УПП

Цитата момента



Кто говорит, что счастье нельзя купить, тот никогда не покупал щенка.
Счастливый

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Я - герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног - ты герой или покойник. Если у тебя нет родителей - надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты к тому же ухитрился появиться на свет сиротой, - все. Ты обречен быть героем до конца своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода.

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Другие преподаватели также находили, что решительное поведение помогает быстрее разрешить возникающие конфликты и с более взрослыми учениками. Зик, проходивший у меня тренинг, сообщал, что ему уже не приходится вступать в долгие диалоги со студентами, когда они выпрашивают оценку повыше. Он отвечает примерно так: «Все верно. Некоторые вопросы были не вполне ясны, но я не собираюсь давать другую контрольную», или «Совершенно верно, я мог прояснить этот вопрос заранее, но тем не менее больше тройки вы не заслуживаете», или «Конечно, очень плохо, что вы больны и не смогли взять вопросы у других студентов, но все равно я дам вам контрольную». А иногда с юмором, обращаясь ко всему классу: «Я знаю, что большинство из вас хотели бы иметь преподавателя получше, который не бормочет так нудно, но вам придется терпеть меня!»

В следующем диалоге вы увидите, как отец учится общаться со своей дочерью-подростком не как родитель с ребенком, а как взрослый человек со взрослым.

Скотти — тридцативосьмилетний юрист. Его вторую жену зовут Линн. Скотти женился на ней пятнадцать лет назад, у них двое детей: дочь Банни — ей четырнадцать и сын Дейв — ему двенадцать. От первого брака у него не было детей (он развелся через год после свадьбы). Вторая женитьба Скотти была удачной, но когда Банни достигла возраста половой зрелости, у них с Линн начались проблемы. Линн, очень переживавшая за Банни, оказывала давление на Скотти. Она настаивала, чтобы Скотти был строг с дочерью, в то время как сама предпочитала отмалчиваться, если дочь не приходила вовремя.

Когда Скотти поведал мне об этой проблеме, я посоветовал ему при разговоре с Банни упорно использовать то, что я называю Самораскрытие. Прямо признаваясь ей в своих ощущениях по поводу ее поведения, Скотти смог бы общаться с ней как со взрослой. Он бы научил Банни понимать, что если она хочет свободы взрослых, ей придется и нести ответственность за свое поведение как взрослой. Ей придется узнать, что самое важное для взрослого человека — уметь регулировать свое поведение, ограничивать себя в соответствии с жизнью дома в целом и признать необходимость соглашаться на разумный компромисс. Очень важно, чтобы она научилась вести себя в семье как взрослый человек. Тогда они могли бы все прийти к какому-то взаимоприемлемому соглашению.

Таким образом, Банни бы узнала, что независимости невозможно достичь ни нападением на взрослых членов семьи, ни бегством от них. Вместо этого ей пришлось бы начать что-то делать, чтобы прийти к соглашению с родителями о большей свободе.

Банни, как и многих подростков, не испугал бы просто «список» бед, в которые она может попасть, если не будет себя контролировать: нежелательная беременность, зависимость от наркотиков, возможность угодить в полицию из-за развеселой компании или покалечиться (если не погибнуть) в автокатастрофе из-за неумелого водителя-подростка и т. д. и т. п. Такое отцовское убеждение уже применялось, но, кажется, не произвело на Банни ни малейшего впечатления. Вероятно, в столь юном возрасте очень силен оптимизм.

Ее родители настроены более пессимистично. Однако, это тоже не вполне адекватный взгляд на реальность. Самым лучшим выходом здесь был бы прямой разговор отца с дочерью. Это позволило бы высказать обе точки зрения, оптимистичную и пессимистичную. Скотти объяснил бы Банни, почему следует быть осторожней и консервативней, Банни же смогла бы выдвинуть свои контраргументы. Скотти нужно было объяснить Банни: только то, что она будет держать свое слово, избавит его от беспокойства за нее (не важно, обоснованно это беспокойство или нет). Цель поведения Скотти, построенного на раскрытии его беспокойства за дочь, — не вызвать у Банни ощущение вины, а заставить ее по-взрослому понять его чувства. Неуклонно используя Самораскрытие и Разумный компромисс, Скотти должен был достигнуть трех очень важных результатов для своей дочери и для себя.

