УПП

Цитата момента



Женщина никогда не знает, чего она хочет, но всегда добивается своего.
Потому что женщины — прекрасны!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



— Я что-то начало объяснять?.. Видите ли, я засыпаю исключительно тогда, когда приходится что-нибудь кому-нибудь объяснять или, наоборот, выслушивать чьи-нибудь объяснения. Мне сразу становится страшно скучно… По-моему, это самое бессмысленное занятие на свете — объяснять…

Евгений Клюев. «Между двух стульев»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Мои мотивы

Очень важно для нас также уяснить свои собственные мотивы, толкающие нас на конфликт. Может быть, это стремление разрядиться, а может, покрасоваться своей смелостью или выразить скрытую недоброжелательность по отношению к партнеру. Это не слишком положительные мотивы, чтобы им поддаваться в реагировании на конфликтоген. Например, критика молодой женой родителей своего мужа часто обусловливается больше не желанием восстановить справедливость, а стремлением разрядиться в адрес неприятного ей человека (свекровь ведь может быть неприятна своей, скажем, назидательностью). А критика подчиненным своего начальника может быть обусловлена больше желанием покрасоваться перед сотрудниками. Да, свекровь несправедлива, а начальник груб. И критика нужна. Но все-таки если мы заметили в себе более выраженный мотив “разрядиться!” или “покрасоваться”, то мы поступим разумнее, если смягчим нашу реакцию на их конфликтоген.

И наоборот, мы можем открыть в себе, приглядевшись к своей психике, боязнь конфликта, прикрываемую другими мотивами. Жена боится, что не выдержит конфликта в магазине, и прикрывает свой страх нежеланием выглядеть склочной, а на самом деле увеличивает напряженность с мужем, ибо ему придется зарабатывать дополнительно на компенсирование недовесов. Муж, которому зарплату выдали на три месяца позже, фактически недодает семье инфляционный коэффициент, а ему не хочется ссориться с директором, который вроде к нему хорошо относится. Вскрыли в себе такой мотив — преодолеваем его.

Какой у вас психотип?

Вы относитесь к агрессивным психотипам: паранойяльный, эпилептоид, гипертим, истероид. Тогда вам легче дается жесткая конфронтация и у вас больше склонность к переходу в неуправляемый конфликт и к холодной напряженности. Реагируйте мягче. Наоборот, вы шизоид, психастеноид, сензитив… Вам жесткость дается труднее — увеличиваем жесткость (тренируемся). Но вообще-то, по моим наблюдениям, в наших тренингах жесткая конфронтация дается большинству людей легче, чем мягкая. Ведь это форма проявления агрессивности, пусть при этом мы управляем ею. Здесь только надо сдерживать агрессию слегка и направлять ее в ту или иную сторону. Для проведения же мягкой конфронтации нужно существенно перестроить психику или, по крайней мере, настроить ее на другой лад.

Невестке кажется, что свекровь ей хочет зла, а надо настроить себя на то, что это мать любимого мужа и бабушка ее любимого ребенка.

Это сложнее, чем сдержать брань.

Свидетели

От их мнения зависит репутация. Так что если есть свидетели, то лучше тоже проводить смягченные и по длинным алгоритмам конфронтации (мягкую и жесткую), чтобы все убедились в том, что вы старались, тогда свидетели будут, скорее, на вашей стороне. Манипуляцией это будет лишь в том случае, если вы по существу не правы и ловчите. А если вы убедились, проведя глубокий нравственно-психологический анализ, что не прав партнер, привлечение свидетелей будет справедливым и не будет манипуляцией. Если же свидетелей нет, а прочие условия не требуют смягчения, можно короче и жестче. Но в случае если свидетели изначально на вашей стороне, то можно сразу короче и жестче. С той самой “леди” (в кавычках), которая “освежала” продаваемую ею зелень, опрыскивая водой изо рта, я поговорил сразу достаточно круто. Заявил об этом во всеуслышание, и возмутилась вся очередь, а подошедший хозяин палатки заверил, что отстранит продавщицу от работы. На следующий день и впоследствии ее я не обнаружил.

Соотношение сил

Бывает и так, что соотношение сил настолько не в нашу пользу, что проводить жесткую линию — это определенно обречь себя на поражение. Тогда смягчаем или свертываем конфронтацию до уровня декларативного нравственного осуждения и выходим из контакта. Допустим, вам надо ехать в медвежий угол, вы женщина, а таксист увесистый хам, не стоит обострять, одна-две фразы для сохранения достоинства, и достаточно:

— Вы считаете, что превыше всего прибыль, а купцы вот русские считали, что превыше прибыли честь.

Психологическая подготовка

наша и партнера… Важно учесть? Ведь вы уже обучены, коль скоро хотя бы прочитали материал предыдущих глав, а он, скорее всего, нет. Значит, вы сильнее, у вас преимущество, поэтому должны относиться к промахам партнера снисходительно. Он в какой-то мере “не ведает, что творит”. Им опять же владеет стихия иррациональных эмоций, в то время как обученный нами человек, пусть хоть в какой-то мере, уже сам владеет этой стихией. У того, кто умеет фехтовать шпагой, должна быть иная психология, чем у того, кто умеет только размахивать дубиной. Тот, кто владеет знаниями, — как более развитый человек, — должен быть более гуманным и помочь партнеру справиться с его иррациональными конфликтогенными тенденциями. Значит, с необученным — мягче. Как в шахматах, ему надо дать фору. Однако это при “прочих равных”. Если он “необученный”, но упорно нападает, надо суметь дезорганизовать в нем эти его антисоциальные тенденции, простимулировать в нем желание пересмотреть свою позицию, подкрепляя неуспехом его экспансивное субъект-объектное отношение к людям.

