УПП

Цитата момента



Мало, чтобы гора свалилась с плеч. Важно, чтобы она еще придавила соседа!
Да?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Если животное раз за разом терпит неудачу, у него что-то не получается, то дальнейшее применение программы запирается при помощи страха. Теперь всякий раз, когда нужно выполнить не получавшееся раньше инстинктивное действие, животному становится страшно, и оно пытается как-нибудь уклониться от его выполнения. Психологи хорошо знают подобные явления у человека и называют их фобиями…

Владимир Дольник. «Такое долгое, никем не понятое детство»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

Сатир-категории

 

Название

Показатели

Блаймер

Плакатер

Дистрактор

Компьютер

Поза

 

 

 

 

Голос

 

 

 

 

Способ восприятия

 

 

 

 

Частые слова и выражения

 

 

 

 

Внимание в процессе общения

 

 

 

 

Основное влечение

 

 

 

 

Основная потребность

 

 

 

 

Внешнее впечатление

 

 

 

 

Внутреннее ощущение

 

 

 

 

Т.: Последнее упражнение тренинга — зачет. Группа разбивается на четверки: двое показывают карточки и наблюдают, двое выполняют упражнение.

На карточках отмечены репрезентативные системы (аудиальная, визуальная, кинестетическая), Сатир-категории. Задача участников — вести диалог (удерживая его цель) и одновременно подстраиваться под тот символ, который обозначен на карточке.

У1 (В): Я хотел бы видеть твой конспект, это такая яркая тетрадка, с Земфирой на обложке!

У2 (А): Ну, ты же говорил мне вчера, что эти лекции достаточно скучные, я и сама ничего не могу запомнить — он говорит так монотонно…

У1 (Пл): Он меня сожрет на экзамене, мне всегда не везет, а тут еще и любимого конспекта нету… Только ты можешь мне помочь!

У2 (К): Да, действительно, ведение конспекта лекций, вероятно, полезное занятие, многие преподаватели считают, что это облегчает подготовку к экзамену во время сессии. Существует также дополнительная литература.

Н.: Когда тренер удовлетворен работой каждой пары — пары в четверке меняются местами, до тех пор, пока “зачет” не сдадут все участники группы.

Ну и, конечно, завершается группа традиционными вопросами: “Что хотели?”, “Что получили?”, “Где собираетесь применять?”, “Чего показалось мало?”.

У1: Хотел получить навыки манипуляции людьми. Получил? Наверное, странное ощущение бессмысленности этого действия… Вообще-то все упражнения семинара явно помогут в профессиональном общении с клиентами. Потренируюсь — расскажу о последствиях. Не хватает? Заметил несколько своих странноватых затруднений при выполнении отдельных упражнений. Нужно время, чтобы разобраться в себе.

У2: Хотела получить профессиональные навыки. Получила их, и еще что-то почти неуловимое. Может быть, ощущение быстро текущего мира? Ой, мало не показалось! Теперь только тренироваться…

У3: Когда сюда шла, вообще не очень-то знала, что хочу. Получила много всего — интересные упражнения, общение, отдых… Внедрять это все-таки явно лучше на работе, хотя некоторые вещи (особенно трехпозиционное описание) не помешают и дома, при разногласиях с родителями. Хочу того же и побольше!

Змея К24
Солнышко Т5

Г2. Этология

Змея — К11

В течение первого дня участники знакомятся с основными поведенческими паттернами: демонстрации агрессии, знакомства, доминирования, подчинения, защиты территории, привлечения партнера. Каждое упражнение выполняется в парах, постепенно переходя от наиболее абстрактного варианта к наиболее близкому к поведению человека в обычной ситуации. В качестве иллюстрации можно рассказать о процессе тренировки паттерна “защита территории”. Тренер рассказывает о наличии трех основных дистанций:

  • дальней, вызывающей ориентировочный рефлекс;
  • средней, во время преодоления которой происходит оценка “свой-чужой”;
  • ближней, при пересечении которой включается оборонительный рефлекс.

