АСПСП

Цитата момента



Даю уроки вождения. 
Моисей

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«От опоздавшего на десять минут требую объяснения – у него должна быть причина. Наказать накажу, но объяснения должен выслушать. Опоздавшего на минуту наказываю сразу – это распущенность».

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Я: Мне кажется, это было бы хорошо для нас обоих.

Сью: Еще раз повторяю, возможно, ты и прав, v     но я просто не хочу (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Я: Что плохого в том, что мы доставим друг другу удовольствие?

Сью: Ничего плохого (Игра в туман).

Я: Тогда почему нет?

Сью: Я не знаю. Я просто не хочу сегодня спать с тобой (Самораскрытие, Заигранная пластинка).

Я: По-моему, это вполне естественно, если люди становятся близки и нравятся друг другу.

Сью: Я не понимаю, что неестественного в том, что я сегодня этого не хочу? (Негативные расспросы).

Я: Нам обоим было бы хорошо, и мы бы еще лучше узнали друг друга.

Сью: Может быть. Я хочу, чтобы нам обоим было хорошо, но ведь это не связано только с постелью (Игра в туман, Разумный компромисс).

Я: Подумай, как приятно заниматься этим с человеком, к которому испытываешь такие нежные чувства, как мы друг к другу?

С ь ю: Я понимаю, о чем ты говоришь, но не хочу сегодня спать с тобой (Самораскрытие, Заигранная пластинка).

Я: Со мной что-то не так?

Сью: Почему то, что я, не хочу спать с тобой сегодня, должно означать, что в тебе что-то не так? (Негативные расспросы).

Я: Мне казалось, я тебе нравлюсь.

Сью: Ты мне действительно нравишься, но я не хочу спать с тобой сегодня (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Я: Если тебе не безразлично то, что я чувствую, ты будешь сегодня со мной! (Примечание: самый типичный шантаж).

Сью: Может быть, ты и прав. Если бы я больше была привязана к тебе, я бы согласилась на это сегодня (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Я: Я совсем один.

Сью улыбается молча.

Я: Тебе плевать на меня. Тебя что-то беспокоит?

Сью: Многое (Негативное заявление).

Я: У тебя какие-то проблемы с сексом? У многих женщин они есть.

Сью: Возможно, у них есть. С чего ты взял, что они есть и у меня? (Игра в туман, Негативные расспросы).

Я: Похоже, что у тебя с постелью связаны неприятные воспоминания.

Сью: Возможно, со стороны оно так и выглядит (Игра в туман).

Я: Я мог бы помочь тебе преодолеть твои трудности.

Сью: Возможно, но я не хочу спать с тобой (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Я: Ты так со всеми поступаешь?

Сью: Я не понимаю, о чем ты (Самораскрытие).

Я: Мне казалось, ты сама провоцировала меня!

Сью: Чем я провоцировала тебя? (Негативные расспросы).

Я: Заигрывала весь вечер, потом пригласила к себе…

Сью (без какого бы то ни было сарказма): Очевидно, ты неправильно понял мое приглашение. Я поступила глупо (Негативное заявление).

Я: Знаешь, как называют женщин вроде тебя?

Сью: Как же? (Негативные расспросы).

Я: Фригидная стерва.

Сью (идет к двери, открывает ее и стоит снаружи): Было явной ошибкой с моей стороны пригласить тебя. Пожалуйста, уходи (Негативное заявление, Разумный компромисс).

Мы, конечно, изображали крайний случай, но если мужчина спокойно сможет воспринять уверенное «нет», он может продолжить встречи с этой женщиной в надежде, что она передумает. Мы не прибегаем к таким типичным фразам-уловкам, как: «Мне кажется, я люблю тебя», «Ты меня сразила, я все время думаю о тебе», «Ты настолько сексуальна, что я не могу не поцеловать тебя», «Твое тело настолько прекрасно, что у меня дрожат руки при мысли, что я к тебе прикасаюсь!» Вся эта чепуха есть только проявление сексуального возбуждения.

После «представления» я спросил Сью, почему она направилась к двери и, открыв ее, стояла снаружи. Она повернулась к аудитории и сказала: «Обратите внимание на разницу в наших ролях. В данной ситуации, что было бы для меня лучше — отбиваться или спасаться бегством?»