И вот еще один интересный момент. Как показал в исследовании психолога И. Гуренковой тест Розенцвейга, при обучении оптимальным формам реагирования на конфликтоген в людях растет агрессивность. Это легко понять. Если я не умею постоять за себя, я веду себя психозащитно-трусливо. Умею — веду себя смелее, и во мне разгорается агрессивность. Происходит это все, конечно, на бессознательном уровне. Так вот, если вы почувствовали в себе эту дополнительную агрессивность, происходящую от обученности, боритесь с ней в себе, смягчайте даже “благородный” гнев по отношению к человеку, подавшему вам конфликтоген.

Вы у власти,

а ваш партнер подвластен. Он имеет меньше воли к сопротивлению, чем тот, кто с вами на равных… Мягче. Ведь авторитарность, сопряженная с властью, — конфликтоген. Следовательно, при реагировании будем учитывать то, что у вас преимущество обладания властью. Аналогично этому реагируем мягче, если у нас более мощный общественный статус, если на нас работает даже честно заработанный авторитет. Это тоже ведь уже власть, только неформальная. А если вы превосходите партнера пусть только в физической силе, при прочих равных, — тоже смягчайте конфронтацию.

Дефицит времени

Вы торопитесь… предположим, в аэропорт — не до мягких длинных конфронтации. А жесткая подействует, но если не подействует, то, может быть, на другого таксиста подействует, и мы попадем в аэропорт вовремя. Так что в таких случаях ужесточаем наше сопротивление до предела. До какого предела? Конечно, без оскорблений. Но до того, что сразу четко заявляем, что примем действенные меры по наказанию нарушителя, если он будет упорствовать.

Интеграция в ориентировке

Каждый из предложенных ориентиров берется не по отдельности, а в совокупности. И если по одному ориентиру надо мягче, а по другому жестче, то они как бы нейтрализуют друг друга, и тогда должна выдерживаться некая средняя линия. Не слишком жесткая, не слишком мягкая. Ну а может, и иначе. Ориентиры как бы складываются в один вектор. И по тому ориентиру и по другому надо бы жестче, тогда жесткость удваивается. Или наоборот, и по этому и по тому ориентиру надо бы мягче, тогда и смягчение тоже вдвое. А уж если все ориентиры требуют смягчения, то и вовсе снимается вопрос о конфронтации, даже мягкой.

Вот в квартиру к вам приходит долгожданный гость, который сделал много для вашей семьи, ему немало лет, на улице проливной дождь, он промок до нитки, взбудоражен ситуацией… И оказывается, он принес еще и грязи с улицы. Н-н-да… все же конфликтоген.

Но будем ли мы проводить с ним даже мягчайшую конфронтацию? Да нет же, все обычные люди скажут, что не будем. Но эпилептоидный психопат или даже, может, только акцентуант скажет, ну как же, наследил, значит, надо указать. Поэтому-то я и рассматриваю этот случай на занятиях.

Обратимся к варианту, когда все слагаемые — в пользу ужесточения. Работник, получающий приличную по нашим временам зарплату, не выполняет свою работу и при разговоре на тему о причинах манипулятивно говорит, что, мол, что же делать, так получилось. На следующий день повторяется то же самое. И так изо дня в день. Здесь уместна жесткость.

А вот та талантливая постоянно опаздывающая учительница в третьем классе, о которой мы уже упоминали. Дети от нее в восторге, ходят по пятам, она с ними разучивает стихи, остается после уроков позаниматься с отстающими, и в то же время она опаздывает регулярно на уроки, дерзит старшим по возрасту учителям, называя их застойным болотом. Что здесь делать директору, который не хочет с ней расставаться и в то же время должен отрегулировать отношения в коллективе? Вот здесь-то и нужна тончайшая филигранная работа по алгоритмам мягкой конфронтации, жесткой конфронтации и управляемого конфликта.

Тренинг реагирования на конфликтогены

Провести его самостоятельно труднее, чем тренинг баланса “конфликтогены — синтоны”, который мы описывали выше. Но тоже возможно. А если будут трудности, тогда пожалуйте в мою лабораторию-мастерскую практической психологии (телефоны в рекламе в конце книги) и уж там мы со студентами-психологами и с вами проведем этот тренинг по всей форме. Но задача книги дать и самостоятельные возможности человеку или группе людей, которые хотели бы помочь Друг другу.

Мы разработали две основные формы тренинга реагирования на конфликтогены. Одна из них, главная, может быть названа

Ролевой тренинг

Раз ролевой, значит, что-то есть от театра. Действительно есть. Есть нежесткий сценарий. Есть участник группы, который играет роль успешно реагирующего на конфликтогены человека. Есть другой человек из группы (или психолог, или приглашенный актер), который играет роль человека, подающего конфликтогены. И есть режиссер. Это группа. Актер-партнер должен как можно более приближенно к действительности, достоверно изобразить типовое поведение представителя определенного круга людей (родитель, жена, муж, директор…). Тренируемый должен провести мягкую конфронтацию, жесткую конфронтацию, управляемый конфликт по тем алгоритмам, которые мы дали выше. Группа оценивает пробу, обсуждает ее, указывает на ошибки, предлагает другие варианты. По лексике, по интонированию, по мимике, жестам, позам. Снова проба, снова обсуждение, снова осознание ошибок, принятие предложений. При этом тренируемый играет далеко не пассивную роль, он сам первый оценивает пробу, критикует ее, сам предлагает новые варианты. И если он затрудняется найти приемлемое решение сам, то в дело вступает группа. Разумеется, человек с опытом, прошедший тренинги у нас, быстрее организует такой процесс самокоррекции, но можно попытаться это сделать и самостоятельно.