Эти зоны отчетливо заметны, например, у собак — за забором, при пересечении границы охраняемого двора, при попытке залезть к собаке в будку.

Участники, разбившись на пары, приступают к выполнению первого упражнения: “животное” — кисть руки.

Задача участника №1 — маркировка своей территории, демонстрация различий в поведении при пересечении границ. Задача участника №2 — вторгаться, оценивая, где и какую границу он пересекает. После того, как это упражнение выполнено, переходим к “четвероногому” варианту. Три руки — “лапы” должны быть непрерывно на полу! В этой ситуации (где можно использовать положение тела, одну “лапу” и любые “животные” звуки) выполняется та же задача — демонстрация охраняемых зон. Следующий этап — “двуногий”.

У человека существуют аналогичные зоны, именуемые на психологическом языке “дистанцией контакта”, они так же четко маркируются определенными ощущениями в теле при пересечении границ. Однако не у всех людей представлен навык отчетливой демонстрации допустимости или недопустимости пересечения границы в каждой конкретной ситуации. Задача — невербальная маркировка границы оптимальной дистанции контакта. Упражнение выполняется в разных парах, так как оптимальная дистанция контакта значительно различается в зависимости от пола партнера, возраста, сложившихся ранее отношений. Участники отмечают, есть ли затруднения в маркировке дистанции и понимании невербальных сообщений партнера. Часто удается обнаружить ограничивающие убеждения типа: “Если я не разрешу людям подходить слишком близко (даже если это мне неприятно), то останусь в одиночестве…” или “Любое приближение на расстояние ближе метра — опасно…” Острое, неконтролируемое чувство страха при сближении часто дает реакцию парадоксального поведения: на дальней и средней дистанции демонстрируется “отпугивающее”, агрессивное поведение, которое при сближении на расстоянии 20—30 см сменяется жалобной улыбкой, приглашением с “подстройкой снизу”. Это часто вызывает реакцию замешательства у партнера — люди с хорошо развитым чувством дистанции не вступают в контакт, видя первоначальную реакцию; те же, у кого работает убеждение “Я всегда располагаюсь как можно ближе, потому что мне так удобно”, наблюдают вторую реакцию и общаются на очень близкой дистанции. У партнера №1 возникает ощущение, что на него “давят”, “…симпатичные люди проходят мимо, а на меня “наезжают” разные нахалы”. Стремление “отпугнуть” нахалов усиливает парадоксальную реакцию, и круг стереотипного поведения замыкается. Если сам человек воспринимает этот результат как нежелательный, то в процессе тренинга мы уделяем внимание преодолению сложившегося стереотипа разными способами. Иногда для этого достаточно демонстрации адекватных реакций с их постепенной тренировкой, иногда страх связан с какой-то конкретной психотравмирующей ситуацией, и тогда используются техники НЛП типа реимпринтинга. Процесс считается завершенным, если участник не испытывает страха и может спокойно, отчетливо и понятно для других людей продемонстрировать оптимальные для него дистанции контакта в каждом конкретном случае.

И последнее упражнение этой группы — дистанции контакта в процессе реального диалогического общения. Точно так же, по ступенькам “животное-кисть руки”, “четвероногое”, “двуногое”, “говорящее” проверяются и выстраиваются все остальные навыки. Сильные ограничивающие убеждения часто не позволяют отчетливо продемонстрировать агрессию или подчинение, в некоторых случаях сбои происходят на этапе “привлечение партнера”. Стереотипы поведения могут проявляться по отношению к представителям другого пола. Участники осознают, в какой мере эти убеждения влияют на их жизнь, к каким приводят последствиям в ходе реального общения с начальниками и подчиненными, при знакомстве и попытке продолжить отношения. В зависимости от этого в каждом конкретном случае принимается решение об изменении существующего убеждения, или “параллельной” тренировке навыка другого поведения, или сохранения сложившегося стереотипа реакций.

