АСПСП

Цитата момента



Берегите каждую потерянную минуту!
И эту тоже.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мои прежние мысли были похожи на мысли макаки, которая сидит в клетке и говорит:
— Если они там за решеткой такие умные, как ты говоришь, почему я этого не знаю? Почему они не демонстрируют? Почему нам не объясняют? Почему нам не помогают, то есть не дают целую гору бананов?

Мирзакарим Норбеков. «Где зимует кузькина мать, или как достать халявный миллион решений»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

в) Даже несмотря на то, что И. П. не может облегчить боль своих родителей, они дают ему понять, что он может это сделать, и что он является существенной частью их супружеских взаимоотношений. И поэтому ему не дает покоя еще одно тягостное заблуждение: он полагает, что всемогущ.

  • Если он не так важен, почему они так настойчиво апеллируют к нему?
  • Если он им не ровня, почему они оба пытаются привлечь его на свою сторону?
  • Если он не всемогущ, почему они хотят использовать его как средство для повышения своей самооценки и как представителя семьи в сообществе?
  • Если он не часть их супружеских отношений, почему они надеются, что ему удастся сохранить их?
  • Кто как не всемогущий, всезнающий Король заслуживает такого с собой обращения?

г) Фактически И. П. вынужден существовать для своих родителей. Его собственные нужды игнорируются, и он не знает, каким образом привлечь к ним внимание.

  • В результате он начинает ощущать себя беспомощным, а не всемогущим, вынужденным жертвовать собой, а не самоценным.
  • Ему не хватает способности к прогнозированию развития взаимоотношений.
  • Кроме того, поскольку его потребности остаются неудовлетворенными, он не доверяет окружающим, хотя в то же время чрезвычайно зависим от того, что они о нем думают.

ЧАСТЬ II. ТЕОРИЯ КОММУНИКАЦИИ

ГЛАВА 8. Коммуникация: процесс передачи и получения информации

1. Что мы имеем в виду, говоря о «коммуникации»? Не напоминает ли изучение процесса человеческой коммуникации изучение того, как люди ходят по комнате? Но, может быть, придерживаясь такой точки зрения, мы игнорируем глубинные процессы психики, с которыми должна иметь дело психиатрия?

а) Под «коммуникацией» обычно понимается как вербальное, так и невербальное поведение в социальном контексте. Таким образом, «коммуникация» может означать «интеракцию» или «транзакцию». Коммуникация также включает все те символы и ключи, которые использует человек, посылая или получая сообщение.

б) В рамках данного подхода коммуникативные техники, используемые людьми, могут быть рассмотрены как надежные показатели успешности межличностного взаимодействия.

в) Изучение коммуникации может оказаться полезным подспорьем в терапии, помогая свести воедино наши предположения и результаты наблюдения, а также представить доказательства существования связи между паттернами коммуникации и симптоматическим поведением. *

* Jackson, Riskin и автор данной работы продемонстрировали эту взаимосвязь несколько лет назад в статье, проанализировав пятиминутную запись семейного разговора, предоставленную нам без каких-либо пояснений Dr. Lyman Wynne.

2. Люди должны ясно выражать свои мысли, если хотят получить от других нужную им информацию. Без коммуникации мы, как человеческие существа, не смогли бы выжить.

а) Нам необходимо познать мир. Мы учимся дифференцировать себя от среды и устанавливать отношения с ее объектами, мы научаемся давать определения этим объектам, используя слова и собственный опыт, мы узнаем, чего можно ожидать от них.

б) Нам необходимо познать окружающих людей и природу человеческих взаимоотношений.

  • Каковы, например, социально одобряемые формы поведения, которых ждут от нас окружающие?
  • Какое поведение будет приятно и, наоборот, неприятно окружающим?
  • Почему окружающие реагируют на наши проявления именно так, как они это делают? Что вызвало подобную реакцию? Как они намереваются вести себя с нами? Что они таким образом сообщают о себе?
  • Какими мы кажемся окружающим? Насколько они понимают нас, как они нас оценивают, реагируют на нас?

в) Мы получаем эту жизненно необходимую нам информацию двумя путями:

  • Мы спрашиваем об этом, надеясь получить вербальный ответ.
  • Кроме того, мы наблюдаем невербальное поведение.