Такая ситуация. Муж лежит, жена у плиты. Задается вопрос, кто подал конфликтоген? Типичный ответ даже со стороны мужчин: конфликтоген подал муж.

Но надо провести нравствен но-психологический анализ ситуации. А для этого целесообразно выяснить многие детали. Почему лежит, может быть, умер… А ведь не подумали. Ну ладно, это преувеличение. Но, может быть, не умер, но устал смертельно…

Мы даем обычно два варианта этой ситуации.

…Муж и жена работают в школах рядом учителями, одинаковые нагрузки, оба здоровы, детей нет. Нравственно-психологический анализ показывает, что конфликтоген подал муж, не предложив жене разделить поровну кухонные работы.
… Муж — машинист в метро, работает на полторы ставки. Жена — машинистка, у нее ставка, работа на дому. Она высказывает ему претензии за то, что он ей не помогает по кухне. Анализ ситуации приводит к выводу, что конфликтоген подала жена.

Теперь играем… Она подает конфликтоген. Он реагирует. Наоборот, он подал конфликтоген, она реагирует.

Это супруги. А что далекие друг другу люди? Надо получить справку в присутственном месте. А потом средняя степень близости — директор и ближайший подчиненный. А? Ведь не только подчиненный от директора зависит, но и директор от подчиненного. Играем, играйте и вы. Проба, другая, третья, как дубли в кино. И результат: потихоньку в группе чувствуется прогресс. А потом и отточенность! Можно остановиться и на стадии, которую мы характеризуем прижившейся у нас фразой “с горчичкой сойдет”. В самом деле, часто даже не слишком тонкая игра, но в жизни уже больше успеха.

Через ролевой тренинг мы стараемся прогнать каждого члена группы. Но если группа большая, то приходится довольствоваться тем, что кто-то активно играет в пробах, а кто-то пассивно наблюдает и принимает участие в обсуждении, предлагает варианты. Надо отметить, что пассивное участие все-таки лучше, чем никакое, человек ведь сопереживает и активен, а если он хочет предложить что-то свое, то ему всегда предоставляется такая возможность, после чего его предложение обсуждается. Кроме того, если группа большая и несколько человек прошли активный тренинг, а другие пронаблюдали этот тренинг многократно, этого достаточно, не имеет даже смысла их прогонять через активный тренинг — теряется элемент новизны. Сказанное относится больше к истероидам, которые легко усваивают новые нужные интонации, жесты, позы; в значительной мере — к гипертимам, эпилептоидам, сензитивам, которые, пусть и похуже, но усваивают. А вот менее пластичных шизоидов и психастеноидов лучше потренировать побольше.

Ролевой тренинг хорош тем, что можно проиграть любые ситуации, весь набор встречающихся в жизни этого конкретного человека конфликтных хитросплетений. Но этого не нужно. Достаточно того, что происходит отработка формы, а ее можно наполнить любым содержанием. Происходит перенос. Отработав мягкую конфронтацию с несправедливо ленивым мужем, женщина сможет провести ее правильно и в отношении своей авторитарной мамы. Почувствовав в горле бархатистую вальяжность при жесткой конфронтации с мелким чиновником, даже шизоид сможет воспроизвести ее при разговоре и с проводником вагона, и в приемной замминистра.

Мы и подчеркиваем, что отрабатываем форму реагирования на конфликтоген. И один из элементов формы — найти содержание.

В ролевом тренинге есть и недостатки. Все же это не реальная ситуация. Здесь нет той ответственности, что в жизни, здесь больше прав на ошибку. А как в жизни? Это пока остается за кадром.

Поэтому мы сочинили еще

Полевой тренинг

Полевой — это как? А это как в геологии, только у нас “поле” — это поле деятельности в живой жизни.

Выйдя в город вдвоем-втроем, сесть в такси и попросить таксиста повезти вас на короткое расстояние. Ваше право, но попробуйте им воспользоваться. Или попробуйте поговорить с человеком, который хочет что-то взять без очереди.

“Полевой” — еще и потому, что рифмуется с “ролевой”. Получается ролевой и полевой тренинг. И запоминать легче, и по сути они близки. Дополняют друг друга. Ведь в полевом тренинге есть группа (группа поддержки), та или часть той, в которой проходил ролевой тренинг. Есть и элемент розыгрыша — это тоже похоже. В полевом тренинге сразу коррекция, как и в ролевом, в виде товарищеской помощи, ведь если ты не нашелся, то, как и в ролевом тренинге, друг сменит тебя; а пока ты перегруппировываешь мысли, работает коллективный разум, происходит мозговой штурм ситуации.

По поводу наших полевых тренингов мы с Козловым даже в фельетон попали; был он напечатан в “Московском комсомольце”. Это было где-то году в девяностом.

