой частной стратегией поможет лучше ориентироваться в игровых техниках и более конкретно представлять себе работу в группе.

Психологический контекст групповых занятий. Ключевыми вопросами здесь являются мотивация членов группы, взаимоотношения ведущего с рядовыми участниками и специфика "психологического микроклимата".

Занятия в психотехнической группе наиболее осмысленны и плодотворны в тех случаях, когда участники внутренне готовы к ним. Готовность может проявляться в симптомах недовольства, ощущении бессмысленности занятий спортом, стремлении вернуть утерянную некогда увлеченность. Это могут быть также ощущение запертого в себе избытка сил и потребность искать пути для их высвобождения или желание во что бы то ни стало переломить тормозящую спортивный рост привычку, черту характера. С другой стороны, ведущему необходимо найти адекватный способ включения будущих участников в занятия. В одном случае это может быть объективная информация, в другом — броский рекламный трюк, в третьем — разговор о чем-то глубоко личном. Важно, чтобы каждый смог ощутить возможную связь групповой работы со своими наболевшими вопросами. Группу можно считать готовой к психотехническим занятиям в той мере, в какой соблюдены оба указанных условия. В идеально подготовленной группе каждый участник воодушевлен реальным, жизненно оправданным желанием пойти в своем знакомстве с практической психологией несколько дальше книжного уровня.

 Роль ведущего группу является в определенном смысле "саморазрушающейся". В процессе занятий ведущий переходит от активного руководства (через постепенную передачу инициативы в руки участников) к вхождению "на равных" в спонтанно действующий творческий коллектив, который и является собственно психотехнической группой. Среднее звено этого перехода — критическая точка группового развития, успешное преодоление которой в значительной степени зависит от мастерства и педагогического такта ведущего. В межличностном плане от ведущего требуются доброжелательное внимание, уважение и искренний интерес к мнениям и находкам участников; в методическом — тонко учитывающий степень эмоционального контакта, раскованности и взаимного доверия в группе переход от жестко регламентированных упражнений к все более неопределенным, дающим достаточный простор для проявления индивидуальных стилей и личностных особенностей. Главная опасность для ведущего — превратиться во всезнайку-учителя. Поэтому он не должен слишком всерьез принимать то положение, которое занимает в группе. Ему принадлежит власть организатора и знание психотехнических приемов. Но о том опыте, который еще предстоит получить, он не может знать больше, чем другие. Фактически ведущий ничего не сможет дать группе, если группа не нужна ему самому.

Непринужденная, доброжелательная атмосфера в группе — закономерный результат и вместе с тем первостепенное условие успешной работы. От степени психологического комфорта в группе и раскрепощенности участников непосредственно зависят их активность, глубина эмоциональной включенности в происходящее и готовность поделиться своим уникальным опытом. На определенных этапах группового развития у участников могут возникать особенное праздничное ощущение и даже некоторая одержимость духом игры и изобретательства. Чрезмерная экзальтация, однако, вредна ничуть не меньше, чем бездумное школярство. Признаком рабочего настроя группы можно считать выдвижение участниками реальных, жизненно значимых проблем.

Состав группы. Оптимальное количество участников — 6—10 человек. Как показывает опыт, именно в этом диапазоне эффекты групповых занятий могут проявляться особенно ярко. При дальнейшем увеличении группы происходит снижение личного вклада каждого из ее членов в совместную работу. Глубокий эмоциональный контакт между участниками становится труднодостижимым, а обсуждения слишком часто уводят в сторону. Постоянство состава участников также важное условие эффективности групповой работы. Участие в занятиях представителей обоего пола или прежде не знакомых друг с другом людей динамизирует их ход; натянутость в отношениях вне группы между знакомыми друг с другом участниками, напротив, оказывает тормозящее влияние.

Условия пространства и времени. Наиболее удобное место для проведения занятий (особенно на начальных этапах работы) — замкнутое пространство комнаты, кабинета или класса; хорошая звукоизоляция и занавески на окнах также весьма желательны. Помещение для занятий по возможности должно быть освобождено от всякой лишней мебели, необходимы лишь несколько мягких кресел и стульев, на которых могли бы разместиться участники. Хорошо, если удастся настелить на пол мягкое покрытие — палас или дорожки. Временные рамки психотехнических занятий могут значительно изменяться, однако нижний предел указать можно: общая длительность сеанса, если только это не закрепление и практика уже освоенных техник, не должна быть меньше 30 минут. Даже при работе с одним-единственным упражнением требуется время для предварительной настройки участников на проблему, а также для "разгона" и завершения последующей дискуссии.

Внимание! Прежде чем переходить к практическому использованию приведенных ниже упражнений, обязательно ознакомьтесь с предостережением, данным на стр. 134.

 3. ВНИМАНИЕ И САМОКОНТРОЛЬ

Тренеры часто указывают на недостаток внимания у своих воспитанников. Порой это выражается в забывчивости и неорганизованности на тренировках, в неспособности спортсмена сосредоточиться на данном ему задании. А иногда невнимательность дает знать о себе и на соревнованиях. Некоторые тренеры время от времени беседуют со спортсменами о том, как важно быть собранным и внимательным. Некоторые ограничиваются энергичными репликами: "Не зевай!", "Куда смотришь?". Лишь в редких случаях (например, при подготовке фехтовальщиков) значение внимания осознается настолько отчетливо, что в тренировку вводятся специальные упражнения. Но даже там, где такие упражнения используются, дело обычно ограничивается развитием узкоспециализированных навыков.