За время наших тренингов мы убедились в эффективности этологической модели поведения: практически всегда, если какой-либо навык отсутствовал во время упражнений, он не был представлен и в реальной жизни, его наработка блокировалась каким-нибудь достаточно значимым и воспринятым в детстве (недостаточно критично) убеждением, например: “Надо быть всегда сильным”, “Если покажешь свою слабость — не будут уважать”, “Нельзя показывать свою злость”, “Нельзя показывать, что тебе кто-то нравится”, “Родители хотят, чтобы я была мальчиком, и я буду вести себя как мальчишка!”

Взрослый человек может осознать все последствия подобных убеждений и попробовать изменить свое поведение, сначала в самой безобидной ситуации, когда нет связи с социальным окружением, когда ты — “четвероногое животное”, а для животных совершенно естественно открыто и точно, понятно для существ своего вида выражать собственные чувства и потребности. А потом, когда это новое поведение проявляется и закрепляется в человеческом варианте и получает поддержку со стороны других участников группы, становится значительно легче перенести его и в другие контексты, в обыденную жизнь.

Второй день посвящен работе с навыками вхождения в различные сообщества и начинается с обсуждения вопроса: “Для чего животные создают стада и стаи? В чем преимущества жизни в сообществе?” А дальше так же по ступенькам начинается тренировка жизни в различных сообществах.

Самые простые, примитивные — колония, характерная для птиц, летучих мышей; там нет специализации, каждая особь стремится достичь своей цели, но особи сходны и цели у них сходны, и поэтому поведение не отличается разнообразием. В колонии легко поднимается паника, сигнал тревоги, поданный любой особью, мгновенно “поднимает на крыло” всех обитателей скалы или пещеры. Человеческий аналог — толпа на стадионе, зеваки на площади… Можно оценить, насколько удается комфортно чувствовать себя в толпе, принимать ее ритм, настроение, передвигаться безопасно, выходить из ситуаций паники или давки.

Участники группы постепенно учатся двигаться в толпе и сквозь нее, ощущать ритм якобы хаотического движения и работать как со страхом оказаться в толпе, так и с навязчивым стремлением “ощутить чувство локтя”.

На следующем этапе организации биологических сообществ возникает вожак (наиболее крупная, умная, “авторитетная” особь) и ведет за собой стадо. В некоторых группах вожак появляется почти сразу, он один в группе, иногда на это место претендуют сразу несколько участников, но через некоторое время становится видно, кому удается захватить своим ритмом, стилем движения все “четвероногое” и “двуногое” стадо. Во время обсуждения обращаем внимание на то, чем стал привлекателен “вожак” для стада, как используются эти приемы в рекламе, политике, шоу-бизнесе; кому и в какой группе удается стать “наиболее успешной особью своего вида”. В таких случаях мы часто обнаруживаем ограничивающие убеждения: “Нельзя показывать, что ты успешен”, “Хвастаться нехорошо”, “Никто меня все равно не поймет, нет существ моего вида…” И дальше в тренинг: расскажи о том, что умеешь, что тебе нравится. Вызови интерес, понимание, желание заняться общим делом у одного… двух…. всех участников группы. У какой группы в жизни хочется вызвать желание следовать за тобой? Удается ли это?

Более сложный этап организации биологического сообщества — стая. В ней не только есть вожак, но и все члены стаи находятся в иерархических взаимоотношениях друг с другом. Помогает сложиться иерархии демонстрация доминирования и подчинения. После “боев” устанавливаются иерархии у “ручных животных”, “четвероногих”, “двуногих”. В каждой группе по-своему: иногда иерархия сохраняется, а иногда на каждом этапе появляется свой лидер и свои “особи омега”. И вновь проверяем: как чувствуем себя на вершине иерархии, в роли “заместителя”, “народа”, “обиженного”? Какие убеждения мешают занять желаемое место в человеческой иерархии? Во время обсуждения вспоминаем человеческие сообщества, в которых представлена строгая, самостоятельно возникающая иерархическая структура. Приходилось ли участникам группы сталкиваться с такими сообществами, каковы для каждого оптимальные варианты поведения в группе такого типа?

Следующая ступень организации — клан (в природе представлен у гиен), когда перед охотой или в экстремальных обстоятельствах происходит объединение всех членов клана, стирание обычной иерархии, и весь клан начинает жить в едином ритме, как единый организм.