Там и тогда

Помните, когда шла речь о базарчике, на который клали штрафы за провинность в образе какого-то конфликтогенчика и с которого награждали за синтоны, ситуация была жизнью. Там шла реальная совместная деятельность (дискуссия, чаепитие и что-то там еще, головоломки решали вместе). И коррекция происходила “здесь и теперь”, вслед за первично поданным конфликтогеном или фальшивым синтоном. К слову, в полевом тренинге и отчасти в ролевом тоже действует принцип “здесь и теперь”. Но его, этот принцип, не надо возводить в абсолют, как это иногда происходит в среде психологов. Ведь нельзя здесь и теперь пропустить через себя все жизненные ситуации, а научиться их проживать надо все. Ну, подсобит ролевой тренинг, но жизнь есть жизнь, она нет-нет да и подбросит что-то такое, что и не придумаешь нарочно, вот и произойдет проба пера.

А как произойдет это там, в миру, мы здесь, в скиту, расскажем, послушаем, обдумаем, обсудим, а потом там, в миру, еще раз попробуем себя повести правильно уже после обсуждения. Это мы из Достоевского взяли: “в скиту”, “в миру”. В “Братьях Карамазовых” старец Зосима в скиту обсуждал, что и как происходило в миру. Образ у нас прижился и стал работать. Так что и в книге мы его будем в меру эксплуатировать.

Так вот, диалектика “в скиту — в миру” важна для тренинга. И не стоит ее отбрасывать. А это, получается, “там и тогда”, а не “здесь и теперь”. Все должно сочетаться и взаимодействовать. Только все

Четыре вида тренинга

в сочетании дадут полновесный единый тренинг. Каждый дополнит другой и дополнится другими. Поэтому лучше комплексность, системность. Повторим сейчас кратко плюсы и минусы каждого способа.

 “Базарчик”. Плюсы. Реальная жизнь. Коррекция — сразу. Минусы. Нельзя проиграть все ситуации.

 “Там и тогда”. Плюсы. Реальная жизнь. Проигрываются в конце концов все ситуации. Минусы. Жизненные ситуации проигрываются не концентрированно, а как бы в розницу. Коррекция — “отставленная” во времени, только по памяти, по рассказу.

 Ролевой тренинг. Плюсы. Концентрированно проигрываются нужные сюжеты. Коррекция сразу, а не по рассказу. Минусы. Все-таки это не живая реальность.

 Полевой тренинг. Плюсы. Живая реальность. Коррекция сразу. Минусы. Не все ситуации. Коррекция в условиях, диктуемых ситуацией.

Каждый из способов тяготеет к чему-то своему. Штрафами, которые применяются при организации реальной деятельности типа дискуссии на политическую тему и кладутся на базарчик, можно ведь тренировать и реагирование на конфликтогены, а не только изъятие первичных конфликтогенов. То есть к ролевому тренингу можно добавить и штрафы. У нас это не привилось, так как ролевой тренинг сам по себе достаточно насыщен действием, и то, что группа отвергает вариант, предложенный тренируемым, а потом предлагает другой, уже само по себе серьезный штраф. Так что штрафы остаются только в одном виде тренинга (“базарчик”).

“Там и тогда” используется и для первичного коммуникативного поведения, и для реагирования на конфликтогены. Ролевой и полевой тренинг, конечно, можно было бы и туда, и туда. Но как-то мы его больше используем для обучения реагированию.

Для “проращивания” первичных конфликтогенов лучше организовать реальную деятельность, а не разыгрывать сцены. Тем более выходить куда-то в город в поисках ситуаций для проращивания конфликтогенов — избыточно, можно их “прорастить” и в дискуссии на острую политическую тему. И не будем же мы сразу при непосвященных людях штрафовать себя за наши конфликтогены.

Стратегия коммуникативного поведения

Высший пилотаж — это не выиграть конфликт. Вспомним, мы уже в середине говорили, что, выиграв конфликт, не стоит разыгрывать роль победителя. Высший пилотаж — это привести “нечестивца” к старцу Зосиме в скит, чтобы он оттуда вышел в мир с миром, с обновленной душой и чтобы он сам приводил потом в скит других “нечестивцев”. Для меня Зосима собирательный образ практического психолога. Аи да идеалист же я опять. Психологией переделывать мир. Нет, не идеалист, а идеалист-прагматик. Разберемся. В моем психотерапевтическом кабинете висит лозунг:

ЗДОРОВЫМ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО ДОБРЫЙ.

Хотите быть здоровыми — будьте ими. Будете злыми, вас будут ненавидеть, вы будете ожидать ударов со всех сторон, страшиться их, а это психоневроз и соматоневроз с дальнейшим переходом в соматические заболевания. Одним из злодеяний является корыстный обман. Но ведь если обманете, вам не поверят больше, а значит, утеряете нормальные возможности экономического процветания, надо будет судорожно искать, кого бы еще обмануть, но крут обманутых быстро расширяется, и они, обманутые, окружат вас недоверием, вот роскошь-то. А недоверие породит в вас комплекс неполноценности, а комплекс — невроз, а дальше — психосоматику. А здоровыми и богатыми лучше быть, чем больными и бедными. Кто же этого не знает. Так что давайте лучше объясним это им, они и поймут, и это прагматизм высшего идеалистического толка.

Я за деньгами не гонюсь, особенно за маленькими, как часто это делают другие. Это невыгодно. Выгодно работать много, бесплатно и увлеченно, ты становишься мастером, и тебе люди сами дают заказы и платят хорошие деньги, лишь бы согласился. И этот идеализм, как видите, прагматичен.

