АСПСП

Цитата момента



Я не терпел поражений. Я просто нашел 10000 способов, которые не работают.
Томас Алва Эдисон,

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ребенок становится избалованным не тогда, когда хочет больше, но тогда, когда родители ущемляют собственные интересы ради исполнения его желаний.

Джон Грэй. «Дети с небес»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Я использую для этого навыка еще и такие названия, как Согласие с правдой, Согласие в принципе или Согласие со странным. Мое первоначальное название Игра в туман, как кажется, создает устойчивый образ, хотя мои коллеги и студенты (да и я) часто используют его не всегда адекватно.

Каким бы названием мы не пользовались, словесный навык мы можем применять в следующих случаях:

1. Мы можем согласиться с любой правдой, указываемой другими во время критики (Согласие с правдой). Например, если особо заботливая мама продолжает контролировать свою дочь даже тогда, когда она больше не живет дома, дочь может ответить матери на ее критику Игрой в туман; так сделала одна из моих учениц Салли.

Мать: Ты опять поздно пришла, Салли. Я звонила тебе до половины первого ночи.

Салли: Это правда, мама. Я снова вчера поздно вернулась.

 2. Мы можем согласиться с возможной правдой в критике других людей (Согласие со странным). В случае с Салли и ее мамой:

Мать: Салли, если ты будешь так часто приходить поздно, ты можешь снова заболеть.

Салли: Возможно, ты права, мама (или: «Возможно, это правда», или: «Я согласна с тобой, мама, если я не буду задерживаться так часто, я смогу больше спать»).

 3. Вы можете согласиться с общей правдой в логических утверждениях, с помощью которых вами манипулируют (Согласие в принципе). В случае с Салли:

Мать: Салли, ты знаешь, как важно для девушки, которая хочет встретить хорошего человека и выйти замуж, выглядеть хорошо. Если ты будешь так часто задерживаться и в результате недосыпать, ты не будешь хорошо выглядеть. Ты ведь не хочешь, чтобы это случилось?

Салли: Ты права, мама. То, что ты говоришь, имеет смысл, но когда мне нужно, я прихожу достаточно рано.

В этом примере вариантом Игры в туман для дочери может быть следующий. Каждый раз дочь добавляет к сказанному реплику о своем намерении быть независимой от матери: «…но я бы не ждала так долго и не волновалась бы, будь я на твоем месте», или: «…но меня это не волнует», или: «…но я и сегодня собираюсь вернуться поздно — у меня свидание».

Когда я в первый раз учу студентов навыку Игры в туман, я обычно делю их на пары, в которых один использует Игру в туман, а другой играет роль критика-«мерзавца». Первый должен соглашаться со всей критикой (соглашаясь с правдой, соглашаясь со странным и соглашаясь в принципе). Второй должен давать негативные комментарии об одежде первого, его внешности, характере, возможно и о сексуальных привычках, т. е. обо всем, что придет ему в голову.

После того как упражнение закончится, я, занимаясь с каждым из студентов отдельно, пытаюсь ослабить разницу между игрой в классе и настоящей критикой. Я делаю это, чтобы уменьшалось их беспокойство в реальных жизненных ситуациях, а не только в тренировочных. Не говоря о своем решении-намерении, я повторяю один из фрагментов диалога и выдаю серьезные комментарии, пугающие, но не отвечающие действительности, например: «Вы могли бы сделать это лучше; это не было хорошо; вы, кажется, опаздываете с ответом; ваш партнер, как кажется, справляется с этим намного лучше, чем вы, и т. д.». Когда студент все время повторяет «Возможно, вы правы», он обычно сопровождает свой ответ если не насмешливой улыбкой, то по крайней мере хитрым блеском в глазах. Я тоже с трудом сдерживаюсь от того, чтоб не расхохотаться (когда «сурово» разбираю их ответы).