Дальше — стадо обезьян с ситуативным лидерством, где наиболее умелая особь, демонстрирующая варианты нового поведения, привлекает внимание и вызывает подражание других членов стада. И вновь — тренинг на демонстрацию нового поведения и подражание. И новый “обезьяний” лидер в группе, чаще всего не совпадающий с лидером стаи и клана.

Если после этого тренинга остается время (и силы у участников и тренера), то в качестве экзамена участники могут попробовать себя в различных социальных ролях человеческого сообщества: “шеф”, “заместитель”, “антилидер”, “народ”, “козел отпущения”, “человек со стороны” (его задача — стать своим в группе и замотивировать ее на выполнение своей цели). Каждый участник может испытать себя во всех ролях. “Шеф” выбирает контекст игры: “Пиратский корабль”, “Божий монастырь”, “Фирма”, “Тюрьма”… Тренер следит за точным соответствием избранной роли в процессе проживания игровой ситуации и общения с “человеком со стороны”. Это дает возможность еще раз в игровой, метафорической, но все-таки уже человеческой форме закрепить новые варианты поведения, возникшие на тренинге, проверить свою поведенческую гибкость, способность достигать поставленной цели и адаптироваться к любым условиям.

Г3. Этнография

Змея К7

Итак, группа и ведущий направляются в “Паломничество в страну Востока”. Читатель, ты сможешь познакомиться с тем, как это воспринималось Участниками (У), услышать инструкции и комментарии Ведущего (В) и просто понаблюдать со стороны, используя позицию беспристрастного Наблюдателя (Н).

Н.: Группа входит в зал, на полу постелены маты, играет тихая музыка. Все участники заполняют анкету, указывая в ней свое имя, потребности и ожидания от тренинга. Затем ведущий предлагает устроиться достаточно удобно и знакомит с правилами группы:

  • обязательно находиться в границах помещения в течение всего времени работы группы;
  • желательно выполнять все предложенные упражнения;
  • по мере возникновения проблем и затруднений — сообщать о них ведущему;
  • любые эмоциональные состояния и необычные ощущения — допустимы;
  • информация о поведении и особенностях личности партнеров сообщается только по их личной открыто выраженной просьбе.

Получив согласие группы и ответив на уточняющие вопросы, ведущий меняет кассету, и в помещении раздаются звуки суфийской музыки…

В.: В давние времена по дорогам Азии через города, оазисы и пустыни бродили суфийские монахи — дервиши. Люди смотрели на них с изумлением, иногда боясь откровений и пророчеств, иногда считая нищими и сумасшедшими… И сейчас мы попробуем заглянуть — прикоснуться к воротам в мусульманский мир… Ворота загорожены высокими глиняными стенами — дувалами, дома сделаны из той же желтой глины. В саду растет несколько деревьев, абрикосы сушатся на плоской глиняной крыше дома… Ровную глину двора поливают и подметают, тогда становится чуть прохладнее.

В центре двора стоит куполообразная печь — тандыр, в ней пекут лепешки, прилепляя их к стенкам изнутри. Мужчины работают в поле, торгуют на базаре. Женщины редко выходят за пределы двора, а выходя, закрывают лицо — от палящего солнца и недоброго взгляда…

Послушаем внимательно сказку, возникшую в этой культуре, сказку “О глупой жене”.

“Ушел однажды муж на базар, а жена его со свекровью остались дома. Стала молодая жена подметать двор и вдруг… пукнула. А коза, привязанная рядом: “М-э-э!” Испугалась жена — вдруг коза мужу расскажет, а муж ее разлюбит да и выгонит.

— На тебе, козочка, сережки, только молчи!

Увидела свекровь козу в сережках, удивилась, спросила у невестки, что случилось. Невестка заплакала и все рассказала. Свекровь тоже испугалась:

— На тебе, козочка, мою шаль с бахромой, только молчи!