Первое. Скотти сказал бы Банни, что у нее возникнет проблема — ей придется всякий раз сталкиваться с беспокойством Скотти, когда она будет приходить домой поздно.

И не имеет большого значения, сколь сильно Банни будет протестовать против этого бессмысленного, иррационального, нелогичного беспокойства отца. Факт останется фактом; отец волнуется за нее. Если она часто будет избегать контроля с его стороны, ей придется иметь дело с его беспокойством, а делать этого не следует. У нее нет причин чувствовать свою вину из-за того, что отец обеспокоен, или из-за своей собственной жажды свободы. Все очень просто: ее отец беспокоится, когда она приходит домой поздно, и ей придется сталкиваться с его беспокойством всякий раз, пока она это делает. Ей нужно найти выход из положения.

Второе: если Скотти откровенно признается, что его беспокоит поведение Банни, это превратит их отношения в отношения взрослых людей (вместо отношений родитель—ребенок).

Третье: новое отношение к Банни как к взрослому человеку позволит Скотти перебороть свое беспокойство и эмоционально приготовиться к тому, что Банни когда-нибудь покинет семью и что ей все больше и больше требуется свободы как взрослому человеку.

Скотти в нашей группе прорепетировал предполагаемый диалог с дочерью. После этого он был готов к настоящему разговору с ней. Я посоветовал Скотти также поговорить с женой, чтобы и она со своей стороны приняла участие в разрешении проблемы.

ДИАЛОГ 24

Банни возвращается домой на час позже. Скотти ждет ее в гостиной.

Банни (открывает входную дверь): А… Папа, привет!

Скотти: Подойди сюда и сядь, Банни. Я хочу поговорить с тобой.

Банни (невинно и не понимая, в чем дело): О чем?

Скотти: Ты хорошо провела время?

Банни: Да. Очень здорово.

Скотти: Это прекрасно. Что вы делали?

Банни: Мы были на фестивале фильмов ужасов в Голливуде, а затем поехали к Розали и танцевали у нее.

Скотти: Я предполагаю, из-за этого ты пришла позднее, чем обещала.

Банни: Ой, папа. Ты мне уже сто раз читал лекции на эту тему.

С к о т т и: Я хочу еще раз поговорить об этом.

Б а н н и: Нам действительно нужно об этом говорить? Я имею в виду, прямо сейчас? Может, потом? Это погубило бы весь вечер! Мне было так весело.

С к о т т и: Я понимаю. Я не хочу портить тебе настроение, но я хочу поговорить с тобой (Самораскрытие, Заигранная пластинка).

Б а н н и: Каждый раз, когда мы говорим обо мне, ты раздражаешься.

С к о т т и: Это так, но на этот раз я не буду раздражаться. Я только хочу поговорить с тобой (Игра в туман, Заигранная пластинка). (Вместо обычного: «Почему ты думаешь, что я раздражаюсь? Ты никогда не держишь слова и не приходишь вовремя! »)

Б а н н и (озадачена, но защищается): Но нет никакого удовольствия уходить из компании, чтобы рано приходить домой. Других ребят не заставляют возвращаться домой к десяти часам тридцати минутам.

С к о т т и: Я знаю, это не доставляет удовольствия, но когда ты приходишь позднее, чем мы договорились, я начинаю волноваться за тебя (Игра в туман, Самораскрытие).

Б а н н и (сердито и насмешливо): И что — все, что я могу сделать — это сходить в кино и сразу идти домой?

С к о т т и: Я понимаю тебя, но когда ты возвращаешься домой не вовремя, я начинаю беспокоиться за тебя (Заигранная пластинка).

Б а н н и (раздраженно): Но беспокоиться не о чем!!!

С к о т т и: Я знаю, Банни, это глупо, но я все-таки начинаю волноваться. Когда я задерживаюсь на работе или попадаю в пробку на дороге, твоя мама переживает, не попал ли я в автокатастрофу. Я никогда не попадал в аварию, но твоя мама все же переживает за меня, когда я опаздываю. Я думаю, это потому, что мы очень близки и важны друг для друга. Это досадно, что она позволяет своим переживаниям управлять ею, но то же происходит и со мной в отношении тебя. Я беспокоюсь, когда ты вовремя не приходишь домой (Негативное заявление, Заигранная пластинка).

