УПП

Цитата момента



У нас есть два пути спасения: реальный и фантастический. Реальный — к нам прилетают марсиане и спасают нас. Фантастический — мы спасаемся сами…
Спасайся, кто может!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Как только вам дарят любовь, вы так же, как в ваших фальшивых дружбах, обращаете свободного и любящего в слугу и раба, присвоив себе право обижаться.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Воспоминание "Что такое любовь"

Что такое любовь? Ну, это когда мне все разрешают. Я знаю, что могу позволить себе лишнее, а он ничего не сделает. Когда он меня жалеет и понимает.

Как я узнаю, что он меня любит? Он садится напротив меня, долго разговаривает со мной, внимательно слушает и соглашается с тем, что я говорю.

Что он должен сделать, чтобы я была уверена в его чувствах? Он должен спрашивать меня, прежде чем что-то сделать. Должен прислушиваться к моим советам, считаться с моим мнением. Он должен давать мне деньги. Должен быть страстным в постели, я должна чувствовать, что он меня хочет.

Как я узнаю, что он "хочет" меня? Он садится на кровать и говорит "иди сюда".

Как я показываю, что "хочу" его? Я начинаю задавать ему разные вопросы. Расчесываю волосы, поднимаю вверх руки, выгибаюсь всем телом. Хожу за ним следом, "случайно" дотрагиваюсь до его руки.

Как он реагирует? Иногда уходит курить в коридор. Иногда говорит, чтобы я не лезла с разной ерундой, что он устал. Иногда садится и читает газету, демонстративно не замечая меня. Иногда садится на кровать и говорит "иди сюда".

Он почему-то более пылок, когда выпьет. Представить себя, когда я выпью?.. Как, неужели ему все равно? Не может быть, ведь он любит меня, а я люблю его.

Для житейских драм не требовалось репетиций. Недоразумения и ссоры возникали сами собой, что называется "на ровном месте". Умение находить повод для них - призвание, умение страдать - искусство.

Я буду твоим мужем. Я разрешаю тебе быть рядом. Я разрешаю тебе уничтожить меня. Я буду твоей женой. Я обещаю тебе быть рядом. Я разрешаю тебе растоптать меня. Мы умрем в один день. Не будет ни тебя, ни меня. Я избавлю мир от тебя, ты избавишь мир от меня. Это выигрыш. Это победа для тебя, это победа для меня.

Воспоминание "Скандал"

Мой муж полюбил другую. Вчера он сказал, что больше любит меня. А сегодня говорит, что больше любит ее. Еще он сказал, что хочет уйти, но не может бросить меня. Я не знаю, как жить дальше. Я не понимаю, чем я хуже ее.

Я чувствовала, что что-то не так. Он стал часто задерживаться на работе и перебрался спать на пол, он сказал что у него болит спина и наша кровать слишком мягка. Я требовала объяснений. Я хотела, чтобы он сказал правду.

Я не знала, чего хочу. Я не предполагала, что это так больно. Я была уверена, что я лучше.

Когда он сказал, что у него есть другая, мир рухнул.

Я кричу, "зачем ты это сказал". Но уже поздно. Мой поезд счастья, разрывая время, уносится в даль. Я вдруг чувствую, как я его люблю и как он мне нужен. Я знаю, что никогда не прощу ему произнесенных слов. Теперь они вечно будут между нами. Он унизил меня, смешал с грязью. Он посмел меня отвергнуть. Я не могу быть хуже той, другой.

Я заставляю его рассказать какая у нее кожа и грудь. Он говорит, что я лучше ее в постели. Я заставляю его заниматься сексом. Он рассказывает, как она раздевается и причесывает волосы. Он говорит, что хотел быть кому-то нужным. Почему он плачет, почему в его глазах такая тоска и боль? Он не может сделать выбор? Выбор… Я готова его задушить, расцарапать лицо. Как он смеет выбирать, ведь я рядом. Как он не понимает, что я не могу уйти. Он уходит… Я на коленях прошу его остаться. Я всегда это буду помнить. Как он посмел остаться. Мы опять вместе.