Впоследствии часто оказывалось, что для студентов такая практика превращалась из испытания, вызывающего беспокойство, в развлечение. Какой парадокс! Развлекаться в то время, как тебя критикуют! Научиться этому методу обычно очень легко, и я затем усложняю упражнение, в нем уже принимают участие четверо: один — игрок «в туман», другой — критик, двое — в роли тренеров или наблюдателей. Поначалу «тренеры» помогали игроку «в туман». Позднее им приходилось «тренировать» критика, чтобы помочь ему выдумать еще что-нибудь «оскорбительное» и «унижающее» критикуемого. Три критика против одного человека! Обратимся к примеру.

ДИАЛОГ 4

Два ученика, проходящие тренинг, учатся использовать Игру в туман.

К р и т и к: Я вижу, вы опять одеты в своем стиле — небрежно.

Ученик: Совершенно верно Я одет как обычно (Игра в туман).

Критик: Эти штаны! Похоже, что вы украли их на распродаже подержанных вещей и даже не погладили.

Ученик: Они немного помяты, не так ли? (Игра в туман).

Критик: Помяты — это мягко сказано. Они ужасны.

Ученик: Возможно, вы правы Они действительно выглядят слишком плохо, чтобы их носить (Игра в туман).

Критик: А рубашка! Ну и вкус у вас.

Ученик: Может быть, вы и правы Я не придерживаюсь строгого вкуса в одежде (Игра в туман).

Критик: Любой, кто так одевается, явно немногого достиг.

Ученик: Вы правы. У меня много промахов (Игра в туман).

Критик: Промахи! Вы это так называете? Скорее провалы! Вы просто один целый Большой Каньон.

Ученик: Может быть, вы и правы Мне многое нужно бы улучшить (Игра в туман).

К р и т и к: Я сомневаюсь, что вы можете хорошо работать, если и одеваться толком не умеете.

Ученик: Это правда Я бы мог лучше делать свою работу (Игра в туман).

Критик: Если бы вы были поумней и у вас было бы хоть какое-нибудь представление о морали, вы бы спросили кого-нибудь, где купить одежду получше, чтобы не выглядеть таким оборванцем.

Ученик: Это правда, я бы мог спросить кого-нибудь, где купить одежду получше, и я мог бы быть, конечно же, умнее (Игра в туман).

Критик: Вы нервничаете, когда я говорю вам то, что вам не нравится.

Ученик: Я уверен, что не нервничаю (Игра в туман).

Критик: Вы не должны нервничать, я же ваш друг.

Ученик: Это правда, я не должен нервничать (Игра в туман).

Критик: Вероятно, я единственный, кто вам такое скажет.

Ученик: Я уверен, вы правы! (Игра в туман и немного сарказма).

Критик: Вы смеетесь надо мной.

Ученик: Да, это правда (Игра в туман).

Критик: Вы здесь не для того, чтобы учиться сарказму, вы это уже умеете! Вы искусно показываете, как играть в туман.

Ученик: Вы правы, я уже знаю, что такое сарказм, и, вероятно, учусь чему-то новому (Игра в туман).

Критик: Вы никогда этому не научитесь.

Ученик: Вероятно, вы правы, у меня это не очень хорошо получается (Игра в туман).

Критик: Вы снова теребите ухо.

Ученик: Это правда (Игра в туман).

Критик: И вы тут же убрали руку, когда я сказал об этом.

Ученик: Да (Игра в туман).

Критик: И мое замечание об этом опять заставило вас нервничать.

Ученик: Предполагаю, вы правы (Игра в туман).

Критик: Вы беспомощны.

Ученик: Возможно, вы правы (Игра в туман).

Критик: И что у вас с волосами? Вы похожи на хиппи.

Ученик: Да, наверное (Игра в туман).

Критик: И похоже, они к тому же и грязные.

Ученик: Это правда. Они могли бы быть чище, не так ли? (Игра в туман).

Критик: Вы не должны усмехаться, когда вам говорят, что вам полезно.

Ученик: Это правда. Не должен (Игра в туман).

Критик: Вы похожи на человека-машину, ничего индивидуального. Ученик: И правда, похож (Игра в туман).

Критик: Вы не похожи, вы и есть человек-машина. Я думаю, вы не можете сказать никому и ничего, кроме «да».