3. Люди должны ясно выражать свои мысли, если они хотят донести до окружающих какую-то информацию. Нам нужно дать другим понять, что происходит внутри нас.

а) Что стало нам известно или что, как нам кажется, мы знаем.

б) Чего мы ожидаем от окружающих.

в) Как мы интерпретируем то, что они делают.

г) Какое поведение нравится нам, а какое не нравится.

д) Каковы наши намерения.

е) Как мы воспринимаем окружающих.

4. В данной главе мы проанализируем те сложности, которые возникают в ходе простой вербальной коммуникации.

а) Во-первых, одно и то же слово может иметь разный смысл, разный денотат.

  • Например, если В просит нас: «Расскажите о своем классе», не вполне понятно, что имеется в виду — школьный класс или социальный.
  • В Соединенных Штатах выражение «Let's table that motion» означает «Давайте отложим это на потом», в Англии — «Давайте обсудим это немедленно».

б) Во-вторых, одно и то же слово может иметь разный смысловой оттенок, разный коннотат.

  • Например, «мать» — это женщина, которая родила и/или воспитывает ребенка. Но «матерью» может быть как дружелюбная, добрая, заботливая женщина, так и равнодушная, требовательная и жестокая.
  • Когда В говорит о «матери», какой из двух оттенков он имеет в виду?

в) Усложняют проблему и абстрактные понятия, символы, не имеющие предметного воплощения.

  • Символ — это не то же самое, что «вещь», «идея» или «наблюдение», которые он обозначает (хотя мы часто ведем себя в вербальном отношении так, как если бы символ был бы буквально тем же самым, что он символизирует). Очень часто символ и его значение воспринимаются как синонимы.
  • Кроме того, существуют различные уровни абстракции. У нас есть слова, обозначающие предметы, слова, обозначающие отношения между предметами, слова, касающиеся внутренних состояний, слова, обозначающие другие слова, слова, обозначающие те слова, которые относятся к другим словам.
  • Чем более абстрактно слово, тем непонятнее становится его значение.
  • Наконец, существует ряд переживаний, которые не поддаются вербальному описанию.

5. Этот элементарный аспект коммуникации— «значение слов» — очень важен, поскольку люди зачастую попадают в запутанную ситуацию только потому, что А использует слово в одном смысле, а В воспринимает его, как если бы смысл этого слова был совершенно иным.

а) Яркий пример этому таков. А говорит: «Я только чуть опоздал!», на что В отвечает: «Отнюдь нет».

б) Поскольку слова сами по себе зачастую не совсем конкретны, людям необходимо объяснять то, что они сказали, и просить других делать то же самое, когда они находятся в замешательстве по поводу какой-либо реплики.

6. Слова — это орудия, которые люди используют для того, чтобы получать и передавать информацию. Если человек не способен понять, что слова — это всего лишь абстракции, он, как правило, будет склонен к чрезмерным обобщениям и будет заблуждаться, делая следующие предположения: *

* Я ссылаюсь здесь на статью William Pemberton «Недирективная реориентация в консультировании»

а) Он будет допускать, что один пример репрезентативен для всех объектов такого рода. Он будет неконкретен, особенно в тех случаях, когда использует местоимения типа «кто», «что», «где» и «когда».

  • Он может отвечать на вопрос кто следующим образом:

«Каждый любит…» «Никто меня не любит». «Все женщины…» «Мужчины…»

  • На вопрос что:

«Все идет не так».

«Ничто не может мне помочь».

  • На вопрос где:

«Куда бы я ни попал, происходит то же самое». «Нигде ничего не меняется».

  • На вопрос когда:

«Никогда ничего не меняется». «Со мной всегда это происходит».

б) Он будет предполагать, что другие люди разделяют его чувства, мысли, образы:

«Как вы можете любить рыбу!»

«Почему вы не сделали это так, как надо?»

«Конечно, ему этого не хотелось»

в) Он будет считать, что его образы или оценки совершенны:

«Да, я всегда знал это».

г) Он будет полагать, что те объекты, которые он воспринимает или оценивает, не могут измениться:

«Это на нее похоже».

«Я всегда поступаю именно так».

«Такова жизнь».

д) Он предполагает, что существуют только две возможные альтернативы восприятия и оценивания; он делит мир на белое и черное, рассуждая следующим образом:

«Она либо любит меня, либо нет».

«Пан или пропал».

«Ты либо за меня, либо против меня».