Банни: Но еще ничего не случилось, из-за чего тебе стоило бы волноваться.

С к о т т и: Я верю, Банни, что это правда, но я все-таки начинаю беспокоиться, если ты не приходишь в назначенное время.

Банни: Но не моя вина, что ты переживаешь. Тебе следует знать, что ничего не случится.

С к о т т и: Это противоречит логике, Банни. Однако, я все-таки нервничаю. Я радуюсь, когда думаю, что ты веселишься. Но как только ты задерживаешься, я тут же начинаю волноваться (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Банни: Тебе не следует волноваться.

С к о т т и: Но я волнуюсь, и тебе придется считаться с этим (Заигранная пластинка).

Банни: Почему бы тебе не перестать переживать за меня?

С к о т т и: Это было бы величайшим облегчением, но факт остается фактом: я очень беспокоюсь… и тебе придется это учесть (Негативное заявление, Заигранная пластинка).

Банни молчит.

С к о т т и: Понятно, к чему я клоню разговор?

Б а н н и: Да (поднимается, чтобы уйти).

С к о т т и: Сядь и послушай меня, Банни. Я еще не закончил. Когда ты опаздываешь, я беспокоюсь. Когда я беспокоюсь, то расстраиваюсь и злюсь на тебя. Это не предмет для сделки (Заигранная пластинка).

Банни (с интересом): Что ты имеешь в виду?

С к о т т и: Мне очень не нравится, что ты приходишь поздно. Тебе не нравится приходить раньше, чем тебе хотелось бы. Почему бы нам не попробовать придумать что-нибудь, отчего нам обоим стало бы легче? (Самораскрытие, Разумный компромисс).

Банни: Ты бы мог перестать волноваться.

С к о т т и: Я говорю не об этом, Банни. Я мог бы тоже сказать тебе: «Приходи в 10.30 и будь при этом счастлива». Но я знаю, что это невозможно. Вот ты говоришь: «Не волнуйся». А я волнуюсь (Заигранная пластинка).

Банни: Хорошо… что еще?

С к о т т и: Ты хочешь гулять подольше, я же хочу, чтобы ты приходила вовремя.

Банни: Мы могли бы изменить время.

С к о т т и: Возможно, но перед этим нам нужно многое обсудить.

Банки (снова собираясь уходить): Я думала, ты скажешь «нет».

С к о т т и: Может быть, но я понимаю, что ты хочешь приходить позже, и нам придется прежде решить некоторые вопросы, например, поговорить с мамой (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Б а н н и: Но она, как и ты, не доверяет мне.

С к о т т и: Ладно, что если мы сядем и поговорим об этом с ней?

Б а н н и: Вы разрешите мне приходить позже?

С к о т т и: Если мы кое о чем договоримся (Заигранная пластинка).

Б а н н и: О чем?

С к о т т и: Например, о том, что ты будешь держать свое слово (Разумный компромисс).

Б а н н и: Вы мне не доверяете и обращаетесь со мной как с ребенком.

С к о т т и: Банни, до сих пор ты всегда приходила позже, чем обещала. Я не уверен, что, если мы сменим время, ты не будешь приходить в полпервого ночи. И опять все вернется к тому же: я буду беспокоиться, ты будешь недовольна своей несвободой (Негативное заявление, Заигранная пластинка).

Банни: Но я буду приходить в одиннадцать тридцать, я буду!

С к о т т и: Как ты собираешься меня в этом убе-^ дить? Мне пока трудно поверить в это (Заигранная пластинка).

Б а н н и: Я не знаю.

С к о т т и: Может, ты покажешь, что можешь держать слово? (Разумный компромисс).

Банни: Как?

Скотти: Быть может, какое-то время будешь приходить вовремя? (Разумный компромисс).

Банни: Все, что тебя волнует, — это чтобы я была дома в десять тридцать!

Скотти: Время не имеет большого значения, Банни. Главное, чтобы ты держала слово (Самораскрытие).

Банни: Тогда позволь мне приходить к одиннадцати тридцати.