Ученик: Я понимаю, почему вы так думаете (Игра в туман).

Критик: Ну хорошо. Можете вы сказать «нет»?

Ученик: Возможно (Игра в туман).

Критик: Вы не знаете?

Ученик Поживем — увидим.

Как вы видите из этого диалога, использование Игры в туман дает несколько преимуществ. Прежде всего она учит ученика внимательно слушать, что говорит критик. Если критик говорит, к примеру: «Вы похожи…», ученик отвечает: «Вы правы, я похож…» Если тот говорит: «Я думаю…», ученик отвечает: «Я понимаю, почему вы так думаете…» Новичок учится реагировать только на то, что ему действительно сказали, а не на намеки, которые кроются под критикой. Это учит новичка быть хорошим слушателем: слышать то, что ему говорят, а не читать мысли и не интерпретировать то, что ему сказали, не сомневаться в себе. Вдобавок, этот навык помогает новичку думать в терминах вероятности, а не в абсолютных понятиях, таких, как да—нет, черное-6елое, 100 процентов— ноль. Разумеется, ученику мало что приходится делать, но тем не менее он делает свое дело. Вероятно, у него не идеально чистые волосы: он же не вошел в класс прямо из душа Любое критическое замечание заключает в себе хотя бы каплю правды. Когда на занятиях мы отрабатывали Игру в туман, в определенный момент хотя бы один из студентов спрашивал: «Как я могу согласиться с неправдой? Я не собираюсь лгать о себе!» Как показывает опыт, вопросы такого рода возникают в двух случаях. Первое: из-за глубинного ощущения, что сама критика — «неправда». Второе: ученик настолько не уверен в себе, что ему чрезвычайно необходимо, чтобы его поддерживали чем-то позитивным. Работая с такими студентами, я обычно говорил что-нибудь в таком роде: «Что бы вы сделали, если бы кто-то сказал вам, что вы висите в трех футах от земли?» Стоя твердо на земле и имея тому физическое доказательство перед глазами, вы, скорее всего, не стали бы вообще ничего отвечать, только бы рассмеялись. Но как насчет того, чему у вас нет точного, абсолютного, гарантированного доказательства? Например, если кто-то говорит вам, что вы глупы, что вы скажете? Что вы не глупы, так? (Студенты всегда отрицательно мотают головами.) Что ж, примите поздравления! Вам повезло, что вы говорите со мной, я весьма глуп. Иногда я делаю очень глупые вещи. Иногда я очень умен, но большую часть времени я глуп. Глуп в сравнении с кем? В сравнении с Эйнштейном я — деревенский идиот. С другой стороны, в сравнении со множеством людей я — просто гений. Так что, когда мне говорят, что я глуп, я могу с готовностью с этим согласиться. Вы, возможно, правы, в сравнении со многими людьми я действительно глуп, и в сравнении с самим собой я иногда просто тупица. Таким образом, я выслушиваю все, что люди обо мне говорят, и сомнения оставляю им. Они, возможно, и правы, но я все равно принимаю свое собственное решение по этому поводу и делаю то, что я решил».

Один из студентов вовлекает меня в следующий короткий диалог:

Студент: Вы знаете свой «ай-кью»?

Я: Да.

Студент: Он выше нормы, выше 100?

Я: Да.

Студент: Тогда, как вы можете Играть в туман со мной, если я скажу: «Ваш «ай-кью" настолько ниже нормального, что и слабоумный мог бы заменить вас? »

Я: Просто. Я бы сказал: «Я не удивлен тем, что вы так считаете. Иногда моя голова так плохо работает, что мне становится интересно, не вышло ли с моим „ай-кью" ошибки».

Студент: Попробуем о другом. Вы «голубой»?

Я: Я так не думаю.

Студент: Скажем иначе. У вас есть гомосексуальный опыт?

Я: Нет.

Студент: Тогда как вы можете согласиться со мной, если я скажу: «Вы — самый озабоченный мужчинами преподаватель из всех, кого я когда-либо видел. Вы пристаете ко всем вокруг!»