е) Он считает, что те качества, которые он приписывает вещам или людям — часть этих вещей или людей:

«Картина просто ужасная». «Он эгоистичен». «Она недружелюбна».

ж) Он полагает, что может проникнуть «под кожу» другого человека. Он ведет себя так, как будто и другие могут смотреть на него через хрустальный шар и видеть, что у него внутри. Он позволяет другому человеку говорить за себя.

«Она знает, что я думаю». «Вы понимаете, что я имею в виду на самом деле».

«Он может рассказать вам, через что я прошел».

7. Если человек, получающий такие сообщения, столь же дисфункционален, как и тот, кто их отправляет, он будет отвечать либо согласием, либо несогласием.

а) Если он соглашается, нормальная коммуникация невозможна, поскольку он не может до конца понять, с чем именно он соглашается. Он может сказать:

«Эта картина ужасна, не так ли?»

«Она эгоистична, не правда ли?»

«Да, она чувствовала себя так-то и так-то».

«Да, женщины таковы».

«Определенно, это правильный выход».

б) Если он не согласен, он все равно не может с уверенностью сказать, с чем именно он не согласен. Однако тот факт, что он с чем-то не согласен, побуждает либо его, либо отправителя сообщения позднее уточнить, о чем конкретно шла речь. Он может сказать:

«Эта картина совсем не ужасна. Она красивая».

«Она не эгоистична. Она очень щедрый человек».

«Нет, она не чувствовала себя так. На самом деле она…»

«Нет, женщины совсем не такие. Они…» «Нет, это неверный способ. А сделать нужно так…»

8. Если получатель сообщения является функциональным коммуникатором, он не ограничится простым согласием или несогласием. Он, прежде всего, попросит отправителя сообщения уточнить, о чем именно идет речь.

 «Что вы имеете в виду, говоря, что эта картина ужасна?»

«Что такого она сделала, что заставило вас считать ее эгоистичной?» «Как вы можете объяснить, что я чувствую? Ведь я — не вы».

«Что вы подразумеваете, говоря, что все любят..? Вы имеете в виду вашу жену, вашего начальника или кого-то еще?» «Вы имеете в виду всех женщин, или только тех, с которыми вы знакомы?» «Что не так? Что именно?» «Где конкретно случаются с вами подобные происшествия? Дома? На работе?» «Почему вас удивляет, что я люблю рыбу? Вам она не нравится, но это не означает, что я ее не ем».

«Что вы имеете в виду, говоря о правильном способе? Вы говорите о своем способе, или о чем?»

9. Когда отправитель сообщения получает подобную просьбу уточнить смысл сказанного, как он на это реагирует?

а) Если он — функциональный коммуникатор, он может сказать:

«Я попробую переформулировать». «Возможно, мне следует привести несколько примеров».

«Я исходил из совершенно определенного положения. Я считал, что…» «Я выразился слишком общо? Я попытаюсь конкретизировать».

«Я говорю о своем впечатлении. Может быть, оно отличается от вашего. Что именно вы думаете на сей счет?»

б) Если отправитель является дисфункциональным коммуникатором, он может отреагировать на просьбу об уточнении множеством различных способов. Но все они, как правило, исключают возможность обратной связи.

  • Он может дать открытый отпор таким просьбам:

«Вы прекрасно знаете, что я имею в виду». «Я был предельно конкретен». «Вы меня слышали».

  • Он может повторить то, что только что сказал, не изменив ни слова:

«Как я уже сказал, женщины…»

  • Он может дополнить свое сообщение, не изменяя его первоначального содержания:

«Женщины не только X, они еще и Z». «Эта картина не просто ужасна, она отвратительна».

  • ♦ Он может ответить нападкой на спросившего:

«Ну что вы придираетесь!»

«Вы не понимаете простого человеческого

языка?»

  • ♦ Он может обойти вопрос.

10. Если отправитель реагирует на просьбу об уточнении функциональным образом, то получатель сообщения лучше представляет себе предмет разговора. Тогда он может сказать:

«Ах, вот что вы имели в виду. Я неправильно вас понял».

«Ну, мы по-разному подходим к этому вопросу. Давайте посмотрим, почему так получилось».

 «Мне кажется, я не разделяю ваших переживаний».