Так что прагматик, не будучи идеалистом, если ему растолковать, станет идеалистом-прагматиком. И придет в скит. И для этого не нужна слепая и непонятная вера в наполненного противоречиями Бога, а нужна только нормальная вера в себя, в свои силы. Ты можешь жить за свой счет, дарить людям излишки своего творчества, защищать слабых… (все это есть самоактуализация)… И люди тебе возвратят десять процентов, и ты будешь счастлив сознанием своей силы и этими благодарственными десятью процентами в виде памятника за открытие генетики или “бюста на родине героя”.

Итак, сначала самоактуализация и синтоны, синтоны, синтоны в процессе общения (тоже самоактуализация, только в суженно коммуникативном процессе). Почему три раза синтоны?.. Ну как же… сначала синтоны первичные, сами по себе. Потом синтоны в ответ на синтоны партнера. Потом синтоны в ответ на простительные, допустимые конфликтогенчики, если все складывается в пользу смягчения нашей реакции. И только потом, если со стороны партнера идут в наш адрес сплошные конфликтогены, — только потом сопротивление: МК, ЖК, УК (мягкая конфронтация, жесткая конфронтация, управляемый конфликт), а потом смягчение общения, и снова мы хорошие.

Смягчение — это так: после проведения управляемого конфликта, если партнер уступил, мы продолжаем общаться с ним короткое время жестковато (но это уже не конфронтация): голос остается металлическим или вальяжным, можно допустить укор, что, мол, не надо было доводить до обострения, нет синтонов, взор как в жесткой конфронтации по контуру лица и часто в глаза и т. д. А потом… еще большее смягчение. Укоры мягче, появляются синтоны в адрес партнера. А потом и вовсе только синтоны. И самоактуализация. И привести в скит, то есть помочь человеку по большому счету. Вот это высший пилотаж при проведении конфликта. А выиграть конфликт и издать победный крик, — смотри, как я тебя придавил, — это манипуляция, не более того. И снова стихия владеет вами, а не вы владеете стихией. Составим сводную схему стратегии коммуникативного поведения (рис. 11).

щелкните, и изображение увеличится

При проведении занятий по психотехнике общения социальными педагогами и практическими психологами она войдет в психологический инструментарий. Ее тоже можно увеличить и повесить на стенку в виде плаката. При этом для теоретических занятий схема может быть в развернутом виде. А для тренингов — в свернутом (схема-напоминание) (рис. 12).

щелкните, и изображение увеличится

Не надо думать, что нам все время придется в одном и том же месте проводить конфронтации и управляемый конфликт. Нарушитель вас запомнит, поймет, что и в следующий раз вы не уступите ему, и не пойдет на нарушение. Так что в той палатке, где вы один раз добились, чтобы с вас не брали “полиэтиленовый налог”, его с вас не будут брать и дальше. Но позаботимся не только о себе, но и о пенсионерах и добьемся от этой палатки законопослушания. И так везде. Конечно, какое-то количество конфронтации придется провести со случайными палатками. Хотите уступить им в их нарушениях? Дело ваше. Наведите порядок хотя бы в своем микрорайоне. Но я бы не стал пропускать и случайных палаток. Во-первых, потренируетесь. Потренируете свидетелей. Они же услышат и поймут и свои права, и средства защиты. Кроме того, удружите своей совести. Я не пропускаю и нарушений в адрес других людей, вступаюсь за их права. Этого требует самоактуализация. И она же требует обучить весь народ правильной психотехнике в дополнение к знаниям законов и своего естественного права, еще не оформленного в закон.

Ну а если нарушитель не уступил? — слышу каверзный вопрос. Вот если не уступил, а нарушение со стороны партнера существенное — тогда “вечный бой” с несправедливостью. Если мы хотим быть людьми, надо пройти все инстанции, а последнюю, от которой зависит издание законов и их исполнение, возможно, надо поменять. Демократическим, ненасильственным путем. Но это мы уже вышли за рамки психотехники общения в область политической психологии. Это — на потом. И если угодно, это еще более высокий пилотаж.

ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ПОСРЕДНИКА

Вот мы говорили долго-долго о том, что необходимо располагать к себе людей, долой конфликтогены, да здравствуют синтоны, уметь мягко уладить начинающуюся ссору. Ну а как быть, если и поссориться-то не с кем, если и рад бы послать синтон, но ответят только стены… бездушным эхом — вот и все общение… Как быть, если даже только иногда испытываешь чувство одиночества… И не то чтобы совсем никого не было рядом. Просто, хочется “настоящей большой любви”. Но нет того, своего, интересного, желанного, взлелеянного в грезах. Вы не можете никак его встретить в своем кругу. Судьба не так добра к вам, как вы того заслуживаете. По крайней мере, вам так кажется. Возможно, вы себя переоцениваете, но как об этом узнать? Может быть, он проходит по противоположной стороне улицы и мечтает о вас, но тоже стесняется подойти, а вы ему, наверное, понравились бы. Вот если бы нашелся добрый гений и как-то познакомил. Тогда, по крайней мере, если отказ, то я бы узнала об этом. И в следующий раз согласилась на знакомство с кем-нибудь и не таким уж престижным. Но пока кажется, что он, этот престижный, недоступен не в принципе, а из-за разделяющей нас стеклянной стены…

Ну так что же? Может быть, имеет смысл разбить эту стену между мною и всеми людьми? И научиться входить в контакт с незнакомыми так же легко и непринужденно, как это делают совсем маленькие дети… И любимые наши друзья — собаки и кошки?