Я: Опять просто. Я могу сказать: «Может быть, вы правы. Интересно, оттого ли это, что я не столь же силен сексуально, как раньше. В семнадцать лет я думал о сексе все время. Теперь я думаю об этом только половину своего времени!» Я ведь не всегда совершенен в своих ответах. Хотите попробовать еще раз?

Другой вопрос, который я слышал от студентов во время тренировки Игры в туман, звучал так: «Но были ли вы искренни, когда соглашались с моей критикой?» На этот провокационный вопрос я отвечал вопросом: «Какова вероятность искренности?», или, как мой коллега Фрэд Шерман из Сан-Диего : «Разве это имеет значение?» Такой вопрос мог возникнуть у студента, который очень «прикован» к логике и искусственным системам типа «правильно—неправильно», которыми обычно пользуются манипуляторы. Фрэд как-то заметил, что человек, который задал такой вопрос, может чувствовать себя хорошо с ним как с учителем только в том случае, если «все искренне» или «все неискренне»; что-то среднее его не устраивает. Ему не нравится, когда для описания правды используют язык вероятности.

Как я обнаружил, у людей, которые проходят тренинг уверенности в себе, Игра в туман пользуется наибольшей популярностью. Недавно один из моих бывших учеников, преподаватель физики в Калифорнийском технологическом институте, рассказал мне забавную историю. Накануне вечером я демонстрировал использование словесного навыка Игры в туман студентам института. На следующий день мой знакомый заметил, как один из студентов все утро во всех случаях пользовался Игрой в туман. На любое высказывание он с энтузиазмом повторял: «Возможно, вы правы», включая и предложение: «Не хотите кофе?» Мой знакомый физик знал, что мне понравится юмористический оттенок ситуации. Мне действительно это понравилось, но чем дальше он расписывал «провокации» студента, тем больше разыгрывалась моя собственная фантазия. Извинившись перед преподавателями и студентами, я не смог удержаться и скопировал студента, обратившись к преподавателю-ядерщику: «Вы правы. Я не должен был дурачить вас, поскольку вы занимаетесь расщеплением атома».

С победным блеском в глазах, но и не без симпатии к новичку-студенту физик рассказал мне, как ему хотелось подойти к нему и сказать вроде: «Гарри, я заметил, вы что-то часто используете Игру в туман сегодня. Вам не кажется, что лучше поберечь силы для той ситуации, когда вами будут манипулировать?» Физик вспомнил себя и свой энтузиазм, когда он только начинал в свое время проходить у меня тренинг. Он думал, что студент ответит ему: «Вы хотите сказать, что знаете это?», а он бы ответил: «Конечно. Все знают об Игре в туман. А вы не знали?» Я одобрил его чувство юмора, но спросил его: «А почему вы думаете, что студент не сказал бы вам просто: „Возможно, вы правы. Я действительно пробую Игру в туман?" » Физик посмотрел на меня и ответил: «Мне следовало подумать об этом. Он мог так сказать!» — и понимающая усмешка исчезла с его лица.

НЕГАТИВНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Когда я разрабатывал метод Игры в туман, я заметил, что люди совершают много ошибок из-за того, что вообще плохо умеют общаться. Для того чтобы быть увереннее в себе и нормально жить среди людей, нужно научиться исправлять свои промахи и ошибки, не опуская рук перед лицом враждебной критики. Со временем мне стало совершенно очевидно: у многих из нас возникают подобные трудности в повседневной жизни при попытке исправить наши ошибки. Один из новичков на тренинге однажды спросил: «Как я могу реагировать иначе, если меня критикуют не за "возможную". а за стопроцентную ошибку, и я чувствую себя виноватым?» Если вы похожи на него, вы должны изменить свою реакцию — ощущение вины не должно. автоматически ассоциироваться с совершением ошибки.

Когда вы недостаточно уверены в себе, вами могут манипулировать, используя совершенные вами ошибки. Вас могут заставить испытывать свою вину и беспокойство, а вы будете: 1) искать прощения за совершенные ошибки и что-нибудь для этого делать; 2) отрицать свою ошибку, защищаясь или критикуя в ответ. В обоих случаях вы неправильно решаете проблему и плохо себя чувствуете.

