УПП

Цитата момента



Хватит откладывать! Пора и высиживать!
Ответственная курица

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«– А-а-а! Нынче такие детки пошли, что лучше без них!» - Что скрывается за этой фразой? Действительная ли нелюбовь к детям и нежелание их иметь? Или ею прикрывается боль от собственной неполноценности, стремление оправдать себя в том, что они не смогли дать обществу новых членов?

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

§ 3. Развитие любви как чувства

Проблема генезиса и развития любви — одна из наименее разработанных в психологии эмоций. Здесь можно выделить функциональный и собственно онтогенетический аспект.

Процесс функционального развития любви можно проследить, основываясь на классической работе Стендаля «О любви» (1822). Ключевым понятием, раскрывающим сущность становления отношения любви, является «кристаллизация».

Как рождается любовь?

Первый этап — восхищение предметом любви. Что-то в другом человеке привлекает наше внимание, поражает нас, заставляет остановиться, почувствовать восхищение. Иногда — красивая внешность, походка, голос, иногда — тонкое суждение, глубокая мысль, иногда — поступок, смелость, благородство, доброта. Красота, по Стендалю, непременное условие рождения любви: «Красота для рождения любви необходима, как вывеска. Нужно, чтобы безобразие не представляло препятствия». Вывеска останавливает, привлекает внимание, безобразие может оттолкнуть. Однако сама красота — это не только красота физическая, красота тела. Это и красота ума, воли, духа человека. Итак, начало зарождения любви связано с выделением будущего предмета любви из окружения и превосходной эмоционально- позитивной его оценкой. Переживание восхищения наделяет партнера в ваших глазах исключительностью и ставит его в центр вашего внимания.

Второй этап — изучение предмета любви. Всестороннее исследование партнера, повышенная чувствительность ко всем его поведенческим проявлениям, внешнему виду, суждениям. Здесь еще нет любви, присутствует только доброжелательный интерес к личности партнера и неосознанная симпатия, обусловленная восхищением.

Третий этап — зарождение любви и первая кристаллизация чувств. Зарождение любви связано с переживанием наслаждения от вида ее предмета и общения с ним. Решающее значение для развития любви имеет первая кристаллизация чувств. Стендаль называет ее особой деятельностью ума, направленной на наделение предмета любви всеми возможными достоинствами. Личность партнера подвергается систематической положительной оценке. Информация о партнере селектируется и проходит особую обработку — преувеличение достоинств, игнорирование или искажение недостатков (оборачивание их в достоинства), что приводит к «сгущению достоинств и добродетелей» партнера и идеализации его образа. Если нет реальной близости и общения с партнером, наступает кристаллизация воображаемого разрешения.

Четвертый этап — рождение сомнения. Идеализация образа партнера в определенный момент поворачивает носителя чувства любви к самому себе и рождает сомнение в том, насколько же он сам достоин любви своего избранника, столь уважаемого, совершенного и «богоподобного» существа. Это этап возникновения ориентировки на себя как возможного объекта любви, начало поиска ответа на вопрос: «Почему и за что я любим?»

Пятый этап — вторая кристаллизация чувств. Получение подтверждения наличия ответной любви направляет процесс самоисследования и саморазвития личности в сторону выделения и культивирования в себе лучших качеств и достоинств, которыми она уже обладает, которые хочет видеть в себе и которыми ее наделяет предмет любви. Вторая кристаллизация чувств — это личностный рост в направлении взращивания в себе тех достоинств, которые сделают человека неотразимым, избранным, любимым. Итак, на пятом этапе развития любви происходит интенсивный личностный рост носителя чувства любви в контексте построения отношений со значимым Другим.

Шестой этап — развитие отношений любви в сторону достижения полной близости и единства с ее объектом.