«Да, у меня был похожий опыт, но я пришел к несколько иным выводам. Я решил, что…» «Возможно, мы просто запутались в терминах. Я имел в виду…»

11. Если бы отправитель сразу же конкретизировал свое сообщение, коммуникативный процесс имел бы меньше шансов быть искаженным. Он мог бы сказать:

«Многие люди, по крайней мере, те, кого я знаю, похоже, любят…» «Это часто случается со мной, особенно на работе».

«Мне сложно понять, как кто-то может любить рыбу. Может быть, это потому, что я сам просто ненавижу ее». «В моем случае это сработало. Может быть, и вам удастся».

«Не думаю, что он этого захочет. Я бы не захотел».

«Я бы назвал ее эгоистичной, но, возможно, к другим людям она относится иначе. Как она ведет себя с вами?»

«На мой взгляд, женщинам свойственно то-то и то-то. Вы согласны}» «После вашего рассказа у меня создалось впечатление, что вы намеревались поступить так-то и так-то. Я правильно вас понял».

12. Короче говоря, человек, осуществляющий функциональную коммуникацию, способен:

а) уверенно описать ситуацию;

б) и, тем не менее, в то же время прояснить и конкретизировать то, что он имел в виду;

в) так же, как и попросить об обратной связи;

г) получить обратную связь и принять сказанное во внимание.

13. Вербальная коммуникация должна быть достаточно четкой, и ответственность за ее осуществление несет как отправитель, так и получатель.

а) Взаимное прояснение и уточнение предполагает максимальный отказ от обобщений:

  • ♦ Это позволяет обеим сторонам быть конкретными и доказывать свои утверждения.
  • ♦ Это позволяет каждому из участников сверить свою «реальность» с «реальностью» собеседника.

б) Это также помогает отделить того, кто воспринимал, от того, что было воспринято.

  • ♦ Это минимизирует тенденцию проецировать чьи-то желания, мысли, образы на других.
  • ♦ Это минимизирует попытки одного человека сказать за другого.

14. Конечно, никто из нас не осуществляет коммуникацию идеально.

а) Все мы делаем обобщения, говоря о чем-либо.

б) Тот, кто постоянно все уточняет, выглядит столь же дисфункционально, как и тот, кто редко к этому прибегает. Это даже может заставить получателя сообщения задуматься, есть ли в данной ситуации кто-то, с кем он может со-общаться.

в) Отправитель сообщения, постоянно испрашивающий обратную связь, рискует получить слишком большое ее количество и так и не сформулировать то, что он хотел сказать.

г) Получатель, который постоянно просит уточнить и конкретизировать, может показаться придирчивым, не желающим сотрудничать и даже вызвать раздражение.

15. Обобщения опасны, когда их слишком много, но в то же время они выполняют важную функцию.

а) Они помогают нам организовать наш опыт.

б) Они помогают нам вести разговор о множестве различных наблюдений одновременно.

в) Они освобождают нас от необходимости оценивать каждое новое событие как в первый раз.

г) Сама по себе теория основана на обобщениях. И в этом плане она является полезным инструментом любой науки.

16. Однако человек, чья коммуникация дисфункциональна, ведет себя таким образом, как будто ему невдомек, что он использует обобщения или исходит из предположений.

а) Он редко обращает внимание на то, как он сам и другие люди используют те или иные слова.

б) Он склонен к чрезмерным обобщениям.

в) Его коммуникативные навыки годны только на то, чтобы затуманить смысл явления; если он потерял нить повествования, ему едва ли удастся вернуться к тому, с чего он начал.

17. Дисфункциональные личности часто посылают незаконченные сообщения.

а) Они не завершают начатые предложения, надеясь, что получатель докончит фразу:

«Он не очень… ну, ты знаешь».

«Как вы можете видеть … ну, это очевидно».

б) Они неконкретно используют местоимения (подобные коммуникативные проблемы часто проявляются в ходе семейной терапии).

Ж.: Мы ушли и поэтому они расстроились. Т.: Постойте. Кто куда ушел? Кто расстроился? Ж.: Ну, Гарри и я пошли к его матери, чтобы посмотреть дом. Дети тоже хотели пойти, но мы с Гарри собирались пойти туда одни. Поэтому дети расплакались, когда мы уходили.

в) Они пропускают целые смысловые связки в своих сообщениях.

Т. (обращаясь к жене): Я прошу прощения за то, что опоздал сегодня на встречу.