В следующем диалоге речь пойдет уже не о ситуации свидания. Бет — молодая, уверенная в себе женщина, отказывает молодому человеку, сделавшему ей предложение. Она его любит, но сомневается, сможет ли прожить с ним всю жизнь. Бет до прохождения тренинга придерживалась в своем поведении традиционной системы «следует—не следует». Но почти с первых занятий Бет почувствовала себя в новой «системе поведения» как рыба в воде. Мы стали с Бет хорошими друзьями и продолжали поддерживать дружеские отношения и после того, как занятия в группе закончились.

Во время одной из наших встреч Бет рассказала мне о Теде, молодом человеке, который был ей очень дорог, о том, что он сделал ей предложение, и о том, какой разумный компромисс она предложила взамен. Следующий диалог — это сокращенная версия «переговоров», продолжавшихся между Бет и Тедом несколько недель.

Бет сидит в гостиной в квартире Теда. Жаркий субботний вечер. Тед приходит из кухни с вином, колотым льдом и фруктами — все это они собирались взять с собой, когда пойдут на пляж. Тед первым начинает говорить.

Тед: Почему нам не посидеть минутку здесь, прежде чем мы пойдем купаться? Я хочу поговорить с тобой кое о чем.

Бет: Звучит серьезно. Я чем-то расстроила тебя? (Негативные расспросы).

Тед (улыбаясь): Пока нет, но, возможно, расстроишь, если не откликнешься на мое предложение.

Бет: Говори же.

Тед: Бет, ты самая милая, красивая, самая восхитительная девушка, которую я когда-либо встречал. Мне кажется, и ты ко мне неравнодушна. Ты очень любишь меня?

Бет Очень!

Тед: Стало быть, мы можем пожениться?

Б е т: Я не знаю (Самораскрытие).

Тед: Почему нет? Мы близки уже год. Это достаточный отрезок времени, чтобы понять.

Бет: Возможно, но я все-таки не знаю (Игра в туман, Заигранная пластинка).

Тед: Мы ведь много времени проводим вместе?

Бет: Конечно, но просто встречаться и жить вместе 24 часа в сутки — это не одно и то же. Вот что меня тревожит (Игра в туман, Самораскрытие).

Тед: Откуда мы узнаем, так ли это, если не попробуем. Этак мы можем и всю жизнь прожить периодическими свиданиями.

Бет Это так, но я не понимаю, что плохого в свиданиях? (Игра в туман, Негативные расспросы).

Тед: Ничего плохого. Я просто хочу жениться на тебе, вот и все.

Бет: Тебя беспокоит, что мы неженаты, хотя спим вместе?

Тед: Не совсем так. Просто, чем больше я думаю о нас с тобой, тем больше хочу, чтобы мы поженились.

Бет Тед, мне очень приятно, что ты заговорил об этом. Мне кажется, этим ты еще раз говоришь, что любишь меня. Но меня не покидают сомнения, что тебя тревожит что-то еще. Это так? (Самораскрытие, Негативные расспросы).

Тед: Я испытываю какое-то беспокойство от того, что мы только встречаемся. Я чувствовал бы себя намного лучше и знал бы, что действительно тебе дорог, если бы мы поженились.

Бет: Не понимаю. Похоже, ты хочешь сказать, что я недостаточно дорожу тобой? (Негативные расспросы).

Т е д: У меня такое ощущение.

Бет: Хочешь, мы перестанем говорить на эту тему?

Те д: Нет.

Бет: Ладно. Я знаю, что меня беспокоит. Ты ревнуешь меня к тем мужчинам, с которыми мы встречаемся на пляже. Я права? (Самораскрытие).

Тед (защищаясь): С чего мне ревновать?

Б е т: Я не знаю. Может, ты знаешь? (Самораскрытие).

Тед: Да, я немного ревную тебя, а чего ты ждешь от меня, когда ты так хороша и так кокетливо с ними разговариваешь?

Бет: Ты прав, Тед, я немного флиртую с ними, но такова я. Ничего не изменится, если мы поженимся (Игра в туман, Негативное заявление).

Тед молчит, выглядит немного задетым.