Ключевое значение для понимания психологических механизмов влияния отношений любви на развитие личности имеют этапы первой и второй кристаллизации, по сути представляющие собой процесс идеализации образа партнера (предмета любви) и собственного образа. B.C. Соловьев рассматривал идеализацию в ее позитивном значении как способность видеть в партнере не только те свойства и качества, которыми он уже обладает, но и те, которые могли бы быть. Умение увидеть в партнере потенциальные, пока еще скрытые от других достоинства и совершенства и отнестись к нему так, будто они уже реальность, строить свое общение и поведение, уже учитывая эти потенциальные достоинства, составляет великую мудрость любви. «Обожествление любимого существа» необходимо для того, чтобы твои совершенства, пока еще скрытые не только от других, но даже и от тебя самого, существующие как бы в проекте того, каким ты мог бы стать, увидел в тебе твой партнер и эксплицировал в близком общении и деятельности, создавая необходимые условия для их интериоризации. Идеализация образа партнера — это своеобразный «кредит доверия», выдаваемый любимому человеку, будь то родительско-детские или эротические отношения. Вторая кристаллизация представляет собой целенаправленную работу личности над собой, реализующую цели саморазвития и самосовершенствования. Психологический смысл первой кристаллизации заключается в том, что в образ партнера и в образ Я личность включает потенциальные качества и строит свои отношения с партнером, ориентируясь на эти качества как реально существующие. Смысл второй кристаллизации заключается в целенаправленном саморазвитии, работе над тем, чтобы «приподнять себя» до партнера. Отношения любви — это зона ближайшего развития личности, прежде всего в аспекте формирования способности к самореализации и самоактуализации.

При в общем позитивной оценке кристаллизации, имеющей крайностью идеализацию образа партнера, необходимо учитывать и возможные негативные последствия этого процесса. Идеализация может стать причиной серьезных нарушений межличностных отношений и общения с партнером в том случае, когда идеализированный образ вступает в противоречие с реальными качествами партнера (т.е. выходит за пределы обозначенной выше зоны ближайшего развития) или когда кристаллизация не сопровождается реальной работой личности по самостроительству.

Интересную модель функционального развития любви применительно к подростковому и юношескому возрасту предлагает П.П. Блонский. Полемизируя с Фрейдом в вопросе об изначальной инфантильной сексуальности как фундаментальной характеристике развития личности, Блонский в своей блестящей работе «Очерки детской сексуальности» (1974) выделяет и прослеживает четыре основные стадии развития любви в онтогенезе, ставя в центр рассмотрения подростковый и юношеский возраст. На первой стадии впервые возникает потребность в эротической любви, обусловленная процессом полового созревания. Это время, окрашенное переживанием «томления», неудовлетворенности, одиночества, страха, тоски, апатии. Вторая стадия связана с любовной сенсибилизацией и осознанием потребности любить, началом поиска объекта любви. Интересно, что осознание потребности предшествует возникновению самого чувства. Задача влюбиться, полюбить выступает для подростка как значимая, подтверждающая его статус взрослого. Возникает повышенная чувствительность ко всему, что связано с любовью, нежностью, эротическим влечением. Начинаются интенсивные поиски объекта любви. Для этого периода характерны кратковременные увлечения, непостоянство, ветреность. Поиск объекта любви представляет собой ситуацию опробования новых отношений, их примеривания к себе, моделирования и проигрывания с различными партнерами, это взрослая «игра в любовь» методом проб и ошибок. Наконец, наступает третья стадия — стадия влюбленности. Осуществлен выбор объекта любви, и игра закончилась. На этой стадии образуется единство переживания сексуального влечения и любви. Интенсивность, яркость и серьезность чувств молодого человека достигают пика своего развития. На четвертой стадии происходит все большее сближение с объектом любви, устанавливаются все планы отношений, включая интимную физическую близость.

Проблема последующих стадий развития отношений любви имеет два возможных варианта решения. Сторонники первого исходят из бытийной сущности любви и рассматривают ее развитие как результат активной творческой работы личности, как искусство создания условий для личностного роста и самореализации каждого из партнеров (Фромм, Маслоу). Приверженцы второго варианта считают более вероятным сценарий развития любви от глубокой страстной влюбленности к охлаждению, привыканию, однообразию и, наконец, к возникновению негативных установок и раздражению в отношении партнера (В.И. Зацепин, СВ. Ковалев). Признавая вариативность и разнообразие развития любви в браке, И.М. Сеченов говорил о таких формах любви на поздних стадиях жизненного цикла, как платоническая любовь (минимальная представленность компонента страсти, эроса), любовь-обладание и любовь по привычке. Последняя форма любви, вероятно, представляет собой компенсаторное поведение, направленное на решение важной задачи в старости — сохранения стабильности мира на фоне утраты прежних физических и социальных возможностей.