Ж.: О, нет, все в порядке. Марк бегал вокруг дома.

Если заполнить пропуски в сообщении, оно выглядело бы следующим образом:

О, нет, все в порядке. Моя собака выбежала из квартиры (мою собаку зовут Марк) и побежала вокруг дома. Мне пришлось побежать следом. Я потратила некоторое время, чтобы поймать ее. Поэтому я тоже опоздала на нашу встречу.

г) Зачастую случается так, что они вообще не посылают никакого сообщения, однако ведут себя с окружающими так, как будто они это сделали. (В терапии это случается достаточно часто и обычно связано с теми желаниями, которые никогда не бывают обращены в слова.)

М.: Они никогда не помогают мне по дому.

Т.: Сейчас вы имеете в виду детей?

М.: Да.

Т.: Вы когда-нибудь говорили им о том, чего вы от них хотите?

М.: Ну, я думаю, да. Они, должно быть, знали.

Т.: Так вы говорили им?

М.: Ну, вообще-то, нет.

Ж.: У нас не было хлеба к обеду. Он забыл.

Т.: Вы имеете в виду вашего мужа?

Ж.: Да.

Т. (обращаясь к мужу): Вы знали, что в доме не было хлеба?

М.: Нет, черт возьми, не знал…

Т.: Вспомните, она говорила вам об этом?

М.: Да нет же, она не говорила. Если бы я знал, я бы зашел в булочную по дороге домой.

Т.: Вспомните, говорили ли вы ему, что в доме нет хлеба и что ему нужно зайти в булочную?

Ж.: Ну, может быть, я и забыла. Но он же должен был это знать!

д) Вот еще один пример того, как значение слова может ввести в заблуждение:

М.: Она никогда не подходит ко мне и не целует меня. Я всегда начинаю первым.

Т.: Как вам кажется, вы именно так ведете себя с вашим мужем?

Ж.: Да, я бы сказала, что он демонстративен. Я не знала, что он ожидал от меня подобных действий.

Т.: Вы когда-нибудь говорили вашей жене, что вам бы хотелось, чтобы она более открыто проявляла свои чувства?

М.: Ну, нет, но я думал, она знает.

Ж.: Нет, как я могла знать? Ты всегда говорил, что не любишь агрессивных женщин.

М.: Нет, я не люблю доминирующих.

Ж.: Я думала, ты имеешь в виду женщин, которые начинают первыми. Как я могла знать, чего ты хочешь?

Т.: Вы бы имели больше представления об этом, если бы он смог рассказать вам.

18. Как было сказано мною выше, абсолютно однозначная коммуникация невозможна, поскольку по самой своей природе она не может быть закончена. Однако можно выделить несколько степеней незавершенности. Дисфункциональный коммуникатор оставляет слушателю только догадываться, что творится у него в душе.

а) Он не только оставляет слушателя в недоумении и неопределенности; фактически, сам он пребывает в уверенности в том, что коммуникация состоялась.

б) Слушатель, в свою очередь, исходит из того, что он понял.

в) Таким образом, существует большой риск того, что они не поймут друг друга.

г) В то же время, цель коммуникации достигнута не будет.

д) Люди нуждаются в определенных средствах завершения коммуникации, если хотят добиться успешного результата, отвечающего целям обоих, причем цели могут быть совершенно разными — от повседневных забот и наличия хлеба на обеденном столе до взаимно удовлетворяющих сексуальных отношений.

19. Я не хочу сказать, что любая незавершенная коммуникация носит дисфункциональный характер.

а) Так, например, различные системы кодирования изначально предполагают некоторую незавершенность.

  • Они представляют собой определенный набор информации, которая известна всем участникам коммуникативного процесса, и поэтому нет необходимости в полном ее проговаривании; можно ограничиться сокращенным упоминанием о чем-либо.
  • Люди, использующие общую систему кодирования информации, имеют и какой-то общий опыт.

б) Однако те, кто использует тот или иной код, должны ясно представлять себе ту информацию, которая за ним кроется. Когда обычная коммуникация трансформируется в обмен закодированной информацией, они должны вовремя осознать, что игра закончена и вернуться к обычному общению, не потеряв при этом нить рассуждения.

