УПП

Цитата момента



Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесете свое внимание на другие вещи, оно придет и тихонько сядет вам на плечо.
Виктор Франкл

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



С ребенком своим – не поругаешься, не разведешься, не сменишь на другого, умненького. Поэтому самый судьбинный поступок – рождение ребенка. Можно переехать в другие края, сменить профессию, можно развестись не раз и не раз жениться, можно поругаться с родителями и жить годами врозь, поодаль… А ребенок – он надолго, он – навсегда.

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как не орать. Опыт спокойного воспитания»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

Заключение брака побуждается системой мотивов, образующих определенную иерархию, в рамках которой можно говорить о смыслообразующих мотивах и мотивах-побудителях. Мотивы различаются степенью осознанности, варьируясь в широком диапазоне от сознательных намерений до бессознательного побуждения. Наконец, мотивы могут реализовывать направленность на достижение и направленность на избегание. Например, мотивом заключения брака может стать желание всегда быть рядом с любимым человеком (мотив, направленный на достижение) и соответствующее ему — избежать одиночества. Мотивы заключения брака реализуют жизненно важные отношения личности к миру, составляют основу иерархии человеческих потребностей, отраженных в известной пирамиде А. Маслоу. Перечислим наиболее значимые из них:

  • реализующие потребность любить самому и быть любимым партнером;
  • самоутверждения и самореализации (в частности, мотивы социального и статусного утверждения); примером такого рода мотива может стать стремление молодого человека уйти из-под опеки родителей посредством создания собственной семьи*;
  • удовлетворяющие потребность в чувстве безопасности, когда партнер рассматривается как источник заботы, опоры и стабильности; в этих случаях он выступает своеобразным заместителем родителя;
  • реализующие потребность в аффилиации;
  • мотив самоактуализации через разделение идентичности в отношениях со значимым Другим;
  • мотив продолжения рода, стремление к реализации роли родителя;
  • сексуальное влечение к партнеру и желание иметь стабильные сексуальные отношения;
  • мотив долга и социальной обязанности, в основе которого лежат забота и ответственность за благополучие партнера;
  • прагматический мотив (улучшение жилищных условий, материального положения как собственного, так и прародительской семьи с помощью партнера). Брак по расчету, доминировавший на протяжении ряда веков, «ушел в тень» в XX в., когда высшей ценностью брака как свободного союза свободных граждан была провозглашена любовь. Однако в последнее время отношение к браку, основанному на материальных, прагматических мотивах, претерпело изменение. Так, по данным социологического опроса, только 33% опрошенных молодых людей осуждают брак по расчету, а 50% относятся к нему с пониманием: 16% респондентов заявили, что они «хотели бы иметь такую возможность» [Ганичева, 2002].

Очевидно, что степень адекватности мотивов для создания гармоничной семьи далеко не равнозначна, и судьба вновь созданной семьи в значительной степени, хотя и не фатально, определяется содержанием мотивации заключения брака. Важность соотношения мотивации брака при выборе брачного партнера подчеркивают ряд исследователей [Майерс, 1999].

____________

1 Иллюстрацией доминирования статусных мотивов при заключении партнерами брака может стать терапевтическая интерпретация известной сказки Ш. Перро «Золушка». Принц, испытывая чувство собственной неполноценности и несамостоятельности и являясь объектом властного управления со стороны своих родителей, стремится изменить свой статус и доказать, что он уже взрослый. В силу низкой самооценки и неуверенности, считая себя незавидным претендентом «на рынке женихов» и опасаясь быть отвергнутым, принц выбирает себе в невесты простую девушку, исключая тем самым возможность оскорбительного отказа и обеспечивая себе в будущем уважение и восхищение будущей жены. Золушка, стремясь покинуть семью своей мачехи, в свою очередь связывает замужество с новым социальным статусом и свободой от прежнего унизительного положения в семье. Основой стремления к браку здесь выступают статусные, внешние по отношению к семье мотивы. Взаимная возможность удовлетворить заветные потребности и чаяния партнера, с одной стороны, порождает у каждого из молодых людей чувство благодарности и любви к выбравшему его человеку, а с другой — придает определенную шаткость и неустойчивость будущему брачному союзу [Варга, 2002].