§ 4. Искажения и нарушения чувства любви

Материнская, родительская любовь — первый вид любви, который познает человек. Дефицит и нарушения родительской любви, дисгармоничность детско-родительских отношений являются причиной искажений и нарушений развития способности человека любить сначала в детском возрасте — в форме нарушений привязанности, — а затем и во взрослом — собственно любви (Э. Фромм, К. Хорни, А. Маслоу, Дж. Боулби, Э. Эриксон, Й. Лангмейер, З. Матейчек).

В своей концепции развития невротической личности Хорни представляет механизм искажения развития потребности и способности человека любить. Она считает, что нарушения любви связаны с фрустрацией потребности ребенка в безопасности. Напомним о сходстве этой позиции с идеей Маслоу о том, что неудовлетворенность потребности в безопасности приводит к нарушению удовлетворения потребностей в любви и аффилиации. Ощущение безопасности формируется у ребенка в младенчестве и раннем детстве и зависит от качества родительского (материнского) ухода. Хорни вводит понятие «базальной тревожности» — экзистенциального переживания мира как всесильного, враждебного, агрессивного источника угрозы и переживания себя в этом враждебном мире — беспомощного, уязвимого, беззащитного, отверженного. В зависимости от степени удовлетворения потребности в безопасности в детском возрасте взрослый человек выбирает разные стратегии отношения к миру и социальному окружению:

  • стратегию движения «к людям», проявляющуюся в уступчивости, конформности, высоком уровне потребности в аффилиации, повышенной потребности быть принятым, любимым;
  • стратегию движения «от людей», выраженную в стремлении к изоляции, уходу, отказу от установления близких, интимных отношений;
  • стратегию движения «против людей» — враждебность, конфронтацию, попытку подчинить себе партнера.

Зрелой любви здоровой личности Хорни противопоставляет «невротическую» потребность в любви и «невротическую» любовь. Невротическая потребность в любви — это преувеличенная потребность человека в эмоциональной привязанности, положительной оценке себя со стороны окружающих и повышенная чувствительность к фрустрации этих потребностей, проявляющаяся в непомерном страхе отвержения, реального или воображаемого.

Невротическая любовь, в отличие от любви здоровой личности, неразборчива, не насыщаема и навязчива. Неразборчивость невротической любви проявляется в том, что ее носителю хочется, чтобы его любили все. Зрелая любовь избирательна — здоровая личность ждет любви, уважения и признания лишь от тех людей, кого любит и ценит сама. Ненасыщаемость — ненасытность любви проявляется в том, что человеку постоянно требуются подтверждение своей значимости и исключительности для партнера, доказательства любви словом и (или) действием, в то время как «в норме» подтверждение сложившихся отношений и чувств партнеров, их своеобразное «озвучивание» становится необходимым лишь в нестабильных ситуациях неопределенности, при зарождении отношений любви или в ситуации кризиса отношений. Человек, требующий внимания партнера, оправдывает этой целью любые средства — провокации, вызов на скандал, выяснение отношений. Такую любовь характеризуют высокая степень ревности, навязчивость, стремление во что бы то ни стало сохранить свою исключительность для партнера по принципу «цель оправдывает средства»: в ход идут угрозы, шантаж, взывание к жалости, попытки «купить любовь» партнера. Действие защитных механизмов, нацеленных на уменьшение тревоги, связанной со страхом быть отвергнутым, в зависимости от стратегии, реализуемой невротической личностью, может иметь следствием стремление к власти, отрицание любви и изоляцию и эмоциональную дистанцированность от людей. Однако неадекватность указанных защит приводит лишь ко все большему возрастанию тревоги и чувствительности личности, к депривации потребности всегда, везде и всеми быть любимым.