Бет: Если мы поженимся, ты все еще будешь ревновать, потому что мне нравится флирт, это часть меня. Но это не означает, что я хочу со всеми переспать (Негативное заявление, Самораскрытие).

Тед: Откуда мне знать, что у тебя на уме?

Б е т: Не знаю.

Тед: Так ты не хочешь выходить за меня замуж?

Бет: Не знаю (Самораскрытие).

Тед (саркастично): Как ты думаешь, сколько тебе нужно времени, чтобы узнать?

Бет: Этого я тоже не знаю (Самораскрытие).

Тед: Так что же мне делать? Я слишком люблю тебя, чтобы принуждать. Но мне неприятно, что ты ничего не знаешь.

Бет: Почему бы нам просто не пожить вместе? (Разумный компромисс).

Т е д: А в чем разница? Разве это вариант? Мы и сейчас почти живем вместе!

Бет: Да, это почти так, но, мне думается, разница будет. Сейчас мы оба максимально свободны, но, если мы будем жить вместе, у нас будет ответственность друг за друга (Игра в туман, Самораскрытие).

Тед: Мы не можем просто жить вместе!

Бет: Не понимаю, что в этом плохого? (Негативные расспросы).

Тед: Что, если соседи узнают?

Бет: Если и узнают, то почему это тебя так расстраивает? (Негативные расспросы).

Тед: Ничего. Вероятно, половина из них тоже не женаты.

Бет: Мы можем переехать на новое место, где нас никто не знает (Разумный компромисс).

Тед: Нет, я, пожалуй, остался бы здесь.

Бет: Давай в следующие выходные перевезем мои вещи. Нам многое предстоит сделать.

Т е д: А как быть с мамой и папой?

Б е т: А что если им не говорить о нас?

Тед: Они все равно узнают.

Бет: Ну, когда это произойдет, тогда и будем думать, что делать. Мы с твоей мамой, по-моему, в хороших отношениях. Ты хочешь оставить твою кровать или перевезти мою? (Разумный компромисс).

В жизни Тед прибегал к более сильным манипуляциям, чем показано в диалоге. Как выяснилось впоследствии, опасения Бет были не напрасны. После шести месяцев совместной жизни они пришли к обоюдному согласию расстаться и каждому идти своей дорогой. Они расстались по-дружески — просто они были слишком разными. Как бы все могло запутаться и усложниться, если бы Бет не прислушалась к своему внутреннему голосу. Бет почувствовала, что Тед хочет, чтобы они поженились, потому что в таком случае, как ему кажется, у него будет право прекратить ее флирт с другими мужчинами. Поведение Бет усиливало сомнения Теда в себе как в мужчине. В предстоящих диалогах вы увидите, как можно справляться со скрытыми страхами ваших близких людей, побудить их высказать вам, в чем причина их беспокойства, чтобы можно было найти какой-то выход и помочь им избавиться от страхов.

Как научиться уверенно проявлять себя в сексуальных отношениях

Только после того, как мои ученики перестают быть новичками и приобретают достаточный опыт в отстаивании себя в различных жизненных ситуациях, я обращаю их внимание на те проблемы, которые затрагивались в диалоге с Бет.

Они начинают учиться тому, как можно вести себя в определенных ситуациях с людьми, которыми мы очень дорожим — нашими любовниками, возлюбленными, женами и мужьями. Чтобы обучение общению в сфере столь важных отношений, построенных на равноправии, происходило быстрее, я предлагаю начать разговор с того, что непременно привлекает внимание и у всех вызывает интерес, — с секса!

Я готовлю своих учеников к тому, чтобы они могли прямо и свободно говорить своему партнеру о своих желаниях, в том числе и сексуальных.

Каждый раз, когда я начинаю рассказ о том, с чем связано большинство сексуальных проблем и как их можно разрешить, я неожиданно прерываюсь и смотрю на реакцию студентов: все глаза устремлены на меня, в классе так тихо, что слышно дыхание. Тот же интерес проявляется и тогда, когда мы начинаем «репетировать» роль человека, высказывающего свои сексуальные желания.