Так, согласно теории комплементарных потребностей Уинча, при выборе будущего супруга действует принцип дополнения противоположностей, а Сентерс в своей инструментальной теории выбора супругов объединяет принцип взаимного дополнения с принципом сходства потребностей. Для будущего развития супружеских отношений оказывается крайне важной степень совпадения мотивов каждого из партнеров, определяющая меру совпадения ожиданий в отношении брака. Например, совпадение прагматической мотивации обоих супругов создает основу для стабильности брачного союза. Брак по расчету может быть устойчивым и удовлетворять обоих супругов. Говоря о мотивации заключения брака, следует понимать, что момент регистрации брака лишь подводит черту под одной фазой развития семьи и начинает другую.

Мотивы сохранения брачного союза не остаются неизменными и тождественными мотивам заключения брака. Их развитие может происходить как в сторону большей адекватности задачам гармонизации брачного союза, так и в сторону деструктивного, разрушающего влияния на брак. Однако трансформация и развитие мотивов — процесс сложный и неоднозначный, требующий значительной духовной работы личности над собой и своими отношениями с партнером. Важнейшими потребностями, опредмеченнными в мотивах сохранения брака, являются следующие пять групп потребностей [Левкович, Зуськова, 1985]:

  • потребности в удовлетворении супругами определенных семейных ролей (матери, отца, мужа, жены, хозяина, хозяйки и др.);
  • потребность в общении друг с другом, эмоциональной поддержке и сопереживании;
  • познавательные потребности, потребность в духовном росте и совершенствовании;
  • материальные потребности, включая потребности в благоустроенном жилище, приобретении необходимых семье материальных ценностей и обеспечении благополучия;
  • потребность в защите Я-концепции, в самоуважении и уважении других, подтверждении самоценности и социального признания Я.

Период поиска брачного партнера и ухаживания вплоть до принятия решения о заключении брака имеет особое значение для последующего развития семьи и ее функционирования. История семьи начинается с момента знакомства будущих супругов [Сатир, 1992]. Не случайно психотерапевтическая работа с семьей в рамках модели В. Сатир начинается с реконструкции места, обстоятельств и времени первой встречи супругов. Значимыми характеристиками периода выбора партнера и ухаживания являются: 1) то, как и когда произошло знакомство (место и ситуация знакомства), и 2) характер первых впечатлений друг о друге (эмоционально-положительные, отрицательные, индифферентные, амбивалентные). Первые впечатления формируются на основе самопредъявления партнеров, включающего их самоподачу (трансляция образа Я как внешнего Я-для-других с целью произвести желаемое представление о себе и привлечь внимание партнера) и самораскрытие (трансляция образа Я как личного представления о себе с целью установления отношений доверия и близости с партнером).