Психологически адекватный путь удовлетворения потребности человека быть принятым людьми и признанным как личность лежит в сфере выбора жизненных целей, обеспечивающих возможности самореализации личности в профессиональной, социальной активности, в межличностных и семейных отношениях.

Искажения чувства любви связаны с детско-родительскими отношениями. По мнению Фромма [1990], патологические формы любви возникают в результате переноса невротической личностью на партнера ожиданий и чувств, связанных с фиксацией на образе отца или матери. Он выделял специфику влияния каждого из родителей на формирование способности любить и утверждал, что личность матери и отца, супружеские отношения по- разному влияют на способность детей любить и быть любимыми. Важнее в этом плане все-таки мать — она дает образец безусловной, принимающей любви. Если ребенок сталкивается с низким уровнем материнского принятия или даже отвержением, то в дальнейшем вероятность возникновения проблем установления эмоциональных связей в отношениях с супругом и собственными детьми резко возрастает. Низкий уровень принятия ребенка отцом, воплощающим социальные требования, ожидания и оценки ребенка, приводит к формированию чувства неполноценности, неуверенности, низкой социальной компетентности [Адлер, 1990]. Эмоциональная холодность и дистанцированность в супружеских отношениях даже при условии внешнего благополучия семьи и заботы родителей о ребенке создает дефицит переживания им чувства безопасности, рождает тревожность и лишает ребенка возможности наблюдать образец аффективно-положительных искренних отношений любви.

В случае нарушения детско-родительских отношений, согласно Фромму, можно наблюдать следующие виды отклонений в любви: любовь нарциссическую, невротическую, псевдолюбовь в формах сентиментальной (любовь-поклонение) или маниакальной (любовь-преследование) любви.

Нарциссическая, по сути эгоистическая, любовь является результатом неудовлетворенной потребности в материнском принятии. Человек предпочитает модус «брать» модусу «давать», быть любимым, но не любить самому. Отношения носят ярко выраженный потребительский характер.

Невротическая любовь (в узком смысле слова, поскольку все перечисленные виды любви, безусловно, относятся к невротической) представляет собой искажение отношений между партнерами вследствие проекции собственных проблем на партнера либо на детей, выступающих в таком случае лишь как средство достижения человеком собственных целей, инструментом разрешения его проблем.

Псевдолюбовь реализует «голод и отчаяние поклоняющегося». Отличительной особенностью любви-поклонения является, по сути, равнодушие к истинной личности предмета любви и к реальным отношениям с партнером. Любовь-поклонение строится в мире грез, фантазий и воображения, воплощая стратегию ухода и игнорирования реальности. Сентиментальная любовь «реализуется» или в прошлом, или в будущем («как все у нас было/будет хорошо»). Она культивирует идеализированный (искаженный) образ отношений. В этом случае значим Я и мои чувства, а личность партнера — всего лишь декорация, фон, на котором разворачиваются Наши Отношения в соответствии с предписанным невротической личностью сценарием.

Любовь-преследование, или маниакальная любовь, характеризуется одержимостью, страстной влюбленностью, навязчивостью и настойчивостью в достижении цели. Она наступает внезапно (обрушивается как лавина), отличается лабильностью, резкими перепадами чувств и отношений к партнеру, чередованием маниакальной и депрессивной фаз по принципу «из огня да в полымя», «горячо—холодно». Образ партнера и отношений с ним, как правило, не имеет ничего общего с действительностью. Его личность в этом случае тоже незначима, не выступает предметом внимания и интереса (такое отношение к партнеру близко подростковым увлечениям, когда важен сам факт, состояние влюбленности, а не ее объект). Предмет увлечения далек, недостижим и возведен на пьедестал, превращен в кумир. Любовь оторвана от реальности и направлена на создание замещающего фантазийного мира. Маниакальная любовь — это своего рода компенсаторная, защитная реакция на ненасыщаемую потребность в любви. Любовь- преследование легко оборачивается своей противоположностью, кумир низвергается с пьедестала, невротическая личность вновь переживает отвержение, повторяя травмирующую ситуацию отвержения родительского, и все повторяется по кругу.