Скотти: Я соглашусь, если увижу, что ты держишь слово (Разумный компромисс).

Банни: Сдержу.

Скотти: Как ты меня в этом убедишь? (Заигранная пластинка).

Б а н н и: Не знаю.

С к о т т и: Как насчет того, чтобы некоторое время приходить в указанное время? (Разумный компромисс).

Б а н н и: Ты мне поверишь, если я на следующей неделе буду дома к десяти тридцати?

С к о т т и: Недели будет недостаточно (Разумный компромисс).

Банки: Сколько?

С к о т т и: Я думаю, пять или шесть недель. Если ты не будешь доставлять мне беспокойства до середины следующего месяца, я соглашусь на новое время (Разумный компромисс).

Б а н н и: И я смогу тогда приходить на час позже?

С к о т т и: Если ты не будешь нарушать слова и заставлять меня волноваться и если мама согласится (Заигранная пластинка, Разумный компромисс).

Б а н н и: Она никогда не согласится.

С к о т т и: Почему не попробовать?

Б а н н и: Я не знаю, что ей сказать.

С к о т т и: Почему бы не сесть нам всем вместе и не поговорить об этом? (Разумный компромисс).

Банки: Ты будешь на моей стороне?

С к о т т и: Если на тех условиях, о которых мы говорили сегодня, — да.

Банки: Хорошо, папа, давай завтра это сделаем.

С к о т т и: Возможно, потребуется больше времени, одного разговора может быть недостаточно, чтобы убедить маму в том, что ты вовремя будешь дома.

Б а н н и: Я этого не боюсь.

С к о т т и: Разве ты не хочешь попробовать и увидеть, что случится?

Банки: Хорошо.

Скотт и: Прекрасно! Обними папу и отправляйся спать.

Б а н н и: Хорошо.

Вскоре после этого разговора с дочерью Скотти перестал ходить ко мне на занятия, и я так и не знаю, чем закончилось дело. Я надеюсь, что он был столь же успешен в общении с дочерью (на новой основе), как и другие люди, с которыми я занимался.

В следующей главе мы обратимся к тому, чему учился Скотти в отношении с дочерью: общению и жизни с близкими людьми.

Как найти компромисс или просто сказать «нет» близким людям

Труднее всего проявлять настойчивость и решительность в отношениях с людьми, которые нам не безразличны, — с родителями, друзьями, любовниками. Когда между вами и близким вам человеком возникает конфликт, как следует с ним справляться?

Предположим, что ваш сосед по комнате «голубой», и вы узнаете об этом после того, как он начал приставать к вам, что вам следует делать? Где взять сборник правил, в котором говорится, как надо вести себя в таком случае? Или менее пугающий пример: что, если ваш сосед по комнате захочет привести даму, а у вас эта идея не вызывает энтузиазма? Или, каким правилам следовать, если ваш друг (или сосед по комнате) неизменно чем-то вас раздражает? А если вас раздражает жена (муж)? Как следует справляться с подобными конфликтами? Ответ на все эти вопросы, конечно, одинаков: подобающего, правильного, однозначного выхода из подобных ситуаций нет. Даже Библия не советует, что делать после того, как вас ударили по второй щеке. В таких равноправных отношениях все строится на договоре.

Если у вас возникает конфликт с близким человеком, вам будет трудно найти выход, опираясь только на некие системы правил поведения, как-то: мужья не должны огорчать жен, женам следует быть милыми и всегда уступать мужьям, друзья должны быть доброжелательными по отношению друг к другу и т. д. Гораздо проще разрешить конфликт, если вы оба честно признаетесь, чего вы хотите, и найдете компромисс. К примеру, вы хотите носить джинсы с розовой рубашкой, но ваша жена ужасно расстраивается, когда вы в таком виде предстаете перед ее мамой. Ваша жена может сказать: «Тебе следует одеваться как взрослому человеку, а не как подростку», или «Тебя не волнует, что о тебе могут подумать?», или «Никто не должен так одеваться!» Вместо этих «следует», «должен» лучше использовать«я хочу» и «мне не нравится», которые могут привести к компромиссу.