Как и в предыдущих примерах, это связано с детскими представлениями о виновности в связи с допущенными ошибками. Преодолевать их трудно. Многим из нас полезно сначала изменить свое словесное поведение в конфликте таким образом, чтобы быть эмоционально защищенными от возможной критики (со стороны других людей или нас самих). Если произойдет это эмоциональное изменение, автоматически будет меняться и наше детское представление, неверное детское представление о неизбежной виновности. Трудно придерживаться негативного взгляда на самих себя, если не поддерживать это ощущением, что в вас есть что-то «подмоченное».

Как же тогда уверенно справляться со своими ошибками? Для начала самое простое: вы начинаете вести себя так, словно (это действительно так, не больше и не меньше) ошибки — это всего лишь ошибки, т. е. вы решительно признаете что-то негативное в себе. Словесный навык, который для этого необходим, я назвал Негативное заявление. Например, вас критикуют, и, возможно, враждебно, за ошибку, которую вы совершили. В ответ вы можете признать факт совершения ошибки. Допустим, вы дали согласие оставить дискету на вашем столе, чтобы коллега мог воспользоваться ею в выходные дни. В понедельник утром он подходит к вам и спрашивает, где дискета была в субботу. Вы вспомнили, что вы забыли ее оставить. Что вы можете сказать? Признав свою ошибку, вы могли бы ответить: "О Боже! Я забыл оставить ее на столе! Какой идиотизм с моей стороны! Должно быть, у меня не все в порядке с головой! Что ты теперь будешь делать?» В зависимости от того, как ваш коллега отреагирует на ваше покаяние, вы можете повторять это до тех пор, пока он не поймет, что нет смысла вас критиковать за вашу ошибку, ибо это не повернет часы назад и вы не сможете положить дискету в нужное время в нужное место.

Негативное заявление можно использовать и в ситуации, когда вас критикуют за то, что вы только начинаете осваивать (новый язык, новая работа, новое общественное положение). В любой из таких ситуаций вы можете сказать следующее:

Критик: Вы не слишком хорошо это сделали… Вы: Вы правы. Я не очень удачно это сделал, да? (Негативное заявление).

Вы можете также признать то негативное, что говорят о вашей внешности, привычках и т. п.: «Сис, для молодой девушки с хорошей фигурой не годится ходить, как слон». — «Я замечала за собой это. Я забавно хожу, правда?» (Негативное заявление). — « Сью, ты не должна была стричься. Это тебе не идет». — «Это было глупо с моей стороны, мама. Мне самой не нравится» (Негативное заявление).

Если одно Негативное заявление не помогает (и критик продолжает упорствовать), вы можете в дополнение к нему воспользоваться Игрой в туман и Негативными расспросами. Примеры подобных смешанных диалогов в ответ на осуждение вашей ошибки даются ниже.

Как вам это ни покажется парадоксальным с первого взгляда, но те, кто не могут уверенно справиться с критикой, не в состоянии справиться и с комплиментами. Если мы подавлены Критикой, нам кажется, что мы должны воспринимать все комплименты как облегчение. К сожалению, для большинства людей это не так. Когда нас хвалят, мы что-то бормочем, смущаемся и стараемся как можно скорее сменить тему разговора.

Это не проявление скромности. Такое поведение коренится в нашем детском представлении, что другие люди имеют Право судить наши поступки. если мы, с другой стороны, независимы и уверены в своих мыслях, чувствах и поведении, мы сохраняем за собой право самим судить о своих поступках. Например, когда вам делают искренний комплимент по поводу одежды и вы чувствуете, что она действительно вам идет, вы можете ответить: «Спасибо. Я тоже думаю, что она мне идет» (Согласие с правдой). Но если вы подозреваете манипулирование, вы можете ответить: «Правда? Я не понимаю, что такого в моей одежде так меня украшает? » (Позитивные расспросы). Если вас терзают смешанные чувства по поводу того, что вам говорят, вы можете сказать: «Спасибо за комплимент, но я еще сам(а) не понял(а), хорошо ли это». Вы можете подбирать разные слова, но основа вашего поведения (при критике и при комплиментах) остается одной и той же: вы самый главный судья самому себе.