Это в принципе можно, потому что стеклянные стены стеснительности и отчуждения сотворил именно человек. Значит, человеческими же, психологическими средствами это может быть изменено.

Причем все, что мы говорили, в равной степени касается и мужчин и женщин. Мы и начали говорить о женщине, потому что это непривычно, но не невозможно. Но как этому научиться? Знакомство в случайной обстановке — коварная проблема. Очень острая.

В связи с тем что естественно складывающихся кругов общения и усилий друзей для завязывания новых контактов не хватает, появляются службы знакомств. Худо-бедно, людям они помогают. Однако многим трудно обращаться туда. Страдает достоинство. Я думаю, надо изменить отношение большинства к службам знакомств, ведь находим же мы по объявлению репетиторов, тоже ведь человеческие отношения завязываются. Впрочем, дело не только в человеке, надо совершенствовать и сами службы. В безвременье всеобщей коммерциализации свои “услуги” по знакомству предлагают люди психологически безграмотные, которые часто наносят душевные травмы или попросту обманывают. Службой знакомств должны заниматься практические психологи. Но… можно и вообще обойтись без нее. Можно научиться знакомиться самостоятельно. Без посредников.

“А нравственно ли это?” -

спросит кто-нибудь из блюстителей.

Нравствен но-нравственно! Вслед за писателем Л. Жуховицким провозгласим: да здравствует день знакомств, который бывал бы 365 дней в году! Но откуда взялись запреты? Они были понятны в прошлом, когда Наташа Ростова могла познакомиться на балу с Андреем Болконским, но вряд ли мыслимо было такое с разночинцем на улице. Только свой круг, свое сословие… А вот более вольный уже американский поэт Уолт Уитмен в “Листьях травы” возражает против таких запретов.

Первый прохожий, если ты,

проходя, захочешь заговорить

со мною, почему бы тебе

не заговорить со мною,

почему бы и мне не начать

разговора с тобой ?

Бытует мнение, что знакомство в случайной обстановке хуже, чем знакомство по работе или по месту жительства, именно потому, что оно случайно и мы человека знаем мало. Но ведь никто не мешает, познакомившись в кино или на выставке, узнать друг друга глубже, прежде чем вступать в брак. А с другой стороны, более тонкий выбор может быть осуществлен при “просеивании” большего числа людей, чем то, которое встречается в облегченной обстановке, способствующей знакомству. Поток людей на улице включает все возможные варианты внешности и психического склада личности.

Конечно, познакомившись в кино или театре и обменявшись координатами, не надо сразу приглашать в загс. Или даже только (а для кого-то тем более) в постель. Но этого не надо делать и при знакомстве на работе или по месту жительства. Постепенное духовно-душевное сближение, а потом уж и сексуальное вызывает больше доверия и у женщины, и у мужчины. Ну, итак — знакомимся?

Но почему это так трудно

сделать без сторонней помощи даже тем людям, которые более или менее успешно общаются в своей среде? А вот почему. Подойти с предложением познакомиться означает с большой степенью вероятности получить отказ, который больно бьет по самолюбию. А если все произошло на глазах у других, пережить это еще тяжелее.

К слову, здесь возникает вопрос об этике и этикете отказа. Вот она дернула плечиком, вздернула носик, сопроводив это пренебрежительным “пустое…”. А потом сама будет, жалея себя до слез, смотреть на молодого человека, который подходит ей, да не подходит к ней, потому что он получил уже такую психическую травму от другой. Каковы мотивы такого девичьего хамства? Они в желании самовозвышения за счет унижения другого. Я высоконравственная, не знакомлюсь на улице, я не “уличная девка”, а вот ты уличный приставала. Или: я не хочу знакомиться именно с тобой, ты мне не пара. Осознаем это и откажемся от таких низкопробных форм психологической защиты. Ну, не нравится человек. Скажите вежливо, что при других обстоятельствах вы охотно завязали бы знакомство, но сейчас — что же поделаешь? — вас ждет любимый. Вы не хотите доставлять ему тревог. У человека, предлагающего вам познакомиться, не будет горечи раздавленного самолюбия. Останется надежда, что в другой раз он встретит девушку, не связанную отношениями. Не будет и неуклюжих и неприличных приставаний, идущих чаще всего от защиты собственного достоинства. Конечно, ему будет грустно, но “грустно и легко”, и “печаль” его будет “светла”.

Иногда человек как будто и нравится внешне, но так неуклюже предлагает общение, что ставит вас в неловкое положение перед окружающими. И у вас возникает рефлекторное движение “ОТ”. Стоит ли сразу поддаваться этому? Ведь, скорее всего, он тяжким усилием воли преодолел себя и нахальством “восполнил” неумение. Но неумелый — не значит плохой. Может быть, именно своей неуклюжестью он и мил. Ну так помогите ему! Поговорите немножко. Скажите с сомнением: “Да? Вы считаете, что это удобно? Ну что ж, давайте поболтаем. В нашем кинотеатре идет какой-то зарубежный фильм, забыла название. Вы не видели афишу?” И дальше становится ясно: человек хороший и интересный. С какой же стати отказываться от контакта?

А вы, свидетели трудных подвигов по преодолению стеснительности, проявите чуточку понимания и такта, отведите взгляд в сторону.

А то однажды я услышал такой комментирующий диалог:
— Спорим, она его пошлет…
— Да она ему не очень-то и нужна…

Вот так не надо.