В исследовании Ю.П. Кошелевой изучались особенности стратегии самопредъявления одиноких людей, обратившихся в клуб или службу знакомства за помощью в поиске партнера [Кошелева, 1998, 2001]. Автором были выделены две стратегии самопредъявления (трансляции человеком своего образа Я в ситуации привлечения к себе внимания значимого партнера) — стратегия самоподачи и стратегия самораскрытия. Для стратегии самоподачи были характерны центрация на смысловой информации, значимой для Другого, и преимущественное проявление внешнего Я человека. В этом случае в тексте преобладало описание Другого, т.е. желаемых качеств партнера, и себя (самоописание) с учетом мнения потенциального партнера, причем доминировали социальные нормы и представления об «идеальном» партнере. Вследствие этого самоописание содержало формальные или вымышленные характеристики. В стратегии самораскрытия центр самопредъявления был перенесен на информацию, значимую для самого себя, и, соответственно, наблюдалось преимущественное проявление внутреннего Я. Здесь явное предпочтение отдавалось описанию своих чувств, переживаний, а партнер упоминался лишь с точки зрения собственных ценностей. По данным проведенного исследования, в ситуации знакомства несколько чаще используется стратегия самоподачи (от 57 до 71% случаев), что отвечает главной цели самопредъявления — привлечь к себе внимания партнера. Анализ более 900 самопредъявлений на материале текстов газетных объявлений в клубе знакомств, видеообъявлений по телевидению и видеопрезентаций в телевизионной программе позволил автору выделить и охарактеризовать семь основных стратегий самопредъявления, различающихся по цели, содержанию и форме самоподачи и соответствующих двум описанным выше генеральным стратегиям. К стратегии самоподачи были отнесены стратегии «супергероя», «отрицающая», «гиперболическая» и «замещающая». К стратегии самораскрытия — «драматическая», «атрибутивная» и «совладающая».

Стратегия «супергероя» ставит своей целью быть и казаться успешным, она осознанна и направлена на поиск «достойного» партнера. Для нее характерно упоминание о собственных высоких личных достижениях, чаще всего в социальной сфере, высоком материальном положении и социальном статусе. Значительно чаще эта стратегия предпочитается мужчинами, чем женщинами.

В неосознанной «отрицающей» стратегии самоподачи широко используются шаблоны и штампы, выражена ориентация на ритуальные формы взаимодействия, собственный мир переживаний закрыт для потенциального партнера. Цель такой стратегии — защита от возможных проблем в межличностных отношениях. Можно предположить, что стремление найти партнера в этом случае сочетается с неосознанным желанием избежать близости с ним, обусловленным страхом перед будущими отношениями, высокой социальной тревожностью и неудачным опытом межличностных отношений в прошлом.

«Гиперболическая» стратегия непосредственно направлена на основную цель знакомства — привлечение к себе внимания и состоит в неосознанном преувеличении собственных качеств и достоинств. Искажение способа самоподачи связано с завышенной самооценкой личности и чрезмерном уровне притязаний в отношении качеств партнера. Здесь часто используются метафоры; образы Я и Другого оторваны от реальности.

При «замещающей» стратегии собственные характеристики проецируются на образ партнера — образ Другого замещает собственное Я. Например: «хочу встретить женщину, которая любит рыбалку», «ищу мужчину нежного; внимательного; нуждающегося в поддержке, заботе; любящего посещать музеи, театры».

Наиболее часто используемой стратегией самораскрытия является «драматическая» — неосознанная стратегия, цель которой вызвать сочувствие и сопереживание у партнера, быть услышанным им. Самопредъявление в таком случае отличается особой «кричащей» формой, сгущающей неблагоприятные события и представляющей жизненную ситуацию как личную драму, — это подчеркивание своего одиночества.

Цель «атрибутивной» стратегии — создание и поддержание собственной организованной модели мира и своего места в нем. Особенность этой стратегии в том, что, упоминая об одиночестве, человек расценивает свое состояние как позитивное, прямо выказывает нежелание что-либо менять в стиле своей жизни, осознанно создает модели, подтверждающие преимущество одиночества. Отсюда вывод, что либо субъект такого самопредъявления вообще не нуждается в партнере («я не собираюсь ничего менять в своей жизни в угоду кому бы то ни было»), либо партнер нужен лишь для мифологизации образа Я и подтверждения собственной значимости.