Наша психофизиология такова, что мы не можем в одно и то же время опасаться чего-то и быть в этом глубоко заинтересованными. Как сильный страх может препятствовать возникновению приятных ощущений и интереса, так и сильный интерес и положительные эмоции могут побороть возникающее беспокойство. Поскольку именно в отношениях с близкими людьми мои студенты (как и все люди) испытывают наибольшее беспокойство, я предлагаю им начать решительно проявлять себя сначала в той сфере, которая вызывает врожденный интерес, а также приятные ощущения! Сначала мы просто говорим о сексуальном поведении, сексуальных желаниях и о том, как можно уверенно проявлять себя в этой области. Потом я предлагаю своим ученикам на практике найти новую модель поведения, и, когда они уже могут высказывать свои сексуальные желания и чувствовать себя при этом спокойно, без переживания вины и тревоги, тогда я перехожу к другой сфере отношений — к общению в семье. Семейные конфликты возникают по поводу устройства на работу, воспитания детей, использования семейных денег, покупки дома и т. д., список бесконечен. Когда участники тренинга начинают чувствовать себя более комфортно, я предлагаю им вернуться к теме секса и попытаться определить, не просматривается ли взаимосвязь между нарушенными семейными отношениями и трудностями в сексуальном взаимодействии. В качестве последнего упражнения я предлагаю им разыграть диалог с предполагаемым партнером, имеющим затруднения в сексуальной сфере. Данное упражнение нацелено на их преодоление. Следя за диалогом, вы сможете увидеть, что многие сексуальные нарушения коренятся в пассивности партнера, неуверенности в себе или привычке манипулировать.

Обмен мыслями и впечатлениями с близкими людьми всегда важен, но разговор о сексе как об акте любви имеет особое значение. Поскольку секс — важная сторона общения с близким человеком, то неудовлетворенность в этой сфере может вызывать проблемы и в других отношениях, вовсе не связанных с сексуальностью. Большинство из вас очень удивились бы, узнав, какое количество конфликтов было улажено после разрешения сексуальных затруднений.

К сожалению, многие пары не могут говорить друг с другом о своих предпочтениях и неудовлетворенности в интимной жизни. Однако, именно такой подход создает атмосферу близости, при которой только и возможно достижение взаимного компромисса.

К счастью, мы не только научились лечить сексуальные расстройства, но и помогаем людям осознавать, что от разрешения их сексуальных проблем зависит достижение гармонии в совместной жизни в целом.

В клинике чаще всего наблюдаются три основных модели сексуальной патологии. Это модель беспокойства (Джозеф Воулъп, Университет Пенсильвании; Зев Уондерер, Центр психотерапии, Беверли Хиллз, Калифорния); модель гнева (общепринятый термин) и смешанная модель (Уильям Мастере н Вирджиния Джонсон, Научно-исследовательский институт биологии и воспроизводства, Миссури; Уильям Харт-ман и Мерилин Фитиан, Центр изучения семейных и сексуальных проблем, Лонг Бич, Калифорния). Как видно уже из названий, примитивные реакции страха—бегства и гнева—агрессии управляют нами и в сексуальном поведении.

Модель беспокойства предполагает следующее: вы психически здоровы, но у вас имеются определенные сексуальные нарушения. Всякий раз, когда они проявляются, возникает чувство беспокойства. Парадигма данной модели такова: «Ты устроен так, что не можешь наслаждаться сексом, если тебя угнетают слишком большие налоги». Этому типу сексуальных проблем сопутствуют чаще всего ослабление эрекции у мужчин и отсутствие оргазма у женщин в половых актах с конкретным партнером (с другими партнерами до этого ее оргастичность могла быть высокой). Лечение в подобных случаях основано на том, что эти сексуальные дисфункции связаны в своей основе со страхом. Механизм их возникновения аналогичен тому, который наблюдается и при других фобических расстройствах — боязни высоты (агорафобия), боязни закрытых пространств (клаустрофобия) и др.