Взлом

Чаще всего молодой человек пытается завести знакомство путем простого взлома запрета… “Даже если окружающие осудят, а она откажет, все равно не сдамся!” Нахальство, увы, или, может быть, к счастью, иногда помогает, как отмечает правильно все тот же глубокий исследователь молодежной психологии Л. Жуховицкий. Но нахальство не стоит культивировать. Во-первых, потому что оно нахальство. А во-вторых, потому что помогает оно не всегда. Ту, которая нравится, нахальство может и отпугнуть. А главное, если она нравится, то быть нахальным труднее. А вот сдаваться действительно не надо. Ведь люди, которые во все глаза глядят, — они из тех, кто и в замочную скважину подглядывает… Что на них внимание обращать… Ну а она? Если вы не понравились — поймем и не обидимся, не можем же мы нравиться всем. А если понравились, но отказывается от контакта, страшится самоосуждения или осуждения — все равно простим. Но и девушка, принимая или отвергая (но отвергая тонко, необидно) притязания молодого человека, тоже пусть прислушивается к своему внутреннему голосу, а не к нахальным же обывателям.

Психотехника знакомства. Основной алгоритм

Главное, однако, к своему “не сдамся” приложить прежде всего филигранное умение заводить беседу на темы, “дозволенные” между незнакомыми людьми. Итак,

“Дозволенные и оправданные” темы…

Всегда уместно предложить помощь, если человек в ней нуждается. Настойчиво ищите подходящий повод. Вот в автобусе девушка достает билет, чтобы прокомпостировать. До компостера далековато. Не дожидайтесь, пока она попросит прокомпостировать, может попросить

и не вас, и вы упустите шанс. Протяните руку, а получив билет, не передавайте его другому, а прокомпостируйте сами. Такая услуга будет всегда оправданна и доброжелательно воспринята.

Кстати, если вы до того оказали помощь другому, более нуждающемуся в ней человеку, то предложение помощи вашему избраннику (избраннице) будет воспринято

более естественно. Например, мужчина помогает выйти из автобуса старушке, а потом подает руку выходящей вслед молодой даме. Только доброта должна быть не показушной, а всамделишной, и тогда человек поверит в нее и в отношении себя. То есть я хочу сказать, что надо подавать руку старушке всегда, даже если около нее нет вожделенного лакомого кусочка.

Надо приучить себя сеять вокруг добро, хотя бы в тех случаях, когда это не требует больших усилий.

Оправданна и просьба о помощи. Вам трудно сориентироваться в транспортной схеме, вы не уверены, стоит ли тратить время на просмотр этого спектакля. Отказ от контакта при таком обращении был бы воспринят любым человеком как невежливость. И поэтому в определенных рамках на контакт пойдет любой. А человек, который готов с вами познакомиться, ответит на все ваши вопросы и окажет посильную помощь с радостью.

Между двумя незнакомыми людьми может возникнуть и разговор как бы ни о чем… Один:

— Да, погодка вроде бы настраивается… Другой:

— Да, вроде бы настраивается…

И если этот другой готов к диалогу, то поддерживает его активно.

Итак, ясно, санкционируются окружающими обращение за помощью, предложение помощи и оправданный ситуацией “разговор ни о чем”. В эти три группы можно уложить бесчисленное множество поводов для вступления в первичный контакт, вряд ли их все можно даже каталогизировать, а не то чтобы описать в книге. Но все же имеет смысл увеличить количество примеров, чтобы человек, живущий в клетке, прутья которой отделяют его от других живых людей (так выразился один мой бывший застенчивый), смог бы протиснуться к ним хотя бы в нескольких местах этой наводящей ужас клетки. С другой стороны, чем больше конкретных способов осознано, тем больше вероятность переноса.

Вот вы в универмаге, в отделе мужской галантереи, выбираете папе подарок и сомневаетесь, подойдет ли ему вот этот модный галстук. И, советуясь вслух с подругой, говорите:

— Давай попросим какого-нибудь респектабельного господина приложить этот галстук и посмотрим, как это будет выглядеть на живом человеке.

И, поискав глазами доброе лицо, но обязательно именно “поискав”, вы “останавливаете свой выбор” на том, кого уже раньше заприметили.

— Не будете ли вы так добры, вы немного похожи на моего папу… И возможно, завяжется знакомство.

А вот почти пустой вагон электрички. Как садятся люди, входящие в него? Каждый старается занять отдельное купе, но не для того ведь, чтобы чувствовать себя хозяином этих апартаментов, а для того, чтобы не подумали, что он навязывает свое общество. Но вот вы входите и, поискав глазами доброе лицо, у кого бы спросить, — а это оказывается он, — усаживаясь в этом же купе напротив него, спрашиваете, останавливается ли этот поезд в Люберцах.

Здесь и дальше мы заботимся о том, чтобы все было естественным. Поискав глазами доброе лицо… Что это, для чего это? А вот для чего. Это значит, что вам вроде бы действительно нужна информация и что вы могли бы обратиться и к другим людям, а не только к этому человеку. Значит, вы уже “не вяжетесь”, а действительно нуждаетесь в помощи, которую могут оказать и другие. Но в то же время помощи лучше искать у хорошего человека, поэтому, обратившись к нему, вы тем самым даете понять, что расцениваете его именно как такого человека. Это уже синтонно, и человек охотнее даже идет на контакт.