Мы считаем, что внимание спортсмена воспитывается и нуждается в систематической тренировке. Психотехнике внимания посвящена эта глава.

Упражнение 1. "Пальцы"

Участникам группы следует удобно расположиться в креслах или на стульях, образуя круг. Переплести пальцы положенных на колени рук, оставив большие пальцы свободными. По команде "Начали!" медленно вращать большие пальцы один вокруг другого с постоянной скоростью и в одном направлении, следя за тем, чтобы они не касались друг друга. Сосредоточить внимание на этом движении. По команде "Стоп!" прекратить упражнение. Длительность —5—15 минут.

Упражнение позволяет проследить работу внимания "в чистом виде" благодаря бессмысленности верчения пальцев. Для многих задание оказывается трудным из-за того, что объект сосредоточения слишком необычен. Если участник быстро засыпает во время упражнения (ни в коем случае не мешайте ему и не позволяйте мешать другим!), то в будущем этот прием можно будет использовать для успокоения. Некоторые участники будут испытывать необычные ощущения: увеличение или отчужденность пальцев, кажущееся изменение направления их движения. Вероятно, они окажутся способными к самовнушению. Кто-то будет чувствовать сильное раздражение или беспокойство. Постарайтесь понять причину этих явлений. Практически она всегда находится за пределами занятий. Если участнику становится очень смешно и он не может нормально работать, позвольте ему смеяться сколько угодно: смех защищает от тревоги. При выполнении упражнения требуется одно, а происходит обычно другое. Нужно сосредоточиться на выполняемом движении, но в какой-то момент участник вдруг обнаруживает, что думает о чем-то постороннем. Или оказывается, что он забыл об инструкции; перестал следить за пальцами, взгляд прилип к яркой майке соседа или колыханию листвы за окном.

ПСИХОЛОГИЯ ВНИМАНИЯ

В тех случаях, когда предмет насильно захватывает внимание человека, не считаясь при этом с его планами и намерениями, психологи говорят о непроизвольном внимании. Непроизвольное внимание — это как бы антивнимание, внимание невнимательного и постоянно отвлекающегося человека. Обычно непроизвольным вниманием овладевают сильные или неожиданные раздражители: громкий звук, яркие краски, резкие запахи. Однако каждый из нас в большей или меньшей степени способен противостоять вторжению этих крикливых гостей в свой внутренний мир и удерживать внимание на чем-то одном, если этого требует поставленная задача. Внимание, ставшее послушным слугой своего хозяина, — это произвольное внимание.

Невнимательный человек лишен не внимания, а контроля над вниманием. Приведенные в этой главе психотехнические упражнения направлены в основном на развитие произвольности, способности управлять вниманием. Однако, приступая к их использованию, тренер должен помнить, что иногда невнимательность — это не результат слабого развития соответствующей психической способности, а признак переутомления, высокой тревожности или низкой мотивации. В этом случае игры не будут лучшим способом исправления недостатка.

 Упражнение 2. "Муха"

Для этого упражнения требуются доска с расчерченным на ней девятиклеточным игровым полем 3 х 3 и небольшая присоска (или кусочек пластилина). Присоска выполняет здесь роль "дрессированной мухи". Доска ставится вертикально, и ведущий разъясняет участникам, что перемещение "мухи" с одной клетки на другую происходит посредством подачи ей команд, которые она послушно выполняет. По одной из четырех возможных команд ("Вверх!", "Вниз!", "Вправо!" или "Влево!") "муха" перемещается соответственно команде на соседнюю клетку. Исходное положение "мухи" — центральная клетка игрового поля. Команды подаются участниками по очереди. Играющие должны, неотступно следя за перемещениями "мухи", не допустить ее выхода за пределы игрового поля. После всех этих разъяснений начинается сама игра. Она проводится на воображаемом поле, которое каждый из участников представляет перед собой. Если кто-то теряет нить игры или видит, что "муха" покинула поле, он дает команду "Стоп!" и, вернув "муху" на центральную клетку, начинает игру сначала.

"Муха" требует от играющих постоянной сосредоточенности: стоит кому-то из них хоть на мгновение отвлечься или подумать о чем-нибудь постороннем, и он тут же потеряет нить игры и вынужден будет ее остановить.

Обычно игра проходит оживленно, возбуждает интерес и стимулирует участников к дальнейшей работе. Некоторые спортсмены склонны к переоценке своей внимательности. Психотехническое упражнение "Муха" может быть особенно полезно тренеру в том случае, когда требуется развеять эту иллюзию.

В группах, не имеющих достаточного опыта работы с вниманием, длительное наблюдение за перемещающейся "мухой" приводит обычно к напряжению и усталости. Участники все чаще начинают соскальзывать с предмета своего сосредоточения, сбиваться и в конце концов прерывают игру. Поэтому ведущий должен следить за состоянием игроков и заканчивать упражнение до того, как в группе начнет нарастать раздражение и падать интерес. Работа "на измор" оправдана лишь в тех случаях, когда участники группы ставят перед собой специальную задачу: проверить и потренировать устойчивость своего внимания, то есть способность к длительной концентрации на предмете.

 Важной характеристикой внимания является его объем — широта той области, на которую оно может быть одномоментно распространено. Когда, разглядывая свой парадный костюм, вы вдруг замечаете проеденную молью дырку, область внимания мгновенно суживается до размеров обнаруженного дефекта. Это происходит как бы само собой. Но мы можем и произвольно регулировать широту зоны своего внимания.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191