в) Когда у людей имеется сходный опыт, они склонны оформлять его в систему кодов. Терапевт и пациент тоже имеют систему такого рода. «А, ну да, Марк побежал вокруг дома» — это тоже своеобразный код, общий для меня и семьи, с которой я работаю; я обращаюсь к этому коду тогда, когда члены семьи не могут завершить свои сообщения. Также я использую его для того, чтобы показать, что системы кодирования информации могут быть функциональны, если у каждого из участников коммуникации есть ясное представление о смысле, который кроется за сокращенными высказываниями. Подобный код сокращается в еще большей степени, сворачиваясь до «вспомните Марка» или просто «Марк».

г) Когда мои пациенты испытывают трудности в коммуникации, я часто рассказываю им одну забавную историю.

Репортер зашел в дом одного старика и увидел в гостиной компанию людей. Один из них сказал «27» и все засмеялись. Затем другой сказал «15» и снова все засмеялись. Потом еще один сказал «36» и в комнате воцарилось молчание.

 «Что тут происходит? — спросил он хозяина дома. — Вы слышите эти номера и начинаете смеяться. Почему?»

«А, — ответил хозяин, — эти люди уже довольно долго проводят время вместе и успели выучить шутки друг друга, поэтому вместо того, чтобы снова и снова рассказывать их, они просто называют номер».

«Но почему никто не смеялся, когда назвали цифру „36"?»

«А, этот парень не умеет рассказывать анекдоты».

ГЛАВА 9. Коммуникация: вербальные и невербальные способы выражения просьбы

1. Говоря о ясной коммуникации, необходимо иметь в виду, что люди общаются множеством способов, а не только при помощи слов.

а) Человек одновременно общается посредством жестов, мимики, положения тела, движениями, тоном голоса и даже стилем одежды.

б) И все эти элементы коммуникации следует рассматривать в контексте. Когда это происходит? Где? С кем? При каких обстоятельствах? В каких отношениях находятся общающиеся?

2. Итак, коммуникация многопланова, поскольку включает в себя такое множество различных аспектов. Получатель сообщения должен проанализировать все способы, которые использует отправитель для передачи информации, и в то же время осознавать свою собственную модель принятия сообщения, свою систему интерпретации:

а) Когда А говорит, В анализирует вербальный смысл сказанного.

б) Он также прислушивается к интонации, с которой передается сообщение.

в) Он также смотрит на то, что при этом А делает; он берет на заметку «язык тела» и мимику, сопровождающие передачу сообщения.

г) Он также анализирует сказанное А в социальном контексте. Например, он может иметь в виду то, как общался А с ним самим и с другими в прошлом. Это могут быть и представления В о том, каковы актуальные требования ситуации.

д) Иными словами, получатель (В) должен обращать внимание как на вербальное, так и на невербальное содержание сообщения А, чтобы понять, в чем кроется истинный смысл коммуникации.

3. То, о чем говорит А, можно проанализировать как минимум на двух уровнях:

а) Денотативный уровень: буквальное содержание.

б) Метакоммуникативный уровень: толкование буквального содержания и природа отношений между участниками коммуникации.

4. Не только человек, но и животные могут общаться на метакоммуникативном уровне. Например, как описывает Грегори Бейтсон:

а) Кошки могут совершать те же движения, что и в настоящей драке, но при этом не выпускать когти.

б) Такого рода метакоммуникацией кошки дают понять другим кошкам и людям, что они не дерутся «на самом деле», что они просто играют в драку.

5. Метакоммуникация — это сообщение о сообщении.

а) Она передает установку отправителя сообщения по отношению к этому самому сообщению: «Это дружественное послание».

б) Она передает установку отправителя сообщения по отношению к самому себе: «Я дружелюбен».

в) Она передает установки, чувства, намерения отправителя по отношению к получателю сообщения: «Мне кажется, ты заслуживаешь дружелюбного отношения».

6. Люди еще более гибки и разносторонни в своей метакоммуникации.

а) Люди, как и другие млекопитающие, посылают невербальные сообщения. Но вариации этих сообщений весьма многочисленны: люди могут хмурить брови, корчить гримасы, улыбаться, тяжело вздыхать. И сам по себе контекст, в котором осуществляется коммуникация, это тоже своеобразный способ общения.

б) Фактически, люди не могут осуществлять коммуникацию без параллельной метакоммуникации. Они не могут не выходить на метаком-муникативный уровень.