Он говорит, что должен проститься с той, другой. Он просит подумать, могу ли я его принять таким. Он говорит, что я должна решить. Я надеваю ему на руку обручальное кольцо, которое он давно уже снял. Неужели он не понимает, что мне нечего решать. Как я хочу освободиться от него. Но я не могу уйти и отпустить его. Я должна простить, я должна сохранить семью. Я должна сделать вид, что ничего не было. Как я хочу, чтоб ничего не было, чтоб его слова были неправдой. Он спал с ней. Это она во всем виновата. Как мне сделать так, чтоб ничего этого не было. Зачем я была такой дурой. Зачем мне нужна эта правда. Почему я не могу уйти. Если он уйдет, жизнь будет кончена. Я никогда не прощу ему, что он целовал ей плечи…

Игрокам становилось тесно на игровой площадке. Чтобы вытолкнуть кого-то за пределы игрового поля, нужно было объединиться. Это было очень сложно. Каждый подозревая другого в коварных замыслах и не двигался с места, боясь предпринять неверный шаг, который позволит другим вытолкнуть его из игры. Ситуация затягивалась, игроки неподвижно стояли друг против друга, застыв в напряженной подозрительности. Они тяжело дышали и не знали что предпринять.

Впереди начинал маячить свет величиной с булавочную головку. По мере приближения, свет становился все сильнее и, наконец, просто ослеплял. Потрясенные, игроки пропускав момент, когда в их голове начинала вращаться мысль: "Реагируй на ненависть ". Так рождалась ревность.

Ты удивлялся cime своего чувства. Это была страстная решимость уничтожить того, кто был рядом.

Я не дам тебе быть счастливым. Ты не дашь мне быть счастливым. Я лишу тебя всего, ты лишишь меня всего. Я тебя уничтожу, ты меня уничтожишь. Когда мы уничтожим друг друга мы будем счастливы. Мы погибнем. Мы станем ничем. Победа. Конец игры.

Воспоминание "Ревность"

Из приоткрытой двери доносится мамин воркующий голос, он удивительно нежен. Мама мягко, с придыханием тихо смеется.

Я только что пришла с улицы домой. Услышав знакомый голос, я замираю на пороге. Наконец-то! Я так мечтала, чтобы мама меня любила, чтобы она говорила со мной вот так - проникновенно и ласково. Сейчас она меня обнимет, мы долго будем сидеть, прижавшись друг к другу, я прильну к ней и буду слышать, как бьется ее сердце. Слезы восторга выступают на глазах, ожидаемая радость комком забивает горло, я почти не могу дышать. Осторожно, на цыпочках, чтобы не спугнуть долгожданное мгновенье, я подхожу к двери.

Шторы задернуты, свет, проникая сквозь тяжелую ткань, окрашивается в красно-коричневый цвет. Комната погружена в полумрак. Я почему-то не смею открыть дверь и пытаюсь найти взглядом маму. Глаза никак не могут привыкнуть к темноте. Первое, что я вижу небрежно брошенные на стул вещи. В глубине комнаты, на разобранном диване я вижу два белых пятна…

Чтобы сдержать крик, я кусаю себя за руку. Папа, навалившись на маму всем телом, мнет руками ее грудь и страстно целует в губы и шею. Мама не сопротивляется, я вижу, как дрожит от удовольствия ее тело. Мамины руки скользят вдоль голой папиной спины, треплют его волосы, я опять слышу ее мягкий гортанный смех.

Я застываю на месте, не в силах отвести взгляд от дивана. Тело столбенеет, глаза становятся сухими и зоркими, как у кошки. Я подмечаю каждую деталь, происходящей передо мной сцены. Так вот куда уходит мамина любовь. Теперь я понимаю, почему на меня маминой любви никогда не хватает. Мамину любовь крадет у меня папа. Я буду бороться, я верну себе то, что принадлежит мне. Но папа - родной человек, я не могу его ненавидеть, я буду любить их раздельно!