Когда муж вернулся, он увидел посреди двора козу в серьгах и праздничной шали. Стал расспрашивать женщин, они ему и рассказали, что случилось. Разозлился муж:

— Пойду искать себе другую жену, вдруг найду не такую дуру, как мои жена и мать!

Открыл он калитку и пошел прочь. Долго ли шел, вдруг видит: женщина во дворе корову на крышу на веревке тянет. Корова по лестнице идти не хочет, мычит, вырывается.

— Что случилось, хозяюшка?

— Выросла у меня трава на крыше, а корова пастись не хочет.

— Зачем же ты ее тянешь? Срежь траву и дай корове.

— Ну вот еще, пускай сама пасется!

Не понравилось это мужчине, пошел он дальше. Видит: бегает по двору девушка с решетом, то во двор выскочит, то в дом забежит…

— Что делаешь, красавица?

— Сирота я, слепила себе дом, а в нем темно, теперь решетом свет в дом ношу!

— Давай помогу тебе, сделаю в стене дырку, окно называется, и будет в доме светло!

— Иди своей дорогой, не мешай солнце носить!

Огорчился он и пошел дальше… Неужели не найду себе девушку умнее моей жены? Вышел мужчина из города, по пустыне идет, видит: впереди оазис и дом там стоит. Попросился он на ночлег. Встретил его хозяин как дорогого гостя, послал дочь за водой, чтобы приготовить. А дочь все не возвращается. Пошли гость и хозяин посмотреть, что стряслось. Видят: сидит дочь у колодца и плачет.

— отец, ты меня за водой послал, я воды наберу, чай заварю, стану гостю подавать…

— Станешь, дочка!

— Гостю понравится, он меня в жены возьмет, будет здесь жить…

— Правильно, красавица!

— Я детей рожу, стану сына за водой посылать, а у нас колодец не огорожен, он туда упадет да и утопится! Вот я и плачу — сына жалко!

Повернулся мужчина, да и пошел домой. Нет нигде женщины умнее его жены. Мать и жена встретили его, обрадовались, накормили и стали они жить долго и счастливо”.

Н.: Участники, прослушав сказку, выбирают понравившиеся образы, распределяют роли, проигрывают ее. Ведущий задает вопросы, помогающие осознать характер движений, мотивы поведения персонажей. После спектакля — обсуждение.

У: Когда я играла “глупую жену”, то вдруг почувствовала, что муж — это Бог, он может даже по меканью козы догадаться, что я сделала что-то плохое. Я должна все время делать только то и так, как это нравится ему, даже если его нет рядом. От него зависит вся моя жизнь… Это странное чувство — вины, тревоги и одновременно обожания, страха его потерять. Это похоже на то, что я чувствую к своему другу сейчас, наверное, это его раздражает…

У: Когда я тут был “мужем”, то впервые в моей жизни сам выбирал женщин, оценивал, какие они. Это очень странно — чувствовать себя таким “восточным владыкой”, но мне понравилось.

У: Я выбрала для себя роль девушки, носившей свет решетом. Сначала она показалась мне просто психически больной, и было интересно почувствовать это состояние. Но потом, когда он заглянул через забор, я ощутила страх, который еще больше усилился после предложения “пробить стену”. Это чувство неожиданно оказалось знакомым. Я внезапно поняла, что действительно, когда встречаюсь с настойчивостью других людей, особенно мужчин, не говорю им прямо, что мне это не нравится, а совершаю глупые поступки, чтобы они сами отстали…

У: Я была “девушкой у колодца”. Когда я слушала сказку, то подумала, что она точно глупее их всех. А когда играла — вдруг поняла, что она самая умная, действительно думает и просчитывает все последствия. Это то качество, которого мне не хватает. Интересно было ощутить его здесь.

Н.: После небольшого перерыва группа “входит” в суфийский танец — вращение, когда сквозь тело как бы проходит ось — от Земли к небу — и стирается весь мир вокруг, превращается в пеструю ленту, и есть только Аллах и воля его в человеке…

И с этим знанием и ощущением группа садится и направляется внутрь себя по трансовой дорожке — дороге суфиев.



Страница сформирована за 1.4 сек
SQL запросов: 191