А вот вы зафиксировали в уме словосочетание “усаживаясь… спрашиваете”? Ведь можно спросить, не усаживаясь. Но тогда после получения ответа топайте себе в другое купе… Уселись, расположились… и после этого спрашиваете? А что это вы уселись в купе рядом со мной, когда есть много других свободных мест, а потом еще и в разговор? Так вот это “усаживаясь, спрашиваете” и спасает дело. Я начал усаживаться, одновременно задавая вопрос. Если эта электричка не останавливается в Люберцах, я готов тотчас же сорваться и выбежать из нее. Но уж если в Люберцах электричка останавливается, то не буду же срываться с места и пересаживаться на другое. Я оправдан в том, что остался.

Хорошее подспорье — сводная киноафиша или театральная касса. И там и там вы должны выбирать, куда пойти. Очень легко спросить, что за кинофильм, режиссер, как добраться именно до этого кинотеатра.

А гостиница: какие развлечения готовят нам, что вообще есть интересного в этой местности, нет ли иголки с ниткой. Однажды молодой приятный мужик с тоской смотрел вслед удаляющемуся по гостиничному коридору “прелестному халатику”, в сердцах махнул рукой и собрался было уже идти в свою конуру, проклиная свою одинокую собачью жизнь.

Я увидел, в какую комнату зашел халатик. Подошел к мужику:
— Тяжело, старик?
— Ох, тяжело, старик.
— На, смотри, — сказал я, взял его за пуговицу костюма и резким движением оторвал, — пойдем.
Стучу в номер, халатик открывает с чудесной открытой улыбкой.
— Мой приятель, — говорю, — только что случайно с досады оторвал пуговицу, нет ли у вас нитки с иголкой?

Нитка оказалась, а за иголкой она сбегала в соседний номер к подруге, пуговицу пришила сама, заявив, что ее зовут Люся.

Пансионат, турбаза — это еще легче. Там столовая. Но не только столик объединяет, на других столиках может быть нужная и отсутствующая у вас соль. Закончился чай в их чайнике — подсуетитесь, налейте из своего. Мужчины играют в шахматы, вы подходите, наблюдаете, просите прокомментировать, поучить вас. Одна моя студентка рассказала, что подошла к ребятам, которые пилили дрова, и попросила научить пилить (она девочка была достаточно хрупкая, субтильная). Юноши восприняли это с улыбкой, но контакт состоялся. Я уже не говорю о волейболе.

Пляж-пляж. О, тут — шахматы, карты, книги, ракетки, мяч, вода для питья, тент, зонт, сводка погоды, плавательный круг, в кругу поиграть в мяч — все может послужить поводом предложить, попросить. и вы в контакте.

А одна симпатичная “очкарик”, маявшаяся от одиночества, стала кататься в метро со сломанными очками. Садится недалеко от приличного молодого человека, степенно достает книгу, раскрывает, достает очешник, вынимает очки, и — ах! — дужка отвалилась. Посмотрела налево — далеко. Посмотрела направо — о, молодой человек, технарь, сидит за полметра от нее:

— Простите, пожалуйста, тут вот техническая неисправность.

На эту наживку девушка не только нашла себе любимого, но и выдала замуж и свою менее интересную старшую сестру.

Стоите вы в очереди, хоть за продуктами, хоть за выпиской в Бюро технической инвентаризации, делать-то нечего, а вы — рядышком и долго стоите. Или даже сидите. Ну так ведь все условия для первичного контакта. Начните с того, что вот, мол, очереди, тяжко, когда же все кончится… Но не застревайте на этом долго, нытики не пользуются успехом, переходите на рассказ о своей фирме, спросите, чем занимается тот, с кем вы хотите познакомиться, если это не коммерческая тайна.

А вот она читает книгу, а вы сидите рядом и тоже читаете… ее книгу. Она это видит, не реагирует, но в то же время отфиксировала, она немножко даже ждет, пока вы дочитаете страницу, и только после этого ее переворачивает, все, разумеется, на полутонах… А тут вдруг не поняла, что и вы читаете ее страницу, перевернула. Незамедлительно:

— Ой, а я не успел дочитать страницу.

Насчет прилично-неприлично… Ну не воруете же вы и не читаете чужое письмо. Хотя да, есть немного от нарушения этикета, но нарушения с намеком на какую-то внутреннюю духовно-душевную связь, ведь вы заинтересовались именно тем, чем интересуется она. Чаще всего в таких случаях доброжелательная улыбка, и дальше — дело техники. И сами вы можете рассматривать что-нибудь интересное, юмористическое, с иллюстрациями, которые привлекают взор, тогда и к вам будут заглядывать. Народные гулянья в праздники — сам Бог велел, “плодитесь и размножайтесь”. “А что тут интересненького?” И вам рассказывают, а потом представляются.

Вокзалы и аэропорты… — расписание, задержки, который час, подержать очередь…

И на худой конец: как пройти-проехать. Этот повод всегда в запасе. Останавливайте и спрашивайте. А хоть и “Простите, который час?”.

Все это — в обход заскорузлых психозащит!

Давайте, впрочем, не исключать полностью и метод взлома — если вы смелее и не забоитесь вероятных щелчков по носу. Его к тому же можно смягчить юмором. Представим, что вы вошли в ту же электричку:

— Прошу прощения, мисс, далеко ли до Лос-Анджелеса? И если она в ладах с юмором, то ответит чем-то наподобие:

— Наверное, километров двенадцать… тысяч, имеется в виду. Но не пугайтесь, мы же на электричке…



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 193