Я плотнее прикрываю дверь, раздеваюсь и иду на кухню. Я никому не скажу, что я видела, но теперь я знаю, что делать.

Жизнь в нашей малогабаритной квартирке течет как бурный ручей. Папа после работы часто приходит пьяным, мама начинает с ним ругаться. Если раньше во время их ссор, я сидела в уголке и жмурилась от ужаса, то теперь я смело бросаюсь на защиту мамы. Я хочу, чтобы она видела, что я с ней за одно, что я ее больше люблю, чем папа, что я больше достойна ее любви, чем он. Мое неожиданное вмешательство вызывает торжествующую улыбку у мамы и недоуменное замешательство у папы. Вначале папа пытается мне объяснить, что это их с мамой дела и мне не следует совать в них свой нос. Мама же, видя мою поддержку, начинает кричать: "ты такая скотина, что это видно даже ребенку". Папа тушуется, что-то бурчит в ответ и укоризненно смотрит на меня. Махнув на нас рукой, он идет спать. Мне немного жаль его. Я преданно смотрю на маму и жду ее похвалы. Одержав победу, мама возбужденно начинает звонить подруге по телефону и долго разговаривает с ней ни о чем. Потом она вспоминает обо мне и говорит, чтобы я шла в свою комнату. Забравшись в кровать, я мечтаю о том, как хорошо было бы, если бы папа с нами не жил, тогда мама целиком принадлежала бы мне.

Очень скоро мама привыкает к моей поддержке. Сплотившись, мы с мамой потихоньку выживаем папу из квартиры. Он как-то незаметно из нее исчезает. Когда я понимаю, что он больше не придет, я ликую. Скоро мама начнет меня любить, как любила его!

Мама плачет, тускнеет и, как и прежде, не обращает на меня никакого внимания. В нашем доме появляются подруги, с которыми она распивает "бутылочку" до утра; "друзья", которых я пытаюсь не пустить в дом. Меня отталкивают, или лезут в окно - наша квартира на первом этаже. Я устраиваю истерики, кричу, меня успокаивают и идут пить дальше.

Мне опять приходится с кем-то делить маму! Меня опять не любят! Я не нужна! Я не могу добиться маминой любви! Я должна ее заслужить, любой ценой! Я хочу, чтобы мама меня любила. Я все сделаю для нее!

Чтобы не видеть маминых "друзей" и подруг, я при первой возможности уезжаю из дома. Я поступаю в институт, потом бросаю, так как нет денег на учебу, устраиваюсь на работу, выхожу замуж, рожаю двоих сыновей. Как только мы получаем квартиру, я забираю к себе маму. Я счастлива, что теперь она принадлежит только мне и моей семье. Пол года мы живем спокойно. Мама с мужем иногда выпивают на праздники, я смотрю на это "сквозь пальцы".

Мне предлагают престижную работу, я чаще задерживаюсь на работе и позже прихожу домой.

Мама с мужем все чаще "расслабляются" без меня.

Сегодня я пришла позже обычного. Я устало открываю дверь. Раздеться и спать.

Из приоткрытой двери спальни доносится пьяный мамин смех. Я заглядываю в комнату. Свет ночника наполняет комнату красноватым туманом. На моей постели два белых пятна. Муж пьяно тискает мамину грудь и прижимается к ней всем телом. Мама пьяно смеется и невидяще смотрит на меня. Я бросаюсь к ним, хватаю мужа за волосы, стаскиваю его с мамы и начинаю таскать по полу. Мама визжит и пытается его удержать. Затем вскакивает, словно опомнившись.