Манипуляции, используемые для того, чтобы контролировать ваше поведение, есть результат усвоенных в детстве представлений о том, как вести себя (когда мы неуверенно себя чувствуем). Я заметил, что манипулятор часто скрывает какое-то свое внутреннее беспокойство. Довольно часто он сам осознает это, но не знает, как справиться со своим страхом. У некоторых скрытое беспокойство выражается только на уровне эмоций. Такой тип людей с трудом может выразить словами, что именно их беспокоит. Они боятся возможных последствий ваших поступков, поэтому они должны контролировать и ограничивать вас, даже если они не могут точно сказать, почему это им так необходимо.

Мои пожилые пациенты, бывшие в конфликте со своими взрослыми детьми, часто скрывали беспокойство по поводу того, что лучше: оставаться в одиночестве или попасть в финансовую зависимость от детей, особенно если супруг физически недееспособен или скончался. Очень часто это скрытое беспокойство, к сожалению, приводит к родительским манипуляциям детьми.

Более молодые пациенты, склонные к манипуляции, также испытывают скрытое беспокойство, например, по поводу своей сексуальной привлекательности, любят ли их близкие и т. п., включая даже беспокойство по поводу того, что они беспокойны.

Чтобы улучшить отношения с близким человеком, я предлагал своим пациентам и ученикам быть подчеркнуто решительными. Это бы позволило улучшить отношения. Использование описанных мной навыков могло бы прекратить манипулирование вами со стороны небезразличного вам человека и побудить его быть более прямым в общении с вами — открыто говорить о том, чего он (или она) хочет. Ведя себя решительным образом, вы имеете больше шансов выразить вашу точку зрения и при этом не задеть чувство собственного достоинства вашего близкого. В то же самое время вы побуждаете его осознать свои скрытые желания или переживания, которые вклиниваются в ваши отношения.

И снова, как обычно, я советовал своим ученикам сначала попробовать решительно вести себя с людьми, которые не слишком им близки, но которых они видят часто (лучше ежедневно), — с коллегами по работе, к примеру. И только когда они почувствуют себя настолько уверенно, что смогут обходиться без правил о том, как следует вести себя близким людям по отношению друг к другу, лишь тогда я рекомендовал бы им использовать приобретенное умение в общении с людьми, которые им очень дороги.

Обратимся теперь к первому диалогу в этой главе. Это тренировочный диалог. Из него видно, как можно отказать другу, если он хочет воспользоваться вашей машиной.

Это один из первых тренировочных диалогов, которые я предлагаю разыграть своим ученикам: ваш друг, коллега, шурин, брат и т. п. хочет воспользоваться вашей машиной и прибегает к многочисленным манипуляциям, чтобы достичь своей цели. Многие мои студенты жаловались, что они не в состоянии справиться с подобной ситуацией. Вам тоже, возможно, кажется, что нужно одолжить машину, иначе дружеские отношения будут разрушены. Для начала я советовал моим ученикам научиться говорить «нет» не очень близким людям — например, коллеге.

ДИАЛОГ 25

На работе во время перерыва к вам подходит ваш коллега Гарри.

Гарри: Старина, рад тебя видеть! У меня серьезная проблема, и мне нужна помощь со стороны.

В ы: Какая проблема?

Гарри: Мне нужна машина сегодня днем.

В ы: Мм-м. Это проблема, но я не хочу давать тебе свою машину сегодня (Игра в туман, Самораскрытие).

Гарри: Почему?

В ы: Я понимаю, что тебе нужна машина, но я просто не хочу давать мою машину (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Гарри: Тебе нужно куда-то ехать?

В ы: Возможно, она мне понадобится, Гарри (Самораскрытие).

Гарри: К которому часу она тебе особенно нужна? Я верну ее вовремя.

В ы: Я знаю, что ты не опоздаешь, но я просто не хочу сегодня одалживать машину (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Гарри: Ты всегда мне разрешал пользоваться твоей машиной, когда я просил об этом.

В ы: Неужели я всегда разрешал? (Негативное заявление).

Гарри: Почему ты не хочешь мне дать ее сегодня? Я всегда был осторожен с ней.

В ы: Это так, Гарри, и я вижу, что ты в затруднении, но я просто не хочу сегодня отдавать свою машину (Игра в туман, Самораскрытие, Заигранная пластинка).