Как и при большинстве фобий, реакция беспокойства в сексуальной сфере возникает вследствие какой-то психической травмы. У некоторых основными причинами возникновения сексуальных проблем являются психические травмы, обусловленные боязнью «непоправимого вреда», нанесенного онанизмом; или неправильное поведение партнерши (партнера) во время самого первого полового акта. В большинстве подобных случаев пациенты признавались, что уже довольно давно оправдывают свое нежелание вступать в сексуальные отношения некими внешними причинами (физической усталостью, расстроенностью из-за других проблем, общим состоянием стресса), а их постоянные партнеры не оказывали необходимой психологической поддержки. Обычно они заранее ожидают неудачи, и даже малейший намек на грядущее поражение усиливает ощущение беспокойства, что, в свою очередь, и приводит к окончательному провалу (который они уже заранее предвидели!). А если сексуальные партнеры проявляют к «неудачнику» недоброжелательность, то боязнь усиливается, и провал тем более неизбежен. В конце концов, после определенного количества срывов, независимо от первоначальных причин неудовлетворенности в этой сфере, всякий раз даже малейший намек на то, чтобы продемонстрировать, что сексуальные реакции возникают непроизвольно, я обычно предлагаю следующий эксперимент своим студентам. Я достаю из бумажника двадцатидолларовую купюру и говорю: «Если вы сможете приказать себе, чтобы у вас появилось сексуальное возбуждение или эрекция, эти двадцать долларов ваши! У вас тридцать секунд. Этого мало? Вам нужна минута? Пожалуйста!» Никто никогда не получал этих денег.

Вопреки устаревшему, но до сих пор бытующему среди некоторых психотерапевтов убеждению, сексуальная фобия — не есть признак извращения (например, скрытой склонности к кровосмесительству или гомосексуализму). К ней, как и к другим фобиям, нас «приучают», а, следовательно, можно и «отучить» (за несколько недель или месяцев) с помощью предлагаемых в этой книге алгоритмов поведения.

Модель гнева, в отличие от модели беспокойства, имеет только одно внешнее проявление — значительное сокращение частоты сексуального общения: от нескольких месяцев до нескольких лет. В целом, для этой модели характерно чередование периодов отсутствия какого бы то ни было сексуального взаимодействия с периодами его возобновления, но не столь активного. В подобных случаях у пациентов-мужчин обычно нет проблем с эрекцией. А пациентки-женщины чаще всего жалуются на отсутствие оргазма и отсутствие полового влечения.

Согласно модели гнева, снижение частоты половых актов у постоянной партнерской или супружеской пары является результатом конфликтов, возникших вне постели (в отличие от модели беспокойства). В данном случае обычно у одного из партнеров (супругов) накапливается слишком сильное невысказанное раздражение на другого. (Впрочем, этот факт может отрицаться самим пациентом, как и то, что в паре есть сексуальные проблемы.) Вместо этого предъявляется множество всяческих отговорок: один из супругов всегда или слишком усталый, или слишком сильно занят, или неважно себя чувствует, рано встает на работу и прочее. Он (она) избегает половых актов не из-за страха неудачи, а из-за того, что в повседневном общении с «дражайшей половиной» или «благоверным» что-то невыносимо раздражает. «Уход» от сексуальных контактов — результат того, что накопленное раздражение не находит выхода. Пациент либо не может, либо не хочет высказывать свою досаду, но это единственный путь дать понять близкому человеку, что желательно в их отношениях, а что — невыносимо. Только таким способом можно разрядить обстановку.

Причина нежелания (или неумения) выражать свои предпочтения кроется все в той же неуверенности в себе и опасении возможной манипуляции в ответ на это со стороны другого. Вот и получается: один не делится своими опасениями, надеждами и даже радостными моментами, опасаясь, что это может не понравиться другому, а тот, по своему обыкновению, заставит снова почувствовать непреодолимую вину или беспокойство. И, таким образом, по прошествии определенного периода времени недовольство одного из супругов тем, как ведет себя по отношению к нему другой, возрастает и переносится на сферу сексуальных отношений.

Общепринятый терапевтический подход в таких случаях состоит в том, чтобы помочь пациентам решительно проявлять себя в отношениях с супругами: открыто высказывать свое недовольство и пожелания, находить компромиссы при повседневном общении.