"Ненавижу! Это все из-за тебя! Ты испортила мою жизнь! Я ненавижу тебя!" - неистово кричит мама. Я вижу, как трясется ее голый живот. На неприкрытую грудь падают седые спутанные волосы. В ее глазах - смертельная тоска.

Тело столбенеет. Я отпускаю мужа. Выхожу из спальни, осторожно прикрыв за собой дверь. Раздеваюсь и иду на кухню.

Я никому не скажу о том, что произошло, я забуду то, что видела.

Я не знаю, что делать и не могу об этом думать.

Мамочка, я очень люблю тебя! Я хочу, чтобы ты меня любила! Я все сделаю для тебя!

Глубокое удовлетворение быстро сменялось чувством вины и страха. Раскаяние разрушало обычную уверенность в себе. Горло сдавливало, глаза жгло. Ты впадал в отчаяние.

Воспоминание "Месть"

"Смирись сынок, такова наша доля. Баре сливки снимают, а мы водичку пьем" — У отца перехватывает голос. Он внимательно следит за мухой, ползущей по стене. Вопрос вертится у меня в голове, но я боюсь спросить. Неужели и мамку, того… Наконец я отваживаюсь — "Батя, а у старого барина тоже было право "первой ночи""? Отец отворачивается к стенке, тяжело вздыхает и молчит. Мы сидим друг напротив друга на грубо струганных лавках за деревянным столом посреди избы, нам неловко, мы слишком хорошо понимаем друг друга. Я слышу, как бьется мое сердце. Собственная боль отступает перед страшным открытием. Я один, из всей семьи черный и тощий, как жердь, как старый барин, Василий Фетодыч. Слезы сами текут из глаз от обиды за себя, за батьку, за всю эту гадкую жизнь. Этот старый, беспомощный старик, целые дни проводящий в кресле-качалке на веранде барского дома, лишил меня батьки. Мне стыдно за себя, за мамку, за сестер, за свою Анютку. Мысль о ней вырывает из сердца протяжный рык раненного зверя.— "Убью! И себя и ее, всех порешу" — "Что ты, малахольный, охолонись. Велика потеря, девка бабой стала" — Отец сердито смотрит на меня — "Пустое это. Дыркой меньше, дыркой больше, от ее не убудет. Успеешь, натешишься еще, еще надоест. А барин, может коровенку какую даст" — Он кряхтит и дрожащей рукой скручивает цигарку.

Открывается дверь, бабы под руки вводят зардевшуюся Анютку. — "Ну ко, получай женушку. Барин не поскупился, приданое большое назначил: две коровки и конька. Сладкая, видать, девка" — выпаливает самая расторопная. У меня ватой закладывает уши. Анютка, гордая собой, чинно садится на скамью рядом. "Пойдем, пройдемся" — шепчу я ей в самое ухо. Она понимает это по своему, смотрит на меня туманным взором и тихо склоняет мне голову на грудь. Я беру ее на руки и выношу из избы.

Нас провожают сальными шутками и советами. Я бережно несу свою молодую на сеновал. Там я взбиваю сено, осторожно кладу на него Анюту и заглядываю ей в глаза. Я ищу в них отражение своей муки и боли. Анютка томно обвивает мою шею руками и притягивает к себе. Я чувствую жар ее тела. Мной овладевает дикая страсть. Нежность взрывается злобой. От возбуждения я никак не могу ей овладеть. Я рву на ней юбку и блузу и в бешенстве соскальзываю с нее. У меня все пульсирует внутри. Семя изливается мне на штаны. Мне становится гадко и мерзко. Рука случайно пачкается о слизь. Отвращение ослепляет меня. Я хватаю стоящие у стены вилы и с горьким удовольствием всаживаю их в Анюткино тело. " За меня, за батьку, за барина, за барчука, за барчука" — беснуясь и отвергая я колю и колю ее неподвижное тело. Насытившись, я залезаю на бочку, привязываю вожжи к торчащей балке, делаю петлю и с наслаждением выталкиваю бочку из-под ног. "Мне не нужны объедки с барского стола. Я должен быть первый".