В данном случае вы просто имеете дело с манипуляциями коллеги, который что-то от вас хочет — машину, отлучиться на время, использовать вашу новейшую печатную машинку или сотни других вещей, на которые он пытается вас уговорить. Он в большинстве случаев не зловреден — он просто чего-то хочет от вас, и его не волнует, что вы думаете по этому поводу. Мои ученики обычно легко учились говорить «нет» в подобных ситуациях, не давая при этом объяснений или оправданий своего отказа. Однако многим людям очень трудно отказать своим друзьям, близким и не объяснить причин этого. В подобном случае мы разыгрываем диалог, в котором Гарри превращался из коллеги в хорошего друга.

Гарри: Послушай, я хороший водитель и никогда ничего не делал с твоей машиной.

В ы: Это правда, Гарри, я просто начинаю волноваться, когда одалживаю кому-нибудь машину, так что я снова не хочу через все это проходить (Игра в туман, Самораскрытие).

Гарри: Ты же знаешь, я не поврежу твою машину!

В ы: Не повредишь, я это знаю, и очень глупо с моей стороны переживать из-за этого, но я переживаю (Игра в туман, Негативное заявление).

Гарри: Так почему бы тебе не дать мне машину?

Вы: Да потому, что я не хочу вновь испытывать беспокойство по этому поводу (Самораскрытие).

Гарри: Но ведь ты знаешь — ничего плохого не случится.

В ы: Ты прав, Гарри, и дело не в тебе, а во мне. Я просто всегда начинаю беспокоиться, когда даю кому-то свою машину. Поэтому я и не хочу ее никому одалживать (Игра в туман, Самораскрытие).

Гарри: Тебе нужно что-то делать с собой.

В ы: Например?

Гарри: Обратиться к психиатру, что ли. Я не знаю!

В ы: Спасибо за совет. Может быть, я им воспользуюсь, а может быть, и нет. Я подумаю.

Многие мои ученики сообщали, что хотели бы уметь сказать «нет» своему другу. Трудность заключалась в том, что они всегда говорили «да», следовательно, их друзья не ждали отказа. Некоторые мои студенты спрашивали меня, почему просто прямо не сказать Гарри: «Послушай, Гарри, ты временами бываешь слишком напорист. Когда-то можно брать мою машину, а когда-то и нельзя. Почему ты думаешь, что всегда добьешься от меня того, чего хочешь?» Какой путь вам выбрать, как говорил Алисе Чеширский Кот, зависит от того, куда вы хотите прийти. Если вы хотите положить конец давним манипуляциям вашего друга, вам следует изменить свое собственное поведение по отношению к нему. Если же вы хотите излить свое раздражение на Гарри по поводу его манипулирования вами в прошлом, вы можете дать выход своим эмоциям и этим удовлетвориться. В последнем случае вы вряд ли сумеете достигнуть двух целей сразу: сказать Гарри, сколько он доставлял вам переживаний в последнее время, и при этом сохранить его дружеское расположение (за исключением того случая, если он ваш очень-очень близкий друг). Другая трудность (если вы скажете Гарри: «Иногда можешь брать мою машину, а иногда нет») заключается в том, что это, вероятно, обидит и рассердит Гарри. Он просто не поймет, в чем проблема с вашей стороны, и будет интересоваться, почему вы сейчас ему отказываете: ведь не крал же он вашу машину, в конце концов? Когда он просил воспользоваться ею, вы всегда говорили «да». Если вы не хотели давать ему машину, почему не сказали об этом раньше, а решили высказать все именно сейчас?

Проблема большинства моих учеников (а если вы похожи на них, то и ваша) такова: временами вы испытываете беспокойство, когда что-то кому-то одалживаете, а в другое время вы просто не хотите этого делать вне зависимости от обстоятельств. Любой выход из этой ситуации (кроме одного — изменить свое собственное поведение) представляет попытку контролировать поведение человека в зависимости от того, как именно вам это удобно. Вам нужно самому решить, как вести себя по отношению к другу, и быть готовым к последствиям любого решения. Например, если вы предлагаете Гарри предварительно подумать, одолжите ли вы ему машину или нет, вы заставляете его читать ваши мысли! Решение за вами, а не за Гарри. Это ваша машина, и это зависит только от вас!



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191