в) Люди также посылают вербальные метасообщения. Они могут объяснить словами то, что хотели передать в сообщении.

7. Когда имеет место вербальное объяснение смысла сообщения, мы можем говорить о денотативном варианте метакоммуникации. И сами по себе эти вербальные метасообщения могут осуществляться на различных уровнях абстракции, а) Человек может обозначить, какого рода сообщение он хотел передать, сказав слушателю, насколько серьезно нужно отнестись к данному сообщению и как на него реагировать. Он может сказать:

«Это была шутка». (Засмейся.)

«Это я так, к слову». (Не обращай внимания.)

«Это был вопрос». (Отвечай.)

«Это была просьба». (Прими к сведению.)

«Это был приказ». (Подчиняйся.)

б) Он может объяснить, почему сказал именно это, указав на то, что сделал слушатель.

«Ты меня обидела. Я отплатил тебе тем же». «Ты был добр ко мне. Я выразил свою признательность».

в) Он может объяснить, почему было передано именно такое сообщение, сказав о том, какими, по его мнению, были желания, чувства или намерения слушателя по отношению к нему, говорящему.

«Я думал, ты разозлился и собирался отомстить мне».

«Я думал, ты устала и хотела, чтобы я помог тебе».

«Я думала, что ты разочаровался, но хотел, чтобы я тебя переубедила».

г) Он может объяснить, почему сказал именно так, напомнив о том сообщении, которое поступило от слушателя.

«Ты велел мне сделать это, а я не привыкла подчиняться чужим приказам». «Ты просил меня об этом, и я принял твою просьбу к сведению».

д) Он может объяснить, почему передал именно такое сообщение, сказав о том, какую реакцию ожидал получить от слушателя.

 «Я старалась разозлить тебя».

«Я старался сделать так, чтобы ты меня полюбила».

«Я старался разговорить тебя».

«Я старалась рассмешить тебя».

«Я старался заставить тебя согласиться со мной».

е) Он может сказать, почему он передал именно такое сообщение, сказав о том, чего он хотел добиться от слушателя: что конкретно должен был сделать или не сделать, сказать или не сказать этот человек.

«Я хотела, чтобы ты сходил в магазин вместо меня».

«Я просил, чтобы ты позвонил ей вместо меня».

«Я просила тебя выйти из комнаты». «Я не хотел, чтобы ты рассказывал ей о моей болезни». «Я хотел, чтобы ты сказал ему, что я дома».

8. Поскольку люди способны осуществлять метакоммуникацию как на вербальном, так и на невербальном уровне, они могут предоставить слушателю достаточно большое количество сообщений, требующих анализа, чтобы тот, в конце концов, мог осознать, что именно было предметом коммуникации.

а) Например, А посылает следующее денотативное сообщение: «Собака на диване».

б) Произнося свою реплику раздраженным тоном, он автоматически невербальным образом поясняет, что именно хотел сказать.

в) Он может и вербально прояснить то, что имел в виду, сказав слушателю, что от него требуется. Так, он может сказать: «Я хочу, чтобы ты прогнал собаку с дивана».

9. Получатель этих сообщений (В) должен создать целостное представление о сообщении, соотнеся то, что сказал А и как он это сказал, с тем, как он потом прокомментировал свою реплику.

а) В соотносит вербальное и невербальное метасообщения (учитывая актуальный социальный контекст) и сравнивает их с денотативным сообщением.

б) Если они конгруэнтны (согласуются друг с другом), ему не приходит в голову сомневаться в том, что А сказал именно то, что хотел сказать.

в) Согласуются они или нет, ему следует обращать больше внимания на невербальное метасообщение и на контекст, чем на вербальное метасообщение, поскольку невербальная коммуникация менее ясна и очевидна, и требует к себе более пристального внимания.

10. Когда человек осуществляет коммуникацию, он не только делает некоторое заявление, он еще просит чего-то у слушателя и пытается оказать на него влияние, заставив его сделать то, что от него ожидают. Это — «директивный аспект» коммуникации. Такие требования, однако, могут иметь различные степени выраженности и интенсивности.

а) Говорящий может просто попросить слушателя дать знать своим ответом, что его реплика услышана: «Просто послушайте, что я скажу».

б) Или же он может попросить дать конкретный ответ: «Скажите мне, где находится магазин» или «Пойдем со мной в магазин».



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 191