Как побудить близких вам людей не манипулировать вами

Игра в туман очень хорошо помогает справляться с критикой со стороны людей, с которыми у вас формальные или коммерческие отношения, и которые вам не очень близки. Применение этого метода помогает снизить чувствительность к критике или даже остановить критику других людей. Игра в туман сразу создает психологическую дистанцию между вами и вашим критиком. Но это пассивное поведение, оно не может побудить людей, близких вам (жену, мужа, членов семьи, близкого друга и т. п.), быть более честными с вами, не прибегать к манипуляциям.

Можно с большей вероятностью вызвать честную обратную реакцию, используя метод, который я называю Негативные расспросы. Как и в случае с Игрой в туман, при использовании способа Негативные расспросы вы реагируете на критику не отрицанием ошибки, не оправданиями и не ответной критикой. Вместо всего этого вы разрываете порочный круг манипуляций, настойчиво и спокойно побуждая людей дать больше информации о том, что же все-таки не так вы сделали. Как говорит название самого способа, вы расспрашиваете вашего критика, что же еще негативное он видит в вас или в вашем поведении.

НЕГАТИВНЫЕ РАССПРОСЫ

Чтобы понять, в чем особенность Негативных расспросов, давайте сравним два ответа-реакции на критику. Допустим, вы отвечаете на критику со стороны жены: 1) «Я не понимаю, что плохого в том, что я схожу на рыбалку?» и 2) «Что заставило тебя считать, что ходить на рыбалку — плохо?» Первая фраза — модель реакции смелой и открытой, которая не содержит критику вашей жены и побуждает ее расширить свое критическое замечание (это и есть Негативные расспросы). Вторая фраза — модель оборонительного поведения, направленного против вашей жены. Разница между этими двумя фразами, которые вроде бы говорят об одном и том же, огромна. Первой фразой вы как бы берете ответственность на себя и говорите: «Давай посмотрим, что не так или что тебе не нравится в моих действиях». Вы ведете себя таким образом, словно предмет критики в принципе не может расстраивать. Второй фразой вы как бы перекладываете ответ на свою жену и говорите: «Кто ты такая, чтобы мне указывать? »

Если, отвечая на вашу фразу: «Что плохого в том, что я схожу на рыбалку?», ваша жена приведет такие «логические» и «хорошие» доводы, как: «у тебя заболит голова», или «от тебя будет пахнуть рыбой», или «ты устанешь…», вы можете продолжить расспросы (негативные): «Я не понимаю. Что плохого в том, чтобы сходить на рыбалку, даже если у меня заболит голова (или от меня будет пахнуть рыбой, или я устану)?» Настойчиво используя Негативные расспросы, вы побуждаете вашу жену в конечном итоге честно признаться, что ее тревожит на самом деле: «Если ты устанешь, мы не сможем никуда пойти вечером (заняться любовью и т. п.)». Когда вы оба действуете открыто, вы можете достичь компромисса (вы идете на рыбалку, но и жена получает то, чего она хочет).

Конечным результатом такого использования Негативных расспросов будет (хочется надеяться) то, что ваша жена поймет, что лучше честно признаться, чего она хочет, а не пытаться манипулировать вами с помощью системы «правильно—неправильно» (неправильно ходить на рыбалку, неправильно иметь головную боль, неправильно уставать и т. п.). Если же этот оптимальный результат не будет достигнут, вы можете попытаться выбраться из тупика, используя прямые Негативные расспросы. Например, вы можете поинтересоваться: «Я на самом деле не понимаю. Должно быть, есть какие-то другие причины, почему мне не стоит пойти на рыбалку, кроме как „усталость", „неприятный запах", „головная боль". Что еще не так? Что тебе не нравится в том, что я пойду на рыбалку?» В этой ситуации ваша жена скорее всего прямо скажет, что она хочет сделать в выходные дни, и вы оба сможете достичь компромисса.



Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 191