В отличие от невротической зрелые формы любви характеризуются направленностью на познание личности партнера, разделением идентичности, образованием целостности «Мы» при сохранении автономии каждой личности. В начале отношений любви центром внимания человека выступает

«Я», и в партнере он ищет подтверждение своей идентичности и личностной ценности, затем предметом ориентировки и исследования становится партнер — «Ты», получающий в значимом личностном отношении подтверждение значимости своей личности, и, наконец, формируется «Мы».

В ряде исследований реализуется «аналитический» подход, состоящий в попытках анализа чувства любви путем разложения его на компоненты, различные сочетания которых образуют диапазон видов любви [Sternberg, 1988; Столин, 1986; Спиваковская, 1999; и др.].

Р. Стернберг предложил трехкомпонентную теорию любви. Графическую ее модель у него представляет треугольник, в котором каждая из вершин символизирует компонент любви. Первая вершина — интимность, чувство симпатии, связи и близости с любимым человеком, предполагающая близость чувств, интересов, ценностей и убеждений. Вторая вершина треугольника — страсть как эротическое, физическое, сексуальное влечение к партнеру. Третья — решение/обязательство. Решение означает выбор личности именно этого партнера в качестве предмета любви. Обязательство предполагает принятие личностью на себя обязательства любить и быть верным партнеру в долговременной перспективе. Указанные три компонента составляют чувство любви в различных пропорциях страсти, эротического влечения, близости, симпатии и обязательств, которое можно представить сообразным треугольником. В зависимости от соотношения всех компонентов можно говорить о различных видах любви. Совершенная любовь предполагает гармоничное сочетание всех трех компонентов: близости, страсти и обязательств. Романтическая определяется преобладанием близости, симпатии и страсти. Любовь-дружба выступает как сочетание близости и обязательств. Слепая любовь — это страсть, подкрепленная обязательствами. В случае доминирования лишь одного из компонентов, в соответствии с теорией Стернберга, мы наблюдаем страстную влюбленность (страсть), симпатию (интимность, близость) и пустую любовь (обязательства).

§ 5. Виды любви

И.С. Кон [1989] выделяет шесть видов любви:

  • эротическую любовь (любовь-страсть), характеризующуюся высокой интенсивностью чувства, страстным стремлением к полному физическому контакту, обладанию, единению с партнером;
  • гедонистическую любовь, выступающую как наслаждение, игра, флирт. Личность партнера здесь незначима, его роль инструментальна. Отношения неглубокие, непрочные, измена допускается, расставание с партнером легко и не оставляет в душе травмирующих переживаний;
  • любовь-дружбу — спокойную, теплую и надежную. Основное внимание в отношениях любви-дружбы обращается на эмоциональную поддержку, эмпатию, познание партнера, взаимообогащение через духовное и личностное общение. Любовь-дружба основывается на равноправии и уважении друг друга. Здесь существует разумный баланс между стремлением отдать частицу своего Я и суметь принять то, что дает тебе партнер. Последнее выступает не меньшим благом и талантом любви, чем умение отдать;
  • прагматическую любовь — любовь рассудочную, по расчету, любовь, реализующую модус «иметь». Важную роль в отношениях такой любви играют прагматические ценности (улучшение материальных условий существования, повышение статуса, получение каких-либо выгод, привилегий). Подобные отношения не отличаются глубиной чувств, интенсивностью и содержательностью межличностных контактов. В прагматической любви партнеры являются компаньонами по совместному предприятию и нуждаются друг в друге до тех пор, пока это предприятие является прибыльным. Как только источник благ и привилегий иссякает, отношения прерываются и бывшие партнеры устремляются на поиски более выгодного варианта;
  • бескорыстную любовь — любовь-самоотдачу, альтруистическую любовь. В этом случае позиции партнеров несимметричны. Бескорыстно любящий стремится отдавать, ничего не желая брать взамен. Это материнская любовь в лучшем смысле слова. Однако в супружеских отношениях, в отличие от детско-родительских, отношениях потенциально равных партнеров, асимметричная самоотдача может привести к фактическому неравенству и, по сути, к лишению партнера возможности актуализировать себя в роли «дающего», ограничить возможности его личностного роста и самореализации. В таких случаях возникает опасность инвалидизации партнера, обесценивания его возможностей;
  • любовь-манию — иррациональную любовь-одержимость, характеризующуюся стремлением к тотальному обладанию партнером. Личность партнера не выступает как самоценность и вне отношений вообще не рассматривается. Для этого вида любви характерна неуверенность, зависимость от поведения объекта влечения. При разочаровании образ партнера в восприятии резко меняется от «идола» до «полного ничтожества».