Осознанная «совладающая» стратегия направлена на поиск реальных путей преодоления одиночества, самораскрытие и установление отношений доверия и близости с партнером. В самопредъявлении в равной степени представлены как позитивные, так и негативные качества личности, открыто называются недостатки, образ Я реалистичен, одиночество открыто упоминается. Вышеперечисленные стратегии самоподачи различаются по своей продуктивности в решении двух основных задач самопредъявления: 1) привлечение внимания и знакомство; 2) решение проблемы одиночества и создания семьи. Наиболее эффективной для привлечения внимания и знакомства оказывается стратегия «супергероя», а для решения задачи установления подлинно близких отношений и создания семьи самой продуктивной является «совпадающая» стратегия самораскрытия. Тендерные различия в выборе стратегий самопредъявления состоят в том, что мужчины чаще, чем женщины, предпочитают осознанные стратегии «супергероя» и «атрибутивную», а женщины — неосознанные «драматическую» и «замещающую». Психологический анализ этих предпочтений позволяет сделать предположение о том, что мотив подтверждения значимости Я и поддержания высокой самооценки и самопринятия более характерен для мужчин, в то время как для женщин более значимыми являются коммуникативные мотивы: установление близких личностных отношений, получение эмоциональной поддержки и достижение взаимопонимания.

Перечислим факторы, влияющие на прочность брачного союза.

  • Продолжительность периода ухаживания до заключения брака. Трудно говорить об оптимальном времени, поскольку решающее значение имеет не продолжительность общения, а качество отношений, их интенсивность и содержание, насыщенность жизненно важными событиями предбрачного периода, т.е. психологическое время знакомства. Статистические расчеты показывают, что, как правило, оптимальный период ухаживания составляет примерно 1—1,5 года. Период ухаживания свыше трех лет до заключения брака приводит к снижению устойчивости брачного союза.
  • Инициирование брачного союза. Прерогативу здесь традиционная точка зрения отдает мужчине. Действительно, в патриархальном обществе ситуация складывалась именно таким образом — в отличие от реалий сегодняшнего дня, когда женщина все более утверждает свое равноправие с мужчиной, в частности и в семейно-брачных отношениях. В наше время трудно согласиться с мнением о прерогативе мужчин и в силу тендерных особенностей стратегии выбора брачного партнера (см. ниже). Представляется необходимым различать реального инициатора заключения брачного союза, которым в равной мере могут быть как мужчина, так и женщина, и партнера, вербализующего, «озвучивающего» брачное предложение,— эта роль в нашей культуре в большинстве случаев действительно отводится мужчине. Вместе с тем в современном обществе все в большей степени легализуется право женщины на инициативу в создании брачного союза.
  • Время обдумывания брачного предложения, наличие ритуала помолвки (когда официальное согласие партнеров на брак уже дано, но само его заключение отложено в связи с необходимостью завершения образования, достижения необходимой ступени социальной и статусной зрелости и пр.).
  • Ситуация оформления брака. Здесь необходимо учитывать фактор «вынужденности» его заключения и стоящие за ним мотивацию и личностный смысл для каждого из партнеров. Специального внимания заслуживает ситуация ожидания ребенка, стимулирующая заключение брака, однако воздействие ее на развитие семьи носит неоднозначный характер, часто выступает как фактор риска для молодой семьи, поскольку резко сокращает продолжительность стадии «семья без детей» и ограничивает во времени период взаимной адаптации и формирования семейной системы. К воздействиям «вынужденного» фактора заключения брака относят также переезд на постоянное или временное место жительства одного из партнеров; уход в армию молодого человека, когда брак выступает гарантией верности партнеров; резкое изменение уровня и образа жизни, при котором заключение брака является единственно возможным способом сохранить прежний уровень отношений.
  • Особенности сексуальныхотношений партнеров до брака. В настоящее время сексуальный дебют не связывается с заключением брака, даже у женщин. Либерализация сексуальных отношений как тенденция современного общества делает достаточно частым явлением более или менее продолжительное сожительство партнеров, предшествующее заключению брака, что позволяет рассматривать этот период как период взаимной адаптации партнеров и выработки совместной системы семейных ценностей и семейного уклада [Кон, 1989].
  • Отношение родителей к партнеру (положительное, отрицательное, амбивалентное, индифферентное). Специфической культуральной особенностью российского общества является характер отношения родителей молодого человека к его потенциальному брачному партнеру, обусловленное значительной зависимостью (экономической, территориальной, психологической, эмоциональной) поколения двадцатилетних от родителей. Психологическая задача молодого взрослого в предбрачный период состоит в том, что он должен приобрести степень автономии, необходимую для создания собственной семьи, и в то же время перестроить отношения с родителями, сохранив взаимное доверие и близость. В некоторых культурах делается попытка решить эти две во многом противоположные задачи — отделения молодого взрослого и сохранения близости с родителями — через предоставление родителям права самим избирать брачного партнера своему ребенку. Немалое значение для решения таких задач новой семьи, как установление системы отношений с расширенной семьей, принятие прародителей в роли бабушек и дедушек, реализация задач заботы и ухода за прародителями и пр., имеют особенности отношения родителей к потенциальному брачному партнеру их ребенка и перспективам заключаемого брака.
  • Особенности отношения родителей, друзей к решению партнеров заключить брак.
  • Переживание партнерами на протяжении периода ухаживания стрессогенных и фрустрирующих событий (смерть близкого человека, конфликты и серьезные неудачи в профессиональной и учебной деятельности и пр.).