В общаге непривычно тихо. В комнате кроме нас с Витьком никого нет, все разъехались на каникулы. "Я думал я первый" — "Ты чего, спятил, где ты теперь девственницу найдешь, они с тринадцати лет трахаться начинают" — Витек утешает меня как может. "Я хотел на ней жениться" — упрямо тяну я. "Ну, ты нудак. Отвянь от меня, а. Хочешь, женись. Хочешь, не женись. Дай поспать" — он демонстративно отворачивается от меня и сразу же начинает храпеть. Я считаю, трещины на потолке и думаю о том, какая Людка стерва. Прикидывалась целочкой, я то думал… Мне очень обидно. Хочется кому-то излить душу. Я мечтаю о чистой, невинной девушке, именно такую я надеялся встретить. Я мечтаю о том, какая она будет трепетная и нежная…

Мне уже сорок три. Я хочу создать семью с добродетельной, скромной девушкой, у которой я буду первым, я не могу любить женщину, у которой был кто-то до меня. Моя женщина должна быть целомудренна и непорочна. Я не хочу подъедать объедки с чужого стола. Увы, я ни разу не встретил девственницу. Друзья не понимают, почему я так быстро меняю женщин, что мне надо. Я молчу и скрываю скорбь в глубине сердца. Каждая новая близость оказывается старым разочарование. Похотливая страсть заменяет мне счастье. Надеясь на чудо, я рву свою душу на части.

Недавно я узнал, что за сто баксов в некоторых клиниках восстанавливают девственную плеву. Как я теперь пойму, настоящая она, или нет. Я не верю женщинам. Я хочу, быть уверен, что я первый. Как мне это узнать?

Эпилог

Казалось, что прошло много часов, когда, наконец, установилась тишина. Ты слышал только слабую пульсацию в благословенной тишине. Пространство вокруг тебя было пусто. Никакое особенное чувство не взволновало тебя по этому поводу. Ты был измучен и угнетен. "Хватит с меня, больше я не играю. Жить на такой планете - только терять время". Ты закрывал глаза и мгновенно засыпал. Тебе снилось, что тебя нет. И последнее, что ты слышал, был чей-то смех.

Тебе снилось, что ты злишься, и чем больше ты злился, тем меньше мог контролировать себя. Ты стонал и бредил во сне. Злость не помогала, наоборот, становилось хуже. Сон превращался в вереницу кошмаров. Но это же просто сон, или это просто игра? Нужно вспомнить начало.

В голове вспыхивают две фразы: "я есть" и "это сделал я". Попробую за них ухватиться. Кажется, кто-то мне что-то объяснял…

Когда все начиналось, игроки были поглощены игрой и не обращали внимания на то, что происходило вне игрового поля. Видимо кто-то из сторонних наблюдателей, хотел их остановить, когда понял, что выигрыш не возможен. Игроки не реагировали на звуки голоса и прикосновения, так как их тела потеряли чувствительность, поэтому предпринимались попытки пробраться на игровое поле и оттуда обратиться к ним, играющим в вечную игру.

Какие-то странные личности периодически выводили своих серебряных человечков на экран монитора и через них что-то кричали игрокам, пытаясь нарушить ход игры. Их серебряные человечки шатались по игровому полю без всякой миссии, путались под ногами и мешали. Все были заняты игрой, на них никто не обращал внимания.

Воспоминание "Шекспир"

Я не хотел "потрясти" мир. Я пытался показать бездну.

Я стремился рассказать "бессмертным12", что любовь земных женщин отрава. Что существо, потерявшее способность любить нельзя сделать счастливым. Я хотел, чтобы они задумались.

Я показал, как разрушительны и мелочны игры без правил. Что "интрига составляет силу слабых". Как "бесчеловечны и кровавы" ее дела.