По мнению Кона, можно говорить о межполовых различиях в предпочтении того или иного вида любви: женщины более склонны к любви-дружбе, бескорыстной любви, а также прагматической, в то время как мужчины больше склонны к эротической и гедонистической любви. Маниакальная любовь является уделом невротической личности, а также часто наблюдается в подростковом и юношеском возрасте в период становления способности любить.

В.В. Столин при анализе эмоциональной связи в супружеских отношениях и А.С. Спиваковская в исследовании отношений детско-родительских исходят из трехкомпонентной структуры чувства любви, позволяющей создать типологию ее видов. Столин указывает, что при описании любви используются преимущественно два критерия-дихотомии: «любовь—ненависть» и «доминирование—подчинение». Однако такой способ описания позволяет выделить лишь три вида любви, далеко не исчерпывающих всего многообразия ее вариантов: гармоничная любовь (любовь-равноправие), «жертвенная любовь» (любовь-подчинение) и «деспотическая любовь» (любовь-доминирование).

Предложенная Столиным и Спиваковской трехмерная модель отношений любви включает три измерения: симпатия/антипатия, уважение/презрение, близость/дальность.

Исходя из предложенной модели можно вывести четыре типа любви (присутствуют отношения симпатии) и восемь типов супружеской позиции (здесь можно видеть как отношения симпатии, так и антипатии). Типы любви включают действенную, отстраненную любовь, любовь по типу действенной жалости и по типу снисходительного отстранения. Действенная любовь характеризуется симпатией, уважением и близостью. В поведении проявляется в общих интересах, интенсивном общении на различные темы, сотрудничестве и совместной деятельности, интимности и подлинной близости отношений. Отстраненная любовь сочетает симпатию и уважение к партнеру с определенной дистанцированностыо. Такое отношение возможно в случае значительной разницы в возрасте, социальном положении, образовании, что предполагает неравенство позиций и определенный разрыв в сфере интересов. Недостаточная близость может быть также обусловлена неудовлетворенностью сексуальными отношениями, что находит отражение в переживании чувства утраты любви. Любовь как действенная жалость выступает как симпатия и близость на фоне отсутствия уважения к партнеру. Примером таких отношений может быть мезальянс, объединяющий в брачном союзе партнеров с большой социальной и статусной дистанцией, или отношения в семье алкоголика, где, несмотря на открытое неуважение к пьющему мужу, супруга относится к нему с симпатией в форме жалости и готова к сохранению семьи во что бы то ни стало. Любовь по типу снисходительного отстранения основывается лишь на симпатии при дефиците уважения и большой межличностной дистанции. Как правило, это ситуация «разочарования» в супруге (любимом человеке), неудовлетворенности сложившимися отношениями. Часто в этом случае отношения строятся по принципу опеки, снисхождения к некомпетентности и неуспешности партнера.

Четыре остальных типа супружеских отношений объединяет отсутствие положительной эмоциональной связи. Если в супружеских отношениях сохранена близость, то семейные отношения поддерживаются, но уровень интенсивности конфликтов резко возрастает, они приобретают всеобъемлющий, затяжной, хронический характер. Если близость утрачена, то семья распадается, мера цивилизованности развода супругов в значительной степени определяется сохранением уважения друг к другу.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 191