Исследования особенностей выбора брачного партнера [Zajonc, 1968] позволили выделить следующие психологические условия принятия решения о заключении брака: регулярность контактов и установление отношений между партнерами; взаимное удовлетворение потребности партнеров в

любви и эмоциональной поддержке; комплементарность потребностей партнеров; внешняя физическая привлекательность партнеров; сходство социально-экономического статуса, мировоззрения, ценностей, принадлежность к одной культуре; предсказуемость поведения партнера; получение от партнера подтверждения принятия собственных мнений, ценностей, идей и интересов; соответствие партнера образу и моделям поведения родителя противоположного пола.

Сам процесс поиска и выбора представляется как последовательное «испытание» (исследование) потенциального брачного партнера в соответствии с определенными критериями отбора. Можно назвать следующие модели выбора брачного партнера: 1) модель «стимул—ценность—роль», 2) модель «фильтров», 3) модель комплементарности партнеров, 4) модель поиска «идеального партнера».

Модель «стимул—ценность—роль» [Murstein, 1982] представляет последовательность стадий отбора супруга. На первой, «стимульной стадии» выбор партнера определяется внешними факторами: физической привлекательностью партнера, особенностями и манерой его поведения, профессией, социальным статусом и т.д. Важное значение при этом имеет оценка достоинств потенциального партнера друзьями, родителями, другими референтными источниками. На второй, ценностной стадии ориентировка смещается в область изучения ценностей, потребностей, мотивов и интересов партнера. В ходе познания и рефлексии мотивов, интересов, ценностей партнера происходит его своеобразное «испытание» на степень приемлемости и сходства его взглядов, ценностей и идеалов со взглядами, ценностями и идеалами самой личности, изучение сходства и различий. В случае их существенного расхождения возможность принятия партнера зависит от компенсации различий какими-либо достоинствами или привилегиями. Наконец, на третьей, «ролевой стадии» происходит исследование совместимости ролей, которые смогли бы выполнять партнеры в будущем брачном союзе. Общение и установление межличностных отношений партнеров позволяют им оценить как сходство своих потребностей и характеров, так и возможность их взаимодополнения. Например, потребность одного из партнеров опекать и заботиться о другом дополняется желанием этого другого переложить ответственность за решение жизненных проблем на первого. На третьей стадии изучение чувств, как своих, так и партнера, становится еще одним основанием для окончательного принятия решения о заключении брака. При выборе партнера действует так называемый принцип «соизмеримости или равноценности обмена»: его недостатки и «минусы» уравновешиваются соизмеримыми или равноценными с точки зрения выбирающего достоинствами и «плюсами» [Кратохвил, 1991]. Скажем, недостаток внешней привлекательности мужчины уравновешивается в глазах девушки хорошим материальным положением, внимательностью и заботливостью.