Я предостерегал, как могут быть могущественны тупость и невежество. Как пуста и жестока смерть. Как холодна и бесчеловечна жалость. Как воронка ненависти засасывает в свою трясину очередную жертву.

Я писал о безумцах, "что, впадая в гнев, в избытке сил теряют силу воли". О вздорности, высокомерии и взбалмошности, которые, ослепляя, делают марионеткой в чужих руках. О ревности, которая выжигает сердце и лишает разума.

Я рассказал о бессмысленности подвига и безрассудной доблести отчаяния. Об азарте, который выдаст себя за вдохновение. О коварстве, которое притворяется добродетелью. О долгом пути во мраке. О невозможности изменить прошлое, о жалости и вине, которые разъедают душу. О неготовности принять содеянное. О том, что любовь и нетерпимость сливаясь вместе, называются смертью.

Я говорил о том, что "жизнь - театр". Я не надеялся, что меня поймут.

Пришло время прислушаться. Должен же быть какой-то выход. Я должен суметь что-то сделать. Игра должна быть доиграна. Но, в конце концов, это только игра. Какой бы умной она не казалась, это только программа. Она должна сама соблюдать свои правила.

Что мне пытались сказать? Мне пытались объяснить, что игра реагирует на ненависть, значит, я должен ее не создавать!

Не создавать ненависть было трудно. Само желание причиняло боль, и нужно было держать себя в руках. Но впереди, как лучик света уже маячил выход.

____________

12 Бессмертные - видимо во времена Шекспира еще были люди, которые осознавали себя духовными существами и имели память о прошлом

Воспоминание "Мессия"

Как я ненавижу ЕГО. Говорят, что ОН - МЕССИЯ, что ОН излучает добро, свет, жизненную силу, мудрость, истину, любовь, чистоту, достоинство. Меня корчит от одной мысли об этом. ОН хочет говорить со мной, как … с равным.

МЕССИЯ, ты делаешь вид, что не замечаешь моего ничтожества, что ты не веришь в мое коварство. Ты готов протянуть мне руку помощи. В тебе, как в зеркале, я вижу пропасть своего падения. Ты говоришь, что у меня хватит сил подняться. Ты думаешь, что у меня хватит достоинства осознать свой проигрыш … Как ты наивен и неопытен. Я сам выбрал этот путь, я знаю, что меня ждет. Я хочу отомстить, любой ценой. Я жажду реванша. Не тебе говорить о безмятежности и мире. Ты ни разу не жаждал мести, ты ни разу не испытал наслаждение победы. Ты не знаешь, как тихо на поле брани после битвы. В твоих жилах вода, а не кровь. Ты забыл, что когда-то я был таким же, как ты, лучше тебя.

Ты говоришь, что цель не оправдывает средства, и что цена слишком высока. Может быть, ты и прав… Ты не догадываешься, что я не могу ничего изменить. Ты прав, что мой круг разорван. Я не управляю больше собой. Я не смог остановиться у края бездны. Я знаю, что падаю. Подо мной жирное черное болото и я вижу, как в нем тонут другие, те, кто были первыми. Я пытаюсь забыть, это все, на что я еще способен.

Зачем ты будишь мою память. Ты говоришь, что я должен вспомнить СЕБЯ? Ты издеваешься надо мной МЕССИЯ, ты хочешь моего позора, ты хочешь, чтоб все о нем знали. Зачем ты причиняешь мне эту боль, и в чем твое благородство. Зачем ты явился и что тебе нужно… Это единственное, что меня спасет и остановит растление? МЕССИЯ, лучше быть тупым, твердым и ничего не знать. Ты переоценил мои возможности. Я слабый, больной и ни за что не хочу отвечать, от меня ничего не зависит. Я хочу, чтобы меня оставили в покое.

МЕССИЯ, как я хочу жить. Дай мне волшебный эликсир счастья.