Смешанная модель включает в себя элементы обеих предыдущих моделей (и модели беспокойства, и модели гнева). Например, муж не стремится к интимным отношениям с женой не только из-за досады на нее, но и ввиду того, что у него снижено сексуальное влечение. И если он не сможет прямо сказать: «Я не хочу этого сейчас», она, скорее всего, сумеет все-таки склонить его к близости. После нескольких неудачных попыток, обусловленных нежеланием близости в данный момент, жена прямо в постели может сказать нечто такое, что вызовет у мужа ощущение вины или беспокойства, а это, в свою очередь, спровоцирует возникновение страха неудачи.

Иногда недовольство одного из супругов сексуальными отношениями может выражаться иначе (многозначительным молчанием, например), но ситуация в любом случае остается неизменной. Оба партнера раздражены: только один активно, а другой — пассивно.

К сожалению при смешанной модели обычно пытаются лечить что-то одно:

1) обращают внимание на сексуальные проблемы и не затрагивают конфликтов в других сферах общения;

2) учат пару строить отношения на новой основе, а сексуальные нарушения в паре игнорируют.

Но если не учитывать взаимосвязи этих двух факторов, то сохранившееся раздражение вызовет новые неудачи в сексуальной сфере, а невылеченные сексуальные расстройства могут снова свести интимные отношения на нет — словом, все так или иначе начнется снова. В конечном итоге, отношения между супругами могут настолько обостриться, что единственным выходом станет развод. Поэтому когда мы имеем дело со смешанной моделью, необходимо лечить оба проявления дисфункции: и общее раздражение на партнера, и чувство беспокойства, вызванное неудачами в половой жизни.

А теперь давайте рассмотрим, какое отношение к сексу имеет уверенность в себе и умение отстаивать себя; как научиться настойчивости в сексуальной сфере, и как ассертивное сексуальное поведение способствует разрешению несексуальных семейных проблем.

Обучая людей открыто и прямо говорить о своих сексуальных желаниях и достигать взаимного компромисса, я обычно на примерах показываю, как можно этого достичь. Мы обсуждаем те проблемы, которые были у студентов или пациентов, и выясняем, как их можно разрешить. Некоторые из моих учеников были женатыми людьми, некоторые просто жили вместе с партнершами (партнерами); кто-то только периодически встречался со своей подругой (другом). Но во всех ситуациях, если возникал конфликт, соотношение сил было таково: один из партнеров не был удовлетворен сексуальными отношениями, а другой в манипулятивной или пассивной форме препятствовал каким бы то ни было изменениям в области секса. Это сопротивление «удовлетворенного» партнера, как я замечал на примере многих людей, есть не что иное, как боязнь еще более худшего. «Удовлетворенный» партнер опасался: если произойдут какие-нибудь перемены в отношениях, его сексуальность «ухудшится» (он не сможет удовлетворять потребностей любимого человека). И вообще, к чему могут привести, скажем, новые запросы жены? Что, если она вообще предложит попробовать любовь втроем? Каких перемен она хочет? То, что у нас сложилось, думает муж, может, и «скучно», но зато стабильно и «безопасно». (Здесь надо отметить, что даже если «неудовлетворенная» сторона действительно нуждается именно в радикальном расширении сексуального репертуара, и в этом основная причина дисгармонии, в этой ситуации может помочь тренинг ассертивности).

Описывая, как преодолеть затруднения в высказывании своих сексуальных желаний, я все наиболее типичные проблемы собираю воедино и вкладываю их в уста воображаемых любовников — Джека и Джил. Как всегда, я предлагаю своим ученикам начать с простых «жалоб», а уже потом они дают простор своим эротическим фантазиям. Я предлагаю им говорить на эту тему с неблизкими им людьми, чтобы они смогли приобрести опыт подобного рода общения и чтобы потом, при реальном общении с близким им человеком, у них не возникало бы обычное в подобной ситуации беспокойство. Иногда эта процедура вызывала у людей слезы или смех, что уничтожает зарождающуюся тревогу. Как вы увидите из последующих диалогов, просьба о переменах в сексуальной жизни может высказываться как мужчиной, так и женщиной. Не случайно я предлагаю своим ученикам сначала изобразить Джека неудовлетворенным партнером, стремящимся изменить что-то в сексуальных отношениях с Джил, чему она сопротивляется. В другом конфликте, напротив, решительной становится Джил, а сопротивляющимся — Джек.



Страница сформирована за 0.68 сек
SQL запросов: 191