Интересной представляется модель «фильтров» Дж. Удри [Шгу, 1974], в рамках которой выбор брачного партнера выступает как процесс последовательного «отсева» кандидатов через иерархическую систему фильтров все более и более пристрастного, т.е. задающего все более и более жесткие рамки и критерии, отбора. Согласно Удри, первым фильтром является возможность систематических и регулярных контактов с партнером. В более выгодном положении в качестве претендентов на заключение брачного союза оказываются сотрудники, коллеги по работе, одноклассники и сокурсники, знакомые и друзья, вовлеченные в совместную деятельность — хобби, занятия спортом. На ранней стадии «фильтрации» партнеров более или менее серьезные препятствия во встречах и общении нередко приводят к прекращению общения и «отсеиванию» партнера по принципу «с глаз долой — из сердца вон».

Второй фильтр предполагает отбор претендентов по внешней привлекательности с учетом черт лица, телосложения, возраста и т.д. В каком-то смысле можно говорить о том, что мы ищем в избраннике воплощение своего идеала красоты. Однако, признавая бесспорность тезиса о том, что идеал красоты и привлекательности индивидуализирован и несет на себе печать вкусов и пристрастий личности, само представление о мужской и женской красоте и привлекательности имеет социально-историческую культурную природу и отражает представления человека о прекрасном в соответствии с определенной исторической эпохой, социальной группой и культурой. Поскольку любовь в истории общества связывалась с функцией репродукции и продолжения человеческого рода, то представления о красоте мужчины и женщины во многом основывались на представлении о тех физических качествах, которыми должны обладать женщина-мать и мужчина-отец. Соответственно, для мужчины физическая привлекательность определялась наличием качеств, необходимых для физического выживания и обеспечения заботы о, семье и детях: атлетическое сложение, сила, ловкость. Привлекательность женщины также связывалась с особенностями телосложения, обеспечивающими высокую фертильность: молодость, пропорциональность сложения, широкие бедра, грудь (как символ способности выкормить детей). Для обоих полов важным показателем здоровья всегда была симметричность (нарушение симметрии строения лица и тела часто является симптомом заболевания), цвет губ (красные и розовые губы — свидетельство здоровья, бледные губы — болезни), состояние кожи и цвет лица (как показатель здоровья) и т.д. [Lampert, 1997].

Соответствие внешности избранницы принятому идеалу красоты имеет гораздо большее значение для мужчин, чем для женщин.

Критерием третьего фильтра является сходство социального базиса, обеспечивающего принадлежность партнеров к одному «социально-психологическому миру», определяющему сходство/несходство ценностей, установок, привычек, образа жизни. Понятие «мезальянса» как неравного брака, при всей своей спорности, отражает реалии необходимости учета сходства или, как минимум, отсутствия антагонизма политико-идеолбгических, социальных, ценностных, морально-этических и эстетических представлений каждого из супругов.

Четвертый фильтр выясняет сходство установок и ценностей в отношении семьи и брака, супружеских семейных ролей, понимания феминности и маскулинности, установок в отношении рождения и воспитания детей, допустимости абортов и т.п. Значимость этого фильтра крайне велика, поскольку исходная несовместимость взглядов и установок супругов в отношении семьи не позволит создать эффективную семейную систему, способную реализовать функции семьи и обеспечить возможности для наиболее полной личностной самореализации обоим супругам.

Пятый фильтр оценки комплементарности удовлетворения значимых потребностей подразумевает установление способности каждого из партнеров отвечать своим поведением, деятельностью и соучастием потребностям другого, в первую очередь потребности любить и быть любимым. Специфическая структура отношения к партнеру, возникающего в случае успешного прохождения этого фильтра, включает переживание чувства A her Ego (Другой как мое второе Я), привязанность к партнеру, ощущение безопасности.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191