Ты говоришь, что помнишь мое могущество… Ты прав, мне нечего больше терять. Я сделаю первый шаг, МЕССИЯ.

Мое лицо сделалось угрюмым. Я занят трудным делом - попыткой ясно и открыто посмотреть на самого себя, Я постоянно льстил себе. Я безответственно использовал других для достижения своих целей, я заставлял их помимо воли исполнять мои желания. Я позволял себе лицемерить и говорить отвратительные вещи. Я был зазнайкой и самоуверенным баловнем. Наступил такой момент, когда даже взглянуть на себя было противно. Я не хотел на себя смотреть.

Воспоминание."Попытка"

Я пришла. Я готова прыгнуть через голову, или пройти по горящим углям, если это будет необходимо. Вы можете делать со мной что хотите. Я на все согласна, только бы поймать за хвост "синюю птицу" удачи.

Я чувствую, что со мной что-то произошло. У меня все валится из рук, рядом со мной "не те", и все получается "не так". Это началось пять лет назад. Вдруг, без всяких видимых причин, все стало плохо. У меня было ощущение, что я в скафандре глубоко под водой, и кто-то перекрыл мне кислород. Я стала задыхаться и звать на помощь, но меня никто не слышал. Каким-то чудом мне удалось выплыть. Но я уже не та, что была раньше, у меня нет сил, мне тоскливо и меня никто не любит. Вы - моя последняя надежда. Вы должны мне помочь. О вас так много говорят, намекают, что вы делаете чудеса. Я хочу чуда. Только это меня спасет.

Рассмотреть свое прошлое? Вы шутите, там нет ничего интересного. Что было, я прекрасно знаю сама. Мне не нужны ваши советы, я пришла в надежде найти волшебное колечко.

Злонамерение? О чем вы говорите, я плачу над каждой бездомной собачкой, я всегда подаю милостыню нищим, я хожу в церковь…

Я плачу о себе и жалею себя? Наверное, я не туда пришла. Вы не понимаете, о чем я говорю.

Почему мне плохо? Одним бог дает, других не замечает. Мне он дает испытания, чтобы я стала лучше, чище. Он заботится о моей душе, он любит меня.

Вспомнить, как я была Богом?…

Будет ли золотая рыбка на посылках у вздорной старухи?…

Я ничего не понимаю. У меня ужасно болит голова, и бешено колотится сердце. Я не могу сдержать слез.

Вынести ощущения из своего пространства, рассмотреть суждения, рассоздать жалость, боль и страх?…

Вы бредите, или издеваетесь надо мной.

Рестимуляция? Плохое самочувствие оттого, что я не хочу принять себя? Я не знаю, о чем вы говорите. Я очень люблю себя. Я не верю вам. Сегодня просто магнитные бури.

Я очень разочарована, я больше не приду.

Я почти сдался, я готов признать, что я сдался…

Заключение, или игра, которая больше не играет меня

И вдруг… все изменилось. Точно кто-то зажег тысячесвечовую лампу. Недосказанные фразы, странные образы, которые откуда-то доносились до меня - все вдруг встало на свои места. Я увидел пустые кресла, экраны, компьютеры. Только теперь все было не так, как в первый раз: не интересно, не волнующе, не увлекательно. На экранах барахтались и умирали смешные человечки.

Игроков не было, была игра. Она так влияла на игрока, что ты начинал думать, что ты не имеет значения. Ты нужен как составная часть игры. Ты и есть - игра.

Я растерянно бродил в просторном зале вдоль компьютерных стоек. Мне подмигивали голубые экраны. Зал был пуст, пыль покрывала столы, мониторы, кресла. Мерно жужжали внутренности компьютеров. Как будто так было всегда.

Я вспомнил, какими мы были, когда начинали игру. Ужас подступил к горлу, когда я узнал на экранах знакомые лица и услышал знакомые голоса.



Страница сформирована за 0.68 сек
